Реконструкция района Конфлюанс в Лионе

Прошлое, настоящее и будущее Конфлюанс, района в месте слияния рек Соны и Роны, где сейчас реализуется один из крупнейших европейских градостроительных проектов последних лет.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

mainImg


Охватывая территорию площадью около 150 га, Конфлюанс сопоставим с такими нашумевшими проектами, как Rive Gauche в Париже (130 га) и Hafen-City в Гамбурге (157 га), хотя и уступает Euromediterrannée в Марселе (480 га).

Район Конфлюанс – это южная часть лионского полуострова, образованного руслами рек Сона и Рона. С севера территория ограничена железнодорожными путями вокзала Перраш, а с остальных сторон руслами рек, сливающимися южнее. Слияние (по-французски Confluence) и дало название проекту.

Лион-Конфлюанс. Фаза 1. Набережная затона (place Nautique) © Василий Бабуров
Район Конфлюанс в масштабе города. (информация с сайта http://www.lyon-confluence.fr/)
Район Конфлюанс в масштабе города. (информация с сайта http://www.lyon-confluence.fr/)



По меркам двухтысячелетней истории Лиона район довольно молодой: ему немногим больше двух веков. Еще в XVIII столетии территории, простирающейся к югу от построенного впоследствии вокзала Перраш, как таковой не существовало: она представляла собой архипелаг заболоченных островов. С ростом города появилась потребность в ее осушении и намыве. Инициатором выступил местный инженер и скульптор Антуан Эжен Перраш, представивший свой проект планировки еще в 1766 году. Однако его идее суждено было реализоваться гораздо позже, уже после наполеоновских войн, когда город начал испытывать нехватку территорий для размещения новых производств.

Лионский полуостров в эпоху ранней античности © ALPARA-DARA n°2
zooming
План А.Э.Перраша, 1769 © Fonds Coste – Bibliothèque municipale de Lyon



Дальнейшее развитие района было вполне типичным: вначале были оборудованы пристани порта, затем проложена железная дорога (одна из первых во Франции), построены заводы, бойни, склады, жилье для рабочих, тюрьма… Прокладка еще одной железнодорожной линии поперек полуострова и строительство вокзала Перраш сформировали естественную границу района, надолго изолировав его от остального города. С годами функциональный состав территории менялся, однако ее промышленно-окраинный и, как следствие, неблагополучный характер сохранялся вплоть до недавнего времени.

Территория района до реконструкции. Фото 1970-х гг. © Creative Commons / Bibliothèque municipale de Lyon
Порт Рамбо. Фото 1940-х гг. © Creative Commons / Bibliothèque municipale de Lyon
Порт Рамбо. Фото 1940-х гг. © Creative Commons / Bibliothèque municipale de Lyon



В 1960-е тогдашний мэр Лиона Луи Прадель высказал намерение создать здесь новый деловой центр города по образу Дефанс. Однако для него нашлось другое место: за Роной, в районе Пар-Дье, что соответствовало тогдашним планам развития агломерации и ее центра в восточном направлении. В Конфлюанс же построили большую оптовую продовольственную базу (уменьшенный вариант рынка в парижском пригороде Ранжис), а вдоль подъездных путей вокзала Перраш и набережной Роны пустили широкополосную автомагистраль, являющуюся сегментом национальной трассы Париж-Марсель.

Лишь в середине 1990-х гг., когда Лион вступил в очередной цикл строительной активности, район вновь оказался в центре внимания властей, запустивших проект его коренного преобразования. Мэр Лиона Раймон Барр обозначил цель: удвоить территорию общегородского центра за счет Конфлюанс. В 1997 году был проведен международный конкурс на идею планировки; победу в нем одержали Ориол Боигас (главный архитектор Барселоны в 1980–84 гг.), Тьерри Мело и Катрин Мосбах. Спустя два года команда представила генеральный план реконструкции района, рассчитанный на 30 лет и предполагавший постадийную реализацию.

zooming
План О. Боигаса, Т. Мело и К. Мосбах. 1997-1999 гг. (информация с сайта: http://archives-lyon.fr/static/archives/contenu/64parcours/Recherch/constant/diap486.htm)
zooming
План О. Боигаса, Т. Мело и К. Мосбах. 1997-1999 гг. © Thierry Melot, AMA


Одной из главных целей плана группы Боигаса было вывести район из изоляции, для чего они предложили целый комплекс мер. Автомагистраль вдоль Роны преобразовывалась в бульвар с гораздо более щадящим движением, транзит же пускался в объезд Лиона. Вокзал Перраш подвергся бы реконструкции с попутной ликвидацией соседствующего с ним брутального пересадочного комплекса (ТПУ) 1970-х годов и восстановлением уничтоженного при его строительстве бульвара Кур Верден. Отходящую от вокзала в южном направлении железнодорожную трассу планировалось пустить по виадуку для обеспечения связности западных и восточных кварталов района.

Лион-Конфлюанс. Фото 2011 г. © Hubert Canet, Balloïde Photo


В 2001 году администрация в городе сменилась, и новоизбранный мэр Жерар Коломб отказался от проекта своего предшественника, пригласив планировщика Франсуа Гретера и ландшафтного архитектора Мишеля Девиня составить новый. Гретер проработал более двадцати лет в Парижском планировочном бюро APUR, став одним из его ведущих специалистов. В этом качестве он принимал активное участие в реконструкции восточных районов Парижа, в частности, подготовке таких крупных и известных проектов, как парк Ла-Виллетт и Paris Rive Gauche.

Лион-Конфлюанс. Фото 2014 г. © Jacques Léone // Grand Lyon


План Гретера и Девиня оказался более прагматичным: от наиболее сложных в осуществлении проектов, а именно реконструкции набережной Роны и транспортного узла вокзала Перраш с прилегающим ареалом пришлось если не отказаться совсем, то отложить до лучших времен. Однако в целом идеология преобразований осталась прежней: дезанклавизация района за счет строительства четырех мостов (одного через Сону и трех через Рону) для обеспечения связи с остальным городом, дробление территории на относительно мелкие кварталы, полифункциональность, застройка средней этажности и активное, в т.ч. дисперсное озеленение. Кроме того, Гретеру и Девиню пришлось учитывать принятое незадолго до этого решение о строительстве на стрелке полуострова музея Конфлюанс по проекту Coop Himmelb(l)au.

Музей Конфлюанс, арх. Coop Himmelb(l)au © Василий Бабуров
Общий вид района от музея Конфлюанс © Василий Бабуров


Территория района была поделена на четыре сектора. Два северных (вокзал Перраш и кварталы вокруг церкви Сент-Бландин) предполагали ограниченную реконструкцию с сохранением большей части преимущественно жилой застройки. Что касается двух южных, занятых исключительно промышленными, коммунально-складскими сооружениями и железной дорогой, то их надлежало почти полностью трансформировать. Оба последних получили статус ZAC («зон координируемого планирования»), а их реконструкцию предполагалось вести по очереди.

Слева: существующие и проектируемые поперечные связи полуострова с соседними районами. Справа: система центральных улиц и площадей полуострова. (информация с сайта http://www.lyon-confluence.fr/)
Слева: система парков и озелененных пространств. Справа: секторы района и фазы его реконструкции. (информация с сайта http://www.lyon-confluence.fr/)
Секторы района и фазы его реконструкции. (информация с сайта http://www.lyon-confluence.fr/)
Мастерплан Лион-Конфлюанс. (информация с сайта http://www.lyon-confluence.fr/)
Схема планировки Лион-Конфлюанс © Herzog & de Meuron


Первый, юго-западный сектор общей площадью 41 га охватил зоны грузового порта Рамбо на реке Сона и товарной станции железной дороги. Его преобразование ознаменовалось участием множества знаменитых или просто ярких архитекторов (подробнее – в материале Елены Тессон на Архи.ру), обеспечивших средовое разнообразие и привлекших к проекту всеобщее внимание. Работы, начавшиеся в 2003-м, планируется завершить в 2018 году. В процессе реализации проекта координировавшая его команда планировщиков сменилась: полномочия Гретера были переданы Жерару Пено и его коллегам по бюро Atelier Ruelle.

zooming
Набережная затона (place Nautique), Фаза 1 © Василий Бабуров
Комплекс «Монолит» на набережной затона (place Nautique), Фаза 1 © Василий Бабуров
Набережная затона (place Nautique), Фаза 1 © Василий Бабуров
Застройка набережных затона (place Nautique), Фаза 1 © Василий Бабуров
Парк Уагадугу на набережной Соны и «Парк Соны», квартал А (Фаза 1) © Василий Бабуров
«Lyon Islands», квартал B (Фаза 1) © Василий Бабуров
Набережная Соны, территория бывшего порта Рамбо (Фаза 1) © Василий Бабуров
Набережная Соны, территория бывшего порта Рамбо (Фаза 1) © Василий Бабуров



Для реализации проекта власти Большого Лиона создали управляющую компанию в форме государственного акционерного общества SPLA (Société publique locale d'aménagement) Lyon Confluence, которую возглавляет мэр города.

В 2009 году для разработки концепции юго-восточного сектора (второй фазы Конфлюанс) были приглашены Жак Херцог и Пьер де Мерон. Именно они в соавторстве с Мишелем Девинем были наделены полномочиями координаторов пространственной реорганизации территории с правом реализации проектов (от отличие от проекта Rive Gauche, где планировщики ничего не строили).

Вид района с воздуха © Herzog & de Meuron


Основное пространство сектора (общей площадью 35 га) занимает оптовая продовольственная база, часть сооружений которой было решено сохранить, интегрировав в новую застройку. К примеру, в одном из реконструированных зданий разместилась архитектурная школа Confluence, созданная и возглавляемая Одиль Декк.

Оптовый продовольственный рынок перед его закрытием © Grand Lyon
Архитектурная школа Confluence, арх. Одиль Декк © Odile Decq Benoît Cornette


В отличие от первой фазы, не предполагавшей многоэтажных построек, план швейцарских архитекторов предусматривает строительство не только низко- (3 этажа) и среднеэтажных (6–8 этажей) зданий, но и домов повышенной этажности (10–18 этажей). Малоэтажные здания соответствуют высоте сохраняемых сооружений оптового рынка, средние – исторической застройке города, а многоэтажные – уменьшают пятно застройки, освобождая место под озеленение и обеспечивая панорамные виды.

zooming
Квартал А3 (Фаза 2) © Herzog & de Meuron
Квартал А3 (Фаза 2) © Herzog & de Meuron
zooming
Квартал А3 (Фаза 2) © Herzog & de Meuron



Северная и южная части сектора должны различаться характером планировки. Северная, соседствующая с жилой застройкой вокруг церкви Сент-Бландин, спланирована в виде компактных периметральных кварталов, разделенных частой уличной сетью.

Южная же, треугольной формы, будет выглядеть совершенно иначе. Здесь сохранилось несколько крупных складских зданий, которые предполагается перепрофилировать под функции, связанные с творческими и инновационными видами деятельности, а пространство между ними и новыми объектами – озеленить. В результате должно получиться нечто вроде бизнес-парка (в изначальном смысле этого словосочетания) или кампуса.

В настоящий момент неясной остается судьба участка железной дороги проходящей между бульваром Шарлемань и застройкой пешеходной набережной Соны, в прошлом территории порта Рамбо. Согласно первоначальным планам на этом месте должен быть разбит парк, однако не исключено, что программа изменится, и участок будет застроен.

Еще менее определенными видятся перспективы двух башен, предложенных к строительству в месте пересечения бульвара Шарлемань, главной меридиональной артерии района, с пока еще не существующей поперечной трассой. Строительство небоскребов в Лионе (по крайней мере, в этой части города) продиктовано не столько требованиями рынка, сколько имиджевыми соображениями, и может так статься, что здравый смысл заставит пересмотреть эти амбициозные планы.

Мост через Рону, который соединит районы Конфлюанс и Жерлан. (Фаза 2) © Herzog & de Meuron


Несмотря на то, что к настоящему времени проект реализован далеко не полностью, его можно оценивать как успешный. Во-первых, середина пути пройдена, и это хороший показатель, учитывая то, что реконструкция огромной территории происходит не одновременно, а постадийно, причем первая фаза полностью завершена. Во-вторых, проект вызвал значительный международный резонанс, он прочно ассоциируется с Лионом и в немалой степени формирует его имидж. В-третьих, неблагополучный окраинный район превратился в новый городской центр с качественной и разнообразной средой, дополнив уже существующие. На протяжении нескольких последних лет Конфлюанс привлекает новых жителей, не говоря уже о множестве посетителей.

В то же время остаются и проблемы, которые пока не решены и в ближайшие годы будут оставаться в повестке дня. Конфлюанс сегодня – район с довольно четкой социальной сегрегацией. Южная, новая, часть – довольно дорогой район, жить в котором могут позволить себе люди состоятельные. Это вполне объяснимо, учитывая близость к историческому центру и озелененным набережным. При этом старая, северная часть (кварталы возле вокзала Перраш и вокруг церкви Сент-Бландин) – район старого социального жилья. Размытие этой границы неравенства наряду с реконструкцией крупных транспортных объектов («развязывание» вокзального ТПУ, трансформация хайвея вдоль Роны) – одна из главных задач ближайших лет.
 
* * *

Информация о проекте:

Общая площадь территории района Конфлюанс: 150 га
Общая площадь реконструируемой территории: 70 га
Общая площадь создаваемой недвижимости: 1 000 000 кв. м.

Фаза 1
Общая площадь территории: 41 га,
включая открытые общественные пространства: 22,5 га
Общая полезная площадь новой недвижимости: 400 000 кв. м.

– Фаза 2
Общая площадь территории: 35 га
Общая полезная площадь новой недвижимости: 420 000 кв. м.

– Территория, прилегающая к вокзалу Перраш (включая тюрьмы)
Общая площадь территории: 5 га
Общая полезная площадь новой недвижимости: 126 000 кв. м.

Количество жителей
В настоящее время: 7000
По завершении Фазы 1: 10500
По завершении всего проекта: 16000

Количество мест приложения труда:
В настоящее время: 7000
По завершении Фазы 1: 14000
По завершении всего проекта: 25000

01 Декабря 2015

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.