Возможность возвращения архитектуры

В издательстве Strelka Press вышла ключевая книга теоретика архитектуры Пьер-Витторио Аурели.

Автор текста:
Анна Шевченко

mainImg


Аурели объединяет в себе образы академического ученого и радикального «левого»: его первая книга «Проект автономии» посвящена операизму, итальянскому марксистскому течению, и его влиянию на архитектурный дискурс 1960-х – 1970-х. Одновременно Пьер-Витторио выступает в редком для сегодняшнего дня амплуа пишущего архитектора, последним представителем которого был Рем Колхас в 1970-е – 1990-е гг. Помимо двух основательных книг, его перу принадлежат многочисленные эссе, публикуемые в архитектурной периодике.
 
«Возможность абсолютной архитектуры» (2014, оригинальное издание – 2011; отрывок из нее можно прочесть здесь) – вторая программная книга Аурели – была написана во время работы над диссертацией в Институте Берлаге, в атмосфере «пост-Колхасианской Голландии», когда в моду вошло отрицание значимости роли архитектуры. Концепция книги противостоит тенденции обращаться исключительно к феномену урбанизации и рассматривать архитектуру как малозначимый «персонаж» на обочине глобальных процессов. Аурели со свойственной ему независимостью мышления занимает полярно противоположную точку зрения: именно архитектуру, находящуюся в глубоком кризисе и увязнувшую в «море беспощадной урбанизации», он видит потенциальным, более того – единственным инструментом будущих изменений.
 
Главный тезис книги – следующий: поскольку архитектура содержит возможность авторского посыла, с ее помощью становится возможным критическое высказывание по отношению к происходящим в городе метаморфозам. Для иллюстрации этого тезиса вводится понятие «абсолютной архитектуры», отсылающее не к чему-то утопическому или по-модернистски идеальному, а к изначальной независимости архитектурной формы от среды, в которой она задумывается и воплощается. Таким образом, архитектура видится как автономная территория, обладающая потенциалом противостояния контексту. Этим контекстом и, одновременно, злом, с которым можно и нужно бороться, для Аурели является урбанизация.
 
zooming
Книга Пьер-Витторио Аурели «Возможность абсолютной архитектуры», выпущенная издательством Strelka Press. Фото © Strelka Institute
zooming
Людвиг Хильберзаймер, Вертикальный город. 1924. Урбанизация соединяет перемещения по городу, жилье и работу, накладывая их друг на друга. Архитектуру заменяет бесконечное повторение одинаковых городских систем



Ключевой для современной урбанизации концепцией является культ многообразия: капиталистическому воспроизводству необходим охват всех возможных потенциальных пользователей для включения в единый процесс потребления. Аурели же призывает: «Вместо культа многообразия per se абсолютная архитектура должна пресекать всякую попытку новизны и признать себя инструментом отделения, а значит, и политического действия». Необходимо отметить, что работа Аурели всегда тесно связана с понятием политического. По его собственному признанию, он гораздо более заинтересован в политической теории, чем в философии: в этом плане автор наследует сильнейшей неомарксистской традиции Италии, сосредоточенной на сопротивлении рабочего класса. (Пьер-Витторио еще застал влиятельного неомарксистского теоретика и архитектурного историка Манфредо Тафури во время учебы в венецианском IUAV). В «Возможности абсолютной архитектуры» Аурели описывает понятие политического через противостояние двух противоположностей – политики (technè politikè) и экономики (technè oikonomikè), и констатирует окончательную победу последней в пространстве города. В борьбе с доминированием рынка, по мысли автора, архитектуре приходит на помощь ее формальная составляющая: способность ограничивать и разделять пространство: «Говоря о «себе», форма неизбежно говорит и о своем «другом». По этой причине формальное противостоит тотальности и обобщающим идеям многообразия. Таким образом, формальное – это подлинное воплощение политического, ибо политическое представляет собой агонистическое пространство реальной конфронтации, пространство «других».
 
Даже в такой негативно рассматриваемой черте, присущей архитектуре, как инерция, Аурели склонен находить пользу: «Единственное бесспорное предназначение архитектуры – это ее особая инерция по отношению к изменчивости урбанизации и способность ясно выражать уникальность места. Если суть урбанизации состоит в тотальной мобильности и интеграции, то суть города – в уникальности его отдельных мест».
 
На протяжении текста Аурели обращается к интересующим его историческим фигурам: к ним относятся как известные любому студенту архитектурного факультета (Палладио, Пиранези), так и изрядно подзабытые (Освальд Матиас Унгерс). Однако независимо от того, насколько глубоко погружение в историю, это всегда взгляд с позиций современности. В каждом из приведенных примеров важны используемые стратегии, реагирующие на современные этим стратегиям реалии, и одновременно иллюстрирующие тезис автора: только архитектура способна противостоять урбанизации, поскольку подчиняется своим особым законам. Интересны наиболее приближенные к нашему времени идеи О.М. Унгерса, оказавшие серьезное влияние на ранний период творчества ОМА (по версии Элии Зенгелиса, даже сами инициалы О.М.У. легли в основу названия бюро).
 
zooming
Освальд Матиас Унгерс, Рем Колхас, Ганс Колльхофф, Артур Оваска и Петер Риманн. Город в городе: Берлин — зеленый архипелаг, 1977. «Кризисный» проект города, где он сжимается до пределов своих наиболее важных и неделимых частей



Методика Унгерса заключалась в выявлении и обострении городских конфликтов при помощи архитектурных интервенций: «создание островов интенсивности, наполненных формами коллективной жизни, которые прерывают бесконечность индивидуализированного мегаполиса». Унгерс брал наиболее противоречивые аспекты города, акцентировал их и превращал в главную движущую силу проекта.
 
Строго говоря, труд Аурели представляет собой не исторический фолиант, но скорее собрание историй, объединенных авторской трактовкой. Подчас эта трактовка вступает в диссонанс с привычными паттернами восприятия исторических фактов: неординарность мышления позволяет Аурели расставлять акценты иначе. В целом, работа не дает однозначных ответов, но отчетливо призывает к борьбе: против бессмысленной и беспощадной урбанизации, переваривающей все на свете, против деспотизма рыночной экономики. Не будучи по природе оптимистом, Аурели все же занимает активную позицию, и тот факт, что автор не просто критикует сложившееся положение, но возвращает архитектуре шанс стать инструментом этой борьбы – обнадеживает.

07 Июля 2014

Автор текста:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.