История городов как история идей

В издательстве Strelka Press вышла книга американского архитектора и публициста Витольда Рыбчинского «Городской конструктор: Идеи и города».

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Рыбчинский – заметная фигура на архитектурной сцене США: он активно выступает с критическими статьями в прессе, а счет его книг уже пошел на десятки. Сейчас, когда многочисленных одобрительных отзывов удостоилась вышедшая прошлой осенью «Как работает архитектура: набор инструментов гуманиста» (How Architecture Works: A Humanist′s Toolkit), объясняющая широкой читательской аудитории принципы работы современных архитекторов, русскоязычной публике представлено его «введение в современное градостроительство» – изданный на родине автора в 2010 «Городской конструктор: Идеи и города» (Makeshift Metropolis: Ideas About Cities).

Следует сразу оговориться, что книга (ее отрывок вы можете прочитать здесь) рассчитана на американского читателя и потому весьма и весьма США-центрична. Даже «эффект Бильбао» объясняется на примере конкурса на проект восстановления после теракта 11 сентября Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке, а совсем не давшего название этому явлению музея Гуггенхайма в Испании (о нем говорится лишь потом, причем довольно кратко). Конечно, это не может временами не раздражать, но, с другой стороны, в истории американского города в XX веке – а именно этому в основном посвящена книга – есть много поучительного и для отечественного читателя. Возможно, размышления над ней даже более интересны и плодотворны, чем уже порядком надоевшие сравнения с Копенгагеном, Амстердамом и Берлином. Скажем, описанный там эпизод о полном крахе идеи пешеходных зон заставляет задуматься о перспективах ныне создаваемых московских пешеходных улиц: начиная с 1957 такие пространства с лавочками были созданы сравнительно быстро в более чем 200 городах США, однако оказались популярными только у бездомных, а обычные горожане, и, как следствие, кафе и магазины их не жаловали. Поэтому сегодня их осталось всего лишь 30 по всей стране, причем в основном – в университетских и туристических центрах, где много людей с избытком свободного времени, готовых там фланировать или сидеть в кафе.
zooming
Обложка книги Витольда Рыбчинского «Городской конструктор: Идеи и города» © Strelka Institute
zooming
Ле Корбюзье с макетом Лучезарного города (снимок сделан примерно в 1930 году). Изображение из книги «Городской конструктор: Идеи и города»

Также стоит понимать, что «Городской конструктор» рассчитан на широкого читателя и потому автор местами значительно упрощает ситуацию, но для отечественной профессиональной аудитории он может быть интересен не только как вполне подробный источник информации о развитии американских городов, но и как пример непривычного взгляда на хорошо знакомые вещи: одна только трактовка Ле Корбюзье как чрезвычайно самонадеянного градостроителя-самоучки, не принесшего в США ничего по сути нового, однако все же сумевшего негативно повлиять на местные принципы городского планирования, очень и очень занимательна – в том числе и потому, что свои тезисы Рыбчинский тщательно обосновывает.
Форест Хиллс Гарденс – «город-сад» начала 20 века в нью-йоркском округе Квинс – один из примеров в книге Рыбчинского

Оригинальное название книги переводится на русский как «самодельный мегаполис»: автор подчеркивает, что город есть наслоение разных концепций и «интенций», причем и масштабных, как в эпоху послевоенного планирования в духе модернизма, и весьма мелких – как новаторские девелоперские проекты начала или конца XX столетия. Подробно разбираются основные вехи – от вполне американского движения City Beautiful («За красивый город») рубежа XIX – XX столетий, идеи которого, впрочем, подходят и для сегодняшней России, к «городу-саду» Эбинезера Ховарда, которого Рыбчинский рассматривает как взращенного исключительно на американской почве, от Ле Корбюзье и попавших под его влияние «реконструкторов» городов середины прошлого столетия к Джейн Джекобс, идеи которой он не принимает безоговорочно. По мере приближения к сегодняшнему дню актуальность книги нарастает: ведь в итоге в США победили идеи не модернистов и не Джекобс, а оказавшаяся пророческой концепция Ф.Л. Райта о «рассеянном» городе. Как тот и предполагал, воспользовавшись новыми видами транспорта и средств коммуникации, американцы предпочли переселиться в пригороды, и, как убедительно показывает автор на основе статистических данных, возвращения в город, о котором много и часто говорят в последние десятилетия, по-настоящему так и не произошло.
«Город широких горизонтов» (Broadacre City) Фрэнка Ллойда Райта. Изображение из книги «Городской конструктор: Идеи и города»

Однако с последней трети XX века, когда чиновников-планировщиков сменили в качестве «оформителей» городов предприниматели-застройщики, структура городов больше определяется спросом, то есть желаниями самих жителей, чем сторонними представлениями о том, в каких домах или кварталах населению будет удобнее. Следствием этого стало гораздо большее разнообразие типов и типологий – от жилых пригородов нового типа, где предпочитают размещаться и крупные компании, до реконструкции гаваней, от неожиданно популярных многоэтажных жилых комплексов до частичного смещения центра тяжести с мегаполисов в сторону малых городов. Не так много внимания уделено «устойчивому развитию», но это даже приятно разнообразит общую картину муссирования этой темы – часто без особого смысла или новых идей.

С любезного разрешения Strelka Press публикуем отрывок главы «Домашние снадобья» из книги Витольда Рыбчинского «Городской конструктор. Идеи и города» (М.: Strelka Press, 2014), посвященный Джейн Джекобс и оценке ее идей в 1960-е годы и сейчас.
zooming
Американская «субурбия». Пригородная застройка близ Лас-Вегаса, штат Невада. Фото с сайта scenariojournal.com
zooming
Реконструированный комплекс фабрики Ghirardelli в Сан-Франциско - один из положительных примеров в книге Рыбчинского
zooming
Бэттери-Парк-сити на Манхэттене - один из положительных примеров в книге Рыбчинского


14 Февраля 2014

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.