Урбанистика из Роттердама

Публикуем интервью с преподавателями роттердамского Института урбанистики IHS Рональдом Уоллом и Вероникой Оливотто.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
zooming
Мост Эразма в Роттердаме. Бюро UNStudio. 1996. Фото: Huees via Wikimedia Commons
Рональд Уолл. Фото предоставлено IHS
IHS (Institute for Housing and Urban Development Studies)
– институт урбанистики, входящий в состав роттердамского Университета Эразма. Деятельность IHS сосредоточена на пост-дипломном образовании, консалтинге, а также исследованиях в области городского планирования и управления. Особое значение там придают сохранению практической направленности обучения через анализ конкретных ситуаций и воркшопы и помогают странам с развивающейся или находящейся в переходной стадии экономикой: государствам Азии, Африки, Латинской Америки и Восточной Европы. Среди многочисленных подобных работ института – участие в реконструкции Сан-Паулу, развитие устойчивых городских систем в Индии и Перу, организация IT-кластера в Нанкине.
IHS – один из наиболее «интернациональных» центров урбанистики: на основном курсе учатся 80 студентов из более чем двадцати стран мира. В 2013 российские абитуриенты получили возможность познакомиться с работой института: в июне в Москве состоялась презентация мастерской программы, а 5 октября IHS будет представлен на Международной ярмарке образования ICEP.

Рональд Уолл (Ronald Wall) работал архитектором и планировщиком в бюро ОМА и MVRDV, преподавал в Институте Берлаге и в Амстердамской Академии архитектуры, сейчас он возглавляет Отделение устойчивых городских систем IHS.

Вероника Оливотто (Veronica Olivotto) – выпускница IHS, Университета Непира в Эдинбурге и Миланского университета, специалист по изменению климата. Разрабатывает методологию минимизации его последствий и адаптации к климатическим изменениям.

Какие ключевые проблемы стоят перед планировщиками в настоящий момент?
Вероника Оливотто. Фото предоставлено IHS
Рональд Уолл: На протяжении десятилетий, даже столетий, градостроительство и архитектура играли ведущую роль в формировании и преобразовании городской среды. В эту эпоху проектирование превратилось в почти автономную профессию, которая сосредоточилась на форме, эстетике и сложных субъективных методах и техниках, зачастую не связанных с системными социальными и экономическими процессами, протекающими в глобальном мире. Долгие годы архитекторы считали, что проектирование важнее городского развития. Даже сейчас многие специалисты верят в то, что оно – причина успеха того или иного города, и большинство из них не осведомлены о культурных и эволюционных силах, которые определяют развитие городов. Значительная часть архитекторов игнорирует тот факт, что город – продукт тесно связанных местных, региональных и глобальных сил. Вместо конструктивной вовлеченности, профессионалы зачастую изолируют себя от реального мира, развивая искусственные теории и концепции, которые понятны лишь им. К счастью, с началом текущего экономического спада, постепенное изменение сознания приходит на смену старым представлениям о городских проблемах.

В связи с катастрофическим уровнем безработицы в своей среде и резким снижением репутации профессии, архитекторы и планировщики пришли к взаимодействию с девелоперами, экономистами, социологами. Формотворчество постепенно уходит на второй план, уступая место более важным проблемам, таким, как социальная толерантность и устойчивое развитие. Критические самоосознание и переосмысление роли городских планировщиков и архитекторов в эпоху глобализации – на мой взгляд, наиболее важная проблема, находящаяся сейчас на стадии решения.Вероника Оливотто: Я не градостроитель, но мне тоже очень интересно попытаться ответить на этот вопрос. С 1990-х годов градостроители разработали множество стратегий для решения транспортных проблем – таких, как негативное влияние автомобилизации на городскую среду, в особенности, в американских городах. В рамках этих стратегий расширялись тротуары, создавались качественные общественные пространства и сеть пешеходных дорожек, менялся подход к зонированию. Недавно на повестке дня появились вопросы мобильности и общественного транспорта. Голландский Рандстад – великолепный пример плотной и эффективной железнодорожной сети, связывающей все основные города Нидерландов общей тарифной системой.

В плане общественного транспорта мы наблюдаем значительное развитие скоростного автобусного транспорта (BRT) в густонаселенных городах: Куритибе, Гуанчжоу, Стамбуле и Боготе. Тем не менее, серьезные транспортные проблемы не исчезают, поскольку люди продолжают прибывать в большие города из сельской местности. Несмотря на то, что жизни в мегаполисе, как кажется, нет альтернативы, возможно, настало время задуматься о новых типах поселений с хорошей интернет-связью и современным энергоэффективным транспортом – поселений, которые бы сочетали преимущества жизни на природе и в городе.

Градостроительные методики, очевидно, повлияли и на восприятие общественного пространства, причем как с положительной, так и с отрицательной стороны. Например, попытки государства контролировать поведение граждан с помощью элементов городской среды настолько влияют на жизнь людей, что могут быть расценены как неоднозначные: в Европе усиливается тенденция использования дизайна как средства борьбы с вандализмом и криминалом, обеспечивающего всеобъемлющее наблюдение и контроль за городской средой. В том числе, проектируются такие пространства, где слежка осуществляется самими жителями.

Какова, на ваш взгляд, наиболее важная проблема, которую необходимо решить в будущем?

Рональд Уолл: Архитектурное образование – ключевая проблема профессии. Десятилетия некачественного образования и непропорциональное сосредоточие внимания на эстетической стороне способствовали замыканию профессии в себе. Архитектура и градостроительство зачастую воспринимаются как самостоятельное искусство, не связанное с потребностями горожан. Образовательной системе необходима эволюция! Поскольку архитекторы и планировщики работают для города, их необходимо учить широчайшему спектру предметов, которые помогли бы им уверенно обращаться с городскими процессами и трансформировать свои знания в более эффективные проекты. Такие предметы, как городская экономика, землеустройство, устойчивое развитие, социология, городское управление должны быть не факультативными, а обязательными!

Проектирование должно всегда сохранять свою ведущую роль, однако важно и обучение студентов его новой разновидности: она нацелена на конвертацию знаний из других сфер в более продуманные решения. Существует огромная разница между знанием предметов и умением применить это знание в создании новых проектных предложений. Этот навык должен быть основным «ремеслом» преподавателя архитектурной школы, и в этом смысле я считаю, что образование – огромная проблема, требующая решения по всему миру!

Вероника Оливотто: Сложно выбрать только одну проблему, ведь мы живем во времена грандиозного урбанистического беспорядка. В контексте снижения плотности, децентрализации и убывания городов дискурс городского планирования должен выйти за пределы принципа «архитектурный ансамбль – основа градостроительства». С этой точки зрения ландшафтный урбанизм может предложить интересные решения, в особенности когда он исходит из таких концепций, как «типологии развития», которые являются материальными, функциональными и относятся к категориям землепользования (см. публикации Чарльза Валдгейма, Charles Waldheim, и работы бостонского бюро Stoss). Эти проекты могут включать в себя экологическую инфраструктуру для работы с ливневыми стоками и предотвращения наводнений, или же создание городских садов и огородов. Например, Роттердам вкладывает средства в создание площади («водной плазы»), где будет скапливаться дождевая вода с соседних крыш, а в сухую погоду ее можно будет использовать как игровую и спортивную площадку (Climate Proof Initiative).

Немаловажное значение приобретают вопросы гражданского взаимодействия в пост-цифровой период, старения населения и потребности в доступном жилье во времена экономического кризиса. На мой взгляд, многообещающим решением для всех этих трех вопросов может стать «совместное проживание». Два роттердамских бюро, STAR strategies + architecture и BOARD, предложили для Парижа модель жилья, вдохновленную проектом Ле Корбюзье Immeubles Villas (1922), и эта модель может создать новую культуру общности – также, возможно, соединяющую в себе жителей разного возраста – при сохранении частного, интимного пространства.

Библиография от Вероники Оливотто:
Alexander C., Ishikawa S., Silverstein M., Jacobson M., Fiksdahl-King I., Angel, S. A Pattern Language. Oxford University Press. 1977.
De Urbanisten: Water squares http://www.urbanisten.nl/wp/?portfolio=waterpleinen
MONU Magazine Communal Urbanism Issue 18 http://www.monu-magazine.com/issues.htm
Healey P. Making Better Places: The Planning Project in the Twenty-First Century. Palgrave MacMillan. 2010; p.278
Stoss http://www.stoss.net/projects/


30 Сентября 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».