Урбанистика из Роттердама

Публикуем интервью с преподавателями роттердамского Института урбанистики IHS Рональдом Уоллом и Вероникой Оливотто.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
zooming
Мост Эразма в Роттердаме. Бюро UNStudio. 1996. Фото: Huees via Wikimedia Commons
Рональд Уолл. Фото предоставлено IHS

IHS (Institute for Housing and Urban Development Studies)
– институт урбанистики, входящий в состав роттердамского Университета Эразма. Деятельность IHS сосредоточена на пост-дипломном образовании, консалтинге, а также исследованиях в области городского планирования и управления. Особое значение там придают сохранению практической направленности обучения через анализ конкретных ситуаций и воркшопы и помогают странам с развивающейся или находящейся в переходной стадии экономикой: государствам Азии, Африки, Латинской Америки и Восточной Европы. Среди многочисленных подобных работ института – участие в реконструкции Сан-Паулу, развитие устойчивых городских систем в Индии и Перу, организация IT-кластера в Нанкине.
IHS – один из наиболее «интернациональных» центров урбанистики: на основном курсе учатся 80 студентов из более чем двадцати стран мира. В 2013 российские абитуриенты получили возможность познакомиться с работой института: в июне в Москве состоялась презентация мастерской программы, а 5 октября IHS будет представлен на Международной ярмарке образования ICEP.

Рональд Уолл (Ronald Wall) работал архитектором и планировщиком в бюро ОМА и MVRDV, преподавал в Институте Берлаге и в Амстердамской Академии архитектуры, сейчас он возглавляет Отделение устойчивых городских систем IHS.

Вероника Оливотто (Veronica Olivotto) – выпускница IHS, Университета Непира в Эдинбурге и Миланского университета, специалист по изменению климата. Разрабатывает методологию минимизации его последствий и адаптации к климатическим изменениям.

Какие ключевые проблемы стоят перед планировщиками в настоящий момент?
Вероника Оливотто. Фото предоставлено IHS

Рональд Уолл: На протяжении десятилетий, даже столетий, градостроительство и архитектура играли ведущую роль в формировании и преобразовании городской среды. В эту эпоху проектирование превратилось в почти автономную профессию, которая сосредоточилась на форме, эстетике и сложных субъективных методах и техниках, зачастую не связанных с системными социальными и экономическими процессами, протекающими в глобальном мире. Долгие годы архитекторы считали, что проектирование важнее городского развития. Даже сейчас многие специалисты верят в то, что оно – причина успеха того или иного города, и большинство из них не осведомлены о культурных и эволюционных силах, которые определяют развитие городов. Значительная часть архитекторов игнорирует тот факт, что город – продукт тесно связанных местных, региональных и глобальных сил. Вместо конструктивной вовлеченности, профессионалы зачастую изолируют себя от реального мира, развивая искусственные теории и концепции, которые понятны лишь им. К счастью, с началом текущего экономического спада, постепенное изменение сознания приходит на смену старым представлениям о городских проблемах.

В связи с катастрофическим уровнем безработицы в своей среде и резким снижением репутации профессии, архитекторы и планировщики пришли к взаимодействию с девелоперами, экономистами, социологами. Формотворчество постепенно уходит на второй план, уступая место более важным проблемам, таким, как социальная толерантность и устойчивое развитие. Критические самоосознание и переосмысление роли городских планировщиков и архитекторов в эпоху глобализации – на мой взгляд, наиболее важная проблема, находящаяся сейчас на стадии решения.

Вероника Оливотто: Я не градостроитель, но мне тоже очень интересно попытаться ответить на этот вопрос. С 1990-х годов градостроители разработали множество стратегий для решения транспортных проблем – таких, как негативное влияние автомобилизации на городскую среду, в особенности, в американских городах. В рамках этих стратегий расширялись тротуары, создавались качественные общественные пространства и сеть пешеходных дорожек, менялся подход к зонированию. Недавно на повестке дня появились вопросы мобильности и общественного транспорта. Голландский Рандстад – великолепный пример плотной и эффективной железнодорожной сети, связывающей все основные города Нидерландов общей тарифной системой.

В плане общественного транспорта мы наблюдаем значительное развитие скоростного автобусного транспорта (BRT) в густонаселенных городах: Куритибе, Гуанчжоу, Стамбуле и Боготе. Тем не менее, серьезные транспортные проблемы не исчезают, поскольку люди продолжают прибывать в большие города из сельской местности. Несмотря на то, что жизни в мегаполисе, как кажется, нет альтернативы, возможно, настало время задуматься о новых типах поселений с хорошей интернет-связью и современным энергоэффективным транспортом – поселений, которые бы сочетали преимущества жизни на природе и в городе.

Градостроительные методики, очевидно, повлияли и на восприятие общественного пространства, причем как с положительной, так и с отрицательной стороны. Например, попытки государства контролировать поведение граждан с помощью элементов городской среды настолько влияют на жизнь людей, что могут быть расценены как неоднозначные: в Европе усиливается тенденция использования дизайна как средства борьбы с вандализмом и криминалом, обеспечивающего всеобъемлющее наблюдение и контроль за городской средой. В том числе, проектируются такие пространства, где слежка осуществляется самими жителями.

Какова, на ваш взгляд, наиболее важная проблема, которую необходимо решить в будущем?

Рональд Уолл: Архитектурное образование – ключевая проблема профессии. Десятилетия некачественного образования и непропорциональное сосредоточие внимания на эстетической стороне способствовали замыканию профессии в себе. Архитектура и градостроительство зачастую воспринимаются как самостоятельное искусство, не связанное с потребностями горожан. Образовательной системе необходима эволюция! Поскольку архитекторы и планировщики работают для города, их необходимо учить широчайшему спектру предметов, которые помогли бы им уверенно обращаться с городскими процессами и трансформировать свои знания в более эффективные проекты. Такие предметы, как городская экономика, землеустройство, устойчивое развитие, социология, городское управление должны быть не факультативными, а обязательными!

Проектирование должно всегда сохранять свою ведущую роль, однако важно и обучение студентов его новой разновидности: она нацелена на конвертацию знаний из других сфер в более продуманные решения. Существует огромная разница между знанием предметов и умением применить это знание в создании новых проектных предложений. Этот навык должен быть основным «ремеслом» преподавателя архитектурной школы, и в этом смысле я считаю, что образование – огромная проблема, требующая решения по всему миру!

Вероника Оливотто: Сложно выбрать только одну проблему, ведь мы живем во времена грандиозного урбанистического беспорядка. В контексте снижения плотности, децентрализации и убывания городов дискурс городского планирования должен выйти за пределы принципа «архитектурный ансамбль – основа градостроительства». С этой точки зрения ландшафтный урбанизм может предложить интересные решения, в особенности когда он исходит из таких концепций, как «типологии развития», которые являются материальными, функциональными и относятся к категориям землепользования (см. публикации Чарльза Валдгейма, Charles Waldheim, и работы бостонского бюро Stoss). Эти проекты могут включать в себя экологическую инфраструктуру для работы с ливневыми стоками и предотвращения наводнений, или же создание городских садов и огородов. Например, Роттердам вкладывает средства в создание площади («водной плазы»), где будет скапливаться дождевая вода с соседних крыш, а в сухую погоду ее можно будет использовать как игровую и спортивную площадку (Climate Proof Initiative).

Немаловажное значение приобретают вопросы гражданского взаимодействия в пост-цифровой период, старения населения и потребности в доступном жилье во времена экономического кризиса. На мой взгляд, многообещающим решением для всех этих трех вопросов может стать «совместное проживание». Два роттердамских бюро, STAR strategies + architecture и BOARD, предложили для Парижа модель жилья, вдохновленную проектом Ле Корбюзье Immeubles Villas (1922), и эта модель может создать новую культуру общности – также, возможно, соединяющую в себе жителей разного возраста – при сохранении частного, интимного пространства.

Библиография от Вероники Оливотто:
Alexander C., Ishikawa S., Silverstein M., Jacobson M., Fiksdahl-King I., Angel, S. A Pattern Language. Oxford University Press. 1977.
De Urbanisten: Water squares http://www.urbanisten.nl/wp/?portfolio=waterpleinen
MONU Magazine Communal Urbanism Issue 18 http://www.monu-magazine.com/issues.htm
Healey P. Making Better Places: The Planning Project in the Twenty-First Century. Palgrave MacMillan. 2010; p.278
Stoss http://www.stoss.net/projects/


30 Сентября 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.