Урбанистика из Роттердама

Публикуем интервью с преподавателями роттердамского Института урбанистики IHS Рональдом Уоллом и Вероникой Оливотто.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
zooming
Мост Эразма в Роттердаме. Бюро UNStudio. 1996. Фото: Huees via Wikimedia Commons
Рональд Уолл. Фото предоставлено IHS

IHS (Institute for Housing and Urban Development Studies)
– институт урбанистики, входящий в состав роттердамского Университета Эразма. Деятельность IHS сосредоточена на пост-дипломном образовании, консалтинге, а также исследованиях в области городского планирования и управления. Особое значение там придают сохранению практической направленности обучения через анализ конкретных ситуаций и воркшопы и помогают странам с развивающейся или находящейся в переходной стадии экономикой: государствам Азии, Африки, Латинской Америки и Восточной Европы. Среди многочисленных подобных работ института – участие в реконструкции Сан-Паулу, развитие устойчивых городских систем в Индии и Перу, организация IT-кластера в Нанкине.
IHS – один из наиболее «интернациональных» центров урбанистики: на основном курсе учатся 80 студентов из более чем двадцати стран мира. В 2013 российские абитуриенты получили возможность познакомиться с работой института: в июне в Москве состоялась презентация мастерской программы, а 5 октября IHS будет представлен на Международной ярмарке образования ICEP.

Рональд Уолл (Ronald Wall) работал архитектором и планировщиком в бюро ОМА и MVRDV, преподавал в Институте Берлаге и в Амстердамской Академии архитектуры, сейчас он возглавляет Отделение устойчивых городских систем IHS.

Вероника Оливотто (Veronica Olivotto) – выпускница IHS, Университета Непира в Эдинбурге и Миланского университета, специалист по изменению климата. Разрабатывает методологию минимизации его последствий и адаптации к климатическим изменениям.

Какие ключевые проблемы стоят перед планировщиками в настоящий момент?
Вероника Оливотто. Фото предоставлено IHS

Рональд Уолл: На протяжении десятилетий, даже столетий, градостроительство и архитектура играли ведущую роль в формировании и преобразовании городской среды. В эту эпоху проектирование превратилось в почти автономную профессию, которая сосредоточилась на форме, эстетике и сложных субъективных методах и техниках, зачастую не связанных с системными социальными и экономическими процессами, протекающими в глобальном мире. Долгие годы архитекторы считали, что проектирование важнее городского развития. Даже сейчас многие специалисты верят в то, что оно – причина успеха того или иного города, и большинство из них не осведомлены о культурных и эволюционных силах, которые определяют развитие городов. Значительная часть архитекторов игнорирует тот факт, что город – продукт тесно связанных местных, региональных и глобальных сил. Вместо конструктивной вовлеченности, профессионалы зачастую изолируют себя от реального мира, развивая искусственные теории и концепции, которые понятны лишь им. К счастью, с началом текущего экономического спада, постепенное изменение сознания приходит на смену старым представлениям о городских проблемах.

В связи с катастрофическим уровнем безработицы в своей среде и резким снижением репутации профессии, архитекторы и планировщики пришли к взаимодействию с девелоперами, экономистами, социологами. Формотворчество постепенно уходит на второй план, уступая место более важным проблемам, таким, как социальная толерантность и устойчивое развитие. Критические самоосознание и переосмысление роли городских планировщиков и архитекторов в эпоху глобализации – на мой взгляд, наиболее важная проблема, находящаяся сейчас на стадии решения.

Вероника Оливотто: Я не градостроитель, но мне тоже очень интересно попытаться ответить на этот вопрос. С 1990-х годов градостроители разработали множество стратегий для решения транспортных проблем – таких, как негативное влияние автомобилизации на городскую среду, в особенности, в американских городах. В рамках этих стратегий расширялись тротуары, создавались качественные общественные пространства и сеть пешеходных дорожек, менялся подход к зонированию. Недавно на повестке дня появились вопросы мобильности и общественного транспорта. Голландский Рандстад – великолепный пример плотной и эффективной железнодорожной сети, связывающей все основные города Нидерландов общей тарифной системой.

В плане общественного транспорта мы наблюдаем значительное развитие скоростного автобусного транспорта (BRT) в густонаселенных городах: Куритибе, Гуанчжоу, Стамбуле и Боготе. Тем не менее, серьезные транспортные проблемы не исчезают, поскольку люди продолжают прибывать в большие города из сельской местности. Несмотря на то, что жизни в мегаполисе, как кажется, нет альтернативы, возможно, настало время задуматься о новых типах поселений с хорошей интернет-связью и современным энергоэффективным транспортом – поселений, которые бы сочетали преимущества жизни на природе и в городе.

Градостроительные методики, очевидно, повлияли и на восприятие общественного пространства, причем как с положительной, так и с отрицательной стороны. Например, попытки государства контролировать поведение граждан с помощью элементов городской среды настолько влияют на жизнь людей, что могут быть расценены как неоднозначные: в Европе усиливается тенденция использования дизайна как средства борьбы с вандализмом и криминалом, обеспечивающего всеобъемлющее наблюдение и контроль за городской средой. В том числе, проектируются такие пространства, где слежка осуществляется самими жителями.

Какова, на ваш взгляд, наиболее важная проблема, которую необходимо решить в будущем?

Рональд Уолл: Архитектурное образование – ключевая проблема профессии. Десятилетия некачественного образования и непропорциональное сосредоточие внимания на эстетической стороне способствовали замыканию профессии в себе. Архитектура и градостроительство зачастую воспринимаются как самостоятельное искусство, не связанное с потребностями горожан. Образовательной системе необходима эволюция! Поскольку архитекторы и планировщики работают для города, их необходимо учить широчайшему спектру предметов, которые помогли бы им уверенно обращаться с городскими процессами и трансформировать свои знания в более эффективные проекты. Такие предметы, как городская экономика, землеустройство, устойчивое развитие, социология, городское управление должны быть не факультативными, а обязательными!

Проектирование должно всегда сохранять свою ведущую роль, однако важно и обучение студентов его новой разновидности: она нацелена на конвертацию знаний из других сфер в более продуманные решения. Существует огромная разница между знанием предметов и умением применить это знание в создании новых проектных предложений. Этот навык должен быть основным «ремеслом» преподавателя архитектурной школы, и в этом смысле я считаю, что образование – огромная проблема, требующая решения по всему миру!

Вероника Оливотто: Сложно выбрать только одну проблему, ведь мы живем во времена грандиозного урбанистического беспорядка. В контексте снижения плотности, децентрализации и убывания городов дискурс городского планирования должен выйти за пределы принципа «архитектурный ансамбль – основа градостроительства». С этой точки зрения ландшафтный урбанизм может предложить интересные решения, в особенности когда он исходит из таких концепций, как «типологии развития», которые являются материальными, функциональными и относятся к категориям землепользования (см. публикации Чарльза Валдгейма, Charles Waldheim, и работы бостонского бюро Stoss). Эти проекты могут включать в себя экологическую инфраструктуру для работы с ливневыми стоками и предотвращения наводнений, или же создание городских садов и огородов. Например, Роттердам вкладывает средства в создание площади («водной плазы»), где будет скапливаться дождевая вода с соседних крыш, а в сухую погоду ее можно будет использовать как игровую и спортивную площадку (Climate Proof Initiative).

Немаловажное значение приобретают вопросы гражданского взаимодействия в пост-цифровой период, старения населения и потребности в доступном жилье во времена экономического кризиса. На мой взгляд, многообещающим решением для всех этих трех вопросов может стать «совместное проживание». Два роттердамских бюро, STAR strategies + architecture и BOARD, предложили для Парижа модель жилья, вдохновленную проектом Ле Корбюзье Immeubles Villas (1922), и эта модель может создать новую культуру общности – также, возможно, соединяющую в себе жителей разного возраста – при сохранении частного, интимного пространства.

Библиография от Вероники Оливотто:
Alexander C., Ishikawa S., Silverstein M., Jacobson M., Fiksdahl-King I., Angel, S. A Pattern Language. Oxford University Press. 1977.
De Urbanisten: Water squares http://www.urbanisten.nl/wp/?portfolio=waterpleinen
MONU Magazine Communal Urbanism Issue 18 http://www.monu-magazine.com/issues.htm
Healey P. Making Better Places: The Planning Project in the Twenty-First Century. Palgrave MacMillan. 2010; p.278
Stoss http://www.stoss.net/projects/

30 Сентября 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.