Каролина Бос: «Мы, архитекторы, можем больше, чем думаем»

Соосновательница голландского бюро UNStudio Каролина Бос побывала в Москве, где прочла лекцию студентам института «Стрелка», а также ответила на вопросы Архи.ру об архитектурном образовании и практике.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Архи.ру: У вас большой преподавательский опыт. Изменилась ли ситуация в архитектурном образовании за время вашей деятельности? И каков ваш прогноз на ближайшее будущее?

Каролина Бос: Конечно, ситуация все время меняется, и существует много методов преподавания архитектуры. Но есть две главные системы, которые всегда существуют параллельно. С одной стороны, это технические университеты и академии, с другой – самые лучшие университеты, где можно получить более «продвинутое» образование, например, Колумбийский университет и Гарвард в США, возможно, также Архитектурная Ассоциация в Лондоне. Образование в вузах второго типа – гораздо более гибкое, там можно менять программу и постоянно поддерживать связь с практикой, приглашая в качестве профессоров активно работающих архитекторов. Технические университеты и академии не так свободны, поэтому им нужно прикладывать усилия, чтобы не терять связь с практикой. А это может легко случиться и будет особенно вредно в нынешней ситуации, когда не только профессиональная практика, но и весь мир быстро меняется. Поэтому сейчас главный вызов для преподавателя – поспевать за постоянными изменениями в архитектурной практике.
Каролина Бос. Фото предоставлено Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»
Музей Mercedes-Benz в Штутгарте ©Daimler AG

Как бы вы описали ваш метод преподавания? Он тоже изменился со временем?

Да, причем значительно. Например, 8 лет назад, когда я преподавала в Принстоне, основное внимание я уделяла организации – программы, контента, циркуляции, строительства – в единый эффективный блок. А теперь центр тяжести сместился в сторону от собственно проектирования: мы должны размышлять над проблемами, стоящими сейчас перед архитектурой, причем необязательно в прямой связи с проектом. Конечно, студентам по-прежнему нужно учиться проектировать, но они должны также научиться решать реальные проблемы, с которыми мы сталкиваемся в архитектурной практике, а также получить знания о современных строительных технологиях, необходимых для реализации проектов.

Исследования (research) сейчас стали крайне важны для любой архитектурной мастерской. Как можно подготовить студентов к этой деятельности? Ведь невозможно дать им знания по экономике, социологии, психологии и т. д. параллельно с обучением проектированию.

Да, невозможно обучить всему сразу, особенно потому, что научное знание постоянно обновляется, но мы должны научить студентов учиться, размышлять, изобретать. Познакомить их с разными видами методологии мышления и анализа подходов к проектированию. Эти навыки позволят им плодотворно работать всю жизнь.
Музей Mercedes-Benz в Штутгарте ©Daimler AG

Готовы ли студенты основать свою собственную мастерскую в момент получения диплома?

Сейчас маленьким бюро приходится очень трудно. Мастерские, в целом, становятся все крупнее, поэтому небольшие фирмы постоянно находятся под давлением. Я не думаю, что студенты готовы к самостоятельности по окончании вуза: если они в этот момент откроют свое бюро, оно всегда останется очень маленьким, с очень маленькими проектами – особенно в нынешней финансовой ситуации. Поэтому я бы рекомендовала им сначала поработать в большой мастерской, чтобы набраться опыта – а также потому, что именно в таких фирмах сейчас занимаются самыми интересными проектами.
Студенты института «Стрелка» слушают лекцию Каролины Бос. Фото предоставлено Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»

Итак, исследования сейчас занимают центральное место в архитектурной практике. А как эта деятельность организована в вашей мастерской?

У нас есть четыре научные платформы, и каждый сотрудник, помимо прочего, занимается исследованиями. Эта деятельность полностью интегрирована в проекты, все получаемые знания связаны с практикой, и эта работа в гораздо большей степени составляет ядро практики, чем проектирование или сам проект. Речь идет об очень конкретном знании, которое добывается для реализации проекта.
Многие архитекторы сталкиваются с трудностями, как только начинается строительство их здания: выясняется, что бюджета недостаточно, появляются проблемы с технологиями или нормами, которые оказывают негативное воздействие на проект. И ты должен найти способ приспособиться к этой ситуации и решить эти проблемы так, чтобы проект не пострадал – а этот навык многие архитекторы так никогда и не осваивают. Они не могут работать в условиях ограничений, что ведет к компромиссу или краху проекта или к выходу за рамки бюджета.
Однако, мы можем научиться работать гораздо более продуманно, быть гибкими и способными к адаптации, но также и понимать, что в проекте можно менять, а что – нет. Немало знаний, нередко очень специальных технических знаний, мы получили в процессе работы над проектами, и благодаря этому нам намного легче сейчас постоянно изобретать и экспериментировать – оставаясь в рамках умеренного бюджета и соблюдая краткие сроки.

Очень интересно! Часто приходится слышать от архитекторов жалобы на обстоятельства, но они редко предлагают решения подобных проблем.

Это так, но нам пришлось очень много работать, реализовать очень много проектов, чтобы усвоить эти уроки.
Здание Агентства по образованию и Налогового управления Нидерландов © Ronald Tilleman

Вы немало построили по всему миру, вы преподавали в вузах в разных странах. Профессия архитектора становится все более глобальной. Как можно приспособиться к этой ситуации? Порой непросто работать в пределах одной страны в хорошо известной обстановке, а на международном уровне все становится гораздо сложнее.

Да, это непросто, но также и очень интересно. Нам очень нравится работать в разных странах мира, потому что было бы очень скучно всегда действовать в рамках своих ограничений, своих ожиданий. Замечательно заставлять себя продвигаться вперед и продолжать учиться, быть порой вынужденным изобретать новые решения. Если мы слишком долго останемся в границах нашей «зоны комфорта», мы там застрянем и больше не сделаем ничего интересного. Это часть культуры архитектуры – продвигать себя вперед

То есть, по-вашему, глобализация – это положительное явление?

Да, очень положительное, а также полезное. [Работая за рубежом], я узнала, сколько у нас, архитекторов, общего: это тоже часть глобализации. Когда я сотрудничаю с коллегами в Китае, в России или же в Корее или Италии, мы говорим на общем языке, которым является наша профессия, у нас есть общая цель, и это замечательный опыт. Я думаю, в будущем это станет очень важным: нам придется всем вместе решать главные проблемы нашего мира, преодолевать кризисы, в первую очередь – экологический. Поэтому я уверена, что очень важно научиться обсуждать, обмениваться [идеями], сотрудничать.
Здание Агентства по образованию и Налогового управления Нидерландов © Ronald Tilleman

Что является сейчас главным вызовом для архитектурной профессии?

Несомненно, это вызов «устойчивости». Мы должны прекратить растрачивать ресурсы, и мы должны строить более долговечные здания, рассчитанные на адаптацию и трансформацию, вместо построек, которые приходится сносить, как только возникнет необходимость что-либо изменить. Мы должны думать о том, как придти к более здоровой жизни для людей и окружающей среды, к лучшему будущему.

Но не все можно изменить посредством благих намерений архитектора. Есть еще политики, бизнесмены. Насколько велико сейчас влияние архитектора?

Я думаю, мы можем больше, чем думаем. В некоторых наших проектах мы проанализировали отношения между заинтересованными сторонами и получили выводы, изменившие восприятие проекта. Например, в Азии мы построили несколько универмагов, главным в которых является общественное пространство внутри них. Там был создан интерьер с культурной, динамичной составляющей, напоминающий музей. И это стало возможным, потому что мы придумали и визуализировали эту идею, а затем смогли заинтересовать ею заказчика. Поэтому, как вы говорите, можно жаловаться и думать про себя «заказчик мне этого не позволит», но можно самому выступить с инициативой, предложить свое видение – реальность вполне может подчиниться ему.
Лекция Каролины Бос в институте «Стрелка». Фото предоставлено Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»

У вас есть образование историка искусства – как оно обогатило вашу архитектурную практику? Насколько важна эта наука и учебная дисциплина для студентов-архитекторов?

Очень важно знать историю: для архитектора это живой инструмент. А также она способствует более аналитическому, продуманному подходу к работе. Я уже говорила об отношении теории и практики [в образовании], но это двоякая ситуация. Теория не должна преподаваться в вузах сухо – как чтение книг, конспектирование и сдача экзамена – напротив, это должна быть теория практики. Это я считаю самой интересной темой в архитектуре.
Универмаг Galleria Centercity
Фото © Kim Yong-Kwan
zooming
Дворец танцев Бориса Эйфмана. Вид в ночное время © UNStudio www.unstudio.com


25 Марта 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.