Каролина Бос: «Мы, архитекторы, можем больше, чем думаем»

Соосновательница голландского бюро UNStudio Каролина Бос побывала в Москве, где прочла лекцию студентам института «Стрелка», а также ответила на вопросы Архи.ру об архитектурном образовании и практике.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Архи.ру: У вас большой преподавательский опыт. Изменилась ли ситуация в архитектурном образовании за время вашей деятельности? И каков ваш прогноз на ближайшее будущее?

Каролина Бос: Конечно, ситуация все время меняется, и существует много методов преподавания архитектуры. Но есть две главные системы, которые всегда существуют параллельно. С одной стороны, это технические университеты и академии, с другой – самые лучшие университеты, где можно получить более «продвинутое» образование, например, Колумбийский университет и Гарвард в США, возможно, также Архитектурная Ассоциация в Лондоне. Образование в вузах второго типа – гораздо более гибкое, там можно менять программу и постоянно поддерживать связь с практикой, приглашая в качестве профессоров активно работающих архитекторов. Технические университеты и академии не так свободны, поэтому им нужно прикладывать усилия, чтобы не терять связь с практикой. А это может легко случиться и будет особенно вредно в нынешней ситуации, когда не только профессиональная практика, но и весь мир быстро меняется. Поэтому сейчас главный вызов для преподавателя – поспевать за постоянными изменениями в архитектурной практике.
Каролина Бос. Фото предоставлено Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»
Музей Mercedes-Benz в Штутгарте ©Daimler AG

Как бы вы описали ваш метод преподавания? Он тоже изменился со временем?

Да, причем значительно. Например, 8 лет назад, когда я преподавала в Принстоне, основное внимание я уделяла организации – программы, контента, циркуляции, строительства – в единый эффективный блок. А теперь центр тяжести сместился в сторону от собственно проектирования: мы должны размышлять над проблемами, стоящими сейчас перед архитектурой, причем необязательно в прямой связи с проектом. Конечно, студентам по-прежнему нужно учиться проектировать, но они должны также научиться решать реальные проблемы, с которыми мы сталкиваемся в архитектурной практике, а также получить знания о современных строительных технологиях, необходимых для реализации проектов.

Исследования (research) сейчас стали крайне важны для любой архитектурной мастерской. Как можно подготовить студентов к этой деятельности? Ведь невозможно дать им знания по экономике, социологии, психологии и т. д. параллельно с обучением проектированию.

Да, невозможно обучить всему сразу, особенно потому, что научное знание постоянно обновляется, но мы должны научить студентов учиться, размышлять, изобретать. Познакомить их с разными видами методологии мышления и анализа подходов к проектированию. Эти навыки позволят им плодотворно работать всю жизнь.
Музей Mercedes-Benz в Штутгарте ©Daimler AG

Готовы ли студенты основать свою собственную мастерскую в момент получения диплома?

Сейчас маленьким бюро приходится очень трудно. Мастерские, в целом, становятся все крупнее, поэтому небольшие фирмы постоянно находятся под давлением. Я не думаю, что студенты готовы к самостоятельности по окончании вуза: если они в этот момент откроют свое бюро, оно всегда останется очень маленьким, с очень маленькими проектами – особенно в нынешней финансовой ситуации. Поэтому я бы рекомендовала им сначала поработать в большой мастерской, чтобы набраться опыта – а также потому, что именно в таких фирмах сейчас занимаются самыми интересными проектами.
Студенты института «Стрелка» слушают лекцию Каролины Бос. Фото предоставлено Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»

Итак, исследования сейчас занимают центральное место в архитектурной практике. А как эта деятельность организована в вашей мастерской?

У нас есть четыре научные платформы, и каждый сотрудник, помимо прочего, занимается исследованиями. Эта деятельность полностью интегрирована в проекты, все получаемые знания связаны с практикой, и эта работа в гораздо большей степени составляет ядро практики, чем проектирование или сам проект. Речь идет об очень конкретном знании, которое добывается для реализации проекта.
Многие архитекторы сталкиваются с трудностями, как только начинается строительство их здания: выясняется, что бюджета недостаточно, появляются проблемы с технологиями или нормами, которые оказывают негативное воздействие на проект. И ты должен найти способ приспособиться к этой ситуации и решить эти проблемы так, чтобы проект не пострадал – а этот навык многие архитекторы так никогда и не осваивают. Они не могут работать в условиях ограничений, что ведет к компромиссу или краху проекта или к выходу за рамки бюджета.
Однако, мы можем научиться работать гораздо более продуманно, быть гибкими и способными к адаптации, но также и понимать, что в проекте можно менять, а что – нет. Немало знаний, нередко очень специальных технических знаний, мы получили в процессе работы над проектами, и благодаря этому нам намного легче сейчас постоянно изобретать и экспериментировать – оставаясь в рамках умеренного бюджета и соблюдая краткие сроки.

Очень интересно! Часто приходится слышать от архитекторов жалобы на обстоятельства, но они редко предлагают решения подобных проблем.

Это так, но нам пришлось очень много работать, реализовать очень много проектов, чтобы усвоить эти уроки.
Здание Агентства по образованию и Налогового управления Нидерландов © Ronald Tilleman

Вы немало построили по всему миру, вы преподавали в вузах в разных странах. Профессия архитектора становится все более глобальной. Как можно приспособиться к этой ситуации? Порой непросто работать в пределах одной страны в хорошо известной обстановке, а на международном уровне все становится гораздо сложнее.

Да, это непросто, но также и очень интересно. Нам очень нравится работать в разных странах мира, потому что было бы очень скучно всегда действовать в рамках своих ограничений, своих ожиданий. Замечательно заставлять себя продвигаться вперед и продолжать учиться, быть порой вынужденным изобретать новые решения. Если мы слишком долго останемся в границах нашей «зоны комфорта», мы там застрянем и больше не сделаем ничего интересного. Это часть культуры архитектуры – продвигать себя вперед

То есть, по-вашему, глобализация – это положительное явление?

Да, очень положительное, а также полезное. [Работая за рубежом], я узнала, сколько у нас, архитекторов, общего: это тоже часть глобализации. Когда я сотрудничаю с коллегами в Китае, в России или же в Корее или Италии, мы говорим на общем языке, которым является наша профессия, у нас есть общая цель, и это замечательный опыт. Я думаю, в будущем это станет очень важным: нам придется всем вместе решать главные проблемы нашего мира, преодолевать кризисы, в первую очередь – экологический. Поэтому я уверена, что очень важно научиться обсуждать, обмениваться [идеями], сотрудничать.
Здание Агентства по образованию и Налогового управления Нидерландов © Ronald Tilleman

Что является сейчас главным вызовом для архитектурной профессии?

Несомненно, это вызов «устойчивости». Мы должны прекратить растрачивать ресурсы, и мы должны строить более долговечные здания, рассчитанные на адаптацию и трансформацию, вместо построек, которые приходится сносить, как только возникнет необходимость что-либо изменить. Мы должны думать о том, как придти к более здоровой жизни для людей и окружающей среды, к лучшему будущему.

Но не все можно изменить посредством благих намерений архитектора. Есть еще политики, бизнесмены. Насколько велико сейчас влияние архитектора?

Я думаю, мы можем больше, чем думаем. В некоторых наших проектах мы проанализировали отношения между заинтересованными сторонами и получили выводы, изменившие восприятие проекта. Например, в Азии мы построили несколько универмагов, главным в которых является общественное пространство внутри них. Там был создан интерьер с культурной, динамичной составляющей, напоминающий музей. И это стало возможным, потому что мы придумали и визуализировали эту идею, а затем смогли заинтересовать ею заказчика. Поэтому, как вы говорите, можно жаловаться и думать про себя «заказчик мне этого не позволит», но можно самому выступить с инициативой, предложить свое видение – реальность вполне может подчиниться ему.
Лекция Каролины Бос в институте «Стрелка». Фото предоставлено Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»

У вас есть образование историка искусства – как оно обогатило вашу архитектурную практику? Насколько важна эта наука и учебная дисциплина для студентов-архитекторов?

Очень важно знать историю: для архитектора это живой инструмент. А также она способствует более аналитическому, продуманному подходу к работе. Я уже говорила об отношении теории и практики [в образовании], но это двоякая ситуация. Теория не должна преподаваться в вузах сухо – как чтение книг, конспектирование и сдача экзамена – напротив, это должна быть теория практики. Это я считаю самой интересной темой в архитектуре.
Универмаг Galleria Centercity
Фото © Kim Yong-Kwan
zooming
Дворец танцев Бориса Эйфмана. Вид в ночное время © UNStudio www.unstudio.com


0

25 Марта 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.