Страшное слово «модернизация»

Проект обновления Нью-йоркской публичной библиотеки с участием Нормана Фостера вызвал острую реакцию общественности.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

25 Декабря 2012
mainImg
Речь идет о главном здании библиотеки, расположенном на перекрестке 42-й улицы и 5-й авеню на Манхэттене. Эта монументальная постройка бюро Carrère & Hastings в стиле боз-ар осталась почти неизменной с момента своего открытия в 1911. Однако за прошедшее столетие, а особенно за последние 20 лет функция библиотек значительно изменилась, как и технические требования к книгохранилищам. Также нельзя сбрасывать со счетов влияние кризиса: в отличие от других крупнейших библиотек США, Нью-йоркская публичная (NYPL) не получает помощи Конгресса, как его библиотека, и не поддерживается многомиллиардным фондом университета, как Гарвардская. Она существует на деньги города и благотворителей, поэтому за последние годы была вынуждена сократить закупки новых книг и даже уволить часть сотрудников.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners
Нью-йоркская публичная библиотека. Вид главного фасада со стороны 5-й авеню. Фото Wikimedia Commons

При этом популярность ее фондов снижается: по данным руководства NYPL, за последние 15 лет использование посетителями ее собрания снизилось на 41%, а в каждый конкретный год они запрашивают только 6% из числа печатных материалов (что связано с растущим числом опубликованных в Интернет книг и периодики). Вместе с тем, в 2011 ее посетило 2,5 млн человек — рекорд за всю историю этого института, особенно учитывая то, что с 1971 в здании располагается только научная библиотека, а отдел абонемента переехал в корпус напротив.
zooming
Главный читальный зал Нью-йоркской публичной библиотеки. Photo by DAVID ILIFF. License: CC-BY-SA 3.0

В 2008 было объявлено, что абонемент вернется в историческое здание (его нынешнее здание крайне обветшало), туда же въедет филиал естественных и точных наук, промышленности и деловой литературы (его посещаемость упала на 78%, так как большинство материалов теперь доступно онлайн). Их здания будут проданы, чтобы частично оплатить грядущую модернизацию. Чтобы разместить эти «новые поступления», наименее «популярные» книги (2–3 млн из 5 млн, хранящихся в библиотеке) планировали перевезти в Принстон в штате Нью-Джерси и по запросу доставлять на Манхэттен в течение суток. Остальные материалы должны были расположиться в существующем подземном хранилище под Брайант-парком, рядом с задним фасадом здания. Такая рокировка позволила бы сократить затраты на эксплуатацию этой крупнейшей общедоступной библиотеки на 7–15 млн долларов в год (хотя всего NYPL обладает сетью из 91 филиала, которые продолжат свою работу). Эти средства предполагалось пустить на увеличение часов работы библиотеки (до 11 вечера в дни особого наплыва посетителей), комплектацию фондов, привлечение новых сотрудников, покупку компьютеров для посетителей, расширение образовательных и выставочных программ.
Нью-йоркская публичная библиотека. Вестибюль. Фото © Karen Johnson

Но, чтобы выделить пространство для всех этих нововведений, требуется разобрать 7 ярусов стальных стеллажей для книг, поддерживающих расположенный над ними главный читальный зал длиной 90 м. Пышно оформленный зал трогать не собираются, поэтому извлечение его несущей конструкции — этих исторических стеллажей — потребует немалого труда. Их проект был разработан еще до проведения в 1897 конкурса на само здание библиотеки, и всем его участникам пришлось вписать эту огромную металлическую клетку в свои проекты. Ее демонтаж не только освободит значительное пространство для публики: сейчас там нельзя ни обеспечить пожарную безопасность, ни контроль за температурой и влажностью, поэтому ее качество как современного книгохранилища можно поставить под сомнение.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Из-за кризиса проект остался незамеченным общественностью, а потом был отложен из-за предсказуемой нехватки денег, но в 2011 его вновь запустили, и тогда общественность взбунтовалась. Основные возражения вызвала «ссылка» книг в Принстон: по мнению наблюдателей, доставить их в Нью-Йорк на грузовике через пробки за 24 часа после запроса не получится. Но даже сутки — слишком много для готовящегося к сдаче диплома студента или приехавшего на несколько дней в Нью-Йорк ради посещения библиотеки ученого из Лос-Анджелеса. Письмо против подобной новации подписали, помимо тысяч литераторов и исследователей, Салман Рушди и Марио Варгас Льоса. Удобство использования огромного фонда ценных материалов привлекало в Нью-йоркскую библиотеку посетителей со всего мира, за век существования ей были посвящены эссе и стихи: эту уникальную притягательность, как оказалось, легко утратить в погоне за модернизацией.
Нью-йоркская публичная библиотека. Читальный зал. Фото © Karen Johnson

Также волновало общественность возвращение в главное здание абонемента с его стеллажами свободного доступа и типичными для новых библиотек общественными зонами. В нынешнем корпусе абонемента шумно и многолюдно, эта ситуация, скорее всего, сложится и на новом (старом) месте, что не может не помешать большинству посетителей научной библиотеки — от студента до видного писателя.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Третьей проблемой, лучше всего обоснованной архитектурным критиком The Wall Street Journal Адой Луизой Хакстабл, была тревога за само историческое здание — памятник архитектуры. В нем предметом охраны являются фасады, вестибюль и выставочный зал. Читальный зал почему-то в этот список не входит, а стеллажи, памятник инженерного искусства своего времени, не могут получить статус памятника в принципе, так как не являются доступным для посещения объектом.
zooming
Стеллажи Нью-йоркской публичной библиотеки. Фото из собрания NYPL

Проблема с «ссылкой» книг была почти полностью решена членом попечительского совета библиотеки Эбби Мильстейн, которая совместно со своим мужем Ховардом Мильстейном пожертвовала 8 млн долларов на расширение подземного хранилища под Брайант-парком. Теперь в Принстон отправится только 1,2 млн книг, большинство из которых уже оцифрованы. Но остальные возражения — превращение важной культурной институции в «кафе с книжками» и искажение ее облика — не потеряли актуальности.
Разрез стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки. Обложка журнала Scientific American, 27 мая 1911

Эти баталии разгорелись задолго до презентации предварительного проекта, состоявшейся только на прошлой неделе (хотя Норману Фостеру поручили реконструкцию еще в 2008). Даже противники обновления надеялись, что британский архитектор предложит некое блестящее решение, подобное своему куполу Рейхстага в Берлине, которое эффектно и эффективно объединит старое и новое, пусть даже и не сняв все вопросы.
zooming
7-й ярус стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки в ходе строительства. Фото из собрания NYPL

На презентации выяснилось, что архитектор пока даже не рассматривал важные функциональные детали (например, быстрый способ доставки книг из подземного хранилища читателям), а сосредоточился на иных моментах.



Норман Фостер предлагает создать анфиладу пространств от вестибюля главного входа с 5-й авеню через выставочный зал в новый атриум у заднего фасада (его впервые откроют в интерьер: раньше его загораживали стеллажи). Там вместо исчезнувших стеллажей перекрытия и читальный зал над ними поддержат 20-метровые колонны. В атриум выходят четыре уровня отдела абонемента, оформленные в виде балконов. На полках, украшенных чугунными панелями с исторических стеллажей, выставят книги как собственно абонемента, так и естественнонаучного филиала. Общая площадь этого пространства составит почти 10 тыс. м2.
Нью-йоркская публичная библиотека. Задний фасад и Брайант-парк. Фото с сайта fourseasfoursuns.blogspot.ru

Часть ныне превращенных в офисы и технические зоны помещений вновь откроется для публики: там будут заново созданы отделы детской и юношеской книги, в подвальном уровне разместится образовательный центр, откроется новый читальный зал «Комната писателей». В результате, по оценкам руководства библиотеки, вместо нынешних 30% посетителям будут доступны 66% пространства постройки. Для оформления интерьера Фостер пока выбрал камень, дерево и бронзу, что сочетается с исторической частью здания.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

Проект мало кого успокоил: даже не говоря о многочисленных лакунах (хотя архитектор активно работает над ним с 2011), он показался критикам слишком слабым, явно подстраивающимся под окружение, хотя сила прежних реконструкций Фостера была именно в их способности вести диалог с прошлым на равных. Пока неясно, какой смысл затевать грандиозную «революцию» ради подобного скромного (и даже сомнительного) результата, не несущего ничего принципиально нового ни библиотеке, ни библиотечному делу в целом.
zooming
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

В то же время, нельзя не согласится, что даже таким уважаемым, как Нью-йоркская публичная, библиотекам необходимо отвечать на требования цифровой эпохи, не говоря уже о пожарной безопасности. Поэтому библиотека оказалась перед лицом непривлекательной, но неизбежной перспективы модернизации. Сумеет ли она при этом сохранить себя как уникальный культурный институт, покажет время, причем ближайшее: реконструкция с бюджетом $300 млн начнется уже летом 2013, а завершится в 2018.

25 Декабря 2012

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Foster + Partners: другие проекты
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Mriya Resort. Гигантский цветок у моря
Новый (2010-2014) отель Mriya Resort не только украсил черноморское побережье, но и успел получить все возможные международные премии по туризму, а так же стал примером параметрического решения сложных строительных конструкций в архитектуре.
«Дворы» на Гудзоне
С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.
Цветок в центре Лондона
Новая лондонская башня по проекту бюро Нормана Фостера, 305-метровый «Тюльпан», одобрена властями. Она станет вторым по высоте зданием в Западной Европе — после «Осколка» Ренцо Пьяно.
Награда офису Блумберга
Лучшим зданием Великобритании 2018 года названа штаб-квартира агентства Bloomberg в Лондоне. Для Нормана Фостера это уже третья премия Стерлинга.
Дань памяти
Конкурсные проекты мемориала Холокоста в Лондоне, который станет главным памятникам его жертвам в Великобритании. В шорт-лист вошли ведущие архитекторы, художники и дизайнеры мира.
Шесть городов для новаторов
Иннополис, инноцентр, кластер, технопарк, экогород – одним из самых интересных сюжетов недавнего конференц-тура «Город как инновация»стал рассказ о шести проектах иннополисов: реальных, живых и работающих городах.
Бизнес в степи: 7 мега-проектов Астаны
Компания OfficeNext, которая в конце сентября проведет в Астане форум, посвященный архитектуре и дизайну, подготовила для нас обзор новых проектов столицы Казахстана, как предназначенных для будущей EXPO-2017, так и не связанных с ней.
Инженерные достижения
Британский Институт инженеров-конструкторов объявил шорт-лист премии Structural Awards 2016. Представляем самые интересные постройки из числа финалистов.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.