Страшное слово «модернизация»

Проект обновления Нью-йоркской публичной библиотеки с участием Нормана Фостера вызвал острую реакцию общественности.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

25 Декабря 2012
mainImg
Речь идет о главном здании библиотеки, расположенном на перекрестке 42-й улицы и 5-й авеню на Манхэттене. Эта монументальная постройка бюро Carrère & Hastings в стиле боз-ар осталась почти неизменной с момента своего открытия в 1911. Однако за прошедшее столетие, а особенно за последние 20 лет функция библиотек значительно изменилась, как и технические требования к книгохранилищам. Также нельзя сбрасывать со счетов влияние кризиса: в отличие от других крупнейших библиотек США, Нью-йоркская публичная (NYPL) не получает помощи Конгресса, как его библиотека, и не поддерживается многомиллиардным фондом университета, как Гарвардская. Она существует на деньги города и благотворителей, поэтому за последние годы была вынуждена сократить закупки новых книг и даже уволить часть сотрудников.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners
Нью-йоркская публичная библиотека. Вид главного фасада со стороны 5-й авеню. Фото Wikimedia Commons

При этом популярность ее фондов снижается: по данным руководства NYPL, за последние 15 лет использование посетителями ее собрания снизилось на 41%, а в каждый конкретный год они запрашивают только 6% из числа печатных материалов (что связано с растущим числом опубликованных в Интернет книг и периодики). Вместе с тем, в 2011 ее посетило 2,5 млн человек — рекорд за всю историю этого института, особенно учитывая то, что с 1971 в здании располагается только научная библиотека, а отдел абонемента переехал в корпус напротив.
zooming
Главный читальный зал Нью-йоркской публичной библиотеки. Photo by DAVID ILIFF. License: CC-BY-SA 3.0

В 2008 было объявлено, что абонемент вернется в историческое здание (его нынешнее здание крайне обветшало), туда же въедет филиал естественных и точных наук, промышленности и деловой литературы (его посещаемость упала на 78%, так как большинство материалов теперь доступно онлайн). Их здания будут проданы, чтобы частично оплатить грядущую модернизацию. Чтобы разместить эти «новые поступления», наименее «популярные» книги (2–3 млн из 5 млн, хранящихся в библиотеке) планировали перевезти в Принстон в штате Нью-Джерси и по запросу доставлять на Манхэттен в течение суток. Остальные материалы должны были расположиться в существующем подземном хранилище под Брайант-парком, рядом с задним фасадом здания. Такая рокировка позволила бы сократить затраты на эксплуатацию этой крупнейшей общедоступной библиотеки на 7–15 млн долларов в год (хотя всего NYPL обладает сетью из 91 филиала, которые продолжат свою работу). Эти средства предполагалось пустить на увеличение часов работы библиотеки (до 11 вечера в дни особого наплыва посетителей), комплектацию фондов, привлечение новых сотрудников, покупку компьютеров для посетителей, расширение образовательных и выставочных программ.
Нью-йоркская публичная библиотека. Вестибюль. Фото © Karen Johnson

Но, чтобы выделить пространство для всех этих нововведений, требуется разобрать 7 ярусов стальных стеллажей для книг, поддерживающих расположенный над ними главный читальный зал длиной 90 м. Пышно оформленный зал трогать не собираются, поэтому извлечение его несущей конструкции — этих исторических стеллажей — потребует немалого труда. Их проект был разработан еще до проведения в 1897 конкурса на само здание библиотеки, и всем его участникам пришлось вписать эту огромную металлическую клетку в свои проекты. Ее демонтаж не только освободит значительное пространство для публики: сейчас там нельзя ни обеспечить пожарную безопасность, ни контроль за температурой и влажностью, поэтому ее качество как современного книгохранилища можно поставить под сомнение.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Из-за кризиса проект остался незамеченным общественностью, а потом был отложен из-за предсказуемой нехватки денег, но в 2011 его вновь запустили, и тогда общественность взбунтовалась. Основные возражения вызвала «ссылка» книг в Принстон: по мнению наблюдателей, доставить их в Нью-Йорк на грузовике через пробки за 24 часа после запроса не получится. Но даже сутки — слишком много для готовящегося к сдаче диплома студента или приехавшего на несколько дней в Нью-Йорк ради посещения библиотеки ученого из Лос-Анджелеса. Письмо против подобной новации подписали, помимо тысяч литераторов и исследователей, Салман Рушди и Марио Варгас Льоса. Удобство использования огромного фонда ценных материалов привлекало в Нью-йоркскую библиотеку посетителей со всего мира, за век существования ей были посвящены эссе и стихи: эту уникальную притягательность, как оказалось, легко утратить в погоне за модернизацией.
Нью-йоркская публичная библиотека. Читальный зал. Фото © Karen Johnson

Также волновало общественность возвращение в главное здание абонемента с его стеллажами свободного доступа и типичными для новых библиотек общественными зонами. В нынешнем корпусе абонемента шумно и многолюдно, эта ситуация, скорее всего, сложится и на новом (старом) месте, что не может не помешать большинству посетителей научной библиотеки — от студента до видного писателя.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Третьей проблемой, лучше всего обоснованной архитектурным критиком The Wall Street Journal Адой Луизой Хакстабл, была тревога за само историческое здание — памятник архитектуры. В нем предметом охраны являются фасады, вестибюль и выставочный зал. Читальный зал почему-то в этот список не входит, а стеллажи, памятник инженерного искусства своего времени, не могут получить статус памятника в принципе, так как не являются доступным для посещения объектом.
zooming
Стеллажи Нью-йоркской публичной библиотеки. Фото из собрания NYPL

Проблема с «ссылкой» книг была почти полностью решена членом попечительского совета библиотеки Эбби Мильстейн, которая совместно со своим мужем Ховардом Мильстейном пожертвовала 8 млн долларов на расширение подземного хранилища под Брайант-парком. Теперь в Принстон отправится только 1,2 млн книг, большинство из которых уже оцифрованы. Но остальные возражения — превращение важной культурной институции в «кафе с книжками» и искажение ее облика — не потеряли актуальности.
Разрез стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки. Обложка журнала Scientific American, 27 мая 1911

Эти баталии разгорелись задолго до презентации предварительного проекта, состоявшейся только на прошлой неделе (хотя Норману Фостеру поручили реконструкцию еще в 2008). Даже противники обновления надеялись, что британский архитектор предложит некое блестящее решение, подобное своему куполу Рейхстага в Берлине, которое эффектно и эффективно объединит старое и новое, пусть даже и не сняв все вопросы.
zooming
7-й ярус стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки в ходе строительства. Фото из собрания NYPL

На презентации выяснилось, что архитектор пока даже не рассматривал важные функциональные детали (например, быстрый способ доставки книг из подземного хранилища читателям), а сосредоточился на иных моментах.



Норман Фостер предлагает создать анфиладу пространств от вестибюля главного входа с 5-й авеню через выставочный зал в новый атриум у заднего фасада (его впервые откроют в интерьер: раньше его загораживали стеллажи). Там вместо исчезнувших стеллажей перекрытия и читальный зал над ними поддержат 20-метровые колонны. В атриум выходят четыре уровня отдела абонемента, оформленные в виде балконов. На полках, украшенных чугунными панелями с исторических стеллажей, выставят книги как собственно абонемента, так и естественнонаучного филиала. Общая площадь этого пространства составит почти 10 тыс. м2.
Нью-йоркская публичная библиотека. Задний фасад и Брайант-парк. Фото с сайта fourseasfoursuns.blogspot.ru

Часть ныне превращенных в офисы и технические зоны помещений вновь откроется для публики: там будут заново созданы отделы детской и юношеской книги, в подвальном уровне разместится образовательный центр, откроется новый читальный зал «Комната писателей». В результате, по оценкам руководства библиотеки, вместо нынешних 30% посетителям будут доступны 66% пространства постройки. Для оформления интерьера Фостер пока выбрал камень, дерево и бронзу, что сочетается с исторической частью здания.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

Проект мало кого успокоил: даже не говоря о многочисленных лакунах (хотя архитектор активно работает над ним с 2011), он показался критикам слишком слабым, явно подстраивающимся под окружение, хотя сила прежних реконструкций Фостера была именно в их способности вести диалог с прошлым на равных. Пока неясно, какой смысл затевать грандиозную «революцию» ради подобного скромного (и даже сомнительного) результата, не несущего ничего принципиально нового ни библиотеке, ни библиотечному делу в целом.
zooming
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

В то же время, нельзя не согласится, что даже таким уважаемым, как Нью-йоркская публичная, библиотекам необходимо отвечать на требования цифровой эпохи, не говоря уже о пожарной безопасности. Поэтому библиотека оказалась перед лицом непривлекательной, но неизбежной перспективы модернизации. Сумеет ли она при этом сохранить себя как уникальный культурный институт, покажет время, причем ближайшее: реконструкция с бюджетом $300 млн начнется уже летом 2013, а завершится в 2018.


25 Декабря 2012

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.