Страшное слово «модернизация»

Проект обновления Нью-йоркской публичной библиотеки с участием Нормана Фостера вызвал острую реакцию общественности.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

25 Декабря 2012
mainImg
Речь идет о главном здании библиотеки, расположенном на перекрестке 42-й улицы и 5-й авеню на Манхэттене. Эта монументальная постройка бюро Carrère & Hastings в стиле боз-ар осталась почти неизменной с момента своего открытия в 1911. Однако за прошедшее столетие, а особенно за последние 20 лет функция библиотек значительно изменилась, как и технические требования к книгохранилищам. Также нельзя сбрасывать со счетов влияние кризиса: в отличие от других крупнейших библиотек США, Нью-йоркская публичная (NYPL) не получает помощи Конгресса, как его библиотека, и не поддерживается многомиллиардным фондом университета, как Гарвардская. Она существует на деньги города и благотворителей, поэтому за последние годы была вынуждена сократить закупки новых книг и даже уволить часть сотрудников.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners
Нью-йоркская публичная библиотека. Вид главного фасада со стороны 5-й авеню. Фото Wikimedia Commons

При этом популярность ее фондов снижается: по данным руководства NYPL, за последние 15 лет использование посетителями ее собрания снизилось на 41%, а в каждый конкретный год они запрашивают только 6% из числа печатных материалов (что связано с растущим числом опубликованных в Интернет книг и периодики). Вместе с тем, в 2011 ее посетило 2,5 млн человек — рекорд за всю историю этого института, особенно учитывая то, что с 1971 в здании располагается только научная библиотека, а отдел абонемента переехал в корпус напротив.
zooming
Главный читальный зал Нью-йоркской публичной библиотеки. Photo by DAVID ILIFF. License: CC-BY-SA 3.0

В 2008 было объявлено, что абонемент вернется в историческое здание (его нынешнее здание крайне обветшало), туда же въедет филиал естественных и точных наук, промышленности и деловой литературы (его посещаемость упала на 78%, так как большинство материалов теперь доступно онлайн). Их здания будут проданы, чтобы частично оплатить грядущую модернизацию. Чтобы разместить эти «новые поступления», наименее «популярные» книги (2–3 млн из 5 млн, хранящихся в библиотеке) планировали перевезти в Принстон в штате Нью-Джерси и по запросу доставлять на Манхэттен в течение суток. Остальные материалы должны были расположиться в существующем подземном хранилище под Брайант-парком, рядом с задним фасадом здания. Такая рокировка позволила бы сократить затраты на эксплуатацию этой крупнейшей общедоступной библиотеки на 7–15 млн долларов в год (хотя всего NYPL обладает сетью из 91 филиала, которые продолжат свою работу). Эти средства предполагалось пустить на увеличение часов работы библиотеки (до 11 вечера в дни особого наплыва посетителей), комплектацию фондов, привлечение новых сотрудников, покупку компьютеров для посетителей, расширение образовательных и выставочных программ.
Нью-йоркская публичная библиотека. Вестибюль. Фото © Karen Johnson

Но, чтобы выделить пространство для всех этих нововведений, требуется разобрать 7 ярусов стальных стеллажей для книг, поддерживающих расположенный над ними главный читальный зал длиной 90 м. Пышно оформленный зал трогать не собираются, поэтому извлечение его несущей конструкции — этих исторических стеллажей — потребует немалого труда. Их проект был разработан еще до проведения в 1897 конкурса на само здание библиотеки, и всем его участникам пришлось вписать эту огромную металлическую клетку в свои проекты. Ее демонтаж не только освободит значительное пространство для публики: сейчас там нельзя ни обеспечить пожарную безопасность, ни контроль за температурой и влажностью, поэтому ее качество как современного книгохранилища можно поставить под сомнение.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Из-за кризиса проект остался незамеченным общественностью, а потом был отложен из-за предсказуемой нехватки денег, но в 2011 его вновь запустили, и тогда общественность взбунтовалась. Основные возражения вызвала «ссылка» книг в Принстон: по мнению наблюдателей, доставить их в Нью-Йорк на грузовике через пробки за 24 часа после запроса не получится. Но даже сутки — слишком много для готовящегося к сдаче диплома студента или приехавшего на несколько дней в Нью-Йорк ради посещения библиотеки ученого из Лос-Анджелеса. Письмо против подобной новации подписали, помимо тысяч литераторов и исследователей, Салман Рушди и Марио Варгас Льоса. Удобство использования огромного фонда ценных материалов привлекало в Нью-йоркскую библиотеку посетителей со всего мира, за век существования ей были посвящены эссе и стихи: эту уникальную притягательность, как оказалось, легко утратить в погоне за модернизацией.
Нью-йоркская публичная библиотека. Читальный зал. Фото © Karen Johnson

Также волновало общественность возвращение в главное здание абонемента с его стеллажами свободного доступа и типичными для новых библиотек общественными зонами. В нынешнем корпусе абонемента шумно и многолюдно, эта ситуация, скорее всего, сложится и на новом (старом) месте, что не может не помешать большинству посетителей научной библиотеки — от студента до видного писателя.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Третьей проблемой, лучше всего обоснованной архитектурным критиком The Wall Street Journal Адой Луизой Хакстабл, была тревога за само историческое здание — памятник архитектуры. В нем предметом охраны являются фасады, вестибюль и выставочный зал. Читальный зал почему-то в этот список не входит, а стеллажи, памятник инженерного искусства своего времени, не могут получить статус памятника в принципе, так как не являются доступным для посещения объектом.
zooming
Стеллажи Нью-йоркской публичной библиотеки. Фото из собрания NYPL

Проблема с «ссылкой» книг была почти полностью решена членом попечительского совета библиотеки Эбби Мильстейн, которая совместно со своим мужем Ховардом Мильстейном пожертвовала 8 млн долларов на расширение подземного хранилища под Брайант-парком. Теперь в Принстон отправится только 1,2 млн книг, большинство из которых уже оцифрованы. Но остальные возражения — превращение важной культурной институции в «кафе с книжками» и искажение ее облика — не потеряли актуальности.
Разрез стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки. Обложка журнала Scientific American, 27 мая 1911

Эти баталии разгорелись задолго до презентации предварительного проекта, состоявшейся только на прошлой неделе (хотя Норману Фостеру поручили реконструкцию еще в 2008). Даже противники обновления надеялись, что британский архитектор предложит некое блестящее решение, подобное своему куполу Рейхстага в Берлине, которое эффектно и эффективно объединит старое и новое, пусть даже и не сняв все вопросы.
zooming
7-й ярус стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки в ходе строительства. Фото из собрания NYPL

На презентации выяснилось, что архитектор пока даже не рассматривал важные функциональные детали (например, быстрый способ доставки книг из подземного хранилища читателям), а сосредоточился на иных моментах.



Норман Фостер предлагает создать анфиладу пространств от вестибюля главного входа с 5-й авеню через выставочный зал в новый атриум у заднего фасада (его впервые откроют в интерьер: раньше его загораживали стеллажи). Там вместо исчезнувших стеллажей перекрытия и читальный зал над ними поддержат 20-метровые колонны. В атриум выходят четыре уровня отдела абонемента, оформленные в виде балконов. На полках, украшенных чугунными панелями с исторических стеллажей, выставят книги как собственно абонемента, так и естественнонаучного филиала. Общая площадь этого пространства составит почти 10 тыс. м2.
Нью-йоркская публичная библиотека. Задний фасад и Брайант-парк. Фото с сайта fourseasfoursuns.blogspot.ru

Часть ныне превращенных в офисы и технические зоны помещений вновь откроется для публики: там будут заново созданы отделы детской и юношеской книги, в подвальном уровне разместится образовательный центр, откроется новый читальный зал «Комната писателей». В результате, по оценкам руководства библиотеки, вместо нынешних 30% посетителям будут доступны 66% пространства постройки. Для оформления интерьера Фостер пока выбрал камень, дерево и бронзу, что сочетается с исторической частью здания.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

Проект мало кого успокоил: даже не говоря о многочисленных лакунах (хотя архитектор активно работает над ним с 2011), он показался критикам слишком слабым, явно подстраивающимся под окружение, хотя сила прежних реконструкций Фостера была именно в их способности вести диалог с прошлым на равных. Пока неясно, какой смысл затевать грандиозную «революцию» ради подобного скромного (и даже сомнительного) результата, не несущего ничего принципиально нового ни библиотеке, ни библиотечному делу в целом.
zooming
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

В то же время, нельзя не согласится, что даже таким уважаемым, как Нью-йоркская публичная, библиотекам необходимо отвечать на требования цифровой эпохи, не говоря уже о пожарной безопасности. Поэтому библиотека оказалась перед лицом непривлекательной, но неизбежной перспективы модернизации. Сумеет ли она при этом сохранить себя как уникальный культурный институт, покажет время, причем ближайшее: реконструкция с бюджетом $300 млн начнется уже летом 2013, а завершится в 2018.


25 Декабря 2012

author pht

Автор текста:

Нина Фролова

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.