Страшное слово «модернизация»

Проект обновления Нью-йоркской публичной библиотеки с участием Нормана Фостера вызвал острую реакцию общественности.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

25 Декабря 2012
mainImg
Речь идет о главном здании библиотеки, расположенном на перекрестке 42-й улицы и 5-й авеню на Манхэттене. Эта монументальная постройка бюро Carrère & Hastings в стиле боз-ар осталась почти неизменной с момента своего открытия в 1911. Однако за прошедшее столетие, а особенно за последние 20 лет функция библиотек значительно изменилась, как и технические требования к книгохранилищам. Также нельзя сбрасывать со счетов влияние кризиса: в отличие от других крупнейших библиотек США, Нью-йоркская публичная (NYPL) не получает помощи Конгресса, как его библиотека, и не поддерживается многомиллиардным фондом университета, как Гарвардская. Она существует на деньги города и благотворителей, поэтому за последние годы была вынуждена сократить закупки новых книг и даже уволить часть сотрудников.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners
Нью-йоркская публичная библиотека. Вид главного фасада со стороны 5-й авеню. Фото Wikimedia Commons

При этом популярность ее фондов снижается: по данным руководства NYPL, за последние 15 лет использование посетителями ее собрания снизилось на 41%, а в каждый конкретный год они запрашивают только 6% из числа печатных материалов (что связано с растущим числом опубликованных в Интернет книг и периодики). Вместе с тем, в 2011 ее посетило 2,5 млн человек — рекорд за всю историю этого института, особенно учитывая то, что с 1971 в здании располагается только научная библиотека, а отдел абонемента переехал в корпус напротив.
zooming
Главный читальный зал Нью-йоркской публичной библиотеки. Photo by DAVID ILIFF. License: CC-BY-SA 3.0

В 2008 было объявлено, что абонемент вернется в историческое здание (его нынешнее здание крайне обветшало), туда же въедет филиал естественных и точных наук, промышленности и деловой литературы (его посещаемость упала на 78%, так как большинство материалов теперь доступно онлайн). Их здания будут проданы, чтобы частично оплатить грядущую модернизацию. Чтобы разместить эти «новые поступления», наименее «популярные» книги (2–3 млн из 5 млн, хранящихся в библиотеке) планировали перевезти в Принстон в штате Нью-Джерси и по запросу доставлять на Манхэттен в течение суток. Остальные материалы должны были расположиться в существующем подземном хранилище под Брайант-парком, рядом с задним фасадом здания. Такая рокировка позволила бы сократить затраты на эксплуатацию этой крупнейшей общедоступной библиотеки на 7–15 млн долларов в год (хотя всего NYPL обладает сетью из 91 филиала, которые продолжат свою работу). Эти средства предполагалось пустить на увеличение часов работы библиотеки (до 11 вечера в дни особого наплыва посетителей), комплектацию фондов, привлечение новых сотрудников, покупку компьютеров для посетителей, расширение образовательных и выставочных программ.
Нью-йоркская публичная библиотека. Вестибюль. Фото © Karen Johnson

Но, чтобы выделить пространство для всех этих нововведений, требуется разобрать 7 ярусов стальных стеллажей для книг, поддерживающих расположенный над ними главный читальный зал длиной 90 м. Пышно оформленный зал трогать не собираются, поэтому извлечение его несущей конструкции — этих исторических стеллажей — потребует немалого труда. Их проект был разработан еще до проведения в 1897 конкурса на само здание библиотеки, и всем его участникам пришлось вписать эту огромную металлическую клетку в свои проекты. Ее демонтаж не только освободит значительное пространство для публики: сейчас там нельзя ни обеспечить пожарную безопасность, ни контроль за температурой и влажностью, поэтому ее качество как современного книгохранилища можно поставить под сомнение.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Из-за кризиса проект остался незамеченным общественностью, а потом был отложен из-за предсказуемой нехватки денег, но в 2011 его вновь запустили, и тогда общественность взбунтовалась. Основные возражения вызвала «ссылка» книг в Принстон: по мнению наблюдателей, доставить их в Нью-Йорк на грузовике через пробки за 24 часа после запроса не получится. Но даже сутки — слишком много для готовящегося к сдаче диплома студента или приехавшего на несколько дней в Нью-Йорк ради посещения библиотеки ученого из Лос-Анджелеса. Письмо против подобной новации подписали, помимо тысяч литераторов и исследователей, Салман Рушди и Марио Варгас Льоса. Удобство использования огромного фонда ценных материалов привлекало в Нью-йоркскую библиотеку посетителей со всего мира, за век существования ей были посвящены эссе и стихи: эту уникальную притягательность, как оказалось, легко утратить в погоне за модернизацией.
Нью-йоркская публичная библиотека. Читальный зал. Фото © Karen Johnson

Также волновало общественность возвращение в главное здание абонемента с его стеллажами свободного доступа и типичными для новых библиотек общественными зонами. В нынешнем корпусе абонемента шумно и многолюдно, эта ситуация, скорее всего, сложится и на новом (старом) месте, что не может не помешать большинству посетителей научной библиотеки — от студента до видного писателя.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Третьей проблемой, лучше всего обоснованной архитектурным критиком The Wall Street Journal Адой Луизой Хакстабл, была тревога за само историческое здание — памятник архитектуры. В нем предметом охраны являются фасады, вестибюль и выставочный зал. Читальный зал почему-то в этот список не входит, а стеллажи, памятник инженерного искусства своего времени, не могут получить статус памятника в принципе, так как не являются доступным для посещения объектом.
zooming
Стеллажи Нью-йоркской публичной библиотеки. Фото из собрания NYPL

Проблема с «ссылкой» книг была почти полностью решена членом попечительского совета библиотеки Эбби Мильстейн, которая совместно со своим мужем Ховардом Мильстейном пожертвовала 8 млн долларов на расширение подземного хранилища под Брайант-парком. Теперь в Принстон отправится только 1,2 млн книг, большинство из которых уже оцифрованы. Но остальные возражения — превращение важной культурной институции в «кафе с книжками» и искажение ее облика — не потеряли актуальности.
Разрез стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки. Обложка журнала Scientific American, 27 мая 1911

Эти баталии разгорелись задолго до презентации предварительного проекта, состоявшейся только на прошлой неделе (хотя Норману Фостеру поручили реконструкцию еще в 2008). Даже противники обновления надеялись, что британский архитектор предложит некое блестящее решение, подобное своему куполу Рейхстага в Берлине, которое эффектно и эффективно объединит старое и новое, пусть даже и не сняв все вопросы.
zooming
7-й ярус стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки в ходе строительства. Фото из собрания NYPL

На презентации выяснилось, что архитектор пока даже не рассматривал важные функциональные детали (например, быстрый способ доставки книг из подземного хранилища читателям), а сосредоточился на иных моментах.



Норман Фостер предлагает создать анфиладу пространств от вестибюля главного входа с 5-й авеню через выставочный зал в новый атриум у заднего фасада (его впервые откроют в интерьер: раньше его загораживали стеллажи). Там вместо исчезнувших стеллажей перекрытия и читальный зал над ними поддержат 20-метровые колонны. В атриум выходят четыре уровня отдела абонемента, оформленные в виде балконов. На полках, украшенных чугунными панелями с исторических стеллажей, выставят книги как собственно абонемента, так и естественнонаучного филиала. Общая площадь этого пространства составит почти 10 тыс. м2.
Нью-йоркская публичная библиотека. Задний фасад и Брайант-парк. Фото с сайта fourseasfoursuns.blogspot.ru

Часть ныне превращенных в офисы и технические зоны помещений вновь откроется для публики: там будут заново созданы отделы детской и юношеской книги, в подвальном уровне разместится образовательный центр, откроется новый читальный зал «Комната писателей». В результате, по оценкам руководства библиотеки, вместо нынешних 30% посетителям будут доступны 66% пространства постройки. Для оформления интерьера Фостер пока выбрал камень, дерево и бронзу, что сочетается с исторической частью здания.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

Проект мало кого успокоил: даже не говоря о многочисленных лакунах (хотя архитектор активно работает над ним с 2011), он показался критикам слишком слабым, явно подстраивающимся под окружение, хотя сила прежних реконструкций Фостера была именно в их способности вести диалог с прошлым на равных. Пока неясно, какой смысл затевать грандиозную «революцию» ради подобного скромного (и даже сомнительного) результата, не несущего ничего принципиально нового ни библиотеке, ни библиотечному делу в целом.
zooming
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

В то же время, нельзя не согласится, что даже таким уважаемым, как Нью-йоркская публичная, библиотекам необходимо отвечать на требования цифровой эпохи, не говоря уже о пожарной безопасности. Поэтому библиотека оказалась перед лицом непривлекательной, но неизбежной перспективы модернизации. Сумеет ли она при этом сохранить себя как уникальный культурный институт, покажет время, причем ближайшее: реконструкция с бюджетом $300 млн начнется уже летом 2013, а завершится в 2018.

25 Декабря 2012

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Foster + Partners: другие проекты
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Mriya Resort. Гигантский цветок у моря
Новый (2010-2014) отель Mriya Resort не только украсил черноморское побережье, но и успел получить все возможные международные премии по туризму, а так же стал примером параметрического решения сложных строительных конструкций в архитектуре.
«Дворы» на Гудзоне
С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.
Цветок в центре Лондона
Новая лондонская башня по проекту бюро Нормана Фостера, 305-метровый «Тюльпан», одобрена властями. Она станет вторым по высоте зданием в Западной Европе — после «Осколка» Ренцо Пьяно.
Награда офису Блумберга
Лучшим зданием Великобритании 2018 года названа штаб-квартира агентства Bloomberg в Лондоне. Для Нормана Фостера это уже третья премия Стерлинга.
Дань памяти
Конкурсные проекты мемориала Холокоста в Лондоне, который станет главным памятникам его жертвам в Великобритании. В шорт-лист вошли ведущие архитекторы, художники и дизайнеры мира.
Шесть городов для новаторов
Иннополис, инноцентр, кластер, технопарк, экогород – одним из самых интересных сюжетов недавнего конференц-тура «Город как инновация»стал рассказ о шести проектах иннополисов: реальных, живых и работающих городах.
Бизнес в степи: 7 мега-проектов Астаны
Компания OfficeNext, которая в конце сентября проведет в Астане форум, посвященный архитектуре и дизайну, подготовила для нас обзор новых проектов столицы Казахстана, как предназначенных для будущей EXPO-2017, так и не связанных с ней.
Инженерные достижения
Британский Институт инженеров-конструкторов объявил шорт-лист премии Structural Awards 2016. Представляем самые интересные постройки из числа финалистов.
30 лучших зданий мира
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил постройки, претендующие на его новую международную премию.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.