Страшное слово «модернизация»

Проект обновления Нью-йоркской публичной библиотеки с участием Нормана Фостера вызвал острую реакцию общественности.

mainImg
Речь идет о главном здании библиотеки, расположенном на перекрестке 42-й улицы и 5-й авеню на Манхэттене. Эта монументальная постройка бюро Carrère & Hastings в стиле боз-ар осталась почти неизменной с момента своего открытия в 1911. Однако за прошедшее столетие, а особенно за последние 20 лет функция библиотек значительно изменилась, как и технические требования к книгохранилищам. Также нельзя сбрасывать со счетов влияние кризиса: в отличие от других крупнейших библиотек США, Нью-йоркская публичная (NYPL) не получает помощи Конгресса, как его библиотека, и не поддерживается многомиллиардным фондом университета, как Гарвардская. Она существует на деньги города и благотворителей, поэтому за последние годы была вынуждена сократить закупки новых книг и даже уволить часть сотрудников.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners
Нью-йоркская публичная библиотека. Вид главного фасада со стороны 5-й авеню. Фото Wikimedia Commons

При этом популярность ее фондов снижается: по данным руководства NYPL, за последние 15 лет использование посетителями ее собрания снизилось на 41%, а в каждый конкретный год они запрашивают только 6% из числа печатных материалов (что связано с растущим числом опубликованных в Интернет книг и периодики). Вместе с тем, в 2011 ее посетило 2,5 млн человек — рекорд за всю историю этого института, особенно учитывая то, что с 1971 в здании располагается только научная библиотека, а отдел абонемента переехал в корпус напротив.
zooming
Главный читальный зал Нью-йоркской публичной библиотеки. Photo by DAVID ILIFF. License: CC-BY-SA 3.0

В 2008 было объявлено, что абонемент вернется в историческое здание (его нынешнее здание крайне обветшало), туда же въедет филиал естественных и точных наук, промышленности и деловой литературы (его посещаемость упала на 78%, так как большинство материалов теперь доступно онлайн). Их здания будут проданы, чтобы частично оплатить грядущую модернизацию. Чтобы разместить эти «новые поступления», наименее «популярные» книги (2–3 млн из 5 млн, хранящихся в библиотеке) планировали перевезти в Принстон в штате Нью-Джерси и по запросу доставлять на Манхэттен в течение суток. Остальные материалы должны были расположиться в существующем подземном хранилище под Брайант-парком, рядом с задним фасадом здания. Такая рокировка позволила бы сократить затраты на эксплуатацию этой крупнейшей общедоступной библиотеки на 7–15 млн долларов в год (хотя всего NYPL обладает сетью из 91 филиала, которые продолжат свою работу). Эти средства предполагалось пустить на увеличение часов работы библиотеки (до 11 вечера в дни особого наплыва посетителей), комплектацию фондов, привлечение новых сотрудников, покупку компьютеров для посетителей, расширение образовательных и выставочных программ.
Нью-йоркская публичная библиотека. Вестибюль. Фото © Karen Johnson

Но, чтобы выделить пространство для всех этих нововведений, требуется разобрать 7 ярусов стальных стеллажей для книг, поддерживающих расположенный над ними главный читальный зал длиной 90 м. Пышно оформленный зал трогать не собираются, поэтому извлечение его несущей конструкции — этих исторических стеллажей — потребует немалого труда. Их проект был разработан еще до проведения в 1897 конкурса на само здание библиотеки, и всем его участникам пришлось вписать эту огромную металлическую клетку в свои проекты. Ее демонтаж не только освободит значительное пространство для публики: сейчас там нельзя ни обеспечить пожарную безопасность, ни контроль за температурой и влажностью, поэтому ее качество как современного книгохранилища можно поставить под сомнение.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Из-за кризиса проект остался незамеченным общественностью, а потом был отложен из-за предсказуемой нехватки денег, но в 2011 его вновь запустили, и тогда общественность взбунтовалась. Основные возражения вызвала «ссылка» книг в Принстон: по мнению наблюдателей, доставить их в Нью-Йорк на грузовике через пробки за 24 часа после запроса не получится. Но даже сутки — слишком много для готовящегося к сдаче диплома студента или приехавшего на несколько дней в Нью-Йорк ради посещения библиотеки ученого из Лос-Анджелеса. Письмо против подобной новации подписали, помимо тысяч литераторов и исследователей, Салман Рушди и Марио Варгас Льоса. Удобство использования огромного фонда ценных материалов привлекало в Нью-йоркскую библиотеку посетителей со всего мира, за век существования ей были посвящены эссе и стихи: эту уникальную притягательность, как оказалось, легко утратить в погоне за модернизацией.
Нью-йоркская публичная библиотека. Читальный зал. Фото © Karen Johnson

Также волновало общественность возвращение в главное здание абонемента с его стеллажами свободного доступа и типичными для новых библиотек общественными зонами. В нынешнем корпусе абонемента шумно и многолюдно, эта ситуация, скорее всего, сложится и на новом (старом) месте, что не может не помешать большинству посетителей научной библиотеки — от студента до видного писателя.
Нью-йоркская публичная библиотека. Фото © Karen Johnson

Третьей проблемой, лучше всего обоснованной архитектурным критиком The Wall Street Journal Адой Луизой Хакстабл, была тревога за само историческое здание — памятник архитектуры. В нем предметом охраны являются фасады, вестибюль и выставочный зал. Читальный зал почему-то в этот список не входит, а стеллажи, памятник инженерного искусства своего времени, не могут получить статус памятника в принципе, так как не являются доступным для посещения объектом.
zooming
Стеллажи Нью-йоркской публичной библиотеки. Фото из собрания NYPL

Проблема с «ссылкой» книг была почти полностью решена членом попечительского совета библиотеки Эбби Мильстейн, которая совместно со своим мужем Ховардом Мильстейном пожертвовала 8 млн долларов на расширение подземного хранилища под Брайант-парком. Теперь в Принстон отправится только 1,2 млн книг, большинство из которых уже оцифрованы. Но остальные возражения — превращение важной культурной институции в «кафе с книжками» и искажение ее облика — не потеряли актуальности.
Разрез стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки. Обложка журнала Scientific American, 27 мая 1911

Эти баталии разгорелись задолго до презентации предварительного проекта, состоявшейся только на прошлой неделе (хотя Норману Фостеру поручили реконструкцию еще в 2008). Даже противники обновления надеялись, что британский архитектор предложит некое блестящее решение, подобное своему куполу Рейхстага в Берлине, которое эффектно и эффективно объединит старое и новое, пусть даже и не сняв все вопросы.
zooming
7-й ярус стеллажей Нью-йоркской публичной библиотеки в ходе строительства. Фото из собрания NYPL

На презентации выяснилось, что архитектор пока даже не рассматривал важные функциональные детали (например, быстрый способ доставки книг из подземного хранилища читателям), а сосредоточился на иных моментах.



Норман Фостер предлагает создать анфиладу пространств от вестибюля главного входа с 5-й авеню через выставочный зал в новый атриум у заднего фасада (его впервые откроют в интерьер: раньше его загораживали стеллажи). Там вместо исчезнувших стеллажей перекрытия и читальный зал над ними поддержат 20-метровые колонны. В атриум выходят четыре уровня отдела абонемента, оформленные в виде балконов. На полках, украшенных чугунными панелями с исторических стеллажей, выставят книги как собственно абонемента, так и естественнонаучного филиала. Общая площадь этого пространства составит почти 10 тыс. м2.
Нью-йоркская публичная библиотека. Задний фасад и Брайант-парк. Фото с сайта fourseasfoursuns.blogspot.ru

Часть ныне превращенных в офисы и технические зоны помещений вновь откроется для публики: там будут заново созданы отделы детской и юношеской книги, в подвальном уровне разместится образовательный центр, откроется новый читальный зал «Комната писателей». В результате, по оценкам руководства библиотеки, вместо нынешних 30% посетителям будут доступны 66% пространства постройки. Для оформления интерьера Фостер пока выбрал камень, дерево и бронзу, что сочетается с исторической частью здания.
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

Проект мало кого успокоил: даже не говоря о многочисленных лакунах (хотя архитектор активно работает над ним с 2011), он показался критикам слишком слабым, явно подстраивающимся под окружение, хотя сила прежних реконструкций Фостера была именно в их способности вести диалог с прошлым на равных. Пока неясно, какой смысл затевать грандиозную «революцию» ради подобного скромного (и даже сомнительного) результата, не несущего ничего принципиально нового ни библиотеке, ни библиотечному делу в целом.
zooming
Нью-йоркская публичная библиотека - реконструкция © dbox. Courtesy of Foster + Partners

В то же время, нельзя не согласится, что даже таким уважаемым, как Нью-йоркская публичная, библиотекам необходимо отвечать на требования цифровой эпохи, не говоря уже о пожарной безопасности. Поэтому библиотека оказалась перед лицом непривлекательной, но неизбежной перспективы модернизации. Сумеет ли она при этом сохранить себя как уникальный культурный институт, покажет время, причем ближайшее: реконструкция с бюджетом $300 млн начнется уже летом 2013, а завершится в 2018.

25 Декабря 2012

Foster + Partners: другие проекты
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Железнодорожный восторг
Команда архитекторов, возглавляемая Foster + Partners и Marge Arkitekter, выиграла конкурс на реконструкцию Центрального вокзала Стокгольма. Крупнейший транспортный хаб Северной Европы увеличит свою пропускную способность в два раза.
Стратиграфия на фасадах
Музей римских древностей Narbo Via в Нарбоне по проекту Foster + Partners получил стены, напоминающие о глубоком и разнообразном культурном слое Южной Франции.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Mriya Resort. Гигантский цветок у моря
Новый (2010-2014) отель Mriya Resort не только украсил черноморское побережье, но и успел получить все возможные международные премии по туризму, а так же стал примером параметрического решения сложных строительных конструкций в архитектуре.
«Дворы» на Гудзоне
С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.
Цветок в центре Лондона
Новая лондонская башня по проекту бюро Нормана Фостера, 305-метровый «Тюльпан», одобрена властями. Она станет вторым по высоте зданием в Западной Европе — после «Осколка» Ренцо Пьяно.
Награда офису Блумберга
Лучшим зданием Великобритании 2018 года названа штаб-квартира агентства Bloomberg в Лондоне. Для Нормана Фостера это уже третья премия Стерлинга.
Дань памяти
Конкурсные проекты мемориала Холокоста в Лондоне, который станет главным памятникам его жертвам в Великобритании. В шорт-лист вошли ведущие архитекторы, художники и дизайнеры мира.
Похожие статьи
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Технологии и материалы
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Сейчас на главной
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Сверток
Конкурсный проект, предложенный бюро Treivas для первого, 2021 года, конкурса для EXPO 2025, завершает нашу серию публикаций проектов павильона, которого не будет. Предложение отличается детальностью объяснений и экологической ответственностью: и фасады, и экспозиция в нем предполагали использование переработанных материалов.
Деревянная струна
Конкурсный проект омского аэропорта от ЦЛП, при всей кажущейся традиционности предложенной технологии клееной древесины – авангарден до эпатажного. Терминал они вытягивают вдоль летного поля, упаковывая все функции в объем 400 х 30 х 23 метра. Так нигде и никогда не делают, но все, вероятно, бывает в первый раз. И это не первый аэропорт-манифест ЦЛП, авторы как будто «накапливают смелость» в рамках этой ответственной функции. На что похож и не похож – читайте в нашем материале.
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Птицы и потоки
Для участия в конкурсе на аэропорт Омска DNK ag собрали команду, пригласив VOX architects и Sila Sveta. Их проект сосредоточен на перекрестках, путешествиях, в том числе полетах: и людей, и птиц – поскольку Омск известен как «пересадочный пункт» птичьих миграций. Тут подробно продумана просветительская составляющая, да и сам объем наполнен светом, который, как кажется, деконструирует медный круг центрального портала, раскладывая его на фантастические гиперпространственные «слайсы».
Молодежное соревнование
Объявлены лауреаты главной архитектурной награды Евросоюза – Премии Мис ван дер Роэ. Обладатели «взрослой» гран-при за учебный корпус в Брауншвейге оказались заметно моложе коллег, отмеченных специальной премией «для начинающих архитекторов» за библиотеку в Барселоне.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Грани реальности
Архитекторы CITIZENSTUDIO подчинили свой конкурсный проект аэропорта Омска одному приему: полосам, плоским и объемным, прямым и граненым. Хочется сказать, что по их форме как будто грабли прошлись, оставив, впрочем, регулярный и цельный след. Но ключевая идея проекта – проветриваемое пространство «крытой улицы», или портика, перед входом в терминал. В него даже выходят балконы.