Итоги 2016: ищем важное

Вспоминаем прошедший год и размышляем над его самыми важными событиями. А были ли они?

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Надо признаться, что, оглядываясь на прошедший год, не так-то просто обнаружить события особой значимости: такие, про которые сразу знаешь – вот оно, то, что определит вектор развития архитектуры на пару ближайших десятилетий. Или же – вот событие, после которого архитектура никогда не будет прежней. Как-то наше время скудно на манифесты и стилеобразующие постройки. Стали нормой и потеряли остроту даже идеи устойчивой и социально ориентированной архитектуры, по-прежнему декларируемые в качестве ключевых тем на крупнейших архитектурных смотрах. К примеру венецианская биеннале, которая прошла под девизом «Репортаж с фронта» Алехандро Аравены, несмотря на то, что собрала рекордное количество посетителей, не спровоцировала сколько-нибудь значительной профессиональной дискуссии. На всемирном архитектурном фестивале WAF в Берлине, социальная программа и значимость для сообщества уже рассматривались как обязательная часть каждого проекта наряду с объемно-пространственным и планировочным решением. Не удивительно, что почти никто из опрошенных нами российских архитекторов не назвал эти два глобальных мероприятия архитектурной жизни в числе наиболее значимых.
zooming
Алехандро Аравена наносит последние штрихи на экспозицию венецианской биеннале © Andrea Avezzù
Всемирный архитектурный фестиваль. WAF-2016. Берлин-Арена. 16-18 ноября 2016 г. © WAF

Пожалуй, главным в 2016 году оказалось печальное событие – неожиданная смерть Захи Хадид в последний день марта стала шоком для всех. Стало понятно, как много смелость её работ и её, во многом фантастическая, карьера значили в контексте современной архитектуры. Отважусь сказать, что на нашей памяти такого эффекта не производила смерть ни одного, даже самого именитого и культового архитектора. Как оказалась, в архитектурном мире достаточно своих королей самых разных мастей и масштабов, но королева была одна и её потеря стала серьёзным потрясением для маскулинного профессионального сообщества.

Множество публикаций о Захе весной и затем – каждая новость, связанная с работой бюро – вызывали неизменное внимание в течение всего года. Огромный интерес вызвала ретроспективная выставка Захи, открывшаяся в Венеции параллельно с биеннале архитектуры; состав экспозиции не был нов, но выставка как будто позволила всему миру достойно проститься с Хадид.

В России же получила большой резонанс победа проекта бюро Zaha Hadid architects в конкурсе на комплекс Технопарка Сбербанка России в ИЦ Сколково. Надо признать, что при всех безусловных достоинствах проекта эта победа тоже получилось в некотором роде мемориальной, из тех, которые не обсуждают.
zooming
Заха Хадид. Фото: Brigitte Lacombe
Технопарк Сбербанка в Сколково © Zaha Hadid Architects
***

В остальном архитектурная жизнь в мире шла своим чередом. 2016 год не подарил миру нового стиля. Многочисленные эксперименты с формами и пространством продолжаются, но носят характер скорее упражнений в оригинальности, чем выражением глубоких и прочувствованных поисков нового пути развития современной архитектуры. Впрочем, глобальный уровень развития строительных технологий в мире таков, что даже самые безумные в пластическом плане архитектурные экзерсисы воспринимаются спокойно. Если что-то и привлекает особое внимание сообщества, то не «торжество конструктивной мысли», а финансовая составляющая, которая на фоне экономического кризиса получила статус «приличной для обсуждения темы».

В этом смысле российская архитектура не стала исключением из глобальных тенденций. Сменив недавние поиски идентичности, которым предшествовали поиски инновационности, на первое место уверенно вышла экономика и задача создавать проекты не столько выдающиеся, сколько продающиеся и кроме того – реализуемые в новых санкционных реалиях. Экономический аспект той или иной степени проявленности стал лейтмотивом архитектурно-строительной отрасли.

О кризисе написано многое, к нему уже почти привыкли; для большинства архитекторов кризис стал реальностью, существенно изменив объемы, состав и типологию заказа. Многие начатые проекты заморожены, многие кардинально меняются вслед за рыночными тенденциями. Офисная недвижимость не в ходу, но жильё, ниже по классу и с более компактными квартирами, ещё находит своего покупателя, так же как торговые и развлекательные объекты. Но за каждым проектом ощутим призрак рентабельности: авторам ищут решения, способные произвести впечатление на избалованного покупателя, используя инструменты социально-культурного программирования и повышая качество архитектуры, в том числе массовой жилой застройки. К крупным проектам привлекают сразу несколько ведущих архитектурных бюро – это тенденция последних пяти лет – перед которыми ставится задача создать уникальную по средовым, эстетическим и потребительским качествам архитектуру. Крупнейший пример – «ЗИЛАРТ» компании ЛСР.

Экономическая ситуация отражается и на типологии заказчика. Выжившие на строительном рынке компании разрастаются за счёт поглощаемых активов выбывших игроков. Крупные девелоперские компании ищут столь же надежных и универсальных проектировщиков, готовых предоставить весь комплект услуг, включая гарантии согласования своих проектов в соответствующих инстанциях. Что приводит к переделу рынка, где пальму первенства получают бюро, обладающие налаженными связями и правильной репутацией. Результаты передела с наглядностью продемонстрировало летнее исследование московской ситуации в «Книге о полезной и красивой архитектуре», подготовленной КБ «Стрелка» к Moscow Urban Forum 2016. Впрочем одновременно с укрупнением ведущих проектных компаний наметился заметный рост числа молодых и активно заявляющих о себе архитектурных бюро, отмеченный многими из наших респондентов, в частности, Сергеем Чобаном.
Разворот с резульатами исследования московского архитектрного рынка из «Книги о полезной и красивой архитектуре». Фотография © Елена Петухова

Умение работать с бюджетными средствами и получать заказы от государственных структур переходит в категорию жизненно необходимых навыков, позволяющих переходить на совершенно новый и непривычный для большинства проектных организаций страны ценовой уровень. Не всегда это получается, но один из звучных примеров – работа КБ «Стрелка» над стандартами и правилами оцивилизовывания центральных улиц Москвы для программы правительства Москвы «Моя улица». Многие, мягко говоря, скептически восприняли 1,8 миллиарда рублей как стоимость этой работы за два года: в развернувшейся дискуссии, которая коснулась даже политиков, цена вопроса упоминалась едва ли не чаще, чем недостатки принципа унифицированного подхода к обустройству городских улиц с передачей приоритета от машин к пешеходам в стандартизированных форматах. Обсуждение принципов реконструкции улиц и общественных пространств в центре Москвы продолжалось весь год, активизируясь после летних дождей, а также «Ночи длинных ковшей» и оглашения результатов конкурса на концепцию благоустройства Тверской улицы, где одержало победу бюро «План_Б» из Ярославля.
Концепция благоустройства улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская © План_Б

Особый накал дискуссия приобрела после статьи одного из партнеров КБ «Стрелка» Григория Ревзина, направленной, казалось бы, на сглаживание конфликта и разъяснение принципов работы по новым стандартам. Факт интересен непредсказуемой – или наоборот, по-шахматному предсказуемой – реакций аудитории, прежде благоволившей «Стрелке». Пожалуй, что резонанс этой статьи подтверждает всё ещё огромное значение СМИ для общественного мнения. Любопытно будет наблюдать развитие темы в следующем году, когда реконструкции подвергнутся ещё около 70 московских улиц.

Помимо привлечения массового внимания к качеству и комфорту улиц, которыми теперь москвичи интересуются с не меньшим энтузиазмом, чем погодой – впрочем и с тем же успехом – история с облагораживанием центральных улиц имела несколько глобальных последствий. Прежде всего, на государственном уровне эксперимент был признан удачным и будет транслирован в виде индивидуальных стандартов благоустройства для 40 городов и 319 моногородов России, силами опять-таки КБ «Стрелка» за теперь уже 3,8 млрд. рублей в рамках национального проекта «Городская среда».
zooming
Комплект книг, входящих в «Стандарт благоустройства улиц и городских общественных пространств» © KB Strelka

Неудивительно, что вопросы урбанистики заняли заметное место в нашем опросе, причём реакция оказалась полярной. Олег Шапиро считает интерес к качеству среды на государственном уровне позитивной тенденцией, а Юлий Борисов отметил важность происходящего осознания проблем градостроительной отрасли на уровне власти. Александр Скокан, напротив, скептически оценил последствия столичной штурмовщины в области благоустройства – как дискредитирующей тему в целом. Строго говоря, эти позиции вовсе не противоположны: с одной стороны, российские города три десятка лет ждут благоустройства, с другой – методы его реализации не зря вызывают отторжение жителей и критику многих профессионалов. Удачи «малых дел» в гигантском масштабе вымостки, расстановки скамеек и высадки множества лип не снимают ни экономических сомнений – а не пир ли во время чумы мы наблюдаем? – ни необходимости решать другие, намного более сложные и глубинные градостроительные проблемы по всей стране, включая столицу – те самые вопросы, которые по-прежнему находятся на периферии общественного обсуждения и вне фокуса внимания власти. Их множество: от недостатка всяческой инфраструктуры до зашкаливающей плотности строительства высотного жилья. 
***

Возможно, всеобщее увлечение прикладными аспектами урбанистики, благодаря которому стали активно развиваться профильные образовательные институты, сможет повлиять на развитие ситуации. В 2016 году Высшая школа урбанистики НИУ ВШЭ и Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» запустили совместную магистерскую программу Advanced Urban Design. И буквально накануне Нового года начала работать Международная лаборатория экспериментального проектирования городов под руководством бывшего главного архитектора Барселоны Висенте Гуайарта. Авторитет и серьёзность экспертов, которые стоят за этими проектами, позволяют надеяться, что через несколько лет количество компетентных специалистов сможет качественно изменить ситуацию с городским планированием в стране.

В 2016 году градостроительная тематика прозвучала, хотя и слабее, чем в 2015, и в конкурсном формате. Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга провел закрытый международный конкурс на разработку концепции преобразования исторического промышленного «Серого пояса» Санкт-Петербурга. Вероятнее всего, конкурс носил характер брейн-шторминга, направленного на сбор экспертных мнений о возможных путях решения масштабной проблемы.
АБ Рождественка, Москва. Концепция развития «Серого пояса» © АБ Рождественка
ТПО «Резерв», Москва. Концепция развития «Серого пояса» © ТПО «Резерв»

По примеру Калининграда, Челябинск объявил международный конкурс на проект развития центра города, в котором могли участвовать все желающие, но подали заявки лишь 30 команд, из которых ко второму туру были отобраны пять. Результаты будут объявлены в 2017 году. Нельзя сказать, что сейчас конкурс вселяет много оптимизма – затеи подобного масштаба далеко не всегда доживают до реализации. Но определённый шанс у Челябинска есть, поскольку в 2020 году в городе планируется провести саммит стран Шанхайского региона (СОШ). В связи с чем город провёл ещё один конкурс Archchel 2020, открытый и намного более звучный, на проект конгресс-центра, реконструкцию аэропорта и благоустройство набережных; здесь заявок были ощутимо больше – 350.

В остальном конкурсная практика в 2016 году, не в пример предыдущему году, оказалась неурожайной на громкие и значимые события. Немногие проведённые конкурсы маркировали зоны особого внимания со стороны заказчиков, в основном городских и федеральных. Коммерческие заказчики приняли на вооружение конкурсный формат либо в его закрытой форме – для серьёзных проектов, либо в публичном формате – для решения маркетинговых задач. Из общедоступных соревнований можно вспомнить два конкурса на станции метро, чей широкий пиар подтверждают, что фокус внимания правительства Москвы по-прежнему сосредоточен на транспортной инфраструктуре, состав которой в 2016 году пополнился новым кольцом – в процессе реализации оно называлось Малым кольцом МКЖД, а затем превратилось в МЦК: Московское центральное кольцо.
***

Одним из заметных неправительственных начинаний, объединивших несколько актуальных тем: редевелопмент, формирование социальных и культурных центров, развитие рекреационной инфраструктуры и общественных пространств в различных городах России стал проект «Приметы городов», инициатором и организатором которого выступило Агентство «Правила общения», при поддержке сообщества ARCHiPEOPLE и других организаций. На «Арх Москве» прошла конференция и выставка, а также были вручены первые награды одноименной премии, которая обещает стать ежегодной.
Музей стрит-арта, Санкт-Петербург. Авторы проекта реконструкции и благоустройства: архитектурное бюро «Архатака». Лауреат премии «Приметы городов».
zooming
Материалы выставки «приметы городов». Художник Роман Беляев © Приметы городов

Сама же по себе «Арх Москва» продемонстрировала скорее пример респектабельной устойчивости, ценной в период экономического спада, но чуждой поискам новых, свежих или даже провокационных решений. Пожалуй, единственным сюрпризом стало присуждение звания «Архитектора года», ранее переходившего от одного москвича к другому, петербуржцу Никите Явейну. На этом фоне поиски нового формата «Зодчества», инициированного несколько лет назад его кураторами Андреем и Никитой Асадовыми, выглядят более плодотворными, поскольку фестиваль впервые покинул дорогие выставочные пространства, переселившись в фабричные корпуса по примеру биеннале Шэньчженя.
Фестиваль Зодчество, 5 корпус, 2 этаж. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Неоднозначность экспозиции российского павильона на венецианской биеннале архитектуры также не позволяет назвать её безусловным событие года. С одной стороны, она вызвала множество дискуссий, что хорошо, с другой – тенденция выступать категорически невпопад темы биеннале за много лет стала несколько банальной. «Достижения» ВДНХ полувековой давности, отражённые в гипсовых статуях колхозников и быков, также как и неожиданно созвучные им панорамы современного катка, самого большого в мире – больше настраивали на пост-советскую ностальгию или нео-советский аттракцион, чем на размышления о социальной значимости рекреационных пространств.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На фоне патетического российского павильона остро и глубоко воспринималась инсталляция «Приют одинокого шахматиста», выстроенная Александром Бродским, которого куратор биеннале Алехандро Аравена лично пригласил к участию. Покосившийся сарай, застывший на краю каменной набережной Арсенала, своей поэтичностью и несуразностью обращал на себя внимание каждого, заставляя остановиться и почувствовать хотя бы часть заложенных автором ассоциаций.
Александр Бродский, инсталляция для венецианской биеннале архитектуры. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Последствия нескольких событий уходящего года мы сможем оценить только в следующем, а может быть, и позднее. Пока неизвестно, кто займет пост директора Музея архитектуры им. А.В. Щусева, оставленный в начале декабря Ириной Коробьиной; причины отставки пока не разглашаются.

К числу событий с отсроченными последствиями можно отнести и избрание на пост президента Союза архитекторов России Николая Шумакова, который принял решение не оставлять поста президента Союза московских архитекторов, объединив под своим руководством общероссийскую организацию и её местное отделение и оптимизировав работу двух управленческих аппаратов. Реорганизация структуры Союза давно назрела, но сложно представить, что именно в этом состоит главная проблема профессионального объединения российских архитекторов, которое не имеет достаточного количества авторитетных членов для руководства каждой организацией по отдельности.
***

Наш обзор итогов уходящего года получился не слишком радостным; но и не то чтобы пессимистичным. Отсутствие грандиозных успехов и звучной повестки дня не означает полной тишины; оно может означать и кропотливую работу. Многие бюро отметили юбилеи, провели выставки и опубликовали каталоги своих проектов. Все вместе образует любопытный срез истории частных архитектурных мастерских за примерно четверть века: 25, 15 и 10 лет. По выставкам и книгам видно, что проектов много, среди них есть и знаковые, и масштабные; многое реализуется. Если внимательно посмотреть – не такой уж и кризис.

Благодарим всех архитекторов, принявших участие в нашем опросе и приглашаем читателей дополнить перечень значимых событий 2016 года в комментариях.
 

29 Декабря 2016

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.