Итоги 2016: ищем важное

Вспоминаем прошедший год и размышляем над его самыми важными событиями. А были ли они?

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
0 Надо признаться, что, оглядываясь на прошедший год, не так-то просто обнаружить события особой значимости: такие, про которые сразу знаешь – вот оно, то, что определит вектор развития архитектуры на пару ближайших десятилетий. Или же – вот событие, после которого архитектура никогда не будет прежней. Как-то наше время скудно на манифесты и стилеобразующие постройки. Стали нормой и потеряли остроту даже идеи устойчивой и социально ориентированной архитектуры, по-прежнему декларируемые в качестве ключевых тем на крупнейших архитектурных смотрах. К примеру венецианская биеннале, которая прошла под девизом «Репортаж с фронта» Алехандро Аравены, несмотря на то, что собрала рекордное количество посетителей, не спровоцировала сколько-нибудь значительной профессиональной дискуссии. На всемирном архитектурном фестивале WAF в Берлине, социальная программа и значимость для сообщества уже рассматривались как обязательная часть каждого проекта наряду с объемно-пространственным и планировочным решением. Не удивительно, что почти никто из опрошенных нами российских архитекторов не назвал эти два глобальных мероприятия архитектурной жизни в числе наиболее значимых.
zooming
Алехандро Аравена наносит последние штрихи на экспозицию венецианской биеннале © Andrea Avezzù
Всемирный архитектурный фестиваль. WAF-2016. Берлин-Арена. 16-18 ноября 2016 г. © WAF

Пожалуй, главным в 2016 году оказалось печальное событие – неожиданная смерть Захи Хадид в последний день марта стала шоком для всех. Стало понятно, как много смелость её работ и её, во многом фантастическая, карьера значили в контексте современной архитектуры. Отважусь сказать, что на нашей памяти такого эффекта не производила смерть ни одного, даже самого именитого и культового архитектора. Как оказалась, в архитектурном мире достаточно своих королей самых разных мастей и масштабов, но королева была одна и её потеря стала серьёзным потрясением для маскулинного профессионального сообщества.

Множество публикаций о Захе весной и затем – каждая новость, связанная с работой бюро – вызывали неизменное внимание в течение всего года. Огромный интерес вызвала ретроспективная выставка Захи, открывшаяся в Венеции параллельно с биеннале архитектуры; состав экспозиции не был нов, но выставка как будто позволила всему миру достойно проститься с Хадид.

В России же получила большой резонанс победа проекта бюро Zaha Hadid architects в конкурсе на комплекс Технопарка Сбербанка России в ИЦ Сколково. Надо признать, что при всех безусловных достоинствах проекта эта победа тоже получилось в некотором роде мемориальной, из тех, которые не обсуждают.
zooming
Заха Хадид. Фото: Brigitte Lacombe
Технопарк Сбербанка в Сколково © Zaha Hadid Architects
***

В остальном архитектурная жизнь в мире шла своим чередом. 2016 год не подарил миру нового стиля. Многочисленные эксперименты с формами и пространством продолжаются, но носят характер скорее упражнений в оригинальности, чем выражением глубоких и прочувствованных поисков нового пути развития современной архитектуры. Впрочем, глобальный уровень развития строительных технологий в мире таков, что даже самые безумные в пластическом плане архитектурные экзерсисы воспринимаются спокойно. Если что-то и привлекает особое внимание сообщества, то не «торжество конструктивной мысли», а финансовая составляющая, которая на фоне экономического кризиса получила статус «приличной для обсуждения темы».

В этом смысле российская архитектура не стала исключением из глобальных тенденций. Сменив недавние поиски идентичности, которым предшествовали поиски инновационности, на первое место уверенно вышла экономика и задача создавать проекты не столько выдающиеся, сколько продающиеся и кроме того – реализуемые в новых санкционных реалиях. Экономический аспект той или иной степени проявленности стал лейтмотивом архитектурно-строительной отрасли.

О кризисе написано многое, к нему уже почти привыкли; для большинства архитекторов кризис стал реальностью, существенно изменив объемы, состав и типологию заказа. Многие начатые проекты заморожены, многие кардинально меняются вслед за рыночными тенденциями. Офисная недвижимость не в ходу, но жильё, ниже по классу и с более компактными квартирами, ещё находит своего покупателя, так же как торговые и развлекательные объекты. Но за каждым проектом ощутим призрак рентабельности: авторам ищут решения, способные произвести впечатление на избалованного покупателя, используя инструменты социально-культурного программирования и повышая качество архитектуры, в том числе массовой жилой застройки. К крупным проектам привлекают сразу несколько ведущих архитектурных бюро – это тенденция последних пяти лет – перед которыми ставится задача создать уникальную по средовым, эстетическим и потребительским качествам архитектуру. Крупнейший пример – «ЗИЛАРТ» компании ЛСР.

Экономическая ситуация отражается и на типологии заказчика. Выжившие на строительном рынке компании разрастаются за счёт поглощаемых активов выбывших игроков. Крупные девелоперские компании ищут столь же надежных и универсальных проектировщиков, готовых предоставить весь комплект услуг, включая гарантии согласования своих проектов в соответствующих инстанциях. Что приводит к переделу рынка, где пальму первенства получают бюро, обладающие налаженными связями и правильной репутацией. Результаты передела с наглядностью продемонстрировало летнее исследование московской ситуации в «Книге о полезной и красивой архитектуре», подготовленной КБ «Стрелка» к Moscow Urban Forum 2016. Впрочем одновременно с укрупнением ведущих проектных компаний наметился заметный рост числа молодых и активно заявляющих о себе архитектурных бюро, отмеченный многими из наших респондентов, в частности, Сергеем Чобаном.
Разворот с резульатами исследования московского архитектрного рынка из «Книги о полезной и красивой архитектуре». Фотография © Елена Петухова

Умение работать с бюджетными средствами и получать заказы от государственных структур переходит в категорию жизненно необходимых навыков, позволяющих переходить на совершенно новый и непривычный для большинства проектных организаций страны ценовой уровень. Не всегда это получается, но один из звучных примеров – работа КБ «Стрелка» над стандартами и правилами оцивилизовывания центральных улиц Москвы для программы правительства Москвы «Моя улица». Многие, мягко говоря, скептически восприняли 1,8 миллиарда рублей как стоимость этой работы за два года: в развернувшейся дискуссии, которая коснулась даже политиков, цена вопроса упоминалась едва ли не чаще, чем недостатки принципа унифицированного подхода к обустройству городских улиц с передачей приоритета от машин к пешеходам в стандартизированных форматах. Обсуждение принципов реконструкции улиц и общественных пространств в центре Москвы продолжалось весь год, активизируясь после летних дождей, а также «Ночи длинных ковшей» и оглашения результатов конкурса на концепцию благоустройства Тверской улицы, где одержало победу бюро «План_Б» из Ярославля.
Концепция благоустройства улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская © План_Б

Особый накал дискуссия приобрела после статьи одного из партнеров КБ «Стрелка» Григория Ревзина, направленной, казалось бы, на сглаживание конфликта и разъяснение принципов работы по новым стандартам. Факт интересен непредсказуемой – или наоборот, по-шахматному предсказуемой – реакций аудитории, прежде благоволившей «Стрелке». Пожалуй, что резонанс этой статьи подтверждает всё ещё огромное значение СМИ для общественного мнения. Любопытно будет наблюдать развитие темы в следующем году, когда реконструкции подвергнутся ещё около 70 московских улиц.

Помимо привлечения массового внимания к качеству и комфорту улиц, которыми теперь москвичи интересуются с не меньшим энтузиазмом, чем погодой – впрочем и с тем же успехом – история с облагораживанием центральных улиц имела несколько глобальных последствий. Прежде всего, на государственном уровне эксперимент был признан удачным и будет транслирован в виде индивидуальных стандартов благоустройства для 40 городов и 319 моногородов России, силами опять-таки КБ «Стрелка» за теперь уже 3,8 млрд. рублей в рамках национального проекта «Городская среда».
zooming
Комплект книг, входящих в «Стандарт благоустройства улиц и городских общественных пространств» © KB Strelka

Неудивительно, что вопросы урбанистики заняли заметное место в нашем опросе, причём реакция оказалась полярной. Олег Шапиро считает интерес к качеству среды на государственном уровне позитивной тенденцией, а Юлий Борисов отметил важность происходящего осознания проблем градостроительной отрасли на уровне власти. Александр Скокан, напротив, скептически оценил последствия столичной штурмовщины в области благоустройства – как дискредитирующей тему в целом. Строго говоря, эти позиции вовсе не противоположны: с одной стороны, российские города три десятка лет ждут благоустройства, с другой – методы его реализации не зря вызывают отторжение жителей и критику многих профессионалов. Удачи «малых дел» в гигантском масштабе вымостки, расстановки скамеек и высадки множества лип не снимают ни экономических сомнений – а не пир ли во время чумы мы наблюдаем? – ни необходимости решать другие, намного более сложные и глубинные градостроительные проблемы по всей стране, включая столицу – те самые вопросы, которые по-прежнему находятся на периферии общественного обсуждения и вне фокуса внимания власти. Их множество: от недостатка всяческой инфраструктуры до зашкаливающей плотности строительства высотного жилья. 
***

Возможно, всеобщее увлечение прикладными аспектами урбанистики, благодаря которому стали активно развиваться профильные образовательные институты, сможет повлиять на развитие ситуации. В 2016 году Высшая школа урбанистики НИУ ВШЭ и Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» запустили совместную магистерскую программу Advanced Urban Design. И буквально накануне Нового года начала работать Международная лаборатория экспериментального проектирования городов под руководством бывшего главного архитектора Барселоны Висенте Гуайарта. Авторитет и серьёзность экспертов, которые стоят за этими проектами, позволяют надеяться, что через несколько лет количество компетентных специалистов сможет качественно изменить ситуацию с городским планированием в стране.

В 2016 году градостроительная тематика прозвучала, хотя и слабее, чем в 2015, и в конкурсном формате. Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга провел закрытый международный конкурс на разработку концепции преобразования исторического промышленного «Серого пояса» Санкт-Петербурга. Вероятнее всего, конкурс носил характер брейн-шторминга, направленного на сбор экспертных мнений о возможных путях решения масштабной проблемы.
АБ Рождественка, Москва. Концепция развития «Серого пояса» © АБ Рождественка
ТПО «Резерв», Москва. Концепция развития «Серого пояса» © ТПО «Резерв»

По примеру Калининграда, Челябинск объявил международный конкурс на проект развития центра города, в котором могли участвовать все желающие, но подали заявки лишь 30 команд, из которых ко второму туру были отобраны пять. Результаты будут объявлены в 2017 году. Нельзя сказать, что сейчас конкурс вселяет много оптимизма – затеи подобного масштаба далеко не всегда доживают до реализации. Но определённый шанс у Челябинска есть, поскольку в 2020 году в городе планируется провести саммит стран Шанхайского региона (СОШ). В связи с чем город провёл ещё один конкурс Archchel 2020, открытый и намного более звучный, на проект конгресс-центра, реконструкцию аэропорта и благоустройство набережных; здесь заявок были ощутимо больше – 350.

В остальном конкурсная практика в 2016 году, не в пример предыдущему году, оказалась неурожайной на громкие и значимые события. Немногие проведённые конкурсы маркировали зоны особого внимания со стороны заказчиков, в основном городских и федеральных. Коммерческие заказчики приняли на вооружение конкурсный формат либо в его закрытой форме – для серьёзных проектов, либо в публичном формате – для решения маркетинговых задач. Из общедоступных соревнований можно вспомнить два конкурса на станции метро, чей широкий пиар подтверждают, что фокус внимания правительства Москвы по-прежнему сосредоточен на транспортной инфраструктуре, состав которой в 2016 году пополнился новым кольцом – в процессе реализации оно называлось Малым кольцом МКЖД, а затем превратилось в МЦК: Московское центральное кольцо.
***

Одним из заметных неправительственных начинаний, объединивших несколько актуальных тем: редевелопмент, формирование социальных и культурных центров, развитие рекреационной инфраструктуры и общественных пространств в различных городах России стал проект «Приметы городов», инициатором и организатором которого выступило Агентство «Правила общения», при поддержке сообщества ARCHiPEOPLE и других организаций. На «Арх Москве» прошла конференция и выставка, а также были вручены первые награды одноименной премии, которая обещает стать ежегодной.
Музей стрит-арта, Санкт-Петербург. Авторы проекта реконструкции и благоустройства: архитектурное бюро «Архатака». Лауреат премии «Приметы городов».
zooming
Материалы выставки «приметы городов». Художник Роман Беляев © Приметы городов

Сама же по себе «Арх Москва» продемонстрировала скорее пример респектабельной устойчивости, ценной в период экономического спада, но чуждой поискам новых, свежих или даже провокационных решений. Пожалуй, единственным сюрпризом стало присуждение звания «Архитектора года», ранее переходившего от одного москвича к другому, петербуржцу Никите Явейну. На этом фоне поиски нового формата «Зодчества», инициированного несколько лет назад его кураторами Андреем и Никитой Асадовыми, выглядят более плодотворными, поскольку фестиваль впервые покинул дорогие выставочные пространства, переселившись в фабричные корпуса по примеру биеннале Шэньчженя.
Фестиваль Зодчество, 5 корпус, 2 этаж. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Неоднозначность экспозиции российского павильона на венецианской биеннале архитектуры также не позволяет назвать её безусловным событие года. С одной стороны, она вызвала множество дискуссий, что хорошо, с другой – тенденция выступать категорически невпопад темы биеннале за много лет стала несколько банальной. «Достижения» ВДНХ полувековой давности, отражённые в гипсовых статуях колхозников и быков, также как и неожиданно созвучные им панорамы современного катка, самого большого в мире – больше настраивали на пост-советскую ностальгию или нео-советский аттракцион, чем на размышления о социальной значимости рекреационных пространств.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На фоне патетического российского павильона остро и глубоко воспринималась инсталляция «Приют одинокого шахматиста», выстроенная Александром Бродским, которого куратор биеннале Алехандро Аравена лично пригласил к участию. Покосившийся сарай, застывший на краю каменной набережной Арсенала, своей поэтичностью и несуразностью обращал на себя внимание каждого, заставляя остановиться и почувствовать хотя бы часть заложенных автором ассоциаций.
Александр Бродский, инсталляция для венецианской биеннале архитектуры. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Последствия нескольких событий уходящего года мы сможем оценить только в следующем, а может быть, и позднее. Пока неизвестно, кто займет пост директора Музея архитектуры им. А.В. Щусева, оставленный в начале декабря Ириной Коробьиной; причины отставки пока не разглашаются.

К числу событий с отсроченными последствиями можно отнести и избрание на пост президента Союза архитекторов России Николая Шумакова, который принял решение не оставлять поста президента Союза московских архитекторов, объединив под своим руководством общероссийскую организацию и её местное отделение и оптимизировав работу двух управленческих аппаратов. Реорганизация структуры Союза давно назрела, но сложно представить, что именно в этом состоит главная проблема профессионального объединения российских архитекторов, которое не имеет достаточного количества авторитетных членов для руководства каждой организацией по отдельности.
***

Наш обзор итогов уходящего года получился не слишком радостным; но и не то чтобы пессимистичным. Отсутствие грандиозных успехов и звучной повестки дня не означает полной тишины; оно может означать и кропотливую работу. Многие бюро отметили юбилеи, провели выставки и опубликовали каталоги своих проектов. Все вместе образует любопытный срез истории частных архитектурных мастерских за примерно четверть века: 25, 15 и 10 лет. По выставкам и книгам видно, что проектов много, среди них есть и знаковые, и масштабные; многое реализуется. Если внимательно посмотреть – не такой уж и кризис.

Благодарим всех архитекторов, принявших участие в нашем опросе и приглашаем читателей дополнить перечень значимых событий 2016 года в комментариях.
 

29 Декабря 2016

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
Похожие статьи
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Параметрические волны
В жилом комплексе Sydney City, который ГК «ФСК» возводит в районе Шелепихинской набережной, Genpro спроектировали центральный квартал, соединив в архитектуре параметрические фасады с модульной технологией.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.