Итоги 2016: ищем важное

Вспоминаем прошедший год и размышляем над его самыми важными событиями. А были ли они?

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Надо признаться, что, оглядываясь на прошедший год, не так-то просто обнаружить события особой значимости: такие, про которые сразу знаешь – вот оно, то, что определит вектор развития архитектуры на пару ближайших десятилетий. Или же – вот событие, после которого архитектура никогда не будет прежней. Как-то наше время скудно на манифесты и стилеобразующие постройки. Стали нормой и потеряли остроту даже идеи устойчивой и социально ориентированной архитектуры, по-прежнему декларируемые в качестве ключевых тем на крупнейших архитектурных смотрах. К примеру венецианская биеннале, которая прошла под девизом «Репортаж с фронта» Алехандро Аравены, несмотря на то, что собрала рекордное количество посетителей, не спровоцировала сколько-нибудь значительной профессиональной дискуссии. На всемирном архитектурном фестивале WAF в Берлине, социальная программа и значимость для сообщества уже рассматривались как обязательная часть каждого проекта наряду с объемно-пространственным и планировочным решением. Не удивительно, что почти никто из опрошенных нами российских архитекторов не назвал эти два глобальных мероприятия архитектурной жизни в числе наиболее значимых.
zooming
Алехандро Аравена наносит последние штрихи на экспозицию венецианской биеннале © Andrea Avezzù
Всемирный архитектурный фестиваль. WAF-2016. Берлин-Арена. 16-18 ноября 2016 г. © WAF

Пожалуй, главным в 2016 году оказалось печальное событие – неожиданная смерть Захи Хадид в последний день марта стала шоком для всех. Стало понятно, как много смелость её работ и её, во многом фантастическая, карьера значили в контексте современной архитектуры. Отважусь сказать, что на нашей памяти такого эффекта не производила смерть ни одного, даже самого именитого и культового архитектора. Как оказалась, в архитектурном мире достаточно своих королей самых разных мастей и масштабов, но королева была одна и её потеря стала серьёзным потрясением для маскулинного профессионального сообщества.

Множество публикаций о Захе весной и затем – каждая новость, связанная с работой бюро – вызывали неизменное внимание в течение всего года. Огромный интерес вызвала ретроспективная выставка Захи, открывшаяся в Венеции параллельно с биеннале архитектуры; состав экспозиции не был нов, но выставка как будто позволила всему миру достойно проститься с Хадид.

В России же получила большой резонанс победа проекта бюро Zaha Hadid architects в конкурсе на комплекс Технопарка Сбербанка России в ИЦ Сколково. Надо признать, что при всех безусловных достоинствах проекта эта победа тоже получилось в некотором роде мемориальной, из тех, которые не обсуждают.
zooming
Заха Хадид. Фото: Brigitte Lacombe
Технопарк Сбербанка в Сколково © Zaha Hadid Architects
***

В остальном архитектурная жизнь в мире шла своим чередом. 2016 год не подарил миру нового стиля. Многочисленные эксперименты с формами и пространством продолжаются, но носят характер скорее упражнений в оригинальности, чем выражением глубоких и прочувствованных поисков нового пути развития современной архитектуры. Впрочем, глобальный уровень развития строительных технологий в мире таков, что даже самые безумные в пластическом плане архитектурные экзерсисы воспринимаются спокойно. Если что-то и привлекает особое внимание сообщества, то не «торжество конструктивной мысли», а финансовая составляющая, которая на фоне экономического кризиса получила статус «приличной для обсуждения темы».

В этом смысле российская архитектура не стала исключением из глобальных тенденций. Сменив недавние поиски идентичности, которым предшествовали поиски инновационности, на первое место уверенно вышла экономика и задача создавать проекты не столько выдающиеся, сколько продающиеся и кроме того – реализуемые в новых санкционных реалиях. Экономический аспект той или иной степени проявленности стал лейтмотивом архитектурно-строительной отрасли.

О кризисе написано многое, к нему уже почти привыкли; для большинства архитекторов кризис стал реальностью, существенно изменив объемы, состав и типологию заказа. Многие начатые проекты заморожены, многие кардинально меняются вслед за рыночными тенденциями. Офисная недвижимость не в ходу, но жильё, ниже по классу и с более компактными квартирами, ещё находит своего покупателя, так же как торговые и развлекательные объекты. Но за каждым проектом ощутим призрак рентабельности: авторам ищут решения, способные произвести впечатление на избалованного покупателя, используя инструменты социально-культурного программирования и повышая качество архитектуры, в том числе массовой жилой застройки. К крупным проектам привлекают сразу несколько ведущих архитектурных бюро – это тенденция последних пяти лет – перед которыми ставится задача создать уникальную по средовым, эстетическим и потребительским качествам архитектуру. Крупнейший пример – «ЗИЛАРТ» компании ЛСР.

Экономическая ситуация отражается и на типологии заказчика. Выжившие на строительном рынке компании разрастаются за счёт поглощаемых активов выбывших игроков. Крупные девелоперские компании ищут столь же надежных и универсальных проектировщиков, готовых предоставить весь комплект услуг, включая гарантии согласования своих проектов в соответствующих инстанциях. Что приводит к переделу рынка, где пальму первенства получают бюро, обладающие налаженными связями и правильной репутацией. Результаты передела с наглядностью продемонстрировало летнее исследование московской ситуации в «Книге о полезной и красивой архитектуре», подготовленной КБ «Стрелка» к Moscow Urban Forum 2016. Впрочем одновременно с укрупнением ведущих проектных компаний наметился заметный рост числа молодых и активно заявляющих о себе архитектурных бюро, отмеченный многими из наших респондентов, в частности, Сергеем Чобаном.
Разворот с резульатами исследования московского архитектрного рынка из «Книги о полезной и красивой архитектуре». Фотография © Елена Петухова

Умение работать с бюджетными средствами и получать заказы от государственных структур переходит в категорию жизненно необходимых навыков, позволяющих переходить на совершенно новый и непривычный для большинства проектных организаций страны ценовой уровень. Не всегда это получается, но один из звучных примеров – работа КБ «Стрелка» над стандартами и правилами оцивилизовывания центральных улиц Москвы для программы правительства Москвы «Моя улица». Многие, мягко говоря, скептически восприняли 1,8 миллиарда рублей как стоимость этой работы за два года: в развернувшейся дискуссии, которая коснулась даже политиков, цена вопроса упоминалась едва ли не чаще, чем недостатки принципа унифицированного подхода к обустройству городских улиц с передачей приоритета от машин к пешеходам в стандартизированных форматах. Обсуждение принципов реконструкции улиц и общественных пространств в центре Москвы продолжалось весь год, активизируясь после летних дождей, а также «Ночи длинных ковшей» и оглашения результатов конкурса на концепцию благоустройства Тверской улицы, где одержало победу бюро «План_Б» из Ярославля.
Концепция благоустройства улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская © План_Б

Особый накал дискуссия приобрела после статьи одного из партнеров КБ «Стрелка» Григория Ревзина, направленной, казалось бы, на сглаживание конфликта и разъяснение принципов работы по новым стандартам. Факт интересен непредсказуемой – или наоборот, по-шахматному предсказуемой – реакций аудитории, прежде благоволившей «Стрелке». Пожалуй, что резонанс этой статьи подтверждает всё ещё огромное значение СМИ для общественного мнения. Любопытно будет наблюдать развитие темы в следующем году, когда реконструкции подвергнутся ещё около 70 московских улиц.

Помимо привлечения массового внимания к качеству и комфорту улиц, которыми теперь москвичи интересуются с не меньшим энтузиазмом, чем погодой – впрочем и с тем же успехом – история с облагораживанием центральных улиц имела несколько глобальных последствий. Прежде всего, на государственном уровне эксперимент был признан удачным и будет транслирован в виде индивидуальных стандартов благоустройства для 40 городов и 319 моногородов России, силами опять-таки КБ «Стрелка» за теперь уже 3,8 млрд. рублей в рамках национального проекта «Городская среда».
zooming
Комплект книг, входящих в «Стандарт благоустройства улиц и городских общественных пространств» © KB Strelka

Неудивительно, что вопросы урбанистики заняли заметное место в нашем опросе, причём реакция оказалась полярной. Олег Шапиро считает интерес к качеству среды на государственном уровне позитивной тенденцией, а Юлий Борисов отметил важность происходящего осознания проблем градостроительной отрасли на уровне власти. Александр Скокан, напротив, скептически оценил последствия столичной штурмовщины в области благоустройства – как дискредитирующей тему в целом. Строго говоря, эти позиции вовсе не противоположны: с одной стороны, российские города три десятка лет ждут благоустройства, с другой – методы его реализации не зря вызывают отторжение жителей и критику многих профессионалов. Удачи «малых дел» в гигантском масштабе вымостки, расстановки скамеек и высадки множества лип не снимают ни экономических сомнений – а не пир ли во время чумы мы наблюдаем? – ни необходимости решать другие, намного более сложные и глубинные градостроительные проблемы по всей стране, включая столицу – те самые вопросы, которые по-прежнему находятся на периферии общественного обсуждения и вне фокуса внимания власти. Их множество: от недостатка всяческой инфраструктуры до зашкаливающей плотности строительства высотного жилья. 
***

Возможно, всеобщее увлечение прикладными аспектами урбанистики, благодаря которому стали активно развиваться профильные образовательные институты, сможет повлиять на развитие ситуации. В 2016 году Высшая школа урбанистики НИУ ВШЭ и Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» запустили совместную магистерскую программу Advanced Urban Design. И буквально накануне Нового года начала работать Международная лаборатория экспериментального проектирования городов под руководством бывшего главного архитектора Барселоны Висенте Гуайарта. Авторитет и серьёзность экспертов, которые стоят за этими проектами, позволяют надеяться, что через несколько лет количество компетентных специалистов сможет качественно изменить ситуацию с городским планированием в стране.

В 2016 году градостроительная тематика прозвучала, хотя и слабее, чем в 2015, и в конкурсном формате. Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга провел закрытый международный конкурс на разработку концепции преобразования исторического промышленного «Серого пояса» Санкт-Петербурга. Вероятнее всего, конкурс носил характер брейн-шторминга, направленного на сбор экспертных мнений о возможных путях решения масштабной проблемы.
АБ Рождественка, Москва. Концепция развития «Серого пояса» © АБ Рождественка
ТПО «Резерв», Москва. Концепция развития «Серого пояса» © ТПО «Резерв»

По примеру Калининграда, Челябинск объявил международный конкурс на проект развития центра города, в котором могли участвовать все желающие, но подали заявки лишь 30 команд, из которых ко второму туру были отобраны пять. Результаты будут объявлены в 2017 году. Нельзя сказать, что сейчас конкурс вселяет много оптимизма – затеи подобного масштаба далеко не всегда доживают до реализации. Но определённый шанс у Челябинска есть, поскольку в 2020 году в городе планируется провести саммит стран Шанхайского региона (СОШ). В связи с чем город провёл ещё один конкурс Archchel 2020, открытый и намного более звучный, на проект конгресс-центра, реконструкцию аэропорта и благоустройство набережных; здесь заявок были ощутимо больше – 350.

В остальном конкурсная практика в 2016 году, не в пример предыдущему году, оказалась неурожайной на громкие и значимые события. Немногие проведённые конкурсы маркировали зоны особого внимания со стороны заказчиков, в основном городских и федеральных. Коммерческие заказчики приняли на вооружение конкурсный формат либо в его закрытой форме – для серьёзных проектов, либо в публичном формате – для решения маркетинговых задач. Из общедоступных соревнований можно вспомнить два конкурса на станции метро, чей широкий пиар подтверждают, что фокус внимания правительства Москвы по-прежнему сосредоточен на транспортной инфраструктуре, состав которой в 2016 году пополнился новым кольцом – в процессе реализации оно называлось Малым кольцом МКЖД, а затем превратилось в МЦК: Московское центральное кольцо.
***

Одним из заметных неправительственных начинаний, объединивших несколько актуальных тем: редевелопмент, формирование социальных и культурных центров, развитие рекреационной инфраструктуры и общественных пространств в различных городах России стал проект «Приметы городов», инициатором и организатором которого выступило Агентство «Правила общения», при поддержке сообщества ARCHiPEOPLE и других организаций. На «Арх Москве» прошла конференция и выставка, а также были вручены первые награды одноименной премии, которая обещает стать ежегодной.
Музей стрит-арта, Санкт-Петербург. Авторы проекта реконструкции и благоустройства: архитектурное бюро «Архатака». Лауреат премии «Приметы городов».
zooming
Материалы выставки «приметы городов». Художник Роман Беляев © Приметы городов

Сама же по себе «Арх Москва» продемонстрировала скорее пример респектабельной устойчивости, ценной в период экономического спада, но чуждой поискам новых, свежих или даже провокационных решений. Пожалуй, единственным сюрпризом стало присуждение звания «Архитектора года», ранее переходившего от одного москвича к другому, петербуржцу Никите Явейну. На этом фоне поиски нового формата «Зодчества», инициированного несколько лет назад его кураторами Андреем и Никитой Асадовыми, выглядят более плодотворными, поскольку фестиваль впервые покинул дорогие выставочные пространства, переселившись в фабричные корпуса по примеру биеннале Шэньчженя.
Фестиваль Зодчество, 5 корпус, 2 этаж. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Неоднозначность экспозиции российского павильона на венецианской биеннале архитектуры также не позволяет назвать её безусловным событие года. С одной стороны, она вызвала множество дискуссий, что хорошо, с другой – тенденция выступать категорически невпопад темы биеннале за много лет стала несколько банальной. «Достижения» ВДНХ полувековой давности, отражённые в гипсовых статуях колхозников и быков, также как и неожиданно созвучные им панорамы современного катка, самого большого в мире – больше настраивали на пост-советскую ностальгию или нео-советский аттракцион, чем на размышления о социальной значимости рекреационных пространств.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На фоне патетического российского павильона остро и глубоко воспринималась инсталляция «Приют одинокого шахматиста», выстроенная Александром Бродским, которого куратор биеннале Алехандро Аравена лично пригласил к участию. Покосившийся сарай, застывший на краю каменной набережной Арсенала, своей поэтичностью и несуразностью обращал на себя внимание каждого, заставляя остановиться и почувствовать хотя бы часть заложенных автором ассоциаций.
Александр Бродский, инсталляция для венецианской биеннале архитектуры. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Последствия нескольких событий уходящего года мы сможем оценить только в следующем, а может быть, и позднее. Пока неизвестно, кто займет пост директора Музея архитектуры им. А.В. Щусева, оставленный в начале декабря Ириной Коробьиной; причины отставки пока не разглашаются.

К числу событий с отсроченными последствиями можно отнести и избрание на пост президента Союза архитекторов России Николая Шумакова, который принял решение не оставлять поста президента Союза московских архитекторов, объединив под своим руководством общероссийскую организацию и её местное отделение и оптимизировав работу двух управленческих аппаратов. Реорганизация структуры Союза давно назрела, но сложно представить, что именно в этом состоит главная проблема профессионального объединения российских архитекторов, которое не имеет достаточного количества авторитетных членов для руководства каждой организацией по отдельности.
***

Наш обзор итогов уходящего года получился не слишком радостным; но и не то чтобы пессимистичным. Отсутствие грандиозных успехов и звучной повестки дня не означает полной тишины; оно может означать и кропотливую работу. Многие бюро отметили юбилеи, провели выставки и опубликовали каталоги своих проектов. Все вместе образует любопытный срез истории частных архитектурных мастерских за примерно четверть века: 25, 15 и 10 лет. По выставкам и книгам видно, что проектов много, среди них есть и знаковые, и масштабные; многое реализуется. Если внимательно посмотреть – не такой уж и кризис.

Благодарим всех архитекторов, принявших участие в нашем опросе и приглашаем читателей дополнить перечень значимых событий 2016 года в комментариях.
 

29 Декабря 2016

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».