«Дворы» на Гудзоне

С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg
Пять башен из стекла и стали стоят вокруг площади словно великаны из второй книги Джонатана Свифта о приключениях Гулливера и наблюдают, как у их ног карабкаются вверх и вниз по сплетенной из лестниц корзине крошечные человечки.
  • zooming
    1 / 3
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Michael Moran для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

Комплекс небоскребов в западном Мидтауне, появившийся в результате инвестирования двадцати пяти миллиардов долларов, двенадцати лет проектирования и шести лет строительства, признан самым масштабным и самым дорогим девелоперским проектом в Нью-Йорке.

В мире существуют образцы подобного многоэтажного рая для людей, проводящих в офисе большую часть суток, для тех, кому важно получить весь набор приятных возможностей, укладывающихся в понятие «комфортная жизнь», в одном месте – от люксового шопинга и авторских ресторанов до развлечений под облаками и ярких культурных событий. Взять хотя бы наш московский Сити – предлагая именно такой стиль жизни, он населен и востребован поколением молодых, амбициозных людей, стремящихся минимизировать передвижения по городу.

И все же для Нью-Йорка Хадсон-Ярдс – это принципиально новый проект, проект города-государства, частного анклава внутри гигантского мегаполиса, срежиссированного одним человеком – Стивеном Россом.
  • zooming
    1 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    2 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    5 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    6 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    7 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

История участка с железнодорожными путями Пенн-стейшн, заключенного в прямоугольнике между 10-й и 12-й авеню и 30-й и 34-й улицами, – это история западной части Махэттена вдоль реки Гудзон. В 1970-е территорию, исторически населенную причалами, складами и промышленными предприятиями, под флагом урбанистического тренда, названного джентрификацией, начали освобождать для строительства жилых и офисных зданий. С Хадсон-Ярдс дело обстояло сложнее – здесь сошлись два противоречивых сценария жизни городской территории: пути для поездов должны существовать и функционировать, и – город должен развиваться. Единственным решением могла быть только гигантская платформа, накрывающая железнодорожные пути – задача архимасштабная и архидорогостоящая. И такая платформа над путями, толщиной в семь метров, вобравшая в себя инженерные коммуникации, была построена. На ней разместился комплекс элитной недвижимости – новый Хадсон-Ярдс. Но это потом. А в начале двухтысячных, когда мэром Нью-Йорка был Майкл Блумберег, на этой площадке обсуждалось строительство стадиона – идея подпитывалась амбициями Нью-Йорка на проведение Олимпийских игр. Довольно быстро идея Олимпийских игр умерла, а вместе с ней отказались и от строительства стадиона на Хадсон-Ярдс. У города в лице администрации денег и новых идей не появилось, и участок был продан частному инвестору. Кстати, виды на участок имел и Дональд Трамп, но ему не повезло, он опоздал и участвовал в сделке как посредник.

И вот весной этого года строительство первой очереди нового комплекса было в основном завершено. Между 10-й и 11-й авеню появились пять башен, концертно-выставочное пространство и гигантский арт-объект в центре композиции. Проектирование отдельных участков вели пять архитектурных команд и два консорциума.

Kohn Pedersen Fox спроектировали офисные башни Хадсон-Ярдс 10, Хадсон-Ярдс 30 и торговый центр. Похожие на стеклянные скалы с острыми, устремленными вверх гранями небоскребы фланкируют протяженное семиэтажное здание молла. Ощущение протяженности усиливается горизонтальным членением стеклянного фасада металлическим ламелями. В башне 30, самой высокой из всех, на отметке 335 метров от уровня земли есть смотровая площадка, выступающая на 20 метров от фасада. Смотровая площадка на небоскребе – практически обязательный аттракцион для любителей взглянуть на окрестности из-под облаков. С башни Хадсон-Ярдс 30 можно увидеть Эмпайр-Стэйт-билдинг, а обернувшись к реке – разглядеть застройку Нью-Джерси на противоположном берегу.

Башня 55 по проекту Kevin Roche, John Dinkeloo & Associates – самая низкая из пяти, всего 244 метра – с фасадом-сеткой из изогнутых стальных рам. Рядом с ней 300-метровая прямоугольная в плане башня 35, где разместились офисы, отель и аппартаменты, построенная по проекту Дэвида Чайлдса и SOM.

Diller Scofidio + Renfro вместе с Rockwell Group спроектировали башню 15 – цилиндрическое здание с жилыми аппартаментами – и концертно-выставочный зал The Shed. О «сарае» стоит сказать отдельно. Телескопическая структура, заключенная в дутую облочку, встроена в основание башни на уровне нижних этажей. С помощью гигантских колес на рельсах она способная трансформироваться, то увеличиваясь, то уменьшаясь, в зависимости от масштаба мероприятия.

Шестая высотка, по проекту Foster + Partners, строится, и будет открыта в 2022.

Арт-объект Томаса Хезервика – Vessel – установлен на площади между башнями. Конструкция высотой 46 метров своей структурой и формой напоминает гигантскую корзину для бумаг, сплетенную из лестниц. Ее полированные стальные поверхности цвета меди множат отражения до бесконечности. Две мили лестниц Vessel никуда не ведут, все. для чего они служат – это взбираться наверх, разглядывать окрестности и делать селфи на фоне урбанистического ландшафта, что, безусловно, роднит творение Хизервика с парящим мостом в парке «Зарядье». Еще больше эти два объекта сближает критика: 200 миллионов долларов, потраченные на строительство Vessel, раздражают жителей Нью-Йорка, не без некоторых оснований полагающих, что эти деньги могли бы принести обществу большую пользу, чем быть потраченными на гигантский аттракцион.
Арт-объект Vessel
Фотография: Getty Images

Можно ли назвать архитектуру башен выразительной? Пожалуй, что нет. Ни одна из привлеченных к проектированию известных команд не создала объект, который можно было бы поставить в одном ряду со многими их предшествующими работами. Что в этом проекте действительно выразительное, так это композиция, которой не откажешь в продуманности и завершенности. Все высотки Хадсон-Ярдс расставлены по границам участка и ориентированы на площадь между ними. Именно на площадь с гигантской скульптурой Томаса Хезервика смотрят главные фасады башен и молла. В этой композиции площадь – это парадная на открытом воздухе, озеро, из которого по направлению к Даунтауну вытекает Хай-Лайн, сцена, где происходит главное действо – толпы людей устремляются к Vessel, чтобы подняться на верхний его уровень и сделать селфи. Остальному Манхэттену отводится роль задворков, закулисья, и это ощущение усиливается из-за вытянутого вдоль 10-й авеню здания молла, которое блокирует 31-ю и 33-ю улицы, упирающиеся в его тыльный, не слишком выразительный фасад, и не пускает город через себя, нарушая проницаемость, свойственную квартальной застройке. И здесь возникают вопросы. Частный город-государство внутри мегаполиса со всеми атрибутами частного проекта – собственными правилами, армией охранников, брендированный от мощения до шпиля на башне, – это исключительная история или новый урбанисический тренд? Это стечение многих обстоятельств или будущее городов?
  • zooming
    1 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Francis Dzikowski для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова

08 Июля 2019

Автор текста:

Марина Новикова
comments powered by HyperComments
Diller Scofidio + Renfro: другие проекты
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Культура на новых рельсах
Архитекторы Diller Scofidio + Renfro снабдили свой центр выставок, концертов и спектаклей The Shed на Манхэттене позволяющей увеличить его площадь мобильной оболочкой, выдвигающейся по рельсам.
Музыка как право каждого
Архитекторы Diller Scofidio + Renfro представили проект Центра музыки для Лондона: его планируют построить рядом с комплексом Барбикан и разместить там оркестр ЛСО.
Зарядное устройство
9 сентября в день 870-летия Москвы состоялось открытие парка «Зарядье», построенного по проекту архитекторов Diller Scofidio + Renfro около Кремля.
Все во имя человека
Номинированные на британскую премию «Дизайн года» проекты со всего мира, включая архитектурную категорию, отличает забота о людях и внимание к политической повестке дня. Публикуем самые яркие работы.
Чарльз Ренфро: «Мы хотели создать парк, где одновременно...
Архитекторы Diller Scofidio + Renfro и Hargreaves Associates, которые совместно с Citymakers входят в консорциум по разработке архитектурной и ландшафтной концепции парка «Зарядье», рассказали Архи.ру о создании, трансформации и реализации этого ключевого для Москвы проекта.
Каскадная структура
В Нью-Йорке открылся учебный корпус Медицинского центра Колумбийского университета, спроектированный Diller Scofidio + Renfro при участии Gensler.
Слияние и поглощение
План расширения нью-йоркского музея MoMA, представленный Diller Scofidio + Renfro, включает снос знаменитого здания Музея народного искусства бюро TWBTA.
Погружение в природу
Представлен проект заключительного отрезка нью-йоркского парка-эстакады Хай-Лайн, спроектированной победителем конкурса на парк в Зарядье Diller Scofidio + Renfro и мастерской Field Operations.
Укрытие для культуры
В рамках планов реновации нью-йоркского района Гудзон-Ярдз по проекту бюро Diller Scofidio + Renfro будет построен многофункциональный культурный центр Culture Shed с телескопическим стеклянным навесом, превращающим прилегающую площадь в защищенное от непогоды рекреационное пространство.
Конкурс на неудачу
Два международных конкурса в Шотландии завершились отказом от реализации победившего проекта, в то время как во Франции архитектору удалось в суде доказать недопустимость реконструкции своей постройки без его на то разрешения.
Каскад за фасадом
В Нью-Йорке представлен проект нового учебного корпуса Медицинского центра Колумбийского университета. Его авторы — бюро «Диллер Скофидио + Ренфро».
Финальный аккорд
Представлен проект последней очереди парка Хай-Лайн — реконструированной железнодорожной эстакады на Манхэттене.
Десятка отважных для «Большой Москвы»
20 февраля были подведены итоги отборочного тура конкурса на разработку проекта Концепции развития Московской агломерации. Право проектировать «Большую Москву» получили 10 архитектурных команд.
«Прыжок через океан»
Американская мастерская «Диллер Скофидио + Ренфро» выиграла свой первый крупный конкурс в Европе: по ее проекту реконструируют парк в центре Абердина.
Похожие статьи
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.