«Дворы» на Гудзоне

С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg
Пять башен из стекла и стали стоят вокруг площади словно великаны из второй книги Джонатана Свифта о приключениях Гулливера и наблюдают, как у их ног карабкаются вверх и вниз по сплетенной из лестниц корзине крошечные человечки.
  • zooming
    1 / 3
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Michael Moran для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

Комплекс небоскребов в западном Мидтауне, появившийся в результате инвестирования двадцати пяти миллиардов долларов, двенадцати лет проектирования и шести лет строительства, признан самым масштабным и самым дорогим девелоперским проектом в Нью-Йорке.

В мире существуют образцы подобного многоэтажного рая для людей, проводящих в офисе большую часть суток, для тех, кому важно получить весь набор приятных возможностей, укладывающихся в понятие «комфортная жизнь», в одном месте – от люксового шопинга и авторских ресторанов до развлечений под облаками и ярких культурных событий. Взять хотя бы наш московский Сити – предлагая именно такой стиль жизни, он населен и востребован поколением молодых, амбициозных людей, стремящихся минимизировать передвижения по городу.

И все же для Нью-Йорка Хадсон-Ярдс – это принципиально новый проект, проект города-государства, частного анклава внутри гигантского мегаполиса, срежиссированного одним человеком – Стивеном Россом.
  • zooming
    1 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    2 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    5 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    6 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    7 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

История участка с железнодорожными путями Пенн-стейшн, заключенного в прямоугольнике между 10-й и 12-й авеню и 30-й и 34-й улицами, – это история западной части Махэттена вдоль реки Гудзон. В 1970-е территорию, исторически населенную причалами, складами и промышленными предприятиями, под флагом урбанистического тренда, названного джентрификацией, начали освобождать для строительства жилых и офисных зданий. С Хадсон-Ярдс дело обстояло сложнее – здесь сошлись два противоречивых сценария жизни городской территории: пути для поездов должны существовать и функционировать, и – город должен развиваться. Единственным решением могла быть только гигантская платформа, накрывающая железнодорожные пути – задача архимасштабная и архидорогостоящая. И такая платформа над путями, толщиной в семь метров, вобравшая в себя инженерные коммуникации, была построена. На ней разместился комплекс элитной недвижимости – новый Хадсон-Ярдс. Но это потом. А в начале двухтысячных, когда мэром Нью-Йорка был Майкл Блумберег, на этой площадке обсуждалось строительство стадиона – идея подпитывалась амбициями Нью-Йорка на проведение Олимпийских игр. Довольно быстро идея Олимпийских игр умерла, а вместе с ней отказались и от строительства стадиона на Хадсон-Ярдс. У города в лице администрации денег и новых идей не появилось, и участок был продан частному инвестору. Кстати, виды на участок имел и Дональд Трамп, но ему не повезло, он опоздал и участвовал в сделке как посредник.

И вот весной этого года строительство первой очереди нового комплекса было в основном завершено. Между 10-й и 11-й авеню появились пять башен, концертно-выставочное пространство и гигантский арт-объект в центре композиции. Проектирование отдельных участков вели пять архитектурных команд и два консорциума.

Kohn Pedersen Fox спроектировали офисные башни Хадсон-Ярдс 10, Хадсон-Ярдс 30 и торговый центр. Похожие на стеклянные скалы с острыми, устремленными вверх гранями небоскребы фланкируют протяженное семиэтажное здание молла. Ощущение протяженности усиливается горизонтальным членением стеклянного фасада металлическим ламелями. В башне 30, самой высокой из всех, на отметке 335 метров от уровня земли есть смотровая площадка, выступающая на 20 метров от фасада. Смотровая площадка на небоскребе – практически обязательный аттракцион для любителей взглянуть на окрестности из-под облаков. С башни Хадсон-Ярдс 30 можно увидеть Эмпайр-Стэйт-билдинг, а обернувшись к реке – разглядеть застройку Нью-Джерси на противоположном берегу.

Башня 55 по проекту Kevin Roche, John Dinkeloo & Associates – самая низкая из пяти, всего 244 метра – с фасадом-сеткой из изогнутых стальных рам. Рядом с ней 300-метровая прямоугольная в плане башня 35, где разместились офисы, отель и аппартаменты, построенная по проекту Дэвида Чайлдса и SOM.

Diller Scofidio + Renfro вместе с Rockwell Group спроектировали башню 15 – цилиндрическое здание с жилыми аппартаментами – и концертно-выставочный зал The Shed. О «сарае» стоит сказать отдельно. Телескопическая структура, заключенная в дутую облочку, встроена в основание башни на уровне нижних этажей. С помощью гигантских колес на рельсах она способная трансформироваться, то увеличиваясь, то уменьшаясь, в зависимости от масштаба мероприятия.

Шестая высотка, по проекту Foster + Partners, строится, и будет открыта в 2022.

Арт-объект Томаса Хезервика – Vessel – установлен на площади между башнями. Конструкция высотой 46 метров своей структурой и формой напоминает гигантскую корзину для бумаг, сплетенную из лестниц. Ее полированные стальные поверхности цвета меди множат отражения до бесконечности. Две мили лестниц Vessel никуда не ведут, все. для чего они служат – это взбираться наверх, разглядывать окрестности и делать селфи на фоне урбанистического ландшафта, что, безусловно, роднит творение Хизервика с парящим мостом в парке «Зарядье». Еще больше эти два объекта сближает критика: 200 миллионов долларов, потраченные на строительство Vessel, раздражают жителей Нью-Йорка, не без некоторых оснований полагающих, что эти деньги могли бы принести обществу большую пользу, чем быть потраченными на гигантский аттракцион.
Арт-объект Vessel
Фотография: Getty Images

Можно ли назвать архитектуру башен выразительной? Пожалуй, что нет. Ни одна из привлеченных к проектированию известных команд не создала объект, который можно было бы поставить в одном ряду со многими их предшествующими работами. Что в этом проекте действительно выразительное, так это композиция, которой не откажешь в продуманности и завершенности. Все высотки Хадсон-Ярдс расставлены по границам участка и ориентированы на площадь между ними. Именно на площадь с гигантской скульптурой Томаса Хезервика смотрят главные фасады башен и молла. В этой композиции площадь – это парадная на открытом воздухе, озеро, из которого по направлению к Даунтауну вытекает Хай-Лайн, сцена, где происходит главное действо – толпы людей устремляются к Vessel, чтобы подняться на верхний его уровень и сделать селфи. Остальному Манхэттену отводится роль задворков, закулисья, и это ощущение усиливается из-за вытянутого вдоль 10-й авеню здания молла, которое блокирует 31-ю и 33-ю улицы, упирающиеся в его тыльный, не слишком выразительный фасад, и не пускает город через себя, нарушая проницаемость, свойственную квартальной застройке. И здесь возникают вопросы. Частный город-государство внутри мегаполиса со всеми атрибутами частного проекта – собственными правилами, армией охранников, брендированный от мощения до шпиля на башне, – это исключительная история или новый урбанисический тренд? Это стечение многих обстоятельств или будущее городов?
  • zooming
    1 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Francis Dzikowski для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова

08 Июля 2019

Автор текста:

Марина Новикова
comments powered by HyperComments
Diller Scofidio + Renfro: другие проекты
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Культура на новых рельсах
Архитекторы Diller Scofidio + Renfro снабдили свой центр выставок, концертов и спектаклей The Shed на Манхэттене позволяющей увеличить его площадь мобильной оболочкой, выдвигающейся по рельсам.
Музыка как право каждого
Архитекторы Diller Scofidio + Renfro представили проект Центра музыки для Лондона: его планируют построить рядом с комплексом Барбикан и разместить там оркестр ЛСО.
Зарядное устройство
9 сентября в день 870-летия Москвы состоялось открытие парка «Зарядье», построенного по проекту архитекторов Diller Scofidio + Renfro около Кремля.
Все во имя человека
Номинированные на британскую премию «Дизайн года» проекты со всего мира, включая архитектурную категорию, отличает забота о людях и внимание к политической повестке дня. Публикуем самые яркие работы.
Чарльз Ренфро: «Мы хотели создать парк, где одновременно...
Архитекторы Diller Scofidio + Renfro и Hargreaves Associates, которые совместно с Citymakers входят в консорциум по разработке архитектурной и ландшафтной концепции парка «Зарядье», рассказали Архи.ру о создании, трансформации и реализации этого ключевого для Москвы проекта.
Каскадная структура
В Нью-Йорке открылся учебный корпус Медицинского центра Колумбийского университета, спроектированный Diller Scofidio + Renfro при участии Gensler.
Слияние и поглощение
План расширения нью-йоркского музея MoMA, представленный Diller Scofidio + Renfro, включает снос знаменитого здания Музея народного искусства бюро TWBTA.
Погружение в природу
Представлен проект заключительного отрезка нью-йоркского парка-эстакады Хай-Лайн, спроектированной победителем конкурса на парк в Зарядье Diller Scofidio + Renfro и мастерской Field Operations.
Укрытие для культуры
В рамках планов реновации нью-йоркского района Гудзон-Ярдз по проекту бюро Diller Scofidio + Renfro будет построен многофункциональный культурный центр Culture Shed с телескопическим стеклянным навесом, превращающим прилегающую площадь в защищенное от непогоды рекреационное пространство.
Конкурс на неудачу
Два международных конкурса в Шотландии завершились отказом от реализации победившего проекта, в то время как во Франции архитектору удалось в суде доказать недопустимость реконструкции своей постройки без его на то разрешения.
Каскад за фасадом
В Нью-Йорке представлен проект нового учебного корпуса Медицинского центра Колумбийского университета. Его авторы — бюро «Диллер Скофидио + Ренфро».
Финальный аккорд
Представлен проект последней очереди парка Хай-Лайн — реконструированной железнодорожной эстакады на Манхэттене.
Десятка отважных для «Большой Москвы»
20 февраля были подведены итоги отборочного тура конкурса на разработку проекта Концепции развития Московской агломерации. Право проектировать «Большую Москву» получили 10 архитектурных команд.
Похожие статьи
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Предчувствие дома
Предметы искусства, ирония, мрамор и природные аллюзии – четыре запоминающихся лобби в московских жилых комплексах.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.