«Дворы» на Гудзоне

С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg
Пять башен из стекла и стали стоят вокруг площади словно великаны из второй книги Джонатана Свифта о приключениях Гулливера и наблюдают, как у их ног карабкаются вверх и вниз по сплетенной из лестниц корзине крошечные человечки.
  • zooming
    1 / 3
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Michael Moran для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

Комплекс небоскребов в западном Мидтауне, появившийся в результате инвестирования двадцати пяти миллиардов долларов, двенадцати лет проектирования и шести лет строительства, признан самым масштабным и самым дорогим девелоперским проектом в Нью-Йорке.

В мире существуют образцы подобного многоэтажного рая для людей, проводящих в офисе большую часть суток, для тех, кому важно получить весь набор приятных возможностей, укладывающихся в понятие «комфортная жизнь», в одном месте – от люксового шопинга и авторских ресторанов до развлечений под облаками и ярких культурных событий. Взять хотя бы наш московский Сити – предлагая именно такой стиль жизни, он населен и востребован поколением молодых, амбициозных людей, стремящихся минимизировать передвижения по городу.

И все же для Нью-Йорка Хадсон-Ярдс – это принципиально новый проект, проект города-государства, частного анклава внутри гигантского мегаполиса, срежиссированного одним человеком – Стивеном Россом.
  • zooming
    1 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    2 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    5 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    6 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    7 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

История участка с железнодорожными путями Пенн-стейшн, заключенного в прямоугольнике между 10-й и 12-й авеню и 30-й и 34-й улицами, – это история западной части Махэттена вдоль реки Гудзон. В 1970-е территорию, исторически населенную причалами, складами и промышленными предприятиями, под флагом урбанистического тренда, названного джентрификацией, начали освобождать для строительства жилых и офисных зданий. С Хадсон-Ярдс дело обстояло сложнее – здесь сошлись два противоречивых сценария жизни городской территории: пути для поездов должны существовать и функционировать, и – город должен развиваться. Единственным решением могла быть только гигантская платформа, накрывающая железнодорожные пути – задача архимасштабная и архидорогостоящая. И такая платформа над путями, толщиной в семь метров, вобравшая в себя инженерные коммуникации, была построена. На ней разместился комплекс элитной недвижимости – новый Хадсон-Ярдс. Но это потом. А в начале двухтысячных, когда мэром Нью-Йорка был Майкл Блумберег, на этой площадке обсуждалось строительство стадиона – идея подпитывалась амбициями Нью-Йорка на проведение Олимпийских игр. Довольно быстро идея Олимпийских игр умерла, а вместе с ней отказались и от строительства стадиона на Хадсон-Ярдс. У города в лице администрации денег и новых идей не появилось, и участок был продан частному инвестору. Кстати, виды на участок имел и Дональд Трамп, но ему не повезло, он опоздал и участвовал в сделке как посредник.

И вот весной этого года строительство первой очереди нового комплекса было в основном завершено. Между 10-й и 11-й авеню появились пять башен, концертно-выставочное пространство и гигантский арт-объект в центре композиции. Проектирование отдельных участков вели пять архитектурных команд и два консорциума.

Kohn Pedersen Fox спроектировали офисные башни Хадсон-Ярдс 10, Хадсон-Ярдс 30 и торговый центр. Похожие на стеклянные скалы с острыми, устремленными вверх гранями небоскребы фланкируют протяженное семиэтажное здание молла. Ощущение протяженности усиливается горизонтальным членением стеклянного фасада металлическим ламелями. В башне 30, самой высокой из всех, на отметке 335 метров от уровня земли есть смотровая площадка, выступающая на 20 метров от фасада. Смотровая площадка на небоскребе – практически обязательный аттракцион для любителей взглянуть на окрестности из-под облаков. С башни Хадсон-Ярдс 30 можно увидеть Эмпайр-Стэйт-билдинг, а обернувшись к реке – разглядеть застройку Нью-Джерси на противоположном берегу.

Башня 55 по проекту Kevin Roche, John Dinkeloo & Associates – самая низкая из пяти, всего 244 метра – с фасадом-сеткой из изогнутых стальных рам. Рядом с ней 300-метровая прямоугольная в плане башня 35, где разместились офисы, отель и аппартаменты, построенная по проекту Дэвида Чайлдса и SOM.

Diller Scofidio + Renfro вместе с Rockwell Group спроектировали башню 15 – цилиндрическое здание с жилыми аппартаментами – и концертно-выставочный зал The Shed. О «сарае» стоит сказать отдельно. Телескопическая структура, заключенная в дутую облочку, встроена в основание башни на уровне нижних этажей. С помощью гигантских колес на рельсах она способная трансформироваться, то увеличиваясь, то уменьшаясь, в зависимости от масштаба мероприятия.

Шестая высотка, по проекту Foster + Partners, строится, и будет открыта в 2022.

Арт-объект Томаса Хезервика – Vessel – установлен на площади между башнями. Конструкция высотой 46 метров своей структурой и формой напоминает гигантскую корзину для бумаг, сплетенную из лестниц. Ее полированные стальные поверхности цвета меди множат отражения до бесконечности. Две мили лестниц Vessel никуда не ведут, все. для чего они служат – это взбираться наверх, разглядывать окрестности и делать селфи на фоне урбанистического ландшафта, что, безусловно, роднит творение Хизервика с парящим мостом в парке «Зарядье». Еще больше эти два объекта сближает критика: 200 миллионов долларов, потраченные на строительство Vessel, раздражают жителей Нью-Йорка, не без некоторых оснований полагающих, что эти деньги могли бы принести обществу большую пользу, чем быть потраченными на гигантский аттракцион.
Арт-объект Vessel
Фотография: Getty Images

Можно ли назвать архитектуру башен выразительной? Пожалуй, что нет. Ни одна из привлеченных к проектированию известных команд не создала объект, который можно было бы поставить в одном ряду со многими их предшествующими работами. Что в этом проекте действительно выразительное, так это композиция, которой не откажешь в продуманности и завершенности. Все высотки Хадсон-Ярдс расставлены по границам участка и ориентированы на площадь между ними. Именно на площадь с гигантской скульптурой Томаса Хезервика смотрят главные фасады башен и молла. В этой композиции площадь – это парадная на открытом воздухе, озеро, из которого по направлению к Даунтауну вытекает Хай-Лайн, сцена, где происходит главное действо – толпы людей устремляются к Vessel, чтобы подняться на верхний его уровень и сделать селфи. Остальному Манхэттену отводится роль задворков, закулисья, и это ощущение усиливается из-за вытянутого вдоль 10-й авеню здания молла, которое блокирует 31-ю и 33-ю улицы, упирающиеся в его тыльный, не слишком выразительный фасад, и не пускает город через себя, нарушая проницаемость, свойственную квартальной застройке. И здесь возникают вопросы. Частный город-государство внутри мегаполиса со всеми атрибутами частного проекта – собственными правилами, армией охранников, брендированный от мощения до шпиля на башне, – это исключительная история или новый урбанисический тренд? Это стечение многих обстоятельств или будущее городов?
  • zooming
    1 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Francis Dzikowski для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова


08 Июля 2019

Автор текста:

Марина Новикова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».