«Дворы» на Гудзоне

С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg
Пять башен из стекла и стали стоят вокруг площади словно великаны из второй книги Джонатана Свифта о приключениях Гулливера и наблюдают, как у их ног карабкаются вверх и вниз по сплетенной из лестниц корзине крошечные человечки.
  • zooming
    1 / 3
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Michael Moran для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 3
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

Комплекс небоскребов в западном Мидтауне, появившийся в результате инвестирования двадцати пяти миллиардов долларов, двенадцати лет проектирования и шести лет строительства, признан самым масштабным и самым дорогим девелоперским проектом в Нью-Йорке.

В мире существуют образцы подобного многоэтажного рая для людей, проводящих в офисе большую часть суток, для тех, кому важно получить весь набор приятных возможностей, укладывающихся в понятие «комфортная жизнь», в одном месте – от люксового шопинга и авторских ресторанов до развлечений под облаками и ярких культурных событий. Взять хотя бы наш московский Сити – предлагая именно такой стиль жизни, он населен и востребован поколением молодых, амбициозных людей, стремящихся минимизировать передвижения по городу.

И все же для Нью-Йорка Хадсон-Ярдс – это принципиально новый проект, проект города-государства, частного анклава внутри гигантского мегаполиса, срежиссированного одним человеком – Стивеном Россом.
  • zooming
    1 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    2 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    5 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    6 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    7 / 7
    Хадсон-Ярдс
    Фотография: Марина Новикова

История участка с железнодорожными путями Пенн-стейшн, заключенного в прямоугольнике между 10-й и 12-й авеню и 30-й и 34-й улицами, – это история западной части Махэттена вдоль реки Гудзон. В 1970-е территорию, исторически населенную причалами, складами и промышленными предприятиями, под флагом урбанистического тренда, названного джентрификацией, начали освобождать для строительства жилых и офисных зданий. С Хадсон-Ярдс дело обстояло сложнее – здесь сошлись два противоречивых сценария жизни городской территории: пути для поездов должны существовать и функционировать, и – город должен развиваться. Единственным решением могла быть только гигантская платформа, накрывающая железнодорожные пути – задача архимасштабная и архидорогостоящая. И такая платформа над путями, толщиной в семь метров, вобравшая в себя инженерные коммуникации, была построена. На ней разместился комплекс элитной недвижимости – новый Хадсон-Ярдс. Но это потом. А в начале двухтысячных, когда мэром Нью-Йорка был Майкл Блумберег, на этой площадке обсуждалось строительство стадиона – идея подпитывалась амбициями Нью-Йорка на проведение Олимпийских игр. Довольно быстро идея Олимпийских игр умерла, а вместе с ней отказались и от строительства стадиона на Хадсон-Ярдс. У города в лице администрации денег и новых идей не появилось, и участок был продан частному инвестору. Кстати, виды на участок имел и Дональд Трамп, но ему не повезло, он опоздал и участвовал в сделке как посредник.

И вот весной этого года строительство первой очереди нового комплекса было в основном завершено. Между 10-й и 11-й авеню появились пять башен, концертно-выставочное пространство и гигантский арт-объект в центре композиции. Проектирование отдельных участков вели пять архитектурных команд и два консорциума.

Kohn Pedersen Fox спроектировали офисные башни Хадсон-Ярдс 10, Хадсон-Ярдс 30 и торговый центр. Похожие на стеклянные скалы с острыми, устремленными вверх гранями небоскребы фланкируют протяженное семиэтажное здание молла. Ощущение протяженности усиливается горизонтальным членением стеклянного фасада металлическим ламелями. В башне 30, самой высокой из всех, на отметке 335 метров от уровня земли есть смотровая площадка, выступающая на 20 метров от фасада. Смотровая площадка на небоскребе – практически обязательный аттракцион для любителей взглянуть на окрестности из-под облаков. С башни Хадсон-Ярдс 30 можно увидеть Эмпайр-Стэйт-билдинг, а обернувшись к реке – разглядеть застройку Нью-Джерси на противоположном берегу.

Башня 55 по проекту Kevin Roche, John Dinkeloo & Associates – самая низкая из пяти, всего 244 метра – с фасадом-сеткой из изогнутых стальных рам. Рядом с ней 300-метровая прямоугольная в плане башня 35, где разместились офисы, отель и аппартаменты, построенная по проекту Дэвида Чайлдса и SOM.

Diller Scofidio + Renfro вместе с Rockwell Group спроектировали башню 15 – цилиндрическое здание с жилыми аппартаментами – и концертно-выставочный зал The Shed. О «сарае» стоит сказать отдельно. Телескопическая структура, заключенная в дутую облочку, встроена в основание башни на уровне нижних этажей. С помощью гигантских колес на рельсах она способная трансформироваться, то увеличиваясь, то уменьшаясь, в зависимости от масштаба мероприятия.

Шестая высотка, по проекту Foster + Partners, строится, и будет открыта в 2022.

Арт-объект Томаса Хезервика – Vessel – установлен на площади между башнями. Конструкция высотой 46 метров своей структурой и формой напоминает гигантскую корзину для бумаг, сплетенную из лестниц. Ее полированные стальные поверхности цвета меди множат отражения до бесконечности. Две мили лестниц Vessel никуда не ведут, все. для чего они служат – это взбираться наверх, разглядывать окрестности и делать селфи на фоне урбанистического ландшафта, что, безусловно, роднит творение Хизервика с парящим мостом в парке «Зарядье». Еще больше эти два объекта сближает критика: 200 миллионов долларов, потраченные на строительство Vessel, раздражают жителей Нью-Йорка, не без некоторых оснований полагающих, что эти деньги могли бы принести обществу большую пользу, чем быть потраченными на гигантский аттракцион.
Арт-объект Vessel
Фотография: Getty Images

Можно ли назвать архитектуру башен выразительной? Пожалуй, что нет. Ни одна из привлеченных к проектированию известных команд не создала объект, который можно было бы поставить в одном ряду со многими их предшествующими работами. Что в этом проекте действительно выразительное, так это композиция, которой не откажешь в продуманности и завершенности. Все высотки Хадсон-Ярдс расставлены по границам участка и ориентированы на площадь между ними. Именно на площадь с гигантской скульптурой Томаса Хезервика смотрят главные фасады башен и молла. В этой композиции площадь – это парадная на открытом воздухе, озеро, из которого по направлению к Даунтауну вытекает Хай-Лайн, сцена, где происходит главное действо – толпы людей устремляются к Vessel, чтобы подняться на верхний его уровень и сделать селфи. Остальному Манхэттену отводится роль задворков, закулисья, и это ощущение усиливается из-за вытянутого вдоль 10-й авеню здания молла, которое блокирует 31-ю и 33-ю улицы, упирающиеся в его тыльный, не слишком выразительный фасад, и не пускает город через себя, нарушая проницаемость, свойственную квартальной застройке. И здесь возникают вопросы. Частный город-государство внутри мегаполиса со всеми атрибутами частного проекта – собственными правилами, армией охранников, брендированный от мощения до шпиля на башне, – это исключительная история или новый урбанисический тренд? Это стечение многих обстоятельств или будущее городов?
  • zooming
    1 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Francis Dzikowski для Related-Oxford
  • zooming
    2 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    3 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова
  • zooming
    4 / 4
    Арт-объект Vessel
    Фотография: Марина Новикова


08 Июля 2019

Автор текста:

Марина Новикова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.