English version

Под взглядом ангелов с небес

Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

04 Марта 2020
mainImg
У выставки, открытой в анфиладе Главного штаба, – три главные особенности. Во-первых, это масштабная юбилейная экспозиция одной из крупнейших и знаменитых архитектурных мастерских новейшего тридцатилетия. Во-вторых, она размещена в экспонате, так как анфилада – пространство, появившееся вследствие реконструкции, проведенной архитекторами «Студии 44» в 2002-2014 годах. Раньше его не было, а были полузастроенные технические дворы госучреждения. Поэтому выставка называется: «Студия 44. Анфилада».

В-третьих, выставка не просто использует пространство анфилады для презентации создавшего ее бюро, а делает попытку интенсификации ее музейного использования – в частности, показывает все функции, которые были заложены в проекте и либо недореализованы, либо не использовались в достаточной мере. Таких функций достаточно много и они достаточно зрелищны для того, чтобы сказать «ах». Впервые за несколько лет использования ежедневно открываются и закрываются циклопические двери между атриумами, – одна из главных «фишек» Анфилады. Трансформируется, меняя экспозицию раз в несколько часов, один из залов, а в одном из атриумов рядом с ним высажены деревья, – часть задуманного, реализованного технически, но пока не дождавшегося своих саженцев «зимнего сада», салютующего екатерининскому, эрмитажному саду в здании на другой стороне Дворцовой площади.

Сюда стоит прийти хотя бы для того, чтобы увидеть и почувствовать, как может действовать современный механизированный музей – его показывают так, как когда-то Гонзаго демонстрировал картины своего театра декораций, – и получается театр архитектурного механизма. Возможность убедиться, что такое есть в нашей стране, тоже многого стоит. Важно, что это не «просто аттракцион», а скорее работающая архитектура, хотя, конечно, для современной экспозиции элемент игры очень важен – и совершенно неясно, почему Эрмитаж до сих пор толком не использовал такие возможности.

Важно, что архитекторы использовали выставку как возможность заставить работать свое произведение, до-работать его по принципу «никогда не сдавайся». Вот это упорство, надо думать, и составляет высший пилотаж.
  • zooming
    1 / 3
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 3
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру

Недаром Никита Явейн некоторое время назад говорил, что своей выставкой хочет продемонстрировать, «как надо показывать архитектуру». Амбициозная задача, масштабное решение.

Никита Явейн, «Студия 44»:

«Замысел выставки возник если не 10, то уж точно 5 лет назад. Было желание показать архитектуру через нее саму, не прячась от профессии. У нас ведь как показывают архитектуру? Либо планшетами, которые всех раздражают, навязли в зубах и требуют особенного усилия, чтобы понять, о чем они. Либо инсталляциями, которые, напротив, зрелищны, но как правило уходят от собственно архитектуры и становятся своего рода средством профессионального эскапизма. Да и горы макетов, как на выставке Фостера, многие могут соорудить, и это не интересно. Или превратить все в поток видео, как на выставке Ренцо Пьяно, которая, кстати, мне очень понравилась. Но все это только часть мифа, а мне хотелось показать миф целиком. Показать архитектуру из нее самой, показать, что архитектура это красиво. Почему мы жутко стесняемся показывать архитектуру? Думаем, что это ужасно скучно. А это не скучно, это интересно! Мы решили сделать показ послойным, постепенно погружать зрителя, объяснять и рассказывать, идти, с одной стороны, от инсталляций, но не пренебрегать показом собственно архитектуры».

«Студия 44» существует 25 лет, а если считать от ПТАМа, основанного Никитой Явейном в 1991 году – то 30, так что юбилей двойной. Как сказано в самой первой экспликации, в портфолио «Студии 44» – более 200 работ, 45 из них реализованы, причем не только в Петербурге, Москве и вообще России, но и в столице Казахстана Астане, что в общем-то позволяет считать деятельность мастерской международной. Там же сказано о более чем ста наградах; «Студия 44» первой из российских архитекторов стала финалистом-победителем WAF, в 2015, причем сразу с двумя проектами: первой очередью Академии танца Бориса Эйфмана и проектом реконструкции центра Калининграда. Затем в 2018 их проект Музея блокады победил на WAF в номинации «Культура. Проект».

На выставке показаны 70 макетов к 44 проектам в зале макетов и 38 проектов в зале «Архив», то есть чуть больше половины, не всё, а только самое главное, впрочем, как видим, и самого важного набралось больше ста работ.
Никита Явейн на выставке Студия 44. Анфилада. 02.2020. Среди деревьев Зимнего сада
Фотография: Архи.ру

Так что надо признать, Никита Явейн прав в своем двойном подходе к экспозиции: когда разговор идет о десятках лет и сотнях работ, надо и захватывать зрителя, и объяснять ему.

Каждый из больших залов обладает собственной сценографией и внутренним сюжетом.

Первый зал – большой амфитеатр входа, показывает скорее сам себя, здесь внизу в аркаде закреплены рулоны калек, на которых можно писать отзывы, здесь начинается рассказ об Анфиладе: с множества эскизов амфитеатра, показывающих нам, что он мог получить практически любую форму.
Эскизы главной лестницы. Студия 44. Анфилада. 02.2020
Фотография: Архи.ру

Ниши заложенных окон в стене справа от лестницы отмечены красным цветом: «это рана здания, хотя и залеченная», – поясняют архитекторы. Стена корпуса у Мойки была ослаблена, сначала пожаром 100-летней давности, потом, в сравнительно недавнее время, строительством паркинга жилого дома поблизости. Чтобы укрепить стену, было решено заложить 18 проемов – именно они отмечены цветом, как напоминание об истории здания. История изложена на одном из планшетов, и все же в мозгу застревает вопрос, почему окна красные, отчего всю дорогу затем обращаешь внимание на элементы красного цвета, что позволяет последним недвусмысленно сложиться в лейтмотив или «красную нить».
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44

Нить обнаруживается здесь же под ногами – по оси, которая была найдена архитекторами при проектировании и отмечена полосой полупрозрачного зеленого стекла, притягательного и прочного, выдерживающего до 500 кг на 1 м2, так что на нем можно смело попрыгать (только не все вместе!) – по этой встроенной в анфиладу оси сейчас приклеена красная полоска фраз, извлеченных из главных интервью Никиты Явейна, на русском и английском, о творчестве и практике. Я не поленилась прочесть первые две фразы, они звучат так: «Меня всегда занимало то, что связано с конструированием дома как некоего сложного механизма, в основе которого лежат не механические, а культурные начала. Иногда прототип один, иногда их сразу несколько. Некоторые «мимолетны», иные претендуют стать изначальной основой построения вещи, прототипы необязательно исторические и даже архитектурные, они могут быть взяты из мира природы, кораблестроения, детской игрушки и чего угодно».

«Манифестом их сложно назвать, скорее это заметки», – говорит Никита Явейн. Но и прочитать их непросто, разве что задаться такой целью и идти сначала и до конца, а так – слова скорее мельком попадаются взгляду: «заказчик», «прототипы» – некий телетайп или телеграфная лента сопровождает нас всю дорогу, но на сосредоточенное внимание не претендует.
  • zooming
    1 / 4
    Круги перед основанием большой лестницы решены подчеркнуто-авангардно, и в то е же время линейно Студия 44. Анфилада. 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Студия 44. Анфилада. 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Студия 44. Анфилада. 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Эскизы главной лестницы. Итог. Студия 44. Анфилада. 02.2020
    Фотография: Архи.ру

Во втором зале нас встречают своего рода пропилеи: деревянный коричневый вагончик справа к выставке не относится, это часть постоянной экспозиции Эрмитажа, инсталляция Ильи и Эмили Кабаковых. Реагируя на такое соседство, архитекторы поместили слева металлический контейнер, побитый жизнью, с ржавчиной, как прямо со стройки: «знали бы вы, чего стоило это согласовать, а потом поднять его наверх», – комментирует решение Никита Явейн.

Контейнер установлен на красных ступеньках, что как будто сигнализирует: не проходите мимо, в нем что-то важное. По словам автора дизайна экспозиции Сергея Падалко, именно отсюда пошел объединяющий красный цвет – такой оказалась противопожарная краска для ступеней под контейнером, а дальше пошло-поехало.
  • zooming
    1 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру

Перед контейнером инсталляция, натюрморт архитектора: рулоны чертежей, небольшие макеты, клавиатуры, образцы стройматериалов, кирпичей и кирпичиков.
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44

Внутри контейнера показывают кино о постройках, но не сухое отчетно-перевыборное, а художественное: фрагменты съемки чередуются на фоне ритмичной музыки и образуют из крыш, улиц, арок, потоков людей и прочего зарифмованные узоры, похожие на картинки калейдоскопа. Заставляя увидеть в большом малое, или в малом большое: своего рода паттерны жизни построек, – которые, между тем, если хотя бы немного знать портфолио «Студии 44», легко узнаются. Здания выбирали, по словам Никиты Явейна, «пожившие», а съемку затем нарезали покадрово под руководством режиссера Ивана Снежкина, с участием архитекторов. Видео – один из основных инструментов взаимодействия наших современников с реальностью – призвано погрузить нас в мир зданий, оно же подчеркивает их реальность и обжитую обитаемость, что важно: реализаций много.

Третий по счету зал занят выставкой макетов, установленных в конструкции строительных лесов – это выставка Архитектора года, показанная Никитой Явейном в 2017 году на Арх Москве, но «существенно исправленная и дополненная». Стенды по стенам позволят изучить все 44 проекта. На леса можно подняться: мостки выстроены всё по той же оси и дают еще одну точку взгляда на Анфиладу, не говоря уже о том, что фигурально погружают нас в лабиринт профессии, позволяя поддаться обаянию архитектурных моделей, исполненных в разном материале, с разной степенью детализации, некоторые деревянные, некоторые с подсветкой…

«Картинкам не верят, фильмам тоже перестали верить, мол, мало ли что вы там нарисуете. А в макеты люди еще верят, они рукодельны и материальны», – говорит Никита Явейн, называя инсталляцию на лесах «городом макетов».
  • zooming
    1 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    3 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру

Действительно, макет, – один из лучших способов показа архитектуры, он позволяет взглянуть на здание разом и сверху, и со всех сторон, он создает у смотрящего чувство понимания и причастности, он, кроме того, наделен эффектом «кукольного домика», который позволяет ощутить себя этаким Гулливером, высшим существом, заглядывающим в окно к лилипутским фигуркам и как-будто-все-понимающим. Чудесная вещь вот эта возможность посмотреть на нечто большое, на дом, музей, театр – свысока. Обычно они больше нас, а тут наоборот. Так что, надо думать, Никита Явейн прав, макеты как жанр не отомрут никогда.

В то же время, и настоящий контейнер, столь остро противоречащий по определению дворцовому пространству Эрмитажа, и леса – это элементы стройки, которые здесь также лейтмотивом проведены по выставке в целью показать разные стороны профессии. Стройка – одна из таких сторон. В четвертом, самом большом зале о ней напоминает тонкая металлическая решетка, похожая на опалубку – кладочная сетка. Она графична, прозрачна, регулярна и в то же время из-за своей незаполненности нематериальна или условно-материальна, как чертеж. Здесь и показывают чертежи – в первую очередь.
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44

Идея принадлежит Сергею Падалко, который, помимо работы с собственно дизайном выставки, также много содействовал тому, чтобы она заняла всю Афиладу целиком, а не несколько залов, как предполагалось первоначально. Архитектор, глава бюро «Витрувий и сыновья», давно знаком с Никитой Явейном: больше 10 лет они преподают в одной мастерской Академии Художеств. Поэтому: «работали в режиме общения». Никита Явейн пригласил Сергея Падалко для «внешней точки зрения» и признается, что с большинством предложений был согласен.

Сергей Падалко, «АМ «Витрувий и сыновья» »

«Я считал своей основной задачей работу с пространством и, думаю, это удалось. Мне понравилось работать с Главным штабом, возможно потому, что я сразу был убежден, что с ним не нужно бороться. Ему нужно подыгрывать. Там всё и так уже есть.

Думаю, что анфилада – хороший выставочный фон для показа творчества «Студии 44», поскольку оно очень многообразно, а чередование залов позволяет последовательно разворачивать разные сюжеты.

А идея с сетками пришла молниеносно. Как только вошел в этот двор, стало понятно, что просто так оставлять его ни в коем случае нельзя, потому что он очень сильный. С другой стороны и «побеждать», преодолевать его тоже нельзя. Поэтому должно быть что-то большое и прозрачное. Некоторое время думали, взять сетку 5 мм или 6 мм, нарисовали компьютерную модель, и сетка 6 мм показалось нам грубоватой, да и дороговатой, откровенно говоря. То, что сейчас, на мой взгляд, в самый раз. Сетка подвешена и пригружена бетонными блоками, так что визуально решетки вырастают их них как из оснований. Конструкция продолжает тему строительных материалов, честных, открытых, таких, как мы любим, – эта тема составляет один из лейтмотивов выставки».

Из сетки сделаны стенды, несущие кальку с распечатанными на ней чертежами и листы с рендерами и фотографиями, развешанные на уровне глаз. Выше картинок сетки уходят в пространство самого большого зала анфилады почти до потолка, так что оно заполнено мельтешением линий, похожих на линии построения или на незалитую опалубку на стройке, на что-то незавершенное, но очень дерзкое, предполагающее почти бесконечный рост в разных направлениях, и – регуляного, не-хаотического.

Пространственный, как будто тюлевый, узор уходя в высоту начинает жить какой-то своей жизнью: можно подумать, что вот, посетители выставки переговариваются перед картинками, а линии там, выше, где нет людей, – беседуют о чем-то своем. Может быть там зарождается какой-то недоступный нашему рассудку интеллект «больших данных»? Нам не поясняют, зачем в практическом смысле сетки выросли так высоко, в чем польза от такого использования стройматериала – и сама по себе эта немотивированность хороша как прием, порождающий смысл, поскольку заставляет задуматься о природе нашего перспективного восприятия, в своей основе – стройного и предсказуемого, за что его так любил Паоло Учелло; но стоит пространственным построениям вырасти и умножиться – они легко превращаются, как здесь, в металлическое облако.
  • zooming
    1 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру

Кроме того сетка кажется парафразом тех строительных лесов, которые мы видели в 3 зале, и с этих лесов отлично смотрится.
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44

Справа постройки, слева проекты. Поначалу рендеры и фотографии, «красивую» представительную часть, развесили лицом ко входу, затем, за день до открытия, – рассказывает Никита Явейн, – перевесили все наоборот, поместив чертежи, в основном из разряда РД, «рабочки», вперед. Решение надо признать правильным: линии чертежей вошли в резонанс с линиями сетки, полупрозрачная калька срифмовалась с построениями сеток на фоне серых стен. Так что входя мы погружаемся в серебристо-мерцающее марево чертежей, становимся его частью, приобщаемся к таинству создания – и прочтения – архитектурного проекта. Что отвечает одной из целей выставки – «рассказать о кухне». Но, видимо, не только рассказать, а еще и показать ее красоту, красоту чертежа: «Всегда мне казалось, что рабочка интереснее, чем что-либо», – подчеркивает Никита Явейн.
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44

Но в четвертом зале возникает еще и интересная перекличка масштабов: переход от циклопического к небольшому, человеческому. Хотя сетки растут вверх, как лес, внизу мы обнаруживаем проекты и постройки – как грибы, там много информации, и можно подолгу бродить, изучать.

Антон Яр-Скрябин, «Студия 44»

«Тут получилась идеальная камерность, в хорошем смысле. Удивительно, но хотя я участвовал в монтаже, в процессе и, видимо, в суете это не чувствовалось – а когда вошел сюда, когда всё готово, смотрю – какая домашняя получилась выставка, как всё по-человечески. Я ждал чего-то подавляющего, крупного, помпезности, а вижу идеальный масштаб, как будто дворы Эрмитажа стали комнатами «Студии-44».

Должен сказать, здесь выставлено далеко не все, что делала «Студия-44» на протяжении 25 лет, и даже в течение 10 лет, пока я здесь работаю. Удивительно, насколько много сделано за это время. В рабочей обстановке это не очень чувствуется, мы все время погружены в процесс, а выставка создает отстраненность и можно оценить, как много человеческого труда вложено в эту работу».

Пятый зал посвящен «происхождению формы». Он же служит главным механическим аттракционом, примером трансформируемой экспозиции, хотя подчеркнем, что возможность трансформации заложена во всех трех залах, которые образовались в корпусах-перемычках Росси. Сейчас один из них работает для примера, а могут превращаться все.
Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
Предоставлено Студией 44

Красная нить – ось высказываний – в центре зала прорастает постаментом красного стекла, он поддерживает 3D-принтер, печатающий макеты знаковых проектов, постепенно расставляемые здесь же по стенам. На постаменте – фрагменты текстов, призванных раскрыть суть вопроса. Залом занимался архитектор Иван Кожин.
«Наконец-то Анфилада используется так, как это было задумано. Собственно, главная идея выставки – показать, как может функционировать ее пространство. Возможно, информации можно было дать больше, или больше рассказать о собственно процессе работы, но экспозиция получилась цельной, у нее есть свой сценарий и выглядит она эффектно.

Зал Происхождение формы посвящен ответу на вопрос, а может быть даже упрек: многие коллеги говорят, что у «Студии 44» нет стиля. Действительно, работы очень разные. Но в них всегда заложена некая концептуальная основа, которая в той или иной степени оказывается важнее внешнего впечатления. Мы показываем, из каких вещей рождается форма: в случае с вокзалом в Сочи это, c одной стороны, потоки людей, а с другой некие природные ассоциации с раскинувшей крылья птицей, в проекте Музея Блокады – коллективная память, более эмоциональные вещи, которые мы показываем в виде картин, больших лайт-боксов. Для каждого из показанных образовательных проектов мы тоже демонстрируем источники размышлений.

Должен сказать, что это стремление объяснить, рассказать почему – одна из особенностей работы с Никитой Игоревичем [Явейном]: ему не достаточно показать нечто красивое, важно объяснить, почему это необходимо. Чисто визуальная вещь без мотивации не будет воспринята. Много разных объектов, совсем разных, но все их удерживает некая идеологическая структура. Это помогает. Кроме того, в бюро трудится много людей, такой подход помогает им не терять себя, проявлять себя активнее, чем если бы приходилось действовать в заданной манере мэтра. Возникает больше оснований для партнерства и самостоятельности участников процесса».

Действительно, как определяет, опираясь на «теорию лингвиста Ноама Хомского о существовании в языке глубинных и поверхностных структур» историк и критик Ханс Ибелингс, – архитектура «Студии 44» строится на «прочной и последовательной» глубинной структуре», при том что ее «поверхностная структура <…> может иметь множество разнообразных манифестаций» – его статья из книги-портфолио мастерской процитирована на постаменте в центре зала.

Архитектурные решения многослойны, они могут сочетать несколько разных идей и смыслов разной генерации, – подчеркивают другие комментарии здесь же. Со сложно-сочиненностью идей неожиданно рифмуются слои-ниточки, накладываемые друг на друга 3D-принтером, и «слоистость» трансформируемого зала, в котором упакованы два варианта экспозиции.
  • zooming
    1 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    3 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    4 / 4
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44

Зал Происхождения формы – своего рода точка, дальше разворачивается рассказ об Анфиладе. Следующий атриум, со скульптурами, которые, как и вагончик Кабаковых, входят в постоянную экспозицию ГЭ, засажен липами. Они должны распуститься в марте и зазеленеть в апреле. Деревья посажены в кадках, предусмотренных во всех атриумах Анфилады – вся она могла бы быть чередованием трансформируемых залов и зимних садов; давайте думать, что теперь сады имеют шанс все же появиться, а механизмы – чаще использоваться.

Помимо деревьев фоном здесь появляются баннеры с планами и эскизами крыла Главного штаба, которые перекликаются со столь же крупной графикой в самом конце и дают понять, что теперь – речь о здании, в котором мы находимся.
  • zooming
    1 / 3
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 3
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Фотография: Архи.ру

Следующий, предпоследний зал Никита Явейн называет «иконостасом: местный чин и так далее…», сравнивая его методику с залом Формы: там внешняя, тут внутренняя. «Здесь мы полностью разоблачились, показали всё от первых, несколько наивных эскизов. Поэтому зал так нравится студентам», – поясняет глава «Студии 44», попутно признаваясь, что больше так делать не планирует.

Зал целиком заполнен фотографиями и эскизами, развешенными по стенам, которые, на мой московский взгляд, больше напоминают не иконостас, а дворцовую шпалерную развеску, популярную в XVIII веке. Но пусть будет иконостас. Все контуры красные, вторят «красной линии». Здесь лейтмотив вновь рассыпается множеством картинок, некоторые из которых так высоко, что и не разобрать. Ближе к глазам стенды-столики, разглядывать которые, напротив, легко и просто. На этих столиках – оригинальные рисунки одного из соавторов Анфилады, ныне покойного архитектора «Студии 44» Владимира Лемехова. Зал превращается отчасти в памятник, памятник всем трудам, вложенным в 12 лет проектирования и строительства.
  • zooming
    1 / 6
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    2 / 6
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    3 / 6
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    4 / 6
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    5 / 6
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44
  • zooming
    6 / 6
    Студия 44. Анфилада. Открытие выставки, 02.2020
    Предоставлено Студией 44

Логичное завершение – острый птичий, в плане похожий на контур оригами, нос Певческой лестницы. Ее конфигурация вторит большой лестнице-амфитеатру входа, но там уступ, а здесь выступ, как будто они части одной волны, проходящей через Главный штаб или даже волны, поднятой устремленным к северо-востоку пространством Анфилады.

Здесь, впрочем, возникает расхождение замысла: острый нос, по которому все мы изучали особенности архитектуры ампира, повернут вправо, к мосту, а ось, объединяющая залы Анфилады и найденная архитекторами «Студии 44» в веренице дворов Главного штаба, смотрит прямо на Петропавловку, на ее шпиль. В комментарии честно сказано: вряд ли Карл Иванович Росси имел в виду эту ось. Но архитекторы ее нашли, «надели» на нее огромные двери, превратили в новый сюжет, отчасти прочитанный ими в структуре здания, отчасти вмененный ему, – но с какой, заметим, силой и страстью была воплощена в реальные формы эта умственная конструкция.
Студия 44. Анфилада. Певческая лестница. 02.2020
Фотография: Архи.ру

Теперь Новая Большая анфилада устремлена к шпилю прочерченной в полу стеклянной линией, на выставке подчеркнутой красной линией слов, и в последнем зале ее удерживает металлическая сетка с леденцовыми ангелами – угощением для тех, кто дошел до конца, также предназначенным для снятия пафоса. Все же выставка крупная, воздействует на многие чувства, а ангел на палочке превращает причастность зрителя к трудам 25 или 30 лет в нечто легкое и ненавязчивое, в то, что несложно нести.
***

Петербург, как известно, состоит из осей, вокруг которых затем были выстроены дома проспектов. А его небо состоит из золотых шпилей и ангелов на них, точнее, лишь их присутствие над «небесной линией», прочерченной словами академика Дмитрия Лихачёва, всеми признано как легитимное. В этом смысле Анфилада «Студии 44» воспринимается как рефлексия на тему города вообще и саморефлексия в частности. Найденная ось приобретает черты откровения, нашептанного свыше в процессе долгих поисков; сама по себе подоплека проекта, «нанизанного» на линию, объясненного и обусловленного ею, оказывается идеей из разряда описанных в зале Формы. А вся выставка вообще, устремленная туда, где, невидимый из зала, но парит, мы это знаем, золотой ангел на шпиле, – прочитывается в итоге как обращение не только к реальным зрителям и коллегам, но и к высшей силе, – той, небесной, которой из глубин обратной перспективы под силу взвесить и вклад, и усилия. Не перед людьми отчитываемся. Там, сверху, ангелы смотрят на нас, как на фигурки в макете, легко читают все надписи, и вообще всё знают, всё-всё.

04 Марта 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.