О Лежаве

Автор – Екатерина Кожушаная, ученица и ассистент И.Г. Лежавы.

Автор текста:
Екатерина Кожушаная

02 Октября 2018
mainImg
Илья Лежава. Фотография: Анатолий Белов
Илья Лежава. Эскиз
«Я – фольклорный элемент,
У меня есть документ.
Я вообче могу отседа
Улететь в любой момент».

(Леонид Филатов. «Про Федота-стрельца – удалого молодца»)

Так говорил в последнее время Илья Георгиевич.

ЛЕЖАВА

Что это за красивое слово, яркое сочетание звуков и графически острых, ритмических, но с плавным элементом, линий? Удобно для произношения, смачно, и не понятно сначала – что это такое?

Лежава – это такое явление на планете.

После первой встречи, даже заочной, навсегда ясно, что такое Лежава.
Это пространство с бóльшим количеством измерений, чем вы привыкли до этого.

Человек, не раз объездивший совершенно весь мир, говорил, что жить нужно только в России. (Он очень смешно, образно это показывал). Человек, глубоко знавший историю, всегда был устремлен в будущее. Человек, в несколько раз старше, чем студенты, заряжал их одним своим появлением, словом, линией.

У Лежавы за всем стоит идея и действие. Не поиск комфорта, а поиск живого начала. В каждом встречном. Новом человеке. Который сам себя, может быть, еще не раскрыл. При этом удивительна объективность и точность взгляда Лежавы. Только практика, никаких иллюзий.

Практика без иллюзий при богатом образном мышлении. Все эти глубины и парадоксы и есть новое измерение – ЛЕЖАВА

«Никогда больше не встречал вечно актуальных людей»
«Уникальный, бесконечно талантливый, открытый, свободный, бесстрашный, великий человек!»
«Вы не давали нам сдаться»
«Фантастический человек»

Процесс работы Лежавы выглядел удивительно легко и артистично, но объясняется большим трудом и опытом, при постоянно обновляемом потоке знаний. Он изучал умом все самое прогрессивное. Он работал руками, как плотник и реставратор. Он готов был влезть в любые живые движения с новаторской целью. Порой, успевая посидеть на нескольких стульях в разных аудиториях института и других очагов архитектуры сразу.

Драм кружок, кружок по фото,
Мне и петь ещё охота!
(Агния Барто «Болтунья»)

Так говорил Лежава о своей многозадачности.

Будучи сам студентом, Лежава был вовлечен в живое движение группы НЭР, и стал одним из ее моторов. Несмотря на огромный объем проделанной работы, несравнимый со стандартным дипломом, поняли ее далеко не все, и далеко не сразу. Успех не пришел мгновенно, а потребовал еще несколько лет труда.
Результат – мировое значение работ группы НЭР. Многочисленные выставки и книги стали вкладом в градостроительство планеты вообще, и возрождали славу отечественной архитектуры.

Лежава прославлял страну. Любил страну. Именно к ней он готов был применить все свои наработанные знания и идеи. Которые сначала, при более узком, чем у него, кругозоре, кажутся нереальными. На самом деле рациональны и отвечают мировому вызову. Пример: развитие восточных регионов, линейные города.
Сколько раз идеи, казавшиеся фантастическими в научных и студенческих проектах, спустя много лет, может быть не такой элегантной рукой, воплощались в реальности.

Даже в тяжелое для советской архитектурной практики время, когда была даже законодательно запрещена красота в архитектуре, Лежава не останавливался. Научная и поэтическая мысль, тонкая ручная работа воплотились в целое новое явление – Бумажная архитектура, которой Лежава стал отцом, по мнению соавторов. И снова мировое шествие с выставками, прославление своей страны. Главное для Лежавы – работа, действие, без сантиментов. И масштабный результат как следствие.

Почему Лежава великий педагог и учёный?
Он не внушал наборов правил, не клонировал себя, не навязывал проверенные шаблоны. Он формировал мышление.

Развивал уникальное то, что есть именно в этой, еще не открывшей себя, Личности.

Учил не мельтешить, как управдом, который пристраивает нужные комнатки, а стать композитором, управляющим пространством.

Лежава знал, что все уникальны.

«На проекте школы я понял, что такое архитектура». На проекте школы человек это понял. Потому что все учебные проекты для Лежавы – тренажеры, инструменты по развитию Личности. Которой откроется новое измерение в ней самой и другое качество жизни. И не только в архитектуре.
Инсталляция к 70-летию Ильи Лежавы. МАРХИ

Такой эскиз мог изменить ваше мышление навсегда. Соединить разрозненные половины мозга, например. Рациональную и гуманитарную.

Три линии поверх вашего эскиза могли вывести на новую дорогу проектирования. С вашей, просёлочной, на автостраду, где езда совсем другого класса.

Когда мы ставили эту инсталляцию к юбилею Лежавы, 70 лет, мимо проходил кто-то из незнакомых студентов и брезгнул: как можно делать себя в виде овцы?
Можно! Потому что это другое пространство в другом измерении. В котором есть пастырь, и он настоящий. И знаешь, действительно, что с тобой трудно, как с этими вот упрямыми, недоумными, недисциплинированными животными. Но у него получилось!

Лежава это действие. Вы же помните – темпераментным жестом, громким голосом, на вашу работу: «Ну, сделай! Чего тут!» И вдруг ясно не только то, что ты вообще можешь сделать все, что угодно, на этой планете, но и, как это сделать!
Откуда ясно? Слово у Лежавы – направленное живое действие.

А вы помните, что для того, чтобы встретиться с Лежавой в МАРХИ, нужно было замереть на месте в коридоре и слушать. Раздастся его голос или смех, и станет ясно, куда идти.

Почему такая бóльная утрата? Лежава для всех Отец, заступник.
Очаг. Инициатор. Даже удаленно от него, достаточно было знать, что Лежава есть, приходи в любое время.

Он всегда оказывался больше, чем можно представить. Идешь к нему за мыслью и знаешь – будет приключение. Его мысль не просто иная, она объемная. Бомба в будущем, многослойная в пространстве, раскрывающая тебя, в то же время гениально упрощающая твои поиски. Это действие и полет. (Я вообче могу отседа улететь в любой момент!)

Лежава прожил 83 года. Из них 56 лет работал в институте. А как он сам переживал смерть друзей? При такой бессчетной сети контактов по стране и миру, сколько же смертей ему пришлось пережить? В том числе близких друзей и раннюю смерть единомышленника и друга, Алексея Гутнова, в расцвете лет.
Так как же Лежава относился к смерти? Просто. После смерти Гутнова Лежава научился писать. Раньше не умел, так он сказал, а тут – перенял эстафету у друга. Вот и снова ответ Лежавы – действие.

В чем еще секреты Лежавы – Личности?
Как, например, Лежава относился к быту, к изменениям возраста? Просто. Без капризов. Предельно просто.
Как относился к врагам? Просто. Знал, в чем сочувствовать.
Как относился к воровству научных идей? – Просто. Работай дальше и больше. У тебя расцветет, а там – не пойдет (цитата не точная). Это похоже на притчу о царе Соломоне и настоящей матери. Настоящей матери нужен сам ребенок, а ненастоящей матери – привилегии от него. Поэтому у ненастоящей матери ребенок просто не выживет.
Все настоящее требует труда. То есть совсем не до склок. Вот и все, что делал Лежава – настоящее.
Даже чаепитие было содержательным для окружающих, вы знаете.

Духовное открытие и жизненный ориентир Лежавы: «Всё в нас, а не в здании».
То есть не только не в здании, но и вообще не вовне. Ни в других людях, ни в обстоятельствах, ни в антураже, ни тем более в вещах. А в нас. В каждом, внутри. Антипотребление – ответ Лежавы. Жизнь в действии, здесь и сейчас.

В последнее время Илья Георгиевич писал большую книгу об архитектуре. Как всегда, неожиданный, новаторский взгляд. Не завершил. Хотел дать несколько статей для публикации в интернете – стал переписывать их и не успел. Работал беспрестанно. Не отвлекаясь ни на быт, ни на пустые разговоры.

Я думаю, что когда Илья Георгиевич улетал в ином качестве из этого мира – он узнал нечто принципиально новое о пространстве. Новые «пространственные впечатления» и настоящие инновации. И хотел бы поделиться.

Словарь Лежавы:
Макет – чучелка
Макетоскопия – чучелкоскопия
Первые эскизы – кочепырки
Проконсультировать группу – окучить грядки
Начинающий студент – пальцем в рот не попадает
Хаотично разбросанная застройка – палочки Коха

«Фольклорные элементы» от Лежавы:
Довольный студент разворачивает эскиз – Это вам, доктор! (из анекдота).
На свои первые рисунки во время консультации – Пока не очень талантливо.
Реакция на любое изменение внешнего вида коллег-женщин – Во всех ты, душечка, нарядах хороша.
Илья Георгиевич неожиданно видит свое лицо на фото, размером метр на семьдесят. Пугается, крестится торопливо: – Господи, свят, свят!
На предложение выпить чаю: – Это гуманно! / – Я ещё не заслужил!

Продолжите!

Призыв номер один: вывести в мир его книгу об архитектуре.
Призыв номер два: записать все, что вспомнится из жизни, собрать эскизы (в группу Л.Е.Ж.А.В.А, фейсбук) и издать. В том числе анекдоты, цитаты, и его, и не его. Но излюбленные, всегда к месту.
 
Пример из Зощенко:
Романтичная девушка, глядя в ветви деревьев:
– О чём поёт этот соловей?
Молодой человек:
– Жрать хочет, вот и поёт. (Михаил Зощенко «О чём пел соловей»)
 
Или ниже в комментариях.

Блог статей Ильи Лежавы
https://ilya-lezhava.livejournal.com/
 
ассистент И.Г. Лежавы, Екатерина Кожушаная


02 Октября 2018

Автор текста:

Екатерина Кожушаная
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.