Фантастический роман

Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Января 2020
mainImg
В Музее Москвы скоро закроется выставка «Время Москвы-реки», которая представляет собой повторный показ проекта, показанного на Миланской триеннале прошедшим летом и занявшего там третье место. Выставка должна была завершиться в середине декабря, но ее продлили, так что теперь воскресенье – последний день. А сегодня вечером запланирован повтор оперы «Вода» Бориса Лесного и Дуни Франкштейн.
Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Выставка небольшая, вход бесплатный, и расположена она на первом этаже третьего корпуса, прямо за гардеробом, неподалеку от входа в музей с Остоженки. В сущности, это инсталляция – утопическая фантазия, выстроенная как хронология артефактов, собранных и прокомментированных в отдаленном будущем. Период, предшествующий нашему настоящему, дан очень пунктирно и начинается с 1919 года: отсчет начат сто лет назад, так что событие выбрано совсем случайное – ледостав, замерзание реки, что в то время случалось с рекой ежегодно. Хронология в целом довольно случайная и основана на творческом выборе авторов: о чем захотели, о том и рассказали. Так в ленте появляется НЭР – замечательное урбанистическое движение 1960-х – 1970-х, чье упоминание мотивировано их участием в триеннале 1968 года и тем, что «их план города будущего основан на идее «русла». В общем-то «русло» НЭР – развитая дорога, а не река, но зато НЭРовцы участвовали в триеннале 61 год назад, так что и вошли в состав как своего рода «группа поддержки»: хоть триеннале 1968 года закрылась почти сразу из-за волнений, сам факт участия дал московскому движению мощнейший импульс, и авторы нынешней выставки как будто приобщаются к харизме той «намоленной» истории.

Очевидно, что учить чему-то зрителя выставка всерьез не планирует, сколько упоминает разные вещи и затрагивает в душе разные струны – художественным способом. Вот к примеру сравнение бассейнов Москвы-реки и Волги, иллюстрирующее появление Волго-Донского канала – так мелко, что потребуется лупа и терпение, чтобы что-то усвоить, и карта гугл, чтобы сопоставить хоть какие-то контуры. Словом, это ни разу не учебник. Зато струны играют как хотят, и нередко одна из самых звучных – ностальгическая. К примеру, 1971 год иллюстрирует апогей дорожного строительства, что правда: огромное количество дорог и бетонных мостов на больших реках было построено в это время.

«Новые шоссе уничтожали леса и деревни, сгоняли людей с давно обжитых мест», – говорят авторы. И не уничтожали, и не сгоняли, уж во всяком случае не дороги: такое количество лесов, которое есть в нашей стране, шоссе не могут уничтожить, разве что заштриховать в мелкую сетку, что вряд ли реально. Дорога может стать проблемой для отдельно взятого Химкинского леса, но не для лесов вообще, – поспорим немного с авторами. И сгоняли людей с насиженных мест не столько шоссе, сколько политика «укрупнения», которая, в свою очередь, сама уничтожила массу дорог, которые тоже «укрупнили». То есть на самом деле всё сложнее, но тему всколыхнули. И вот она, ностальгическая нота: деревенские дома, исчезнувшие под МКАД, макет Сергея Топунова.
Сергей Топунов. Деревенские дома, исчезнувшие под МКАД. Макет. Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Из интересных фактов – рыбки гуппи, выпущенные кем-то в реку и прижившиеся на Курьяновских станциях аэрации: они переродились, стали серыми, а прекрасный хвост усох. Еще две увлекательных истории: видеоинтервью режиссера Ильи Давыдова с диггерами, которые рассказывают, в частности, что в треть подземных рек врезаны нелегальные стоки нечистот. Ради одного этого видео стоит зайти на выставку.
Экранчик с интервью с московскими диггерами. Режиссер Илья Давыдов. Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Другое видео, к сожалению, сокращено – о мусорном флоте, который мэр Юрий Лужков запустил на Москве-реке в 1998 году. Он собирает «в год около 3000 м3 мусора, 20 000 м3 ила, 8000 л нефтепродуктов».

Не лишним оказывается упоминание о серии дипломных проектов МАРХИ под руководством Бориса Еремина под названием «Москва. Месть природы», 1991 года, где важной частью была идея восстановления природных ландшафтов и «снятие с реки утилитарной нагрузки». Студенческие дипломы – своего рода предшественники проекта Юрия Григоряна, победившего в конкурсе на концепцию развития прибрежных территорий Москвы-реки в 2014 году.

Собственно этот победивший проект служит ядром выставки. Победить-то он победил, но дальнейшее развитие и адаптация концепции пошла по более прагматичному пути: уже в течение нескольких лет проработкой проекта занимается институт Градплана Москвы, и, насколько известно, не все смелые экологические идеи победившего проекта Григоряна были взяты на вооружение. Очистка воды, в частности, предусмотрена скорее традиционная, а не с помощью водорослей, – вряд ли в результате станет возможна идиллическая картинка с рыбаками напротив московского Кремля, ставшая символом меганомовского проекта. Никаких ни рыбаков, ни купальщиков пока и в планах нет.
Концепция развития территорий у Москвы-реки, 2014
© Проект Меганом

Что, вероятно, и послужило причиной появления неформального общества «Друзья Москвы-реки», основанного, как сказано в экспликации, «в 2018 году Юрием Григоряном, Анной Камышан, Таисией Осиповой и географом Глафирой Паринос». Манифест общества – гвоздь программы выставки, или даже точнее будет сказать, что вся выставка – его креативная иллюстрация. Там сказано: сейчас река «... не просто большая и промышленная, она в каком-то смысле государственная. <...> символ власти, часть открыточного вида на Кремль и сфера повышенного интереса силовых ведомств <...> Эта река обслуживает не фабричные машины [как было раньше, – прим. ред.] – но механизмы власти». Там же содержится призыв вернуть реку «себе», по Гребенщикову, то есть людям: спортсменам, окрестным жителям, купальщикам, наконец.

Звучит настолько же смело, сколько и утопично. Авторы – а их, к слову, множество, – видимо, отдают себе в этом отчет и проецируют события в будущее намеренно утопично: после манифеста следует инсталляция Сергея Ситара 2019 года с насекомым в пластиковом яйце, а затем сразу 2023 год – «порты будущего, наконец, появляются на Москве-реке», – и дальше история развивается как фантастический роман, начинаясь с протеста купальщиков, которых арестовывает Росгвардия, после чего «сотни людей вышли на набережные Москвы-реки и устроили массовые купания, утверждая свое право на реку». Ну чем не мечта.

Позднее в реку запускают осетров, которых вылавливают браконьеры; к 2088 осетры появляются опять, и их охраняет «супер-герой, выходец из среды фермеров-амфибий» по имени Юра [так и хочется добавить: мы знаем этого человека, – прим авт.].
Супер-герой Юра, выходец из среды фермеров-амфибий (2088 год). Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Там же размножаются ракушки-жемчужницы, которые сдают свой жемчуг на благоустройство города; а в 2050 биоактивные вещества порождают «плотную взвесь, пленку, обволакивающую погруженные в воду предметы и купальщиков» [пример: пучок мелковетвистой водоросли под стеклом; кто купался в Волге во время цветения воды, меня поймет, – прим. авт.].
«Образец речной ткани, примерно 2067 год. Из фонда Анны Андроновой, Егора Орлова и Алисы Силантьевой». Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

И так далее до 2119 года, изящно замыкая второе столетие появлением «Думающих о реке», – за этот сюжет отвечало бюро Архиматика.

Выдуманных историй, заметим, больше, чем «исторической» половине, – как будто общество Друзей Москвы-реки стремится изменить будущее через свою утопическую фантастику или просто наслаждается творчеством.

Что сказать – в 2011 году появилось общество «Друзья Зарядья», и мы знаем, что было потом – построили парк «Зарядье». Правда там вмешалась правительственная инициатива. Можно ли проделать нечто похожее с огромной рекой, да еще и находящейся под пристальным вниманием спецслужб – покажет жизнь. Пока что проект больше похож на крик отчаянья. 
Экспликация и список многочисленных участников проекта
Фотография: Архи.ру


10 Января 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.