Фантастический роман

Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
В Музее Москвы скоро закроется выставка «Время Москвы-реки», которая представляет собой повторный показ проекта, показанного на Миланской триеннале прошедшим летом и занявшего там третье место. Выставка должна была завершиться в середине декабря, но ее продлили, так что теперь воскресенье – последний день. А сегодня вечером запланирован повтор оперы «Вода» Бориса Лесного и Дуни Франкштейн.
Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Выставка небольшая, вход бесплатный, и расположена она на первом этаже третьего корпуса, прямо за гардеробом, неподалеку от входа в музей с Остоженки. В сущности, это инсталляция – утопическая фантазия, выстроенная как хронология артефактов, собранных и прокомментированных в отдаленном будущем. Период, предшествующий нашему настоящему, дан очень пунктирно и начинается с 1919 года: отсчет начат сто лет назад, так что событие выбрано совсем случайное – ледостав, замерзание реки, что в то время случалось с рекой ежегодно. Хронология в целом довольно случайная и основана на творческом выборе авторов: о чем захотели, о том и рассказали. Так в ленте появляется НЭР – замечательное урбанистическое движение 1960-х – 1970-х, чье упоминание мотивировано их участием в триеннале 1968 года и тем, что «их план города будущего основан на идее «русла». В общем-то «русло» НЭР – развитая дорога, а не река, но зато НЭРовцы участвовали в триеннале 61 год назад, так что и вошли в состав как своего рода «группа поддержки»: хоть триеннале 1968 года закрылась почти сразу из-за волнений, сам факт участия дал московскому движению мощнейший импульс, и авторы нынешней выставки как будто приобщаются к харизме той «намоленной» истории.

Очевидно, что учить чему-то зрителя выставка всерьез не планирует, сколько упоминает разные вещи и затрагивает в душе разные струны – художественным способом. Вот к примеру сравнение бассейнов Москвы-реки и Волги, иллюстрирующее появление Волго-Донского канала – так мелко, что потребуется лупа и терпение, чтобы что-то усвоить, и карта гугл, чтобы сопоставить хоть какие-то контуры. Словом, это ни разу не учебник. Зато струны играют как хотят, и нередко одна из самых звучных – ностальгическая. К примеру, 1971 год иллюстрирует апогей дорожного строительства, что правда: огромное количество дорог и бетонных мостов на больших реках было построено в это время.

«Новые шоссе уничтожали леса и деревни, сгоняли людей с давно обжитых мест», – говорят авторы. И не уничтожали, и не сгоняли, уж во всяком случае не дороги: такое количество лесов, которое есть в нашей стране, шоссе не могут уничтожить, разве что заштриховать в мелкую сетку, что вряд ли реально. Дорога может стать проблемой для отдельно взятого Химкинского леса, но не для лесов вообще, – поспорим немного с авторами. И сгоняли людей с насиженных мест не столько шоссе, сколько политика «укрупнения», которая, в свою очередь, сама уничтожила массу дорог, которые тоже «укрупнили». То есть на самом деле всё сложнее, но тему всколыхнули. И вот она, ностальгическая нота: деревенские дома, исчезнувшие под МКАД, макет Сергея Топунова.
Сергей Топунов. Деревенские дома, исчезнувшие под МКАД. Макет. Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Из интересных фактов – рыбки гуппи, выпущенные кем-то в реку и прижившиеся на Курьяновских станциях аэрации: они переродились, стали серыми, а прекрасный хвост усох. Еще две увлекательных истории: видеоинтервью режиссера Ильи Давыдова с диггерами, которые рассказывают, в частности, что в треть подземных рек врезаны нелегальные стоки нечистот. Ради одного этого видео стоит зайти на выставку.
Экранчик с интервью с московскими диггерами. Режиссер Илья Давыдов. Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Другое видео, к сожалению, сокращено – о мусорном флоте, который мэр Юрий Лужков запустил на Москве-реке в 1998 году. Он собирает «в год около 3000 м3 мусора, 20 000 м3 ила, 8000 л нефтепродуктов».

Не лишним оказывается упоминание о серии дипломных проектов МАРХИ под руководством Бориса Еремина под названием «Москва. Месть природы», 1991 года, где важной частью была идея восстановления природных ландшафтов и «снятие с реки утилитарной нагрузки». Студенческие дипломы – своего рода предшественники проекта Юрия Григоряна, победившего в конкурсе на концепцию развития прибрежных территорий Москвы-реки в 2014 году.

Собственно этот победивший проект служит ядром выставки. Победить-то он победил, но дальнейшее развитие и адаптация концепции пошла по более прагматичному пути: уже в течение нескольких лет проработкой проекта занимается институт Градплана Москвы, и, насколько известно, не все смелые экологические идеи победившего проекта Григоряна были взяты на вооружение. Очистка воды, в частности, предусмотрена скорее традиционная, а не с помощью водорослей, – вряд ли в результате станет возможна идиллическая картинка с рыбаками напротив московского Кремля, ставшая символом меганомовского проекта. Никаких ни рыбаков, ни купальщиков пока и в планах нет.
Концепция развития территорий у Москвы-реки, 2014
© Проект Меганом

Что, вероятно, и послужило причиной появления неформального общества «Друзья Москвы-реки», основанного, как сказано в экспликации, «в 2018 году Юрием Григоряном, Анной Камышан, Таисией Осиповой и географом Глафирой Паринос». Манифест общества – гвоздь программы выставки, или даже точнее будет сказать, что вся выставка – его креативная иллюстрация. Там сказано: сейчас река «... не просто большая и промышленная, она в каком-то смысле государственная. <...> символ власти, часть открыточного вида на Кремль и сфера повышенного интереса силовых ведомств <...> Эта река обслуживает не фабричные машины [как было раньше, – прим. ред.] – но механизмы власти». Там же содержится призыв вернуть реку «себе», по Гребенщикову, то есть людям: спортсменам, окрестным жителям, купальщикам, наконец.

Звучит настолько же смело, сколько и утопично. Авторы – а их, к слову, множество, – видимо, отдают себе в этом отчет и проецируют события в будущее намеренно утопично: после манифеста следует инсталляция Сергея Ситара 2019 года с насекомым в пластиковом яйце, а затем сразу 2023 год – «порты будущего, наконец, появляются на Москве-реке», – и дальше история развивается как фантастический роман, начинаясь с протеста купальщиков, которых арестовывает Росгвардия, после чего «сотни людей вышли на набережные Москвы-реки и устроили массовые купания, утверждая свое право на реку». Ну чем не мечта.

Позднее в реку запускают осетров, которых вылавливают браконьеры; к 2088 осетры появляются опять, и их охраняет «супер-герой, выходец из среды фермеров-амфибий» по имени Юра [так и хочется добавить: мы знаем этого человека, – прим авт.].
Супер-герой Юра, выходец из среды фермеров-амфибий (2088 год). Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

Там же размножаются ракушки-жемчужницы, которые сдают свой жемчуг на благоустройство города; а в 2050 биоактивные вещества порождают «плотную взвесь, пленку, обволакивающую погруженные в воду предметы и купальщиков» [пример: пучок мелковетвистой водоросли под стеклом; кто купался в Волге во время цветения воды, меня поймет, – прим. авт.].
«Образец речной ткани, примерно 2067 год. Из фонда Анны Андроновой, Егора Орлова и Алисы Силантьевой». Выставка «Время Москвы-реки» в Музее Москвы
Фотография: Архи.ру

И так далее до 2119 года, изящно замыкая второе столетие появлением «Думающих о реке», – за этот сюжет отвечало бюро Архиматика.

Выдуманных историй, заметим, больше, чем «исторической» половине, – как будто общество Друзей Москвы-реки стремится изменить будущее через свою утопическую фантастику или просто наслаждается творчеством.

Что сказать – в 2011 году появилось общество «Друзья Зарядья», и мы знаем, что было потом – построили парк «Зарядье». Правда там вмешалась правительственная инициатива. Можно ли проделать нечто похожее с огромной рекой, да еще и находящейся под пристальным вниманием спецслужб – покажет жизнь. Пока что проект больше похож на крик отчаянья. 
Экспликация и список многочисленных участников проекта
Фотография: Архи.ру


10 Января 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.