English version

Все быстрей, мчится время все быстрей

Все чаще новые офисные центры располагаются ближе к МКАДу. Здесь довольно просторно, и архитектору предоставляется возможность «поиграть» с крупными формами, не беспокоясь о том, как они впишутся в череду городской застройки. Контекстом – и одновременно наблюдателями – здесь становятся проезжающие на большой скорости автомобили. Кажется, что именно это определило архитектурное решение административно-делового комплекса на первом километре Рублево-Успенского шоссе. Получилось... даже романтично.

Автор текста:
Анна Турулина

22 Сентября 2008
mainImg
Проект:
Pallau RB: Административно-деловой центр, 1-й км Рублево-Успенского шоссе
Россия, Барвихинский С. О., 1-й км Рублево-Успенского шоссе

Авторский коллектив:
Виктор Бармин (ГАП), Анастасия Хомякова (ГАП), Ольга Плужникова, Галина Харитонова 

2007 – 2014

Комплекс состоит из двух десятиэтажных корпусов разной длины, расположенных перпендикулярно друг другу. Это обусловлено, с одной стороны, сильной вытянутостью участка, с другой – тем, что он находится на пересечении двух оживленных магистралей: МКАДа и Рублево-Успенского шоссе. При движении по любой из этих автодорог можно будет одновременно наблюдать слегка изломанное очертание стеклянной плоскости одного корпуса, и медное кружево торцевого завершения другого.

Кажется, что при создании этого проекта авторы поставили цель – ничего лишнего. В результате получились два очень крупных объема, подобных друг другу. Архитекторы определяют их как «валуны», приподнятые – левитирующие – над землей на блестящих, обернутых гнутым стеклом ножках. Корпуса настолько подобны друг другу, что кажется, что их отрезали каким-то гигантским ножом от чего-то очень большого, как ломти хлеба от батона. Это большое было внутри стеклянным, а снаружи имело медную кожу – вот и получилось, что на «срезах» – фасады целиком стеклянные, а вокруг обернуты золотистой медной «лентой». Контуры ленты состоят из прямых линий, заостренных углов, что вместе заставляет даже мимолетного зрителя-автомобилиста ощутить «натяжение» металла. Но при «разрезании» на стеклянных плоскостях остались «крошки» – их роль выполняют подвешенные к фасаду снаружи «холодные» стекла, повернутые под разным углом – часть из них отражает небо, часть землю. Эти элементы целиком декоративны – их роль состоит в том, чтобы оживлять исполинские стеклянные плоскости. Но они похожи на открытые фрамуги – если вспомнить, например, витраж гаража, построенного Констанстином Мельниковым на Сущевском валу, то здесь получается очень похоже на Мельникова.

Итак, проект очень сдержан в деталях: псевдо-«фрамуги» на стеклянных плоскостях и ажур медных торцов – пожалуй все, что можно отметить из малых форм. Основное впечатление производит объем, форма двух корпусов очень цельная. И как всякая цельная форма, она подталкивает к дизайнерским сравнениям – заставляет нас сопоставить нечто большое – десятиэтажное здание – с чем-то знакомым и поменьше. Так проще понимать эти здания, и поэтому аналогии рождаются сами собой. Итак, корпуса немного похожи на послевоенные радиолы на ножках, обернутые полосами темно-красной фанеры – чудесные источники чужеземных голосов и новой музыки (ср.:«смеркалось, только тих и светел приемник голоса ловил»).

Но их контуры не скругленные, а остроугольные. Простые фигуры как будто бы «рванули с места» под действием невидимого притяжения, в результате чего боковые линии фасадов прогнулась и застыли. Этот порыв в сочетании с изломами торцов напоминает другой предмет из той романтичной поры – американские автомобили с «плавниками». Использование так называемых «плавников» –  специальных выступов кузова – определяло автомобильный дизайн в США, а следовательно по всему миру, на протяжении почти десятилетия. Плавниковый стиль – это автомобильная романтика 50-60х годов. Блестящие «Форды» и «Паккарды», скорость, свобода и рок-н-ролл. А также – уже позабытая в московских пробках радость от вождения.

Поскольку другой застройки поблизости практически нет, кроме АЗС и пятиэтажного офисного здания недалеко от меньшего корпуса, весь комплекс «общается» только с лесным массивом и лентами дорог. Он и ассоциативно, и фактически рассчитан на движение, максимальный эффект восприятия объемов достигается из окна автомобиля, едущего с хорошей скоростью. Что подтверждается компьютерным моделированием движения автомобиля по шоссе мимо комплекса – кстати сказать, «Сергей Киселев и Партнеры» все свои проекты уже давно сверяют с анимированной 3D моделью. Это позволяет достичь большей точности.  

Медные торцы отчетливо видны издалека. По словам авторов, идея использования меди возникла не сразу. Заказчик проекта, компания «Вестстроймет», занимается металлопрокатом, использование в отделке металлических элементов должно было отразить направление его деятельности. Первоначально хотели использовать патинированную ржавчину, популярность этого материала у московских застройщиков растет день от дня, однако затем отказались от этого из-за возможных трудностей в эксплуатации. Тогда решили сделать «обертку» фасадов медной. Точнее, здесь будет использован желтовато-золотистый сплав меди и алюминия Tecu-Gold – материал, еще не сертифицированный в России, что, разумеется, добавляет архитекторам работы, «страданий за красоту» по части утверждения здесь нового подвида облицовки.

Оба корпуса стоят на одном стилобате, образующем цокольный этаж. И стилобат, и его глухие ограждения облицованы натуральным камнем, гранитом светло-серого цвета.  Подвальных помещений нет, так как грунты достаточно влажные, неудобные, поэтому различные технические помещения располагаются на цокольном этаже. Корпуса также соединены на уровне первого этажа теплым переходом. Это общее внутреннее пространство предполагается превратить в общественную зону, где разместятся столовые, ресторан, отделение банка и небольшие магазины, а также вестибюли и входы лифтов. Можно сказать, что это замкнутое пространство имитирует уличную среду, ведь поблизости от административно-делового центра нет иных общественных зон, а внешнее оформление внутренней площади комплекса представляет собой пространство разграничения между автомобильными въездами на парковки, тротуарами и газонами.

Еще любопытно заметить, что для компании «Сергей Киселев и Партнеры» этот проект – первый, вышедший за черту города (все остальные проекты, около 300 за всю историю компании, сделаны для Москвы, за исключением одного очень раннего и нехарактерного). Выход за черту, правда, условный, т.к. адрес комплекса – Рублево-Успенское шоссе, дом 1. Москва рядом. И все же – архитектурный образ трансформируется под воздействием МКАД-овских скоростей и автомобильного окружения. Настоящим контекстом для этих зданий становятся автомобили, а не окружающие постройки. Что логично – машины-то сейчас обладают отточенным до мелочей дизайном, с ними и сравниться не грех, они и составляют тут настоящий контекст.

В целом можно сказать, что такая архитектура движения, просто невозможна в центре города, ее красота потеряется в нем, станет неуместной, как у зажатого в стоящем потоке машин  авто. Зато здесь, на выезде из Москвы простые, устремленные формы создают у смотрящего удивительное чувство свободы. Обычно архитектура высвобождает человека по вертикали, устремляясь вверх. Комплекс на Рублево-Успенском шоссе символизирует более редкую свободу движения — по горизонтали.

Административно-деловой центр на Рублево-Успенском Шоссе, 2008 © Сергей Киселев и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе, 2007 © Сергей Киселев и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе, 2007 © Сергей Киселев и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе, 2007 © Сергей Киселёв и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе, 2007 © Сергей Киселев и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе, 2007 © Сергей Киселев и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе, 2008 © Сергей Киселев и Партнеры
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе © Сергей Киселёв и Партнеры.
Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе © Сергей Киселёв и Партнеры.
zooming
План на уровне 6 этажа. Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе © Сергей Киселёв и Партнеры.
zooming
Разрезы. Административно-деловой центр на Рублево-Успенском шоссе © Сергей Киселёв и Партнеры


Проект:
Pallau RB: Административно-деловой центр, 1-й км Рублево-Успенского шоссе
Россия, Барвихинский С. О., 1-й км Рублево-Успенского шоссе

Авторский коллектив:
Виктор Бармин (ГАП), Анастасия Хомякова (ГАП), Ольга Плужникова, Галина Харитонова 

2007 – 2014

22 Сентября 2008

Автор текста:

Анна Турулина
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.