Александр Порошкин: «Наш девиз – работать для человека»

Глава бюро MAParchitects, выигравшего в четырех крупных международных конкурсах, Александр Порошкин рассказывает о том, как побеждать, как формировать дружеские – они же профессиональные – контакты, как построить работу в команде, учитывая психологию коллег, и увлечь своей творческой игрой заказчиков, одновременно учась у них.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

mainImg

Старт

Как началась ваша архитектурная биография?

Я закончил в 2006 году архитектурный университет в Томске с красным дипломом. Два года подряд я становился лучшим студентом вуза и уже тогда выигрывал зарубежные конкурсы. На пятом курсе я ездил на собственной машине, так как выиграл гран-при и получил 10 тысяч долларов в американском конкурсе на проект комплекса для маломобильных групп населения (см. PDF конкурсного проекта). Потом мы с женой Наталией (у нее, кстати, тоже красный диплом) уехали из Томска в Москву и устроились в архбюро Асадова. С 2010 года я активно участвовал в конкурсах, их было очень много, в том числе на энергоэффективные дома. В бюро Асадова мне поручали крупные объекты – микрорайоны и экспериментальные проекты. Но самостоятельный заказ на микрорайон молодому архитектору никто не доверит, а заказ на проектирование дома – вполне.

Ко мне стали обращаться с предложениями, и мы сделали четыре разных концепции модульного жилья для китайской компании Чжода (Zhuoda). Этот дом построили на выставке «Мосбилд», презентовали на форуме «Открытые инновации». В итоге наш конструктор ездил в Китай, и там за два месяца произвели 50 домов. В бюро Асадова мы также познакомились с Иваном Овчинниковым, автором «Дубль-дома», с которым теперь сотрудничаем, и с Максимом Малеиным, с которым я веду группу в МАРХИ. Ездили на фестивали «Города», которые организовывали Андрей и Иван. Все эти дружеские и профессиональные контакты потом очень пригодились в жизни и работе.

Как образовалось ваше бюро MAParchitects? Где вы брали первые заказы?

2011 год можно считать рубежом. Сначала я открыл бюро один, потом стал приглашать друзей. 

Конкурсы и партнеры

Однако вскоре вы начали выигрывать один за другим серьезные международные конкурсы. Как это удалось столь молодому бюро?

Это только кажется, что молодое бюро ни с того ни с сего стало выигрывать международные конкурсы, а на самом деле, как видите, у нас огромный опыт. К 2015 году у нас уже были конкурсы по договорам, можно было показать, что объект делали именно мы. Тогда же появилось агентство «Центр», которое стало проводить международные соревнования, и появилась нормальная процедура с подачей юридических документов и портфолио. Мы стали проходить по этим параметрам. Получилось, что мы участвовали в трех конкурсах и три из них выиграли: это благоустройство набережных озер Кабан в Казани вместе с китайским бюро Turenscape в 2015 году, станция метро «Стромынка» и редевелопмент здания на Дмитровке вместе с Promcode – в 2017. В 2018 мы победили конкурсе на разработку мастер-плана острова Октябрьский в городе Калининград в консорциуме с британским бюро LDA и WSP.
© MAParchitects
  • zooming
    1 / 5
    Редевелопмент объекта на Дмитровском шоссе -«Центр Дмитровка», Москва
    © MAParchitects + ПРОМКОД (Москва)
  • zooming
    2 / 5
    Редевелопмент объекта на Дмитровском шоссе -«Центр Дмитровка», Москва
    © MAParchitects + ПРОМКОД (Москва)
  • zooming
    3 / 5
    Редевелопмент объекта на Дмитровском шоссе -«Центр Дмитровка», Москва
    © MAParchitects + ПРОМКОД (Москва)
  • zooming
    4 / 5
    Редевелопмент объекта на Дмитровском шоссе -«Центр Дмитровка», Москва
    © MAParchitects + ПРОМКОД (Москва)
  • zooming
    5 / 5
    Редевелопмент объекта на Дмитровском шоссе -«Центр Дмитровка», Москва
    © MAParchitects + ПРОМКОД (Москва)

Многие победы в громких конкурсах произошли в консорциуме с иностранными командами. Как вы выстраиваете отношения с партнерами, в частности иностранными?

Особенность нашего бюро MAParchitects в том, что мы умеем объединяться в консорциумы. Обычно архитектор пытается доминировать, а мы предпочитаем разделение обязанностей. Конкурс на редевелопмент объекта на Дмитровке мы выиграли с компанией Promcode: у них был раздел по маркетингу, градостроительному анализу и экономике, а у нас – архитектура и дизайн. В командах с китайскими и с британскими партнерами мы тоже делали все, что связно с архитектурой. Мы не лезли в чужие области, просто встречались, распределяли обязанности, делали календарный план. Мы используем все возможные сервисы для удаленной работы: Dropbox, Google диск, Trello. Это позволяет работать в команде, не сидя в одном помещении, поскольку в облачном диске видно работу каждого.

Но ведь не только в организации работы секрет конкурсных побед?

Организация экономит время, а наличие времени обеспечивает качество. Хороший пример – работа с Turenscape в казанском конкурсе на набережную озер Кабан. У нас было полтора месяца. Менеджер китайской компании Стэнли Янг создал календарный план, обозначил, сколько работает людей у них и у нас, и что должно быть получено к концу месяца. Там были прописаны не только задачи, но и дни рождения, выходные. Было понятно, кто когда отсутствует. И за первую неделю был намечен весь альбом. Это удобно: ты сразу видишь конечную цель – альбом, а оставшееся время просто наполняешь его. И не пришлось делать кучу работы, которая потом не входит в альбом и просто выбрасывается. В итоге по набережной Кабан у нас было 200 страниц. По уровню проработки каждого узла и общей стратегии наш проект был намного сильнее работ конкурентов.
  • zooming
    1 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    2 / 8
    Концепция развития набережных системы озер Кабан, Казань
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    3 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    4 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    5 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    6 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    7 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects
  • zooming
    8 / 8
    Развитие и благоустройство набережных системы озера Кабан
    © Turenscape + MAParchitects

А почему вас выбрали китайские архитекторы Turenscape?

Система простая. Объявляется открытый конкурс, все, кто хотят, подают заявки. У китайцев не было российского партнера, а у нас не было партнера иностранного. Нам сказали: вот пять иностранных компаний без российского партнера, им тоже сказали, что есть пять российских компаний. Мы выбрали тех, кто нам понравился. Было очевидно преимущество Turenscape, потому что речь шла об очистке воды, а они в этом специалисты. Мы написали им письмо, представили наше портфолио, сказали, что хотим объединиться. Они сказали – ok, мы договорились и стали работать. Приятно, что только с нами Turenscape выиграли первое место, до этого они активно участвовали в российских конкурсах, на концепцию Москвы-реки в том числе, но были лишь вторыми.

Что-то не верится, что все так гладко, если вспомнить конкурсную практику…

С конкурсом на метро «Стромынка» было иначе. Там в задании было три станции: «Стромынку» мы успели сделать детально, а остальные две должны были проработать иностранные партнеры. Но буквально в восемь часов вечера накануне сдачи иностранцы из консорциума нам говорят: «Извините, мы будем работать с другим партнером». Нам пришлось за четыре часа выполнить их работу. В итоге они не прошли в финал, а наша «Стромынка» вошла в шорт-лист и мы с ней потом выиграли.

Какие минусы и плюсы есть в конкурсной деятельности? 

Минусы конкурсов законодательные: когда подписываешь договор, отдаешь свои права. Дальше заказчики с кем хотят, с тем и строят. Плюсы – продвижение и потенциальные заказы. Еще в институте я понял, что конкурсы не только привлекают внимание к архитектору, но и дают деньги. А когда стал работать, через конкурсы получил заказы. Сейчас мы воспринимаем конкурсы как рекламную компанию. Мы и так загружены работой, но активно участвуем в конкурсах, если попадается интересный объект.

Что главное в конкурсном проекте?

Последовательно проводить одну идею. Например, в проекте набережных озер Кабан мы связали всю территорию с помощью трех «лент»: экологической, культурной и транспортной (велосипедно-самокатной). В период СССР никто не думал про связность территорий: каждый застраивал свой кусок. Мы предложили идею связности и подчинили ей все остальное.

Также было и в конкурсе на станцию метро «Стромынка». Мы изобрели красивую идею техногенного леса, преобразовали этот образ в пиксельную картинку, и придумали дизайн на его основе. При входе в наземный павильон форму спуска вниз повторили в форме светильников.
  • zooming
    1 / 6
    Дизайн станции метро Стромынка, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    2 / 6
    Дизайн станции метро Стромынка, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    3 / 6
    Дизайн станции метро Стромынка, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    4 / 6
    Дизайн станции метро Стромынка, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    5 / 6
    Дизайн станции метро Стромынка, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    6 / 6
    Дизайн станции метро Стромынка, Москва
    © MAParchitects

В конкурсе редевелопмента на Дмитровке мы выиграли у известных бюро, потому что предложили для здания на МКАД подходящую функцию. Мы сделали акцент на том, что Центр «Дмитровка» – живая, гибкая система, предполагающая объединение транспортных, логистических, складских и экспозиционных услуг. При этом интеграция деятельности собственника в выбранную концепцию логична и позволяет создавать новые форматы бизнесов. Главная идея сыграла определяющую роль. 

Бюро

Что значит MAP в названии бюро?

Значений несколько. Это и Мастерская Александра Порошкина, и дорожная карта (от английского map) во всех смыслах этого слова, потому что мы оптимизируем пути проектирования. Гибкая горизонтальная организация в бюро и распределение ролей позволяют нам добиться успеха в крупных разноплановых проектах. Соответственно, и конкурсы мы выиграли в разных направлениях: станция «Стромынка» – это дизайн, жилой район в Калининграде – это мастерплан, набережная Кабан – благоустройство, редевелопмент на Дмитровке – финансовая модель.

Опишите ваш архитектурный метод.

Когда я готовился поступать на архитектурный факультет, я ходил заниматься к художнику. Он сказал: смотри вокруг, природа уже все придумала. Речка прямая не бывает: там, где она ударяется в берег, он поднимается. Не важно, с чем ты работаешь, ты просто смотришь, как это бывает в жизни. Поэтому, скажем, в благоустройстве квартала А101 мы не выравнивали площадку, как часто поступают, а использовали естественный рельеф: просто связали все его изгибы одной дорожкой, что позволило местным жителям получить комфортное прогулочное и досуговое пространство.
Ледовая арена «Высота», Озерск
© MAParchitects

Или, например, нужно сделать генплан поселка. Открываешь google, виртуально «едешь» в Канаду, в Финляндию, куда угодно – и смотришь поселки. Все должно происходить и выглядеть естественно. Есть у нас проект Ледовой арены в городе Озерск. Ее форма возникала так: мне хотелось поле вписать в круг, а, чтобы защитить вход от дождя, сделали скос с одной стороны. Над стадионом не нужна избыточная высота, поэтому срезали верх. Отвечали на технические задачи, а получили выразительный спортивный объект. Для проекта фермерского рынка на Семеновской площади мы экспериментировали с параметрической формой, которая одновременно является и амфитеатром.
  • zooming
    1 / 4
    Концепция фермерского рынка на Измайловской площади, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    2 / 4
    Концепция фермерского рынка на Измайловской площади, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    3 / 4
    Концепция фермерского рынка на Измайловской площади, Москва
    © MAParchitects
  • zooming
    4 / 4
    Концепция фермерского рынка на Измайловской площади, Москва
    © MAParchitects

Какой главный девиз MAParchitects?

Наш главный девиз – работать для человека, причем неважно, идет ли речь о масштабном городском проекте или об интерьере. Проектируя жилой дом, я примериваю его на себя. Продумываю, чтобы было удобно припарковать машину, донести до дома продукты, завезти ребенка в коляске. Соответственно, исходя из поведенческих особенностей будущих жильцов, планирую пандусы, определенные параметры двери и лифта. Мне важно, как расположена квартира, чтобы шум от лифта не был слышен внутри. Опираясь на удобство человека, ты естественно совпадешь со СНИПами. Мы и студентов в МАРХИ учим персонализации.

У вас очень разные проекты: есть и деревянные дома, и городские кварталы, и городские объекты параметрического типа. Как бы вы описали стили, в которых работаете?

Люди часто не верят, что это все мы сделали. У нас нет четких стилевых рамок. Наши проекты – это, скорее, костюм на заказ. Имея архитектурный опыт и видя человека, ты пытаешься это видение обработать: предложить эстетику и функционал, выстроить правильные пропорции, выбрать правильный материал. Вот был у нас клиент из Сургута. Он заказал дом в Москве с метровыми стенами: кирпич – 500 мм, утеплитель 300 мм плюс наружная облицовка. Ему психологически нужны такие толстые стены. Он понимает, что сейчас деньги есть, а потом, может, не будет, и хочет минимизировать расходы на отопление.
  • zooming
    1 / 4
    Концепция быстровозводимых домов для загородной жизни – SWIDOM
    © MAParchitects
  • zooming
    2 / 4
    Концепция быстровозводимых домов для загородной жизни – SWIDOM
    © MAParchitects
  • zooming
    3 / 4
    Концепция быстровозводимых домов для загородной жизни – SWIDOM
    © MAParchitects
  • zooming
    4 / 4
    Концепция быстровозводимых домов для загородной жизни – SWIDOM
    © MAParchitects

Если посмотреть на наш сайт, видно, что в 2010-2011 у нас не было прямых линий. У меня был период максимализма. Каждый раз я проверял какие-то новые идеи. Иногда понимал, что жестковато получилось, и в следующий раз делал по-другому. Дальше появились сотрудники в бюро, и вещи стали более выдержанными, но при этом разными. Индивидуальности сотрудников отражаются в проектах MAP architects.

Вы легко объединяетесь со смежниками?

Да, у нас наработаны контакты со многими компаниями, но мы можем и самостоятельно действовать. Если ты умеешь делать рабочую документацию, ты всегда защитишь свою идею. Скажем, у нас есть объект 2013 года в районе Одинцово на 45 га, где мы все сами делали. Мы уже тогда стали проектировать кварталы. У заказчика был готов проект из 17-этажных зданий определенной плотности, но ему хотелось попробовать другой тип застройки с разной высотой.

Где вы находите таких сознательных клиентов?

Молодое бюро притягивает молодых заказчиков. Пришли менеджеры проектов, которые хотели себя проявить. И нам, и им интересно. Вообще мы учимся у заказчиков. Они все разные. Если внимательно слушать человека, можешь многому научиться.

Заказчики

Какая у вас схема работы с заказчиком? Как формализовать процесс?

В какой-то момент мы поняли, что у нас нет типового договора, что индивидуальный подход к каждому заказчику мешает бизнесу. Ты тратишь кучу времени на общение с заказчиком, а в деньги это не выливается. Мы стали для себя рисовать схему: сначала предпроектное исследование, на его основе – техническое задание, после которого идет концепция.

А техническое задание на проектирование кто делает?

Не всякий бизнес имеет службу технического заказчика (только крупные компании). Типичный клиент раньше говорил: «Здравствуйте. Нам нужно сделать красиво». Сначала мы долго общались и пытались понять, что для него красиво. Получалось, что мы сами делали предпроектное исследование, потом сами писали себе задание, потом сами на него отвечали концепцией. То есть мы, не замечая этого, выполняли работу технического заказчика. Потом поняли, что это съедает время и стоит денег. Мы стали объяснять клиенту, что он должен нам предоставить исходные данные, ГПЗУ и так далее. Потому что если мы сделаем концепцию, а потом поймем, что исходное задание не соответствует действительности, придется корректировать ТЗ. Это длинный путь, который измеряется порой в годах. Мы стали делать схемы, показывая, что выгоднее заказывать сразу весь проект, а не этап, и тогда мы сможем выполнить параллельно многие разделы и таким образом сократить срок проектирования. С 2017 года мы предлагаем структуру одного «окна»: не просто красивую картинку, а финансовое обоснование, расчеты, аналитику, системный подход. Это позволяет существенно сократить издержки и показать заказчику, что работа архитектора – она всегда целостна и ее нельзя разделить на изолированные этапы.

И как заказчики относятся к вашей структуре одного окна?

Заказчик пока не оценил этих усилий. Он видит более дорогую цену на первом этапе и не готов ее платить. Но потом он сам натыкается на трудности: делает эскизный проект, понимает, что денег не хватает на реализацию, и заново делает эскизный проект. И только, несколько раз наступив на эти грабли, заказчик понимает, что удобнее структура одного окна, когда все стадии проекта делает одно бюро.

Кроме конкурсов, откуда еще приходят заказы?

Иногда это происходит спонтанно. Например, нас попросили сделать крыльцо в бизнес-центре Port Plaza, где находится наш офис. Мы сделали, а потом оказалось, что заказчику надо спроектировать стадион. Делаешь человеку небольшой объект, а выясняется, что у него есть планы на крупный. Для него мы спроектировали ледовую арену в Красногорске.

Расскажите про проект на острове Октябрьский в Калининграде – самый масштабный из выигранных вашим бюро конкурсов. 

Это большой жилой район на 380 га. Заказчик – город Калининград и оператор КБ «Стрелка» из пяти команд выбрали победителей в конце 2018 года. Первое место занял Консорциум LDA, MAParchitects и WSP. LDA сделали историческое исследование и аналитику, мастерплан, транспортные схемы. Мы выполнили архитектурную часть и WSP – все, что связано с водой. У нас там есть ремесленный и университетский кварталы, крупное общественное здание. Мы продумали, как открыть жилье на воду. Там подтопляемые территории, и надо было перераспределить грунт, создать уровни. Мы задание от «Стрелки» превратили в реальный квартал.

Поселки из деревянных домов – одно из важных направлений деятельности MAParchitects. Расскажите о них.

Для «Дубль-дома» Ивана Овчинникова мы создали систему размещения домов в Никола-Ленивце и в поселке «Снегири». Иногда покупатели «Дубль-домов» объединяются, чтобы жить вместе. Мы сделали исследование и спланировали, как расположить дома в пространстве без заборов, избегая ситуации «окна в окна» и продумав перемещение людей и машин.

Мы также придумали свою концепцию загородной жизни из быстровозводимых деревянных домов и назвали его SWIDOM, потому что все дома в поселке – с видом на пейзаж или на юг. Это дома на вырост, потому что их можно трансформировать по мере увеличения количества жителей. Дома поставляются прямо с завода в контейнере с комплектом инструментов, контейнер может служить строительным вагончиком. Над технической зоной находятся антресоли, которые могут стать спальней. Изюминка этих домов – стеклянный витраж, закрытые и открытые террасы. Образ у них мягкий, бережно вписанный в ландшафт. В них все функционально до миллиметра. Они полностью готовы к производству.
  • zooming
    1 / 5
    Жилая резиденция, д. Подушкино
    © MAParchitects
  • zooming
    2 / 5
    Жилая резиденция, д. Подушкино
    © MAParchitects
  • zooming
    3 / 5
    Жилая резиденция, д. Подушкино
    © MAParchitects
  • zooming
    4 / 5
    Жилая резиденция, д. Подушкино
    © MAParchitects
  • zooming
    5 / 5
    Жилая резиденция, д. Подушкино
    © MAParchitects

У нас много вариантов частных домов. Есть деревянный энергоэффективный дом, интерпретация русской избы. В избе были сени и холодная веранда, хлев, все под общей крышей, это целый механизм. Ты берешь эти основы, но добавляешь современные функции вроде патио. Есть дуплексы – редкая для Подмосковья типология. В Подушкино мы на узком участке построили резиденцию из нескольких частей с разнообразными террасами, укромными и видовыми, соединили образ традиционного дома с современными технологиями.

Как вам удается держать в голове столько разных масштабных проектов?

Мне это, наоборот, помогает. Я люблю работать параллельно над многими вещами, потому что находки в одном проекте помогают ответить на вопросы в другом. 

19 Июня 2019

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».