Сергей Скуратов: «Здания из кирпича обогащают городскую среду»

В прошедшем году Сергей Скуратов получил Гран-при Wienerberger Brick Award Russia. Говорим с архитектором, который много и творчески работает с кирпичом, об особенностях этого материала и о международном конкурсе, прием заявок на который продолжается до 9 апреля.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Архи.ру: 
Как вы в принципе относитесь к премиям, сосредоточенным на использовании какого-то одного материала, к примеру кирпича, или бетона, дерева?

Сергей Скуратов: 
Или меди. Очень хорошо отношусь. Я вообще воспринимаю здания через несколько, скажем так, призм. В частности, через призму контекста – или через призму материала. Конкурсы на дома из кирпича или меди – почему нет, это очень хорошо. У каждого материала есть свои секреты, не у всех получается их разгадать и раскрыть суть материала. Кроме того думаю жюри оценивает не только материал или способ его использования – а смотрит на то, какие задачи решены в том или ином проекте, как они выполнены, и как в этом помог материал. Мне кажется, это нормально.

Современный фасад как правило отличается от конструкции здания. Фасад – во многих случаях декорация. Как тогда оценивать материал?

Возможность использовать один и тот же материал для конструктива, фасадов и интерьера – о таком мечтает каждый архитектор.
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects
zooming
Капелла Сан Бернардо, Арегнтина. Архитекторы: Nicolás Campodonico Estudio. Специальный приз Wienerberger Brick Award 2018

Но многое зависит от конкретной ситуации, от задачи и от заказа. Если тебе заказан элитный дом, к нему предъявляются требования исключительной эстетики и дороговизны фасадов и интерьеров. Если речь идет о частном доме, мы более свободны в выборе материалов. Можно сделать не только кирпичные стены, полы, но и кирпичные потолки или даже кирпичные своды. Конечно, есть преклонение перед домами, сделанными «на одном дыхании», где материал – будь то кирпич, дерево или камень, проявляет себя целостно. Как например, частный дом Йорна Утсона на Средиземном море, где все сделано из камня: и фасады, и перекрытия.

Возвращаясь к кирпичу: в XIX веке дома с открытым кирпичным фасадом считались более дешевыми, чем, скажем, дома, покрытые штукатуркой и тем более каменный облицовкой. Сейчас кирпич стал элитным материалом отделки фасадов. Вы не видите здесь парадокса?

Нет, не вижу. Во-первых, кирпич XIX века за рядом редких исключений впитывал воду и требовал защиты. Клинкерный кирпич, который получил распространение в XX веке, намного прочнее. С его помощью можно добиться большей выразительности фасадов, можно делать консоли, решетки, кирпичные скаты и множество других выразительных элементов. Можно сильно выносить кирпич из кладки, не опасаясь, что он потрескается или оторвется.

С другой стороны если открыть какую-нибудь книгу по истории кирпича – громадное количество памятников мировой архитектуры построены из кирпича и кирпич выразителен на фасадах. Взять хотя бы кирпичную готику: XIII-XVI века в Северной Европе, Голландии, Бельгии. Конечно, кирпичные фасады во Флоренции или Венеции – это подготовка под камень. Между тем в Болонье, например – городские стены, арки, башни, громадная часть городской архитектуры сделана из кирпича, он очень выразителен и совершенно виртуозен. Так что вопрос спорный: многое зависит от места и от традиции.

Что важно для вас в этом материале: красота его фактуры, его способность откликаться на контекст или вызывать в памяти исторические аллюзии?

Все важно. Упрощу: мне очень нравятся дома из кирпича. Я его чувствую и понимаю. Понимаю, как с помощью кирпича создать тот или иной образ. В Москве мало хорошо отрисованных и качественно построенных домов из кирпича. Мне кажется, что добавление зданий из кирпича в городскую среду обогащает ее. Это благородная задача – строить дома из кирпича: они тактильно привлекательны, визуально насыщены, дают ощущение надежности. Они необычайно украшают пространство, в которое попадают – значительно больше, чем дома из камня или оштукатуренные. В них много деталей, важных для современной архитектуры – в отличие, скажем, от построек советского конструктивизма, которые, на мой взгляд, в визуальном плане очень бедны.
ЖК «Эгодом» © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Вы работаете с кирпичом около 20 лет. Как бы вы охарактеризовали эволюцию вашей работы с кирпичом? Скажем, раньше были фрагменты кирпича, соединение многих разных материалов, а потом все пришло к некоей кирпичной скульптуре?

Постепенно я пришел к мономатериальности, например через 5-й Бутиковский, хотя там еще много разных материалов… Первым был дворовый фасад дома в Чистом переулке мы там попытались создать современный парафраз его исторического фасада. Первым мономатериальным домом для меня был «Даниловский форт». Хотелось сделать обстановку этого места более теплой; это получилось, и я понял, что кирпич способен создавать новую среду. В «Арт Хаусе», в «Садовых кварталах», в «Эгодоме» кирпич формирует новую среду – ни один другой материал с этой задачей не справился бы.
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008. Фотография © Юрий Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Жилой Комплекс «Арт хаус» / Сергей Скуратов ARCHITECTS
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Михаил Розанов
ЖК «Эгодом» © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Кроме того, особенно это заметно в «Эгодоме», кирпич помогает выстраивать «мостики» с промышленной архитектурой, важные и ценные для Москвы, ассоциирующиеся со временем расцвета конца XIX века. Конечно, речь не о повторении, а о переосмыслении, мы принимаем эстафетную палочку от старого прома, добавляем теплоты. Поэзия стены и детали, которая там отразилась, занимает какое-то место в моем сознании.

Кто из мастеров XX века с вашей точки зрения хорошо работал с кирпичом

Во-первых Аалто. Во-вторых, один из моих любимых авторов, просто уникальный, хотя не очень известный – Эладио Диесте, 1950-е – 1960-е годы. Арки, своды, замечательная пластика.

Dieste

Dieste

frente

А Марио Ботта?

Нет, Ботта мне не очень нравится, суховат.

Очень нравится Цумтор. Херцог и де Мерон блестяще работают с кирпичом, взять хотя бы Тейт Модерн. Очень тонко чувствуют материал. Огромное количество архитекторов прекрасно работают с кирпичом. В последние годы невероятное количество прекрасных, виртуозных зданий появляется из кирпича.


New Tate Modern

Аравена на биеннале показывал арки из сырца для Африки.

Да, тоже интересная тема. Рассматривая победителей Wienerberger Brick Awards я бы сказал, что в мире сейчас все больше интереса к экзотике. С одной стороны, к удешевлению стоимости строительства, а с другой – к не-массовости, к решениям, привязанным к конкретной стране, экономической ситуации и месту. Почему среди победителей так много проектов из Камбоджи, Вьетнама, Африки? Все устали, все хотят чего-то сделанного вручную. Неслучайно возникают дома из напластований глины, у Херцога и де Мерона в частности.
Термитный дом, Вьетнам. Архитекторы Tropical Space. Один из победителей Wienerberger Brick Award 2016

Это антиглобалисткая тенденция…

Ну да, интерес представляют вещи, сделанные вопреки.

Какие подходы на ваш взгляд – «правильные», и могли бы помочь тем или иным зданиям получить признание на таком конкурсе, как Wienerberger Brick Awards?

Прежде всего применение материала должно быть мотивировано, обусловлено внутренними причинами. Не должно быть материала ради материала. Должно быть серьезное обоснование того, почему дом кирпичный. Если заказчики попросили сделать здание с облицовкой из кирпича просто потому, что он хорошо продается – это не обоснование, это всего лишь вопрос облицовки; мне кажется, такие дома вообще не рассматриваются, не попадают в шорт-лист. Если за этим нет серьезной авторской философии, такая работа, по-моему, вообще не будет рассматриваться.

Иными словами, материал должен стать «месседжем»?

Думаю, что да – сам дом должен измениться под материал. Если этого не происходит, такой дом, думаю, изучать неинтересно.

Я для себя развил эту историю, перевел ее в более художественное русло. Мы спорили с Николаем Лызловым – он говорил, что нельзя делать кирпичные потолки, что это нетектонично. Я говорю, а если ты делаешь скульптуру из одного материала – это тектонично? Думаю, что доказать нетектоничность можно только примерами из прошлого, когда технологии были весьма ограничены. С другой стороны есть множество удачных современных примеров с кирпичным потолком и кровлей. И с кирпичным перекрытием, устроенным «в распор».

Рекомендуете ли вы коллегам участвовать в международном конкурсе Brick Awards?

Конечно рекомендую. Вообще надо больше участвовать в конкурсах. И чем моложе архитектор, чем больше у него впереди, тем активнее и старательнее надо участвовать.

Поставщики, технологии

Архитектор:
Сергей Скуратов

21 Февраля 2019

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.