Сергей Скуратов: «Здания из кирпича обогащают городскую среду»

В прошедшем году Сергей Скуратов получил Гран-при Wienerberger Brick Award Russia. Говорим с архитектором, который много и творчески работает с кирпичом, об особенностях этого материала и о международном конкурсе, прием заявок на который продолжается до 9 апреля.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Архи.ру: 
Как вы в принципе относитесь к премиям, сосредоточенным на использовании какого-то одного материала, к примеру кирпича, или бетона, дерева?

Сергей Скуратов: 
Или меди. Очень хорошо отношусь. Я вообще воспринимаю здания через несколько, скажем так, призм. В частности, через призму контекста – или через призму материала. Конкурсы на дома из кирпича или меди – почему нет, это очень хорошо. У каждого материала есть свои секреты, не у всех получается их разгадать и раскрыть суть материала. Кроме того думаю жюри оценивает не только материал или способ его использования – а смотрит на то, какие задачи решены в том или ином проекте, как они выполнены, и как в этом помог материал. Мне кажется, это нормально.

Современный фасад как правило отличается от конструкции здания. Фасад – во многих случаях декорация. Как тогда оценивать материал?

Возможность использовать один и тот же материал для конструктива, фасадов и интерьера – о таком мечтает каждый архитектор.
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects
zooming
Капелла Сан Бернардо, Арегнтина. Архитекторы: Nicolás Campodonico Estudio. Специальный приз Wienerberger Brick Award 2018

Но многое зависит от конкретной ситуации, от задачи и от заказа. Если тебе заказан элитный дом, к нему предъявляются требования исключительной эстетики и дороговизны фасадов и интерьеров. Если речь идет о частном доме, мы более свободны в выборе материалов. Можно сделать не только кирпичные стены, полы, но и кирпичные потолки или даже кирпичные своды. Конечно, есть преклонение перед домами, сделанными «на одном дыхании», где материал – будь то кирпич, дерево или камень, проявляет себя целостно. Как например, частный дом Йорна Утсона на Средиземном море, где все сделано из камня: и фасады, и перекрытия.

Возвращаясь к кирпичу: в XIX веке дома с открытым кирпичным фасадом считались более дешевыми, чем, скажем, дома, покрытые штукатуркой и тем более каменный облицовкой. Сейчас кирпич стал элитным материалом отделки фасадов. Вы не видите здесь парадокса?

Нет, не вижу. Во-первых, кирпич XIX века за рядом редких исключений впитывал воду и требовал защиты. Клинкерный кирпич, который получил распространение в XX веке, намного прочнее. С его помощью можно добиться большей выразительности фасадов, можно делать консоли, решетки, кирпичные скаты и множество других выразительных элементов. Можно сильно выносить кирпич из кладки, не опасаясь, что он потрескается или оторвется.

С другой стороны если открыть какую-нибудь книгу по истории кирпича – громадное количество памятников мировой архитектуры построены из кирпича и кирпич выразителен на фасадах. Взять хотя бы кирпичную готику: XIII-XVI века в Северной Европе, Голландии, Бельгии. Конечно, кирпичные фасады во Флоренции или Венеции – это подготовка под камень. Между тем в Болонье, например – городские стены, арки, башни, громадная часть городской архитектуры сделана из кирпича, он очень выразителен и совершенно виртуозен. Так что вопрос спорный: многое зависит от места и от традиции.

Что важно для вас в этом материале: красота его фактуры, его способность откликаться на контекст или вызывать в памяти исторические аллюзии?

Все важно. Упрощу: мне очень нравятся дома из кирпича. Я его чувствую и понимаю. Понимаю, как с помощью кирпича создать тот или иной образ. В Москве мало хорошо отрисованных и качественно построенных домов из кирпича. Мне кажется, что добавление зданий из кирпича в городскую среду обогащает ее. Это благородная задача – строить дома из кирпича: они тактильно привлекательны, визуально насыщены, дают ощущение надежности. Они необычайно украшают пространство, в которое попадают – значительно больше, чем дома из камня или оштукатуренные. В них много деталей, важных для современной архитектуры – в отличие, скажем, от построек советского конструктивизма, которые, на мой взгляд, в визуальном плане очень бедны.
ЖК «Эгодом» © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Вы работаете с кирпичом около 20 лет. Как бы вы охарактеризовали эволюцию вашей работы с кирпичом? Скажем, раньше были фрагменты кирпича, соединение многих разных материалов, а потом все пришло к некоей кирпичной скульптуре?

Постепенно я пришел к мономатериальности, например через 5-й Бутиковский, хотя там еще много разных материалов… Первым был дворовый фасад дома в Чистом переулке мы там попытались создать современный парафраз его исторического фасада. Первым мономатериальным домом для меня был «Даниловский форт». Хотелось сделать обстановку этого места более теплой; это получилось, и я понял, что кирпич способен создавать новую среду. В «Арт Хаусе», в «Садовых кварталах», в «Эгодоме» кирпич формирует новую среду – ни один другой материал с этой задачей не справился бы.
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008. Фотография © Юрий Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Михаил Розанов
ЖК «Эгодом» © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Кроме того, особенно это заметно в «Эгодоме», кирпич помогает выстраивать «мостики» с промышленной архитектурой, важные и ценные для Москвы, ассоциирующиеся со временем расцвета конца XIX века. Конечно, речь не о повторении, а о переосмыслении, мы принимаем эстафетную палочку от старого прома, добавляем теплоты. Поэзия стены и детали, которая там отразилась, занимает какое-то место в моем сознании.

Кто из мастеров XX века с вашей точки зрения хорошо работал с кирпичом

Во-первых Аалто. Во-вторых, один из моих любимых авторов, просто уникальный, хотя не очень известный – Эладио Диесте, 1950-е – 1960-е годы. Арки, своды, замечательная пластика.

Dieste

Dieste

frente

А Марио Ботта?

Нет, Ботта мне не очень нравится, суховат.

Очень нравится Цумтор. Херцог и де Мерон блестяще работают с кирпичом, взять хотя бы Тейт Модерн. Очень тонко чувствуют материал. Огромное количество архитекторов прекрасно работают с кирпичом. В последние годы невероятное количество прекрасных, виртуозных зданий появляется из кирпича.


New Tate Modern

Аравена на биеннале показывал арки из сырца для Африки.

Да, тоже интересная тема. Рассматривая победителей Wienerberger Brick Awards я бы сказал, что в мире сейчас все больше интереса к экзотике. С одной стороны, к удешевлению стоимости строительства, а с другой – к не-массовости, к решениям, привязанным к конкретной стране, экономической ситуации и месту. Почему среди победителей так много проектов из Камбоджи, Вьетнама, Африки? Все устали, все хотят чего-то сделанного вручную. Неслучайно возникают дома из напластований глины, у Херцога и де Мерона в частности.
Термитный дом, Вьетнам. Архитекторы Tropical Space. Один из победителей Wienerberger Brick Award 2016

Это антиглобалисткая тенденция…

Ну да, интерес представляют вещи, сделанные вопреки.

Какие подходы на ваш взгляд – «правильные», и могли бы помочь тем или иным зданиям получить признание на таком конкурсе, как Wienerberger Brick Awards?

Прежде всего применение материала должно быть мотивировано, обусловлено внутренними причинами. Не должно быть материала ради материала. Должно быть серьезное обоснование того, почему дом кирпичный. Если заказчики попросили сделать здание с облицовкой из кирпича просто потому, что он хорошо продается – это не обоснование, это всего лишь вопрос облицовки; мне кажется, такие дома вообще не рассматриваются, не попадают в шорт-лист. Если за этим нет серьезной авторской философии, такая работа, по-моему, вообще не будет рассматриваться.

Иными словами, материал должен стать «месседжем»?

Думаю, что да – сам дом должен измениться под материал. Если этого не происходит, такой дом, думаю, изучать неинтересно.

Я для себя развил эту историю, перевел ее в более художественное русло. Мы спорили с Николаем Лызловым – он говорил, что нельзя делать кирпичные потолки, что это нетектонично. Я говорю, а если ты делаешь скульптуру из одного материала – это тектонично? Думаю, что доказать нетектоничность можно только примерами из прошлого, когда технологии были весьма ограничены. С другой стороны есть множество удачных современных примеров с кирпичным потолком и кровлей. И с кирпичным перекрытием, устроенным «в распор».

Рекомендуете ли вы коллегам участвовать в международном конкурсе Brick Awards?

Конечно рекомендую. Вообще надо больше участвовать в конкурсах. И чем моложе архитектор, чем больше у него впереди, тем активнее и старательнее надо участвовать.

Поставщики, технологии

Архитектор:
Сергей Скуратов

21 Февраля 2019

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.