Сергей Скуратов: «Здания из кирпича обогащают городскую среду»

В прошедшем году Сергей Скуратов получил Гран-при Wienerberger Brick Award Russia. Говорим с архитектором, который много и творчески работает с кирпичом, об особенностях этого материала и о международном конкурсе, прием заявок на который продолжается до 9 апреля.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Сергей Скуратов
Архи.ру: 
Как вы в принципе относитесь к премиям, сосредоточенным на использовании какого-то одного материала, к примеру кирпича, или бетона, дерева?

Сергей Скуратов: 
Или меди. Очень хорошо отношусь. Я вообще воспринимаю здания через несколько, скажем так, призм. В частности, через призму контекста – или через призму материала. Конкурсы на дома из кирпича или меди – почему нет, это очень хорошо. У каждого материала есть свои секреты, не у всех получается их разгадать и раскрыть суть материала. Кроме того думаю жюри оценивает не только материал или способ его использования – а смотрит на то, какие задачи решены в том или ином проекте, как они выполнены, и как в этом помог материал. Мне кажется, это нормально.

Современный фасад как правило отличается от конструкции здания. Фасад – во многих случаях декорация. Как тогда оценивать материал?

Возможность использовать один и тот же материал для конструктива, фасадов и интерьера – о таком мечтает каждый архитектор.
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects
zooming
Капелла Сан Бернардо, Арегнтина. Архитекторы: Nicolás Campodonico Estudio. Специальный приз Wienerberger Brick Award 2018

Но многое зависит от конкретной ситуации, от задачи и от заказа. Если тебе заказан элитный дом, к нему предъявляются требования исключительной эстетики и дороговизны фасадов и интерьеров. Если речь идет о частном доме, мы более свободны в выборе материалов. Можно сделать не только кирпичные стены, полы, но и кирпичные потолки или даже кирпичные своды. Конечно, есть преклонение перед домами, сделанными «на одном дыхании», где материал – будь то кирпич, дерево или камень, проявляет себя целостно. Как например, частный дом Йорна Утсона на Средиземном море, где все сделано из камня: и фасады, и перекрытия.

Возвращаясь к кирпичу: в XIX веке дома с открытым кирпичным фасадом считались более дешевыми, чем, скажем, дома, покрытые штукатуркой и тем более каменный облицовкой. Сейчас кирпич стал элитным материалом отделки фасадов. Вы не видите здесь парадокса?

Нет, не вижу. Во-первых, кирпич XIX века за рядом редких исключений впитывал воду и требовал защиты. Клинкерный кирпич, который получил распространение в XX веке, намного прочнее. С его помощью можно добиться большей выразительности фасадов, можно делать консоли, решетки, кирпичные скаты и множество других выразительных элементов. Можно сильно выносить кирпич из кладки, не опасаясь, что он потрескается или оторвется.

С другой стороны если открыть какую-нибудь книгу по истории кирпича – громадное количество памятников мировой архитектуры построены из кирпича и кирпич выразителен на фасадах. Взять хотя бы кирпичную готику: XIII-XVI века в Северной Европе, Голландии, Бельгии. Конечно, кирпичные фасады во Флоренции или Венеции – это подготовка под камень. Между тем в Болонье, например – городские стены, арки, башни, громадная часть городской архитектуры сделана из кирпича, он очень выразителен и совершенно виртуозен. Так что вопрос спорный: многое зависит от места и от традиции.

Что важно для вас в этом материале: красота его фактуры, его способность откликаться на контекст или вызывать в памяти исторические аллюзии?

Все важно. Упрощу: мне очень нравятся дома из кирпича. Я его чувствую и понимаю. Понимаю, как с помощью кирпича создать тот или иной образ. В Москве мало хорошо отрисованных и качественно построенных домов из кирпича. Мне кажется, что добавление зданий из кирпича в городскую среду обогащает ее. Это благородная задача – строить дома из кирпича: они тактильно привлекательны, визуально насыщены, дают ощущение надежности. Они необычайно украшают пространство, в которое попадают – значительно больше, чем дома из камня или оштукатуренные. В них много деталей, важных для современной архитектуры – в отличие, скажем, от построек советского конструктивизма, которые, на мой взгляд, в визуальном плане очень бедны.
ЖК «Эгодом» © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Вы работаете с кирпичом около 20 лет. Как бы вы охарактеризовали эволюцию вашей работы с кирпичом? Скажем, раньше были фрагменты кирпича, соединение многих разных материалов, а потом все пришло к некоей кирпичной скульптуре?

Постепенно я пришел к мономатериальности, например через 5-й Бутиковский, хотя там еще много разных материалов… Первым был дворовый фасад дома в Чистом переулке мы там попытались создать современный парафраз его исторического фасада. Первым мономатериальным домом для меня был «Даниловский форт». Хотелось сделать обстановку этого места более теплой; это получилось, и я понял, что кирпич способен создавать новую среду. В «Арт Хаусе», в «Садовых кварталах», в «Эгодоме» кирпич формирует новую среду – ни один другой материал с этой задачей не справился бы.
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008. Фотография © Юрий Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Михаил Розанов
ЖК «Эгодом» © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Кроме того, особенно это заметно в «Эгодоме», кирпич помогает выстраивать «мостики» с промышленной архитектурой, важные и ценные для Москвы, ассоциирующиеся со временем расцвета конца XIX века. Конечно, речь не о повторении, а о переосмыслении, мы принимаем эстафетную палочку от старого прома, добавляем теплоты. Поэзия стены и детали, которая там отразилась, занимает какое-то место в моем сознании.

Кто из мастеров XX века с вашей точки зрения хорошо работал с кирпичом

Во-первых Аалто. Во-вторых, один из моих любимых авторов, просто уникальный, хотя не очень известный – Эладио Диесте, 1950-е – 1960-е годы. Арки, своды, замечательная пластика.

Dieste

Dieste

frente

А Марио Ботта?

Нет, Ботта мне не очень нравится, суховат.

Очень нравится Цумтор. Херцог и де Мерон блестяще работают с кирпичом, взять хотя бы Тейт Модерн. Очень тонко чувствуют материал. Огромное количество архитекторов прекрасно работают с кирпичом. В последние годы невероятное количество прекрасных, виртуозных зданий появляется из кирпича.


New Tate Modern

Аравена на биеннале показывал арки из сырца для Африки.

Да, тоже интересная тема. Рассматривая победителей Wienerberger Brick Awards я бы сказал, что в мире сейчас все больше интереса к экзотике. С одной стороны, к удешевлению стоимости строительства, а с другой – к не-массовости, к решениям, привязанным к конкретной стране, экономической ситуации и месту. Почему среди победителей так много проектов из Камбоджи, Вьетнама, Африки? Все устали, все хотят чего-то сделанного вручную. Неслучайно возникают дома из напластований глины, у Херцога и де Мерона в частности.
Термитный дом, Вьетнам. Архитекторы Tropical Space. Один из победителей Wienerberger Brick Award 2016

Это антиглобалисткая тенденция…

Ну да, интерес представляют вещи, сделанные вопреки.

Какие подходы на ваш взгляд – «правильные», и могли бы помочь тем или иным зданиям получить признание на таком конкурсе, как Wienerberger Brick Awards?

Прежде всего применение материала должно быть мотивировано, обусловлено внутренними причинами. Не должно быть материала ради материала. Должно быть серьезное обоснование того, почему дом кирпичный. Если заказчики попросили сделать здание с облицовкой из кирпича просто потому, что он хорошо продается – это не обоснование, это всего лишь вопрос облицовки; мне кажется, такие дома вообще не рассматриваются, не попадают в шорт-лист. Если за этим нет серьезной авторской философии, такая работа, по-моему, вообще не будет рассматриваться.

Иными словами, материал должен стать «месседжем»?

Думаю, что да – сам дом должен измениться под материал. Если этого не происходит, такой дом, думаю, изучать неинтересно.

Я для себя развил эту историю, перевел ее в более художественное русло. Мы спорили с Николаем Лызловым – он говорил, что нельзя делать кирпичные потолки, что это нетектонично. Я говорю, а если ты делаешь скульптуру из одного материала – это тектонично? Думаю, что доказать нетектоничность можно только примерами из прошлого, когда технологии были весьма ограничены. С другой стороны есть множество удачных современных примеров с кирпичным потолком и кровлей. И с кирпичным перекрытием, устроенным «в распор».

Рекомендуете ли вы коллегам участвовать в международном конкурсе Brick Awards?

Конечно рекомендую. Вообще надо больше участвовать в конкурсах. И чем моложе архитектор, чем больше у него впереди, тем активнее и старательнее надо участвовать.

Архитектор:

Сергей Скуратов

21 Февраля 2019

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина

Поставщики, технологии

представительство компании Wienerberger (Винербергер) на Архи.ру Концерн Wienerberger AG – ведущий мировой производитель керамики с более чем 140 кирпичными заводами в 29 странах. Wienerberger Brick Award – признанная во всем мире ежегодная премия, которая отмечает лучшие проекты и постройки, использующие кирпич и керамические материалы любых производителей.
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.