Сергей Скуратов: «Здания из кирпича обогащают городскую среду»

В прошедшем году Сергей Скуратов получил Гран-при Wienerberger Brick Award Russia. Говорим с архитектором, который много и творчески работает с кирпичом, об особенностях этого материала и о международном конкурсе, прием заявок на который продолжается до 9 апреля.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
0 Архи.ру: 
Как вы в принципе относитесь к премиям, сосредоточенным на использовании какого-то одного материала, к примеру кирпича, или бетона, дерева?

Сергей Скуратов: 
Или меди. Очень хорошо отношусь. Я вообще воспринимаю здания через несколько, скажем так, призм. В частности, через призму контекста – или через призму материала. Конкурсы на дома из кирпича или меди – почему нет, это очень хорошо. У каждого материала есть свои секреты, не у всех получается их разгадать и раскрыть суть материала. Кроме того думаю жюри оценивает не только материал или способ его использования – а смотрит на то, какие задачи решены в том или ином проекте, как они выполнены, и как в этом помог материал. Мне кажется, это нормально.

Современный фасад как правило отличается от конструкции здания. Фасад – во многих случаях декорация. Как тогда оценивать материал?

Возможность использовать один и тот же материал для конструктива, фасадов и интерьера – о таком мечтает каждый архитектор.
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects
zooming
Капелла Сан Бернардо, Арегнтина. Архитекторы: Nicolás Campodonico Estudio. Специальный приз Wienerberger Brick Award 2018

Но многое зависит от конкретной ситуации, от задачи и от заказа. Если тебе заказан элитный дом, к нему предъявляются требования исключительной эстетики и дороговизны фасадов и интерьеров. Если речь идет о частном доме, мы более свободны в выборе материалов. Можно сделать не только кирпичные стены, полы, но и кирпичные потолки или даже кирпичные своды. Конечно, есть преклонение перед домами, сделанными «на одном дыхании», где материал – будь то кирпич, дерево или камень, проявляет себя целостно. Как например, частный дом Йорна Утсона на Средиземном море, где все сделано из камня: и фасады, и перекрытия.

Возвращаясь к кирпичу: в XIX веке дома с открытым кирпичным фасадом считались более дешевыми, чем, скажем, дома, покрытые штукатуркой и тем более каменный облицовкой. Сейчас кирпич стал элитным материалом отделки фасадов. Вы не видите здесь парадокса?

Нет, не вижу. Во-первых, кирпич XIX века за рядом редких исключений впитывал воду и требовал защиты. Клинкерный кирпич, который получил распространение в XX веке, намного прочнее. С его помощью можно добиться большей выразительности фасадов, можно делать консоли, решетки, кирпичные скаты и множество других выразительных элементов. Можно сильно выносить кирпич из кладки, не опасаясь, что он потрескается или оторвется.

С другой стороны если открыть какую-нибудь книгу по истории кирпича – громадное количество памятников мировой архитектуры построены из кирпича и кирпич выразителен на фасадах. Взять хотя бы кирпичную готику: XIII-XVI века в Северной Европе, Голландии, Бельгии. Конечно, кирпичные фасады во Флоренции или Венеции – это подготовка под камень. Между тем в Болонье, например – городские стены, арки, башни, громадная часть городской архитектуры сделана из кирпича, он очень выразителен и совершенно виртуозен. Так что вопрос спорный: многое зависит от места и от традиции.

Что важно для вас в этом материале: красота его фактуры, его способность откликаться на контекст или вызывать в памяти исторические аллюзии?

Все важно. Упрощу: мне очень нравятся дома из кирпича. Я его чувствую и понимаю. Понимаю, как с помощью кирпича создать тот или иной образ. В Москве мало хорошо отрисованных и качественно построенных домов из кирпича. Мне кажется, что добавление зданий из кирпича в городскую среду обогащает ее. Это благородная задача – строить дома из кирпича: они тактильно привлекательны, визуально насыщены, дают ощущение надежности. Они необычайно украшают пространство, в которое попадают – значительно больше, чем дома из камня или оштукатуренные. В них много деталей, важных для современной архитектуры – в отличие, скажем, от построек советского конструктивизма, которые, на мой взгляд, в визуальном плане очень бедны.
ЖК «Эгодом»
© Михаил Розанов

Вы работаете с кирпичом около 20 лет. Как бы вы охарактеризовали эволюцию вашей работы с кирпичом? Скажем, раньше были фрагменты кирпича, соединение многих разных материалов, а потом все пришло к некоей кирпичной скульптуре?

Постепенно я пришел к мономатериальности, например через 5-й Бутиковский, хотя там еще много разных материалов… Первым был дворовый фасад дома в Чистом переулке мы там попытались создать современный парафраз его исторического фасада. Первым мономатериальным домом для меня был «Даниловский форт». Хотелось сделать обстановку этого места более теплой; это получилось, и я понял, что кирпич способен создавать новую среду. В «Арт Хаусе», в «Садовых кварталах», в «Эгодоме» кирпич формирует новую среду – ни один другой материал с этой задачей не справился бы.
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008.
Фотография © Юрий Пальмин
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008.
Фотография © Юрий Пальмин
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008.
Фотография © Юрий Пальмин
Жилой Комплекс «Арт хаус» / Сергей Скуратов ARCHITECTS
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Михаил Розанов
ЖК «Эгодом»
© Михаил Розанов

Кроме того, особенно это заметно в «Эгодоме», кирпич помогает выстраивать «мостики» с промышленной архитектурой, важные и ценные для Москвы, ассоциирующиеся со временем расцвета конца XIX века. Конечно, речь не о повторении, а о переосмыслении, мы принимаем эстафетную палочку от старого прома, добавляем теплоты. Поэзия стены и детали, которая там отразилась, занимает какое-то место в моем сознании.

Кто из мастеров XX века с вашей точки зрения хорошо работал с кирпичом

Во-первых Аалто. Во-вторых, один из моих любимых авторов, просто уникальный, хотя не очень известный – Эладио Диесте, 1950-е – 1960-е годы. Арки, своды, замечательная пластика.

Dieste

Dieste

frente

А Марио Ботта?

Нет, Ботта мне не очень нравится, суховат.

Очень нравится Цумтор. Херцог и де Мерон блестяще работают с кирпичом, взять хотя бы Тейт Модерн. Очень тонко чувствуют материал. Огромное количество архитекторов прекрасно работают с кирпичом. В последние годы невероятное количество прекрасных, виртуозных зданий появляется из кирпича.


New Tate Modern

Аравена на биеннале показывал арки из сырца для Африки.

Да, тоже интересная тема. Рассматривая победителей Wienerberger Brick Awards я бы сказал, что в мире сейчас все больше интереса к экзотике. С одной стороны, к удешевлению стоимости строительства, а с другой – к не-массовости, к решениям, привязанным к конкретной стране, экономической ситуации и месту. Почему среди победителей так много проектов из Камбоджи, Вьетнама, Африки? Все устали, все хотят чего-то сделанного вручную. Неслучайно возникают дома из напластований глины, у Херцога и де Мерона в частности.
Термитный дом, Вьетнам. Архитекторы Tropical Space. Один из победителей Wienerberger Brick Award 2016

Это антиглобалисткая тенденция…

Ну да, интерес представляют вещи, сделанные вопреки.

Какие подходы на ваш взгляд – «правильные», и могли бы помочь тем или иным зданиям получить признание на таком конкурсе, как Wienerberger Brick Awards?

Прежде всего применение материала должно быть мотивировано, обусловлено внутренними причинами. Не должно быть материала ради материала. Должно быть серьезное обоснование того, почему дом кирпичный. Если заказчики попросили сделать здание с облицовкой из кирпича просто потому, что он хорошо продается – это не обоснование, это всего лишь вопрос облицовки; мне кажется, такие дома вообще не рассматриваются, не попадают в шорт-лист. Если за этим нет серьезной авторской философии, такая работа, по-моему, вообще не будет рассматриваться.

Иными словами, материал должен стать «месседжем»?

Думаю, что да – сам дом должен измениться под материал. Если этого не происходит, такой дом, думаю, изучать неинтересно.

Я для себя развил эту историю, перевел ее в более художественное русло. Мы спорили с Николаем Лызловым – он говорил, что нельзя делать кирпичные потолки, что это нетектонично. Я говорю, а если ты делаешь скульптуру из одного материала – это тектонично? Думаю, что доказать нетектоничность можно только примерами из прошлого, когда технологии были весьма ограничены. С другой стороны есть множество удачных современных примеров с кирпичным потолком и кровлей. И с кирпичным перекрытием, устроенным «в распор».

Рекомендуете ли вы коллегам участвовать в международном конкурсе Brick Awards?

Конечно рекомендую. Вообще надо больше участвовать в конкурсах. И чем моложе архитектор, чем больше у него впереди, тем активнее и старательнее надо участвовать.

Поставщики, технологии

Архитектор:
Сергей Скуратов

21 Февраля 2019

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Изобретая восток
Чтобы погрузить гостей ресторана Saiko в атмосферу азиатской роскоши, команда IZI Design самостоятельно спроектировала все элементы дизайна – от созданного вручную рельефа скалы на стенах до напечатанных с помощью 3D-принтера подставок для палочек.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.