Алексей Гинзбург: «Дом Наркомфина нельзя просто отреставрировать»

Глава «Гинзбург Архитекстс» – о плане и деталях реконструкции дома Наркомфина, которая уже почти началась. Об уникальной структуре инженерных коммуникаций, предложенных в доме Моисеем Гинзбургом, необходимости дополнительных исследований и проекте благоустройства с понижением мостовой.

mainImg
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2015–2017)
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25, к.1

2017

Заказчик: «Лига Прав»
Архи.ру:
– Почему вы вернулись к проекту реставрации дома Наркомфина? Вы же его бросали.

Алексей Гинзбург:
– Не то чтобы я его бросал. Я перестал им заниматься потому, что понял: ничего, кроме разговоров, не происходит. Велись незаконные ремонты, из дома выносили подлинные элементы. Обсуждали какие-то пристройки гаражей, фитнес-центров. Тогда я принял решение максимально дистанцироваться от всего этого.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Генплан. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– А когда и с чего начался новый этап в истории реставрации?

– Новый этап начался в конце 2015 года, когда у дома появился владелец, компания «Лига Прав». Ей удалось сделать то, что не удавалось никому последние лет двадцать. Она консолидировала собственность в доме – выкупила на аукционе за полную стоимость площади, принадлежащие городу. Хотя эти площади не «сахарные», это коридоры и первый этаж, который должен быть в основном демонтирован. И еще коммунальный корпус, верхний уровень которого тоже нужно будет демонтировать. Никакого отношения к красивым материям все это не имеет. Но иначе были невозможны никакие шаги, связанные с реставрацией.

После того, как у дома появился единый владелец, который может вести работы со всеми его инженерными системами, и может выполнять функции заказчика и застройщика с юридической точки зрения, было получено официальное разрешение на производство работ. Не хочу называть даты, поскольку это зависит не от меня, но реализация начнется в ближайшее время. Конечно, все будет происходить постепенно, начиная с тех частей дома, которые свободны от обитателей.

– А сколько там сейчас живет человек? Все квартиры заняты?

– Там пока почти все квартиры сдаются, как и сдавались до того. Сейчас нам освободили две первые ячейки, но, конечно, мы будем постепенно заниматься всеми квартирами.

– Чем новый проект реставрации отличается от того, что был прежде?

– Дом сложнейший. Во многие его места – в те, что были выкуплены – даже я впервые попал только в прошлом году. И обследовать эти зоны мы тоже начали в прошлом году. В качестве изыскателей и проектировщиков по строительным конструкциям и инженерным разделам была привлечена ПФ «Градо», а мы – к реставрации и приспособлению в части архитектуры и интерьеров.

Совместно мы выполнили и согласовали проект реставрации и приспособления, а также рабочую документацию, части которой мы еще продолжаем выпускать. Равно как и продолжаем вести определенные изыскания. Какие-то технологические нюансы еще прорабатываются, но проект сделан на принципиально ином качественном уровне. Он намного более подробен.
zooming
Поздние пристройки и надстройки. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Поздние пристройки и надстройки. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– В какой последовательности будут вестись работы? Уже есть какой-то план на этот счет?

– Сначала будет демонтаж тех пристроек и настроек, которые появились в позднее время. Это касается коммунального корпуса и первого этажа. Дальше уже можно будет работать с коммунальным корпусом полностью и с северной частью дома. Мы хотим работать по частям. Раньше я считал, что это неправильно и нужно работать со всем домом в целом. Но глубокая комплексная проработка здания привела к пониманию того, что лучше начать работать с конструкциями и инженерными системами в части дома, чтобы апробировать многие из тех методик, которые мы заложили в проект и рабочую документацию. Ведь сказать, что мы занимались архитектурной частью проекта – значит ничего не сказать. Мы инженерам объясняли, как устроены в доме инженерные системы, потому что, не продумав их, невозможно сохранить структуру дома. А мы считаем очень важным ее сохранить.

– То есть, сохранение всей инженерной структуры заложено в проект? А в каком состоянии находятся инженерные системы?

– Дом Наркомфина невозможно просто отреставрировать. Во многих других конструктивистских зданиях можно в конце концов ограничиться тем, чтобы сделать – сохранить только фасад. Но специфика дома Наркомфина – именно во внутренней структуре. В ней так много заложено, что если допустить какие-то изменения, то разрушишь ее всю. Наша задача – создать образцово-показательный кейс, иначе дом мы утратим.

Большую часть инженерных систем нужно заменять. Например, в доме есть сгнившие стальные водопроводные трубы. Но в проект заложены решения, где все соответствует точной исторической трассировке. И мы на этом настаиваем. Эта историческая трассировка очень непростая. Она противоречит современным нормам и требованиям.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Трассы коммуникаций. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

Например, канализация в доме была сделана так: между третьим и четвертым этажами внутрь сборно-монолитных перекрытий были вмонтированы горизонтальные участки.

– А для чего это делалось таким образом?

– Это стояк, который следует структуре дома. Там, где квартиры типа F переходили в более крупный шаг ячеек типа К, требовалось перекидывать горизонтальные участки просто потому, что нижние квартиры больше.

На самом деле внутренняя структура дома непроста для понимания. У некоторых первый подход был такой: «А мы сейчас сделаем новые стояки и все!». И где вы их сделаете? Они у вас пройдут через центр квартиры. Это невозможно. Возможно только в пустотелых блоках в стене или опять в этом же перекрытии.

Дальше мне пришлось объяснять инженерам, что часть колонн того застроенного первого этажа были на самом деле толстыми. На старых фотографиях это видно. В них проходили и канализация, и водопровод. Никто не верил, что так может быть – бродили по дому, искали водопровод, искали канализацию. Разве что с рамками не ходили.

– А как там был устроен отвод воды с крыши?

– Внутренний водосток. Совершенно модернисткая история. Он забился, никто не хотел возиться с тем, чтобы его прочищать. Сделали какие-то байпасы, они текли, вода попадала внутрь дома. Нынешнее состояние дома полностью отвечает уровню и культуре его обслуживания.

– Но наружные стены, они ведь из камышита? 

– Хорошо, значит, поговорим о камышите. У меня была идея для развлечения масс оставить кусочки камышита под стеклом внутри корпуса прачечной, для которой уже получено разрешение на строительные работы и готова рабочая документация – после реставрации в ней будет кафе. На самом-то деле камышит – это предтеча каменной ваты. В доме заложено очень много технологий современного строительства. В этом большая часть его инновационности, а не только в архитектуре, структуре или организации пространства. Камышит служил утеплителем торцевых монолитных балок. Там, где они выходили на фасад близко к поверхности, эти маленькие участки им утеплялись.

– Камышит есть только там?

– Только. Дом построен из блоков, которые отливали из бетона на стройплощадке. Блоки были двух типов. Одни – это «блоки Прохорова», похожие на те, что использовались при строительстве Баухауса. Они для внутренних стен и имеют две пустоты. Как раз в этих пустотах прокладывались коммуникации.
Схема кладки блоками типа «Крестьянин». Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

Другие назывались «блоки типа крестьянин». Они использовались для кладки наружных стен. Комбинация была такой: блок – засыпка шлаком или чем-то еще в качестве утеплителя – полблока – штукатурка – покраска. Вот так была устроена эта первая трехслойная стена
Блоки инженера Прохорова. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– А как вы будете поступать со стенами?

– Это один из самых дискуссионных вопросов. Где-то стены руинированы, где-то уже переложены, где-то в прекрасном состоянии. В основном все повреждения связаны с водой. Например, страшнее других выглядит восточный фасад. По нему идут цветочницы, в них были отверстия для того, чтобы вода выливалась наружу. В какой-то момент, скорее всего после войны, отверстия заделали. Никаких кашпо внутри не было, просто почва и растения. Оттуда на фасад выливалась грязная вода, которая попадала в трещины между штукатуркой и блоками. А вот со стенами коммунального корпуса или западного фасада все абсолютно нормально, и ничего там делать не надо. Но есть южный и северный торцы, есть эти куски восточного фасада, которые частично нужно будет перекладывать.
zooming
Восточный фасад, схема сохранности. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Западный фасад, схема сохранности. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

Процент утрат мы указали достаточно приблизительно: только в процессе, идя от оси к оси и исследуя каждую ось, мы сможем понять все точно. Но перекладка будет осуществляться только теми же блоками. Мы будем делать копии этих блоков и восстанавливать кладку. Всем, кто вместо того предлагал пеноблоки или пустотелый кирпич, я на двух эскизах, нарисованных рукой, объяснил, почему чисто технически, а даже не из реставрационных соображений, так делать нельзя.
Схема воздействия воды на фасад. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– Так почему же нельзя?

– Потому что у каждого материала есть свои габариты. Другие габариты меняют внутреннее пространство дома, а там все компактно, и одно сразу цепляет за собой другое. У других материалов и другой объемный вес, на который не рассчитаны перекрытия.

– Будет ли как-то отражено на фасадах, согласно Венецианской хартии, где новая часть, а где старая? Или пока еще рано об этом говорить?

– Мне очень нравится, как, согласно хартии, отреставрирован Neues Museum в Берлине. Это одно из моих любимых зданий. Но когда я на него смотрю, то понимаю, что это история скорее разбомбленного музея, нежели восстановленного. Память разрушенного Берлина – важная часть исторической памяти немцев.

Нужно ли в случае с домом Наркомфина показывать, что вот тут мы переложили этот квадратный метр, а здесь – нет? То есть, хотим ли мы, чтобы фасад дома напоминал кожное заболевание, какой-то псориаз? Для меня это большой вопрос.

Когда я смотрел в Дессау отреставрированный Баухауз, то ничего подобного не заметил. Там все едино в отделке, нигде не показано, где у них новое, а где старое. На здании «Известий» я позволил себе не делать так, чтобы было видно, где новый витраж, а где старый. Иначе фасад был бы похож на калейдоскоп, а мне хотелось, чтобы образ здания был цельным. Для меня это очень серьезный вопрос – выбора, каким путем идти. Я долго об этом думал и все еще продолжаю думать.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– Вот вы говорите, что многое удалось исследовать впервые. Вы обнаружили что-то новое?

– Есть вещи, которые для меня стали открытием. Например, витраж коммунального корпуса. Я всегда считал, что он темный, как и на «Известиях». А он был светлый, почти белый и снаружи, и внутри. Кстати, само здание не было белым, таким, как сейчас изображают конструктивистскую архитектуру. Такого не было, мы точно откроем первый цвет. У нас уже есть исследования, и мы будем продолжать зондажи. Еще мы нашли горизонтальные световые приямки, которые в начале века были очень модными. Они сейчас завалены, и мы их будем, естественно, сохранять.

– А что происходит с интерьерами?

– У меня есть мечта. Я хочу добиться, чтобы квартиры в этом доме продавались с интерьерами. Если не с мебелью, то хотя бы с оборудованием кухни и санузлов. Мне важно показать, что в доме не было никаких случайных элементов, дизайна ради дизайна, архитектуры ради архитектуры. Там каждая деталь имела очень понятный функциональный смысл. Это относится даже к покраске стен.

Все ремонты, которые там происходили, полностью забили оригинальную отделку. Сейчас мы в двух первых квартирах уже взяли 49 проб краски со стен. Разные стены в ячейках красились в разные цвета. В журнале «Современная Архитектура» была статья Моисея Гинзбурга про то, как надо красить стены, там были две цветовые гаммы – холодная и теплая, и потом была колористическая таблица Шепера. Сейчас мы будем эти цвета анализировать, сличать с шеперовской таблицей.
Проект воссоздания колористических решений интерьеров. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект воссоздания колористических решений интерьеров © Гинзбург Архитектс

– Значит ли это, что цветовая гамма зависела от типа ячейки?

– Я не знаю. И никто сейчас этого не скажет. Нет никакой информации. Мы ничего не узнаем, если не будем ходить со скальпелем и сверлом, а технолог не будет исследовать зондажи в лаборатории. В двух первых квартирах мы уже открыли первую и вторую покраску. Мне самому очень интересно понять, красились ли все квартиры в разные цвета или в одинаковые. Мне кажется это такой «вкусной» частью. Я готов хоть каждую квартиру делать индивидуально, но находить оригинальные цвета.
zooming
Слева и в центре: цветовая гамма ячейки типа Ф; справа: цветовая гамма ячейки типа К. / Из кн. М.Я. Гинзбурга «Жилище»

Заказчик вот хочет, чтобы мы сделали деревянные полы. Понятно, что ксилолитовые полы практически все жильцы заменили на деревянные и паркетные, кроме, может, Милютина. Он положил ковры на этот ксилолит. Паркет я сделать готов, но стены хочу покрасить в оригинальные цвета.

– А с квартирой Милютина как обстоят дела? Вы уже занимались его «виллой»? 

– Да какая же она вилла… Я всем рассказываю, как появилась квартира Милютина. Я считаю, что историческая правда не должна теряться. Начнем с того, что квартиры Милютина не было в проекте. Она появилась только потому, что не хватило денег на покупку приточной вытяжной вентилляции. А венткамера на крыше уже была. И Милютин решил сделать себе там квартиру. Они переругались с Гинзбургом вдрызг, и Милютин сказал, что сам спроектирует себе квартиру. Взял ячейку типа К, привязал к этому объему и покрасил в синий цвет. Я был там еще до того, как в ней сделали ремонт и нарисовали «Симпсонов» на стене. Сейчас их уже закрасили, но все равно это чудовищно. Мы, конечно, воссоздадим в ней оригинальную покраску. Все будет сделано так же, как и в других квартирах. Она для нас ничем не отличается от других квартир. Это в общем-то, кунштюк: нарком сделал себе пентхаус в венткамере рядом с четырьмя комнатами общежития рабочих. Имел право.
Квартира Милютина. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– Один из последних скандалов до того, как сменился собственник, был связан с тем, что из коридоров выносили столярку. Там хоть что-нибудь в итоге осталось?

– Немного, но осталось. Есть по чему восстанавливать. Небольшой процент окон мы все-таки постараемся отреставрировать. Но чертежи есть, и как все делать, понятно.

– А кухонные шторки, которые мы все по учебникам знаем, от них что-нибудь сохранилось?

– Подозреваю, что их вообще не было.

– Как не было? А как же чертеж?

– Чертеж этот из книги «Жилище», я его сам очень люблю. Но я нигде не видел ни одной фотографии. Нет ни одного подтверждения, никакого. Не уверен, что их реализовали. Когда я в детстве туда приходил, в тех местах, где, по проекту Гинзбурга, должны были быть кухни, стояли газовые плиты в большинстве квартир. Во всяком случае в тех, в которых я был. То есть место кухонного элемента в ячейках F было заполнено чем-то, связанным с кухней. Моя мечта – сделать кичинетты по эскизам из книги «Жилище» с той самой гармошкой; но газовых плит у нас, понятно, не будет.
zooming
Мини-кухня ячейки типа Ф. / Из кн. М.Я. Гинзбурга «Жилище»

– Что еще входит в ваши планы реставрации?

– Мы хотим опустить уровень земли. Там уровень пола был примерно на сантиметров 30 ниже, чем сейчас земля. Это отдельная такая программа, всегда очень много говорилось о том, что надо открыть первый этаж. То, сколько всего надо сделать, чтобы его открыть, особо не анализировалось. А прежде всего нужно понять, куда девать воду. Дом находится в низине. Сейчас вода течет под него даже с парковки перед «Новинским пассажем». Мы сделали проект, генплан, согласовали с УПДК(?), согласовали с американским посольством. Заказчик получил технические условия на присоединение к коллектору ливневой канализации. Только благодаря этому вся эта история стала возможной. Сейчас согласовываем с полицией. Но, помимо этого, там есть сети, которые, возможно, надо будет опускать ниже, заглублять. Это тоже требует получения технических условий, выполнения работ, дополнительных средств.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс

– То есть проект предусматривает благоустройство?

– Я хочу сделать единую пешеходную территорию от американского посольства до парка с проходом под домом. Понятно, что исторически там была земля, а под домом бетон, но я предложил мощение гранитом по системе, которая в Москве уже принята, просто по принципу единообразия.

 А музей в доме Наркомфина планируется сделать?

– Обсуждаем этот вопрос с заказчиком. Мы убеждены, что музеефикация одной из ячеек очень нужна.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) Кровля © Гинзбург Архитектс
Конструкции и элементы здания, подлежащие реставрации и восстановлению. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Поздние пристройки и надстройки. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс


Архитектор:
Алексей Гинзбург
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2015–2017)
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25, к.1

2017

Заказчик: «Лига Прав»

26 Июня 2017

author pht

Беседовали:

Юлия Тарабарина, Наталья Мурадова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.