Город-фонтан

В проекте Веры Бутко и Антона Надточего жилой комплекс на Новоалексеевской улице абсорбировал здания конца XIX века, оставшиеся от насосной станции Мытищинского водопровода, изящно соединив их как со скульптурно-футуристической фантазией, так и с принципами комфортного города.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Января 2017
mainImg
Мастерская:
ATRIUM
Проект:
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Антон Надточий, Вера Бутко, Дмитрий Зражевский, Петр Алимов, Анна Фесенко, Ольга Романова, Наталья Саблина, Павел Волков, Екатерина Тросман, Иван Хрипков

2016

Закакзчик: Эталон-Инвест
Район к северу от Крестовского путепровода между проспектом Мира и Сокольниками – сравнительно тихий и довольно выгодный с точки зрения строительства московского жилья. Парк Сокольники начинается сразу за Ярославской веткой железной дороги, недалеко располагается территория ВДНХ, которая обещает вскоре превратиться в урбанистический рай; не говоря уже о Яузе с нанизанными на ней парками. Транспортная доступность неплохая: под боком метро «Алексеевская», проспект Мира тоже не всегда стоит с пробках, и к тому же в 1980-е градостроители не поскупились – проложили под проспектом туннель в начале Новоалексеевской улицы. Москва не Париж, в ней подобных конструкций немного, и этот редкий туннель удобен для выезда из Алексеевского района в город. Район снабжен почти всем, что нужно: городская суета с ресторанами и банками у метро быстро перерастает в тишину бывших заводов и исследовательских институтов советского времени, а за ними – в парк, а там и конюшни, и собачья площадка. К тому же удивительно много школ, и среди них есть хорошие, рейтинговые. Словом, неудивительно, что на ближайшие десять лет здесь развернулось строительство преимущественно высотных жилых комплексов – поскольку несколько институтских зданий успели задать крупный масштаб ещё в советское время. Здесь строится Egodom Сергея Скуратова и «Квартал 1147» Андрея Романова – до того и другого от территории завода «Водоприбор», где планируется возвести масштабный жилой комплекс «Серебряный фонтан», всего 3 минуты пешком.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Вид с высоты птичьего полета
© ATRIUM
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Схемы ситуационного плана
© ATRIUM

«Атриум» работает с проектом больше трёх лет. Но только сейчас, в сентябре 2016, пять принадлежавших «Водоприбору» старых зданий Алексеевской насосной станции Москомнаследия перевёл из статуса «вновь выявленных» – в объекты культурного наследия, закрепив территории охранных зон и предмет охраны. Впрочем, Бутко и Надточий – такие архитекторы, которые всегда ищут повод для визуального разнообразия. И в данном случае таким поводом стала сама история и существующий контекст.

Завод «Водоприбор» – наследник ремонтных мастерских Алексеевской насосной станции и владелец оставшихся от нее зданий: резевуара, водокачки, сторожки, конторы и ограды. Они и есть те пять объектов наследия, которые недавно окончательно получили свой статус и будут сохранены. Почему же это место так интересно? Оно – остаток старого водопровода, проложенного по приказу Екатерины II, больше ста лет питавшего вкусной водой из Мытищ всю Москву. Для мытищинского водопровода скульптор Витали построил знаменитый водоразборный фонтан на Театральной площади. И ещё четыре несохранившихся фонтана; они давали по 20 тысяч вёдер воды в день. От этого водопровода сохранился Ростокинский акведук над Яузой, в двух километрах от «Водоприбора». Водопровод был грандиозным, питал не только фонтаны, но и несколько бань, в том числе Сандуны. Так что и строили его долго: начали при Екатерине, закончили при Николае I. Тогда же, в 1830-е, емкости с водой поместили в Сухаревской башне, которая стояла, как известно, в самом начале проспекта Мира; тогда же построили и Алексеевскую станцию с паровыми насосами – как несложно догадаться, она собирала и, что важно, поднимала воду, давая ей возможность течь дальше, на Сухаревку. И станцию, и водопровод несколько раз реконструировали, пробовали брать воду из родников в Сокольниках, и даже из Москвы-реки. Но речная вода оказалась хуже всего, а Мытищинская так и осталась непревзойдённой. С 1960-х Мытищинский водопровод окончательно перестал действовать, его акведуки – мосты для труб над реками – разрушились, только Ростокинский мост отреставрировали. Во второй половине XX века и до недавнего времени «Водоприбор» производил клапаны, трубы и счетчики для «Водоканала»; в том числе – чугунные люки с изображением слоника, которые можно увидеть на улицах Москвы. В 2011 году шли разговоры о банкротстве, сейчас завод планируется перенести в Подмосковье. А на старой территории – построить жилой комплекс.

Если сопоставить современную карту со старой схемой насосной станции, хорошо видно, что от станции сохранилось центральное ядро на правой, южной стороне Новоалексеевской улицы. Советский завод развивался к югу и получил достаточно большой участок земли – немногим меньше 8 гектаров, до границ соседнего НПП «Квант», процветающего предприятия по производству солнечных батарей. Все предметы охраны расположены, таким образом, в северо-восточном углу участка. В южной его части, где будут снесены корпуса советского завода, никаких ограничений нет, что предопределило композицию комплекса: в зоне памятников заводской архитектуры 1892 года сохраняется всё, включая планировку и существующие деревья.
zooming
Участок завода «Водоприбор». Наложение схемы расположения охраняемых объектов плана Алексеевской насосной станции / Спутниковые данные: © ООО ИТЦ «СКАНЭКС», Image © 2012 DigitalGlobe, Inc., Includes material © DigitalGlobe, Inc., © GeoEye, Inc, © European Space Imaging GmBH
План Алексеевской насосной станции. Из кн.: И.А. Вернер. Современное хозяйство города Москвы. М., 1913. {{PD-old-100-1923}}
Механизмы Алексеевской насосной станции. Фотография н. XX в.
Предоставлено © ATRIUM
Здания Алексеевской насосной станции. Существующее положение
Предоставлено © ATRIUM
Здания Алексеевской насосной станции. Существующее положение
Предоставлено © ATRIUM

Более того, архитекторы сохраняют «Второе машинное здание» – двухэтажный корпус вдоль Новоалексеевской, перестроенный в советское время и потому не включённый сейчас департаментом в список охраняемых. Таким образом авторы выходят за рамки необходимости, проявляя внимание к тому ценному историческому материалу, который достался им для работы. Сейчас этот корпус примыкает к большому заводскому ангару, а потом войдёт в состав северо-западного жилого квартала, стоящего на ответственном месте при пересечении Новоалексеевской улицы с 3-й Мытищинской. Пятиугольный план неожиданно напоминает знак качества, навевая воспоминания о заводской продукции.

Дальше комплекс плавно, но довольно стремительно перерастает в гигантский футуристический город – от 6 до 22 этажей, радикально меняя свою стилистику. Происходит это на всех уровнях, от подземного до внешнего, стилевого, рассчитанного на мимолётное восприятие: архитекторы и играют на контрастах, и работают над плавностью и постепенностью «прорастания» сохраняемой исторической части – условно говоря, в неоурбанистическую – и затем в футуристические башни, похожие на Сити или Сингапур. Плавность и обоснованность такого перехода – один из главных сюжетов проекта.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
© ATRIUM

По периметру расположено пять квартальных блоков. Условное шестое пятно, замыкающее круг – участок исторических зданий. Если мы будем рассматривать эти кварталы против часовой стрелки, начиная с уже упомянутого пятиугольного квартала на пересечении улиц, то увидим, что они, во-первых, постепенно растут в высоту, а во-вторых, скобки кварталов раскрываются. Первый замкнут в «знак качества», а все остальные раскрыты к общественному пространству в центре территории, поворачивая «спины» к её внешнему контуру.

Кварталы составлены из равномерно чередующихся объёмов: респектабельных кирпичных и авангардных белых, с витражами-«телевизорами» на торцах. Преимущественно, хотя не всегда, это соответствует разделению на секции. Причём если в сравнительно низкоэтажной северной части кирпичные объемы оказываются выше и выглядят этакими плотными 12-этажными «башнями», состыкованными с белыми горизонталями, то далее этот принцип трансформируется. Более того, местами разнофактурные части прорастают друг в друга по принципу объёмной головоломки, подчёркивая единство объёма. Чередование кирпичной облицовки и белых панелей – перекличка с цветностью исторических корпусов, где красный цвет оживлён орнаментом, выложенным из белого кирпича, как было принято в кирпичном стиле конца XIX века. Но ассоциация очень вольная, едва читаемая и уж точно крайне далекая от прямого цитирования. Таким образом, по периметру территории, «хороводом» вокруг центрального сквера, выстроен город, который постепенно, не пресловутыми ступеньками, а сложным ритмом, то повышаясь, то понижаясь, и всё же довольно быстро вырастает с севера на юг: с 6–12 этажей на северо-западном углу до 18-22 на юго-восточном.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
© ATRIUM

В градостроительном решении использовано всё, что в наше время считается правильным для комфортного города: застройка разбита на пять «кварталов», создающих приватные дворы; большое количество общественных функций в первых этажах и в стилобате (предусмотрено около 45 тысяч квадратных метров нежилых помещений, в т.ч. офисный центр со штаб-квартирой самого застройщика); обеспечена пешеходная прозрачность всей территории и отсутствие транспорта внутри района (въезды в паркинги осуществляются с внешней стороны); активное благоустройство в разных уровнях, использующее перепад рельефа и интегрирующее существующую липовую аллею в единую зелёную благоустроенную зону с общественной площадью в центре района; продумано чёткое функциональное зонирование с разведением потоков жителей района, внешних посетителей общественных объектов, сотрудников офисов, транспорта и пешеходов.

В районе присутствуют и замкнутые приватные дворы для жителей, и улицы с большим количеством общественных функций, бульвары и аллеи и даже площадь, а сам градостроительный рисунок нерегулярный и чётко вписан в существующий участок. Воспользовавшись ситуацией, авторы ушли от монотонных ортогональных сеток улиц и смогли создать уникальное, визуально и функционально насыщенное городское пространство. История искусно перемешивается с современными стилевыми решениями. Своего рода имитация хаоса «естественного» городского роста. Но достаточно очевидно, что «хаос» поставлен в достаточно жёсткие рамки: по определённому принципу чередуется всего два-три типа фасадов. Скорее перед нами – работа с балансом на грани единства-разнообразия: глазу должно быть не скучно, но и чрезмерного distraction-a авторы явно избегают, предпочитая целостность и гармоничность.

Обусловленный параметрами окружения рост высотности с севера на юг в данном случае неожиданно поддержан особенностями рельефа, который к югу повышается на 4,8 метра. Архитекторы детально разработали эту особенность территории, «выжав» из неё всё, что можно. Прежде всего в южной части под землей два яруса парковки, но уже в середине комплекса её верхний ярус становится надземным и удачно выходит наружу, к прудам с их озеленёнными берегами, витринами магазинов и ресторанов, в большом количестве запланированных в стилобате с общественной стороны. Дальше к северу подземное пространство становится одноярусным, но продолжается вплоть до охраняемой северной трети, присутствуя даже под прудом. Так что от севера к югу парковки под комплексом тоже подрастают, и все это удачно вписано в перепад рельефа.
zooming
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». План -1 этажей. Проект, 2016 © Атриум
zooming
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». План 1 этажей. Проект, 2016 © Атриум
zooming
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Разрез
© ATRIUM
zooming
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Разрез
© ATRIUM

Но ЖК так же ощутимо изменяется от краев к центру. В центральной части утроен не только пруд с фонтанами – напоминанием о «водовзводном» прошлом Алексеевской насосной станции. В центре угловато-квадратный город периметра прорастает тремя совершенно иными, бело-серебристыми башнями обтекаемых контуров, приподнятыми на стройных, высотой в три этажа алюминиевых ногах – корбюзеанских опорах – и на стеклянных вестибюлях, то есть почти что парящих. На плане башни очень похожи на кофейные зёрна – с немного сдвинутыми вдоль оси половинками.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Генеральный план
© ATRIUM

В объёмах башен тоже присутствует чередование. Внешняя половинка каждого «кофейного зерна» – пониже, 19-этажная, на фасадах чередуются белые и стеклянные горизонтали. Внутренние половинки выше, 22 этажа, очень вертикальные проемы окон объединяют по три этажа, а вертикальные штрихи разнотонной серебристой облицовки не оставляют сомнений в том, что доминанты башен, «собранные» в самом центре территории, отражают название комплекса – «Серебряный фонтан», вторя настоящим фонтанам в пруду и образуя в самом центре комплекса объемно-пространственный «всплеск» сродни артезианскому. Один из настоящей воды, второй – скульптурно-архитектурный; своего рода памятник водопроводу. Получилось довольно смело – и в то же время осмысленно, привязано к теме.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
© ATRIUM
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
© ATRIUM

Если переход от зданий конца XIX века к городским кварталам и затем к башням происходит, скорее, в пространстве, то ещё один «стыковочный узел» между историческими и современными зданиями решён непосредственно. Сохранившийся и включенный в список охраняемых вестибюль водного резервуара выглядит эффектно, по-римски: крупная арка входа расположена в глубине участка, но «смотрит» в сторону Новоалексеевской улицы. Из неё получился отличный портал. Сейчас за вестибюлем начинается советский цех, занявший место резервуара. В проекте к арочному вестибюлю примкнуло сравнительно невысокое офисное здание: параллелепипед с проницаемыми фасадами из стекла и строчек деревянных ламелей – своего рода муфта перехода, из которой южнее вырастает бело-полосатый объем с яйцевидным планом, решенный в стилистике башен центральной части.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Завод «Водоприбор»
Предоставлено © ATRIUM
Жилой комплекс «Серебряный фонтан».
© ATRIUM

Арке бывшего резервуара, служащей теперь входом в офисную часть, отведена значительная роль в композиции: от неё начинается липовая аллея, ведущая к Новоалексеевской улице. Архитекторы планировали восстановить её и сделать главным входом на территорию. Есть и ещё два бульвара: они выходят между кварталами на 3-ю Мытищинскую и, в отличие от старой аллеи, имеют трапециевидные планы – сужаются внутрь. Со стороны улицы эти входы казались бы перспективными раструбами, а с центральной площади их створы были бы широкими, просторными.

Как видим, внутреннее пространство комплекса не только благоустроено, но широко открыто городу и доступно для горожан. Пространство, организованное вокруг прудов – как мы помним, с фонтанами – в центре комплекса, двухуровневое. Дворы четырёх кварталов устроены на уровне второго этажа: сейчас в крупных комплексах это не редкость, но архитекторы акцентировали двухуровневую структуру центральной части, перебросив мосты, как прямо над прудами, так и выше, и предусмотрев широкие марши лестниц, ведущие вверх. Двухуровневая паутина переходов впечатляет летящими контурами и провоцирует трёхмерное восприятие: и металлические «ноги» башен, и деревья на берегах прудов, и струи фонтанов оказываются в рамке отверстий между мостами. К тому же тяги лестниц и переходов оказываются похожи на корни какого-то гипер-дерева – они очень наглядно показывают, как большой комплекс врастает в город – или вырастает из него. Словом, провоцируют воображение и делают общественное пространство определённо нескучным.
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
© ATRIUM

В наше время много говорят о благоустройстве, комфортном городе, и архитекторы обращают всё больше внимания на разные стороны взаимоотношений нового здания с городом: масштабную, культурную, урбанистическую, образную. Этот проект интересен тем, что он решает сложную задачу внедрения более чем крупного жилого комплекса на территорию, плотно соседствующую с памятниками архитектуры, – и делает это, не отворачиваясь от проблем и специфики будущих зданий, в частности, их немалой высоты, – а глубоко проживая, акцентируя и осмысляя каждую проблему и задачу. Пространство разобрано «по косточкам» и приведено к красивому и уместному образу – нечасто, надо сказать, архитекторы превращают маркетинговое название в иконический образ.

В проекте «Атриума», как в «Путешествии к центру Земли», спрессовано больше ста лет истории московской архитектуры, сквозь которые можно было бы пройти, миновав 300-400 метров внутри комплекса. Но – прогуляться от водокачки до «серебряных фонтанов» в данном виде, к сожалению, не получится: недавно заказчик, «Эталон-инвест», передал проект другим проектировщикам. 
zooming
Жилой комплекс «Серебряный фонтан». Развертка
© ATRIUM


Мастерская:
ATRIUM
Проект:
Жилой комплекс «Серебряный фонтан»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Антон Надточий, Вера Бутко, Дмитрий Зражевский, Петр Алимов, Анна Фесенко, Ольга Романова, Наталья Саблина, Павел Волков, Екатерина Тросман, Иван Хрипков

2016

Закакзчик: Эталон-Инвест

20 Января 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.