Пять лет и девять номинаций

На Арх Москве были объявлены лауреаты «деревянной» премии АРХИWOOD. Жюри вновь предпочло недорогой лаконичный артистизм с налетом романтики.

Автор текста:
Татьяна Пашинцева

mainImg
Премию АРХИWOOD вручали пятый раз ­– своего рода юбилей, пять лет работы. Все это время премия планомерно развивалась, и сейчас, стремясь точнее отразить все возможности применения дерева как материала, ее организаторы предложили участникам и зрителям расширенный список из девяти номинаций. По сравнению с 2013 годом добавились «Интерьер», «Дерево в отделке», «Предметный дизайн» и «Реставрация». Из 167 присланных работ экспертный совет отобрал 38 вошедших в шорт-лист; жюри, в свою очередь, выбрало девять победителей.
На экспозиции АРХИWOODa. Фотографии предоставлены организаторами премии
Жюри АРХИWOOD 2014. Сидят: организатор премии Юлия Зинкевич, архитектор, победитель премии прошлых лет Степан Липгарт, австрийский архитектор, партнер бюро Hohensinn Architektur Карлхайнц Бойгер, директор ТДВ-Треста Василий Носов. Стоят: куратор премии Николай Малинин, главный редактор Архи.ру Юлия Тарабарина, ярославский архитектор, победитель прошлого года Григорий Дайнов, дизайнер, партнер бюро Open Design Стас Жицкий. В работе жюри также участвовал архитектор Александр Скокан (бюро «Остоженка»), но убежал раньше всех, сославшись на необходимость построить деревянную (!) будку для собаки на даче. Фотографии предоставлены организаторами премии

Параллельно (как и всегда) на сайте премии шло народное голосование за объекты шорт-листа; оно продолжилось офф-лайн на стенде выставки под колоннадой ЦДХ, где в этом году зрителям предложили остроумный ритуал – голосующий должен был деревянным молотком забить деревянную шпонку в одно из множества отверстий перфорированных фанерных панелей рядом с каждым стендом. Так что вплоть до закрытия галереи выставка сопровождалась звонким и старательным перестуком, далеко разлетавшимся над Москвой-рекой. В каждой номинации (опять же как и всегда) премию присуждали дважды: от жюри и «от народа».

Впрочем, Тотан Кузембаев во время церемонии заметил, что лично он против народного голосования, так как оно превращается в соревнование на тему «у кого больше друзей». Друзей и впрямь много, зал был полон, атмосфера – в диапазоне от доброжелательной до ликующей.
Голосование вручную. Фотографии предоставлены организаторами премии
Тотан Кузембаев вручает премию народного голосования в номинации «Дизайн городской среды» Михаилу Приемышеву за Модульную ярмарку. Фотографии предоставлены организаторами премии
***
 
Дом в диапазоне от Аалто до Михайловского
В главной номинации АРХИWOODа – «Загородный дом» – победа досталась дому в Лапино Сергея Колчина, Анастасии Колчиной, Александра Крылова и Андрея Адамовича (Le Atelier). Компактный и лаконичный дом эксперты сразу признали «скорее финским» и «домом, похожим на Алвара Аалто», но победа его за заседании жюри была не простой. По признанию экспертов, с домом Лапино в этой номинации почти на равных соревновались: «обаятельная и ироничная» усадьба Николая Белоусова «Охотничье имение» – и Deco Pattern House Петра Костелова, скромный, но не лишенный признаков орнаментальной славянской идентичности модернистский параллелепипед с подчеркнуто плоской крышей.
Выбор жюри в номинации «Загородный дом» «Дом в Лапино» Сергея Колчина, Анастасии Колчиной, Александра Крылова и Андрея Адамовича (Le Atelier). Фотографии предоставлены организаторами премии
zooming
Специальный приз генерального партнера и организатора премии – ООО «Росса Ракенне СПб» (Honka), 2014. «Охотничье имение». Николай Белоусов, Николай Соловьев. Фотография © Алексей Народицкий.

Впрочем, «Охотничье имение», дом по-своему очень обаятельный и точный в трактовке выбранной темы (в которой воспроизведены не только все признаки стиля ампир, но даже и отклонения от пропорций и меры, известные в русских усадьбах; Александ Скокан сравнил с домом в пушкинском имении Михайловское), не остался без приза: он получил специальную награду генерального партнера и организатора премии – ООО «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

Лидером народного голосования за лучший загородный дом стал модульный «ДубльДом» Ивана Овчинникова (BIO-architects), который приветствовал зал собственным манифестом, не оставившим у зрителей сомнений в том, что доступное жилье из дерева и вообще смена образа жизни на среднерусской возвышенности – настоящее призвание автора. Манифест, распространенный Овчинниковым в глобальной сети, во многом способствовал победе дома в народном голосовании. Жюри проект тоже понравился, хотя не прошел в главные победители из-за наличия зарубежных аналогов модульного решения; эксперты назвали дом «отличным и нужным проектом по переносу европейского опыта на российскую почву». На сайте же многие из голосующих выражали желание немедленно обзавестись таким же домиком и спрашивали о цене (цена не секрет – от 700 тысяч до миллиона рублей).
Ивана Овчинникова Николай Малинин смог поздравить дважды – за победу в номинациях «Дизайн городской среды» и «Загородный дом». Фотографии предоставлены организаторами премии
Модульный ДубльДом Ивана Овчинникова (BIO-architects), победивший в народном голосовании в номинации «Загородный дом». Фотография Елены Грусицкой, Ивана Овчинникова
***
 
Задумчиво о реставрации
Одна из новых номинаций 2014 года, «Реставрация», вызвала больше всего споров и сомнений; несколько раз ее собирались отменить или – равномерно отметить всех участников. Определенности не добавило и расширение хронологии: обычно премия награждает объекты и здания, созданные или завершенные в течение одного года, в данном же случае рассматривались проекты, реализованные в течение пяти лет.

Между тем, появление этой номинации в рамках премии, уже прочно закрепившейся среди профессионалов современной архитектуры – принципиально важный шаг взросления. Остатки «бывшей деревянной» страны, будь то храмы или чудесные, но всё реже обитаемые дома XIX и начала XX века стремительно разрушаются и исчезают по множеству причин: гниют, горят... Реставрация деревянной архитектуры – дисциплина очень специальная (из речи куратора премии это было более чем очевидно), и сейчас она балансирует на грани исчезновения, так что любая поддержка – к примеру, от премии, обычно сосредоточенной на «новом деревянном», любой новый разговор на тему реставраторам деревянной архитектуры не помешает.

По словам куратора премии Николая Малинина, мнения экспертов-реставраторов, специально им опрошенных для большей основательности выбора, кардинальным образом разошлись в отношении каждого претендента: работу, за которую выступал один эксперт, полностью отрицал другой, и наоборот. Между тем в конечном счете номинация состоялась, и решение жюри совпало с результатом народного голосования – дважды победила церковь Георгия, храм 1685 года, перенесенный в московское Коломенское с берега реки Ёрги Архангельской области. Как нам рассказал Игорь Шургин (историк, работавший в составе восстановившей храм команде реставраторов ПРК «Карэнси»), эту церковь предложил перенести в Москву Иван Глазунов; за несколько лет, прошедших от идеи до переноса все дороги к церкви совершенно исчезли, так что не исключено, что ее удалось спасти в последний момент.

Вручая приз, архитектор и историк Ольга Севан согласилась с выбором жюри и народа: назвав колокольню из деревни Кавгора «реставрацией реставрации», а восстановление церкви в Свияжке – «скорее реконструкцией». Реставрация же Георгиевской церкви, по ее словам, ближе всего к собственно реставрации.
Безусловный победитель в номинации «Реставрация». Авторы А.Никитин (главный архитектор проекта), П.Омельницкий (главный инженер проекта), Т.Барсова, А.Маркелов, И.Шургин (историко-архивные изыскания), О.Герасимова, В.Попов, О.Никитина, Т.Кошкина, И.Белоусова, М. Романова (ПРК «Карэнси»). Фотография Александра Никитина, Игоря Шургина, Александра Бокарёва.
***

Малое, общественное, предметное
В народном голосовании за лучшее «Общественное сооружение» победил «Дом на крыше» (офис и шоу-рум компании НЛК-Домостроение в центре дизайна ARTPLAY) Максима Низова, Марии Сурковой, конструктора Алексея Князева (НЛК-Домостроение). Выразительный пластичный объект, главный фасад которого – криволинейная стена, составленная из брусяной «поленницы».

Жюри сочло шоу-рум недостаточно аккуратно смонтированным и не вполне новаторским, поэтому профессионалы, достаточно единодушно, отдали свой голос «Казарме», мрачновато-романтическому хостелу из Никола-Ленивца. Хостел, снаружи черный, внутри белый, несмотря на свое образное сходство с совхозным ангаром на самом деле стал результатом реконструкции простоватого, но крупного дачного дома (авторы реконструкции – Сергей Сыренов и ARCHPOLE).
«Дом на крыше» (офис и шоу-рум компании НЛК-Домостроение в центре дизайна ARTPLAY). Авторы: Максим Низов, Мария Суркова, конструктор Алексей Князев (НЛК-Домостроение) – победитель народного голосования в номинации «Общественное сооружение». Фотографии предоставлены организаторами премии
zooming
«Казарма» Сергея Сыренова и ARCHPOLE – приз жюри в номинации «Общественное сооружение». Фотография Анны Ставенской.

В номинации «Интерьер» жюри склонилось с сторону простого материала – фанеры: такой обычной на первый взгляд, но превратившейся в роскошное муаровое, жемчужное полотно благодаря искусству Алексея Розенберга. Победителем народного голосования стал семейный ресторан сети «Суши*Мин» Стаса Горшунова и Анны Феоктистовой из Рязани.
Номинация «Интерьер» – фанерная квартира Алексея Розенберга – выбор жюри. Фотография Виктора Чернышева.
Ресторан «Суши*Мин» Стаса Горшунова и Ани Феоктистовой выбран интернет голосованием в номинации «Интерьер». Фотография Стаса Горшунова.

Мнение жюри и народа совпало в номинации «Малый объект» – благодаря легкости и изяществу концепции победил «Клевер» Федора Дубинникова и Павла Чаунина (МЕЛ) в Николо-Ленивце. Конкуренты победителя в данной номинации были в нынешнем году замечательно разнообразны: едва ли не впервые, по словам организаторов, в шорт-лист премии попала бревенчатая изба, баня «Верея» убежденного традиционалиста Егора Соловьева (идеалы автора отразились даже в названии его бюро: «Режень-проект»). Изба понравилась экспертному совету мирискуснической образностью сродни дягилевским сезонам и былинным иллюстрациям Билибина. Но сочетание неравномерно обтесанных бревен с аккуратно выпиленными полотенцами внесло диссонанс. По определению члена жюри дизайнера Стаса Жицкого, она получилась «немного недодурацкая», отчего и сошла с дистанции, заняв почетное для избы место в шорт-листе премии, целиком, нацеленной, признаемся, на современные тенденции в деревянной архитектуре.
Единодушный выбор жюри и народа в номинации «Малый объект» – «Клевер» Федора Дубинникова и Павла Чаунина (МЕЛ) в Николо-Ленивце. Фотография Владимира Черняховского.

В номинации «Дизайн городской среды» мнения вновь разделились. Жюри после долгих споров выбрало МикроЛофт Ивана Овчинникова, построенный у парке Музеон перед ЦДХ (и уже уехавший оттуда) в рамках прошлогоднего фестиваля «Микродомов» домик на трех мощных опорах. Издали он казался не деревянным, а ржавым железным, и напоминал, по меткому определению члена жюри Александра Скокана, вышку для прыжков в воду. Такой могла бы быть избушка на курьих ножках, но космическая, из «Кин-за-дзы»…
По версии жюри в рубрике «Дизайн городской среды» победил МикроЛофт Ивана Овчинникова (BIO-architects). Фотография Ивана Овчинникова.

В голосовании жюри Микролофт обошел проект молодых немецких архитекторов STACK IT, простое сооружение из европоддонов, сожженное кем-то из невзлюбивших объект жителей через день после постройки; победитель также оставил позади вологодскую «Модульную ярмарку» Михаила Приемышева (к слову, автор проекта сейчас преподает дизайн в китайском университете Хэнань) – набор типовых торговых точек, до боли напомнивших некоторым членам жюри советские и боле поздние лужковские ярмарки. Другие же члены жюри склонялись к «ярмарке» из-за ее общественного и городского значения. Впрочем, вологодская ярмарка победила в интернет-голосовании.
Вошедшая в шорт-лист Баня-Верея Егора Соловьева (Режень проект). Фотография Егора Соловьева.
Номинация «Дизайн городской среды». Выбор народа – «Модульная ярмарка» Михаила Приемышева. Фотография Михаила Приемышева.

Из пяти «Арт-объектов» жюри выбрало предпочло построенные на льду Байкала для фестиваля «БухАрт» объект выСОТЫ команды БуБля; во время голосования цилиндрическую башню из деревянных шестигранников горячо отстаивал архитектор и автор множества объектов Степан Липгарт, увидевший в конструктивных поисках БуБли полет инженерной мысли сродни инженерным поискам Шухова и фантазиям Татлина. Народное голосование предпочло «Куб-Ka'bah-Cube» в Казани (Алексей Лазарев, Анна Найшуль, куратор Гузель Файзрахманова).
«Арт-объект»от жюри – выСОТЫ команды БуБля. Фотография Барановой Марии и Рупасова Евгения.
«Арт-объект» – в интернете победил «Куб-Ka’bah-Cube» Алексея Лазарева, Анны Найшуль и Гузели Файзрахмановой (куратор). Фотографии предоставлены организаторами премии

Выбор жюри в номинации «Дерево в отделке» пал на «Беседку-арку» Тотана Кузембаева и Александра Кудимова, сооруженную для передачи «Дачный ответ». Не вполне беседка и вовсе не арка, а скорее мост между двумя массивными опорами, который разделяет небольшой участок на две половины: хозяйственную и садовую, пленил жюри изяществом решения и тем, что дерево сыграло для оформления «арки» решающую роль.

В народном голосовании номинации «Дерево в отделке» выиграл контекстуальный и лаконичный модернистский bbq-hall «Косогор» Максима Степаненко (Карлсон и К, АСБ).
У жюри в номинации «Дерево в отделке» победил Тотан Кузембаев и Александр Кудимов. Фотографии предоставлены организаторами премии
«Дерево в отделке» – народ выбрал bbq-hall «Косогор» Максима Степаненко (Карлсон и К, АСБ). Фотография предоставлена организаторами премии

Номинация «Предметный дизайн» также стала одним из открытий АРХИWOODa нынешнего года (текст ее куратора Юлии Пешковой, можно увидеть здесь). Приз жюри достался Ярославу Мисонжникову, чья лампа «Угол» с ее запатентованной идеей надевания на угол стола боролась с его же детской качалкой Трещотка. Трещотка, успевшая очаровать Европу, в глазах жюри немного уступила лампе – впрочем, борьбу между вещами одного автора надо признать скорее виртуальной. Приз интернет-симпатий достался коллективу ARCHPOLE за стул FULLMOON – такими, как говорят, меблированы многие клубы и рестораны Москвы. Так что этот предмет уже ушел в народ.
Светильник угол Ярослава Мисонжникова очаровал жюри лаконизмом и остроумием. Фотография Ксении Мальгиной.
Приз народных симпатий за «Предметный дизайн» достался коллективу ARCHPOLE за стул FULLMOON. Фотография Анны Сажиновой.
***


0

29 Мая 2014

Автор текста:

Татьяна Пашинцева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.