Пять лет и девять номинаций

На Арх Москве были объявлены лауреаты «деревянной» премии АРХИWOOD. Жюри вновь предпочло недорогой лаконичный артистизм с налетом романтики.

Автор текста:
Татьяна Пашинцева

mainImg
Премию АРХИWOOD вручали пятый раз ­– своего рода юбилей, пять лет работы. Все это время премия планомерно развивалась, и сейчас, стремясь точнее отразить все возможности применения дерева как материала, ее организаторы предложили участникам и зрителям расширенный список из девяти номинаций. По сравнению с 2013 годом добавились «Интерьер», «Дерево в отделке», «Предметный дизайн» и «Реставрация». Из 167 присланных работ экспертный совет отобрал 38 вошедших в шорт-лист; жюри, в свою очередь, выбрало девять победителей.
На экспозиции АРХИWOODa. Фотографии предоставлены организаторами премии
Жюри АРХИWOOD 2014. Сидят: организатор премии Юлия Зинкевич, архитектор, победитель премии прошлых лет Степан Липгарт, австрийский архитектор, партнер бюро Hohensinn Architektur Карлхайнц Бойгер, директор ТДВ-Треста Василий Носов. Стоят: куратор премии Николай Малинин, главный редактор Архи.ру Юлия Тарабарина, ярославский архитектор, победитель прошлого года Григорий Дайнов, дизайнер, партнер бюро Open Design Стас Жицкий. В работе жюри также участвовал архитектор Александр Скокан (бюро «Остоженка»), но убежал раньше всех, сославшись на необходимость построить деревянную (!) будку для собаки на даче. Фотографии предоставлены организаторами премии

Параллельно (как и всегда) на сайте премии шло народное голосование за объекты шорт-листа; оно продолжилось офф-лайн на стенде выставки под колоннадой ЦДХ, где в этом году зрителям предложили остроумный ритуал – голосующий должен был деревянным молотком забить деревянную шпонку в одно из множества отверстий перфорированных фанерных панелей рядом с каждым стендом. Так что вплоть до закрытия галереи выставка сопровождалась звонким и старательным перестуком, далеко разлетавшимся над Москвой-рекой. В каждой номинации (опять же как и всегда) премию присуждали дважды: от жюри и «от народа».

Впрочем, Тотан Кузембаев во время церемонии заметил, что лично он против народного голосования, так как оно превращается в соревнование на тему «у кого больше друзей». Друзей и впрямь много, зал был полон, атмосфера – в диапазоне от доброжелательной до ликующей.
Голосование вручную. Фотографии предоставлены организаторами премии
Тотан Кузембаев вручает премию народного голосования в номинации «Дизайн городской среды» Михаилу Приемышеву за Модульную ярмарку. Фотографии предоставлены организаторами премии
***
 
Дом в диапазоне от Аалто до Михайловского
В главной номинации АРХИWOODа – «Загородный дом» – победа досталась дому в Лапино Сергея Колчина, Анастасии Колчиной, Александра Крылова и Андрея Адамовича (Le Atelier). Компактный и лаконичный дом эксперты сразу признали «скорее финским» и «домом, похожим на Алвара Аалто», но победа его за заседании жюри была не простой. По признанию экспертов, с домом Лапино в этой номинации почти на равных соревновались: «обаятельная и ироничная» усадьба Николая Белоусова «Охотничье имение» – и Deco Pattern House Петра Костелова, скромный, но не лишенный признаков орнаментальной славянской идентичности модернистский параллелепипед с подчеркнуто плоской крышей.
Выбор жюри в номинации «Загородный дом» «Дом в Лапино» Сергея Колчина, Анастасии Колчиной, Александра Крылова и Андрея Адамовича (Le Atelier). Фотографии предоставлены организаторами премии
zooming
Специальный приз генерального партнера и организатора премии – ООО «Росса Ракенне СПб» (Honka), 2014. «Охотничье имение». Николай Белоусов, Николай Соловьев. Фотография © Алексей Народицкий.

Впрочем, «Охотничье имение», дом по-своему очень обаятельный и точный в трактовке выбранной темы (в которой воспроизведены не только все признаки стиля ампир, но даже и отклонения от пропорций и меры, известные в русских усадьбах; Александ Скокан сравнил с домом в пушкинском имении Михайловское), не остался без приза: он получил специальную награду генерального партнера и организатора премии – ООО «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

Лидером народного голосования за лучший загородный дом стал модульный «ДубльДом» Ивана Овчинникова (BIO-architects), который приветствовал зал собственным манифестом, не оставившим у зрителей сомнений в том, что доступное жилье из дерева и вообще смена образа жизни на среднерусской возвышенности – настоящее призвание автора. Манифест, распространенный Овчинниковым в глобальной сети, во многом способствовал победе дома в народном голосовании. Жюри проект тоже понравился, хотя не прошел в главные победители из-за наличия зарубежных аналогов модульного решения; эксперты назвали дом «отличным и нужным проектом по переносу европейского опыта на российскую почву». На сайте же многие из голосующих выражали желание немедленно обзавестись таким же домиком и спрашивали о цене (цена не секрет – от 700 тысяч до миллиона рублей).
Ивана Овчинникова Николай Малинин смог поздравить дважды – за победу в номинациях «Дизайн городской среды» и «Загородный дом». Фотографии предоставлены организаторами премии
Модульный ДубльДом Ивана Овчинникова (BIO-architects), победивший в народном голосовании в номинации «Загородный дом». Фотография Елены Грусицкой, Ивана Овчинникова
***
 
Задумчиво о реставрации
Одна из новых номинаций 2014 года, «Реставрация», вызвала больше всего споров и сомнений; несколько раз ее собирались отменить или – равномерно отметить всех участников. Определенности не добавило и расширение хронологии: обычно премия награждает объекты и здания, созданные или завершенные в течение одного года, в данном же случае рассматривались проекты, реализованные в течение пяти лет.

Между тем, появление этой номинации в рамках премии, уже прочно закрепившейся среди профессионалов современной архитектуры – принципиально важный шаг взросления. Остатки «бывшей деревянной» страны, будь то храмы или чудесные, но всё реже обитаемые дома XIX и начала XX века стремительно разрушаются и исчезают по множеству причин: гниют, горят... Реставрация деревянной архитектуры – дисциплина очень специальная (из речи куратора премии это было более чем очевидно), и сейчас она балансирует на грани исчезновения, так что любая поддержка – к примеру, от премии, обычно сосредоточенной на «новом деревянном», любой новый разговор на тему реставраторам деревянной архитектуры не помешает.

По словам куратора премии Николая Малинина, мнения экспертов-реставраторов, специально им опрошенных для большей основательности выбора, кардинальным образом разошлись в отношении каждого претендента: работу, за которую выступал один эксперт, полностью отрицал другой, и наоборот. Между тем в конечном счете номинация состоялась, и решение жюри совпало с результатом народного голосования – дважды победила церковь Георгия, храм 1685 года, перенесенный в московское Коломенское с берега реки Ёрги Архангельской области. Как нам рассказал Игорь Шургин (историк, работавший в составе восстановившей храм команде реставраторов ПРК «Карэнси»), эту церковь предложил перенести в Москву Иван Глазунов; за несколько лет, прошедших от идеи до переноса все дороги к церкви совершенно исчезли, так что не исключено, что ее удалось спасти в последний момент.

Вручая приз, архитектор и историк Ольга Севан согласилась с выбором жюри и народа: назвав колокольню из деревни Кавгора «реставрацией реставрации», а восстановление церкви в Свияжке – «скорее реконструкцией». Реставрация же Георгиевской церкви, по ее словам, ближе всего к собственно реставрации.
Безусловный победитель в номинации «Реставрация». Авторы А.Никитин (главный архитектор проекта), П.Омельницкий (главный инженер проекта), Т.Барсова, А.Маркелов, И.Шургин (историко-архивные изыскания), О.Герасимова, В.Попов, О.Никитина, Т.Кошкина, И.Белоусова, М. Романова (ПРК «Карэнси»). Фотография Александра Никитина, Игоря Шургина, Александра Бокарёва.
***

Малое, общественное, предметное
В народном голосовании за лучшее «Общественное сооружение» победил «Дом на крыше» (офис и шоу-рум компании НЛК-Домостроение в центре дизайна ARTPLAY) Максима Низова, Марии Сурковой, конструктора Алексея Князева (НЛК-Домостроение). Выразительный пластичный объект, главный фасад которого – криволинейная стена, составленная из брусяной «поленницы».

Жюри сочло шоу-рум недостаточно аккуратно смонтированным и не вполне новаторским, поэтому профессионалы, достаточно единодушно, отдали свой голос «Казарме», мрачновато-романтическому хостелу из Никола-Ленивца. Хостел, снаружи черный, внутри белый, несмотря на свое образное сходство с совхозным ангаром на самом деле стал результатом реконструкции простоватого, но крупного дачного дома (авторы реконструкции – Сергей Сыренов и ARCHPOLE).
«Дом на крыше» (офис и шоу-рум компании НЛК-Домостроение в центре дизайна ARTPLAY). Авторы: Максим Низов, Мария Суркова, конструктор Алексей Князев (НЛК-Домостроение) – победитель народного голосования в номинации «Общественное сооружение». Фотографии предоставлены организаторами премии
zooming
«Казарма» Сергея Сыренова и ARCHPOLE – приз жюри в номинации «Общественное сооружение». Фотография Анны Ставенской.

В номинации «Интерьер» жюри склонилось с сторону простого материала – фанеры: такой обычной на первый взгляд, но превратившейся в роскошное муаровое, жемчужное полотно благодаря искусству Алексея Розенберга. Победителем народного голосования стал семейный ресторан сети «Суши*Мин» Стаса Горшунова и Анны Феоктистовой из Рязани.
Номинация «Интерьер» – фанерная квартира Алексея Розенберга – выбор жюри. Фотография Виктора Чернышева.
Ресторан «Суши*Мин» Стаса Горшунова и Ани Феоктистовой выбран интернет голосованием в номинации «Интерьер». Фотография Стаса Горшунова.

Мнение жюри и народа совпало в номинации «Малый объект» – благодаря легкости и изяществу концепции победил «Клевер» Федора Дубинникова и Павла Чаунина (МЕЛ) в Николо-Ленивце. Конкуренты победителя в данной номинации были в нынешнем году замечательно разнообразны: едва ли не впервые, по словам организаторов, в шорт-лист премии попала бревенчатая изба, баня «Верея» убежденного традиционалиста Егора Соловьева (идеалы автора отразились даже в названии его бюро: «Режень-проект»). Изба понравилась экспертному совету мирискуснической образностью сродни дягилевским сезонам и былинным иллюстрациям Билибина. Но сочетание неравномерно обтесанных бревен с аккуратно выпиленными полотенцами внесло диссонанс. По определению члена жюри дизайнера Стаса Жицкого, она получилась «немного недодурацкая», отчего и сошла с дистанции, заняв почетное для избы место в шорт-листе премии, целиком, нацеленной, признаемся, на современные тенденции в деревянной архитектуре.
Единодушный выбор жюри и народа в номинации «Малый объект» – «Клевер» Федора Дубинникова и Павла Чаунина (МЕЛ) в Николо-Ленивце. Фотография Владимира Черняховского.

В номинации «Дизайн городской среды» мнения вновь разделились. Жюри после долгих споров выбрало МикроЛофт Ивана Овчинникова, построенный у парке Музеон перед ЦДХ (и уже уехавший оттуда) в рамках прошлогоднего фестиваля «Микродомов» домик на трех мощных опорах. Издали он казался не деревянным, а ржавым железным, и напоминал, по меткому определению члена жюри Александра Скокана, вышку для прыжков в воду. Такой могла бы быть избушка на курьих ножках, но космическая, из «Кин-за-дзы»…
По версии жюри в рубрике «Дизайн городской среды» победил МикроЛофт Ивана Овчинникова (BIO-architects). Фотография Ивана Овчинникова.

В голосовании жюри Микролофт обошел проект молодых немецких архитекторов STACK IT, простое сооружение из европоддонов, сожженное кем-то из невзлюбивших объект жителей через день после постройки; победитель также оставил позади вологодскую «Модульную ярмарку» Михаила Приемышева (к слову, автор проекта сейчас преподает дизайн в китайском университете Хэнань) – набор типовых торговых точек, до боли напомнивших некоторым членам жюри советские и боле поздние лужковские ярмарки. Другие же члены жюри склонялись к «ярмарке» из-за ее общественного и городского значения. Впрочем, вологодская ярмарка победила в интернет-голосовании.
Вошедшая в шорт-лист Баня-Верея Егора Соловьева (Режень проект). Фотография Егора Соловьева.
Номинация «Дизайн городской среды». Выбор народа – «Модульная ярмарка» Михаила Приемышева. Фотография Михаила Приемышева.

Из пяти «Арт-объектов» жюри выбрало предпочло построенные на льду Байкала для фестиваля «БухАрт» объект выСОТЫ команды БуБля; во время голосования цилиндрическую башню из деревянных шестигранников горячо отстаивал архитектор и автор множества объектов Степан Липгарт, увидевший в конструктивных поисках БуБли полет инженерной мысли сродни инженерным поискам Шухова и фантазиям Татлина. Народное голосование предпочло «Куб-Ka'bah-Cube» в Казани (Алексей Лазарев, Анна Найшуль, куратор Гузель Файзрахманова).
«Арт-объект»от жюри – выСОТЫ команды БуБля. Фотография Барановой Марии и Рупасова Евгения.
«Арт-объект» – в интернете победил «Куб-Ka’bah-Cube» Алексея Лазарева, Анны Найшуль и Гузели Файзрахмановой (куратор). Фотографии предоставлены организаторами премии

Выбор жюри в номинации «Дерево в отделке» пал на «Беседку-арку» Тотана Кузембаева и Александра Кудимова, сооруженную для передачи «Дачный ответ». Не вполне беседка и вовсе не арка, а скорее мост между двумя массивными опорами, который разделяет небольшой участок на две половины: хозяйственную и садовую, пленил жюри изяществом решения и тем, что дерево сыграло для оформления «арки» решающую роль.

В народном голосовании номинации «Дерево в отделке» выиграл контекстуальный и лаконичный модернистский bbq-hall «Косогор» Максима Степаненко (Карлсон и К, АСБ).
У жюри в номинации «Дерево в отделке» победил Тотан Кузембаев и Александр Кудимов. Фотографии предоставлены организаторами премии
«Дерево в отделке» – народ выбрал bbq-hall «Косогор» Максима Степаненко (Карлсон и К, АСБ). Фотография предоставлена организаторами премии

Номинация «Предметный дизайн» также стала одним из открытий АРХИWOODa нынешнего года (текст ее куратора Юлии Пешковой, можно увидеть здесь). Приз жюри достался Ярославу Мисонжникову, чья лампа «Угол» с ее запатентованной идеей надевания на угол стола боролась с его же детской качалкой Трещотка. Трещотка, успевшая очаровать Европу, в глазах жюри немного уступила лампе – впрочем, борьбу между вещами одного автора надо признать скорее виртуальной. Приз интернет-симпатий достался коллективу ARCHPOLE за стул FULLMOON – такими, как говорят, меблированы многие клубы и рестораны Москвы. Так что этот предмет уже ушел в народ.
Светильник угол Ярослава Мисонжникова очаровал жюри лаконизмом и остроумием. Фотография Ксении Мальгиной.
Приз народных симпатий за «Предметный дизайн» достался коллективу ARCHPOLE за стул FULLMOON. Фотография Анны Сажиновой.
***


29 Мая 2014

Автор текста:

Татьяна Пашинцева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.