English version

Карен Сапричян: «Художник – широкое понятие»

Интервью с архитектором, художником и скульптором Кареном Сапричяном.

Беседовала:
Алла Павликова

30 Апреля 2015
mainImg
Мастерская:
Архитектурное бюро ASADOV
ГрандПроектСити
Проект КС (АНО «Проект КС», Архитектурная мастерская Карена Сапричяна)
Архи.ру:
Ваше бюро было основано в 1999 году, после серьезного экономического кризиса в стране. Почему именно тогда Вы решились на это? Насколько сложным было становление компании?

Карен Сапричян:
Собственное бюро я решил открыть в период наиболее активной деятельности. В это время я выполнял мозаики для оформления подземных переходов на Пушкинской площади. Эти работы были приурочены к празднованию восемьсотпятидесятилетия Москвы. Тогда же я познакомился с Александром Асадовым, с котором мы сразу стали совместно трудиться над проектом Центризбиркома России. Для его центрального зала я создал флорентийские мозаики из гранита в сочетании с полированной латунью. Несмотря на кризис, это было очень интересное время.
Карен Сапричян © ГрандПроектСити
Мозаики на Пушкинской площади. Автор Карен Сапричян
Мозаики на Пушкинской площади. Автор Карен Сапричян

Как в дальнейшем развивалась мастерская? Какие моменты Вы бы отметили, как важные?

Важные моменты были и до основания бюро. Я окончил Строгановское училище. Но уже самые первые мои работы были тесно связаны с архитектурой. Одним из наиболее значимых событий стало участие в проекте реконструкции улицы Горького – ныне Тверской. Это был 1987 год. Мастерская «Моспроекта» под руководством Виктора Гостева отвечала за формирование внешнего облика улицы, а я совместно с компанией «Мосинж» занимался решением всех подземных пространств. Реконструкция должна была затронуть Пушкинскую, Тверскую и Манежную площади. Последней уделялось особое внимание: там предполагалось создание многочисленных пешеходных зон, ресторанов, музейных пространств и магазинов – в значительно меньшем количестве, чем это есть сейчас. Проект был поддержан, успешно прошел совет и общественные слушания. Но неожиданно для всех Виктор Гостев ушел из жизни. Проект был передан в руки других архитекторов и реализован в совсем ином виде.

Следующим серьезным этапом стал большой проект к четырехсотлетию Сургута. Затем был целый пласт работы, связанный с Ханты-Мансийском. А потом важнейшим событием стало участие в Олимпийской стройке.

Вы много проектировали для Западной Сибири и Ханты-Мансийска. Насколько ценным был этот опыт?

Опыт был колоссальным. В то время я не смог бы реализовать ничего подобного ни в одном другом городе нашей страны. В дальнейшем многие мотивы и приемы, отработанные в Ханты-Мансийске перешли в олимпийские объекты. Но главное, что мне дала эта работа – это хорошие партнеры, проектировщики и производители, с которыми я работаю до сих пор. Для меня очень важно не только спроектировать, но и качественно реализовать объект, ведь чаще всего архитектура страдает от некачественного строительства.

Какие проекты стали для Вас любимыми, или, может быть, знаковыми?

Прежде всего это памятный знак первооткрывателям Югры в виде высокой трехгранной пирамиды и площадь Славянской письменности в Ханты-Мансийске. Пирамида была действительно уникальным сооружением для своего времени. Расположенная на высокой горе, на краю крутого сыпучего обрыва, она потребовала огромных усилий в реализации. Тогда мне посчастливилось познакомиться с Нодаром Канчели, во многом благодаря которому проект удалось реализовать. В дальнейшем вместе с ним мы построили в Ханты-Мансийске еще пять сложнейших объектов, за которые другие конструкторы даже не хотели браться. Форма пирамиды ещё и очень символична. Каждая из трех граней рассказывает об этапах освоения края: сначала коренным населением, затем казаками и, наконец, пришедшими в Сибирь нефтяниками. Она кажется абсолютно скульптурной, особенно вкупе с особой светодинамичной подсветкой, но пирамида ещё и функциональна: в центральной части находится интерактивный музей, на втором этаже – ресторан, а в её вершине располагается большая смотровая площадка, откуда виден весь город. Башня не раз служила пространством для проведения различных международных встреч, и даже саммитов Евросоюза.
Стела-памятный знак «Первооткрывателям Земли Югорской» © Проект КС
Стела-памятный знак «Первооткрывателям Земли Югорской» © Проект КС

Для площади Славянской письменности я разрабатывал комплексное решение пространства: там, на участке с перепадом высот до 24 метров, появился фонтан-каскад с подсветкой и элементами скульптуры. На самом верху установлен выполненный мной и моей командой скульпторов памятник Кириллу и Мефодию, а по мере подъема к храму на каждой площадке укреплены таблички с нанесенными на них библейскими заповедями. Строительные работы здесь также вела моя компания.
Площадь Славянской Письменности в г. Ханты-Мансийск © Проект КС
Площадь Славянской Письменности в г. Ханты-Мансийск © Проект КС

Из объектов, решенных в современной стилистике и в стиле хай-тек, я бы отметил площадь Спортивной славы, где необычные архитектурные приемы сочетаются с особой функциональностью. Проект реализовывался в 2002 году. Тогда решение повесить над головой посетителей настоящий пылающий факел казалось очень смелым.

Но, пожалуй, самый интересный для меня проект – многофункциональный рекреационный комплекс на набережной Москвы-реки. Это был наш совместный проект с Александром Асадовым для компании «Миракс». Мы предлагали перебросить через реку красочный пешеходный мост с отелем на верхних этажах, который вырастает из большой благоустроенной рекреационной зоны, устроенной вдоль набережной. Причем по просьбе заказчика уже на стадии концепции мы совместно с институтом ЦНИИПСК имени Н.П. Мельникова разработали все узлы, доказав, что построить такой мост вполне реально, но, к сожалению, его так и не удалось реализовать.
Площадь Спортивной Славы в Ханты-Мансийске © Проект КС
Многофункциональный рекреационный комплекс «Миракс-Сад» © Проект КС

Не могу не вспомнить о проектном предложении по реконструкции Пушкинского музея в Москве, где мы предлагали воссоздать утраченные здания. Или проект стадиона в Нижнем Новгороде, реагирующий на соседство с расположенным рядом храмом и одновременно рождающий ассоциации с ярмарками, которыми всегда был знаменит этот город. Все это интересные, но нереализованные замыслы. Что же касается построек, то здесь, безусловно, стоит остановиться на сочинских проектах.
zooming
Стадион на 45000 мест для проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года в Нижнем Новгороде © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян

Расскажите подробнее о единой концепции для Олимпийского Сочи. Как она создавалась?

Основным направлением этой концепции стало развитие дорог на территории от Сочинского тоннеля до аэропорта Адлер и дальше – до Красной Поляны. При этом проект предусматривал оформление не только транспортных развязок и порталов тоннелей, но также окружающей застройки и придорожной полосы автотрассы. К примеру, были заменены кровли всех расположенных вдоль дорог домов на приблизительно одинаковые, решенные в одном цвете, что придало окрестностям характер уютного южного города. Также были установлены новые ограждения и остановки общественного транспорта, были проведены работы по благоустройству и озеленению территории.
zooming
Архитектурно-пространственная композиция «Кольца» на развязке «Адлерское кольцо» в г.Сочи © ГрандПроектСити
zooming
Архитектурно-пространственная композиция «Кольца» на развязке «Адлерское кольцо» в г.Сочи © ГрандПроектСити

Удалось реализовать Олимпийские кольца. По сути, это даже не кольца, а объемные, скульптурные композиции, выполненные на металлическом каркасе и зашитые сфальцованными алюминиевыми панелями без неровных граней и стыков. Внутри колец – красивые ажурные конструкции, перекликающиеся с оформлением тоннелей. Изначально кольца должны были служить своего рода гигантскими арками, сквозь которые проходили бы петли дорог. Однако потом из-за близости к посадочным полосам аэропорта кольца пришлось сильно уменьшить в размерах – с 22 до 16 метров – и изменить их местоположение. В итоге лишь одно желтое кольцо под названием «Азия» осталось аркой – въездом в vip-зону аэропорта. Остальные стали просто декоративными элементами.
zooming
Портал железнодорожного тоннеля в г.Адлер © ГрандПроектСити

Въездные порталы в тоннели я предложил оформить с помощью сложной белоснежной конструкции, похожей на паутину или изморозь. Аналогов таким конструкциям нерегулярной структуры в мире нет, и для реализации этого проекта нужен был не просто очень хороший конструктор, здесь необходимо было настоящее мастерство. Мы нашли практическое решение, но воплотить в жизнь удалось далеко не всё. Принятая на самом высоком уровне концепция в конечном счёте была сильно урезана, остались одни осколки. К сожалению, в нашей стране к этому всегда нужно быть готовым: как только дело доходит до реализации, особенно таких масштабных проектов, как сочинские, первоначальный замысел меняется почти до неузнаваемости.

Как возникла необычная идея оформить тоннели с помощью таких сложных конструкций?

Идея возникла задолго до олимпийской стройки, в то время, когда я работал над проектом в Сочи с «Автодором». Тогда я предложил подобное решение, но заказчик отказался от его реализации. Только спустя два года появилась возможность вернуться к придуманному ранее решению и использовать его в олимпийской концепции. Сложный замысел удалось реализовать только благодаря сотрудничеству с РЖД России, но дальше проект, увы, не пошёл.
zooming
Портал железнодорожного тоннеля в г.Адлер © ГрандПроектСити

Вы не раз упомянули в разговоре, что многие ваши проекты были выполнены в соавторстве с Александром Асадовым. Как и почему возник этот творческий союз? Продолжаете ли Вы работать вместе сегодня?

Я уже говорил, что с Асадовым познакомился очень давно, работая над проектом Центризбиркома России. Мы сразу нашли общий язык, и дальнейшее сотрудничество сложилось само собой. За многие годы нашей дружбы мы сделали около пятидесяти совместных проектов. Продолжаем работать вместе и сегодня. К примеру, работаем над проектами стадиона «Спартак», жилого дома на 2-й Самарской улице отеля под названием «Ландыши».
zooming
Гостиничный комплекс «Ландыши» на улице Островитянова © ГранПроектСити

Как распределяются роли внутри вашего союза? Кто отвечает за концепцию? Кто за реализацию?

Всегда по-разному. Кто-то один придумывает концепцию, другой ее дополняет. Мы внутренне очень похожи, мы мыслим крупными формами, у нас близкое отношение к восприятию пространства. А кроме того, мы умеем уступать друг другу, а это, наверное, самое главное.

Что сегодня на повестке дня в мастерской?

Самая серьезная работа сейчас связана с окончанием оформления здания клинико-диагностического центра (МЕДСИ) на Малой Грузинской улице. Нашей основной задачей было решение декоративных элементов фасадов здания, изготовленных по моим эскизам. Надо сказать, что практически реализованный сегодня объект в первоначальном варианте выглядел совсем иначе. Это был дом, решенный в духе конструктивизма – очень простой, уравновешенный, цельный. Однако заказчик такое решение не поддержал, пришлось сделать другой вариант.
zooming
Клинико-диагностический центр (МЕДСИ) © ГранПроектСити
Клинико-диагностический центр (МЕДСИ) © ГранПроектСити

Не меньше сил сейчас отнимает проект стадиона «Спартак». Стадион интересен своей многофункциональностью. Помимо спортивной функции, он может использоваться как универсальный концертный зал для проведения шоу разной степени сложности, вплоть до выступлений цирка Дю Солей.
Многофункциональный комплекс футбольного стадиона «Спартак» © ГрандПроектСити

Есть ли у Вас архитектурные предпочтения, любимый стиль?

К сожалению, современная российская архитектура по большей части следует моде, тиражирует приемы. Поэтому лично у меня к современной архитектуре отношение очень сложное. Когда-то я говорил, что архитектура станет скульптурной, на первом месте окажется пластика, и только потом – функция. Так и вышло. Вспомните работы Фрэнка Гери или Захи Хадид. В недавнее время эта тенденция пошла на спад. Что будет в моде завтра, наверняка не знает никто. Но это касается лишь большой архитектуры. А в повседневной жизни все гораздо прозаичнее. Мы очень ограничены в своей свободе. Выбирать не приходится: если есть возможность что-то реализовать – берешься за это. А свободно творить можно, наверное, только на бумаге. Мне сложно определить свой стиль, все зависит от ситуации и от конкретного заказа. Для каждого объекта существует свой подход и стиль может варьироваться от классического до хайтека.

Известно, что помимо архитектурной практики, Вы ещё и весьма известный художник...

Я много работал как график и как живописец. Участвовал в выставках. Работы успешно продавались. Большинство графических работ были сделаны без эскиза. Например, картина «Неспособный к полету», представленная на арт-Манеже 1996 года. Она стала своего рода символом того времени: крылья есть, а взлететь не можешь. Потом возникло увлечение скульптурой. Начиналось всё в том же Ханты-Мансийске, где для парка Победы была создана первая в России Пьета. Помимо неё там появилось множество моих скульптурных работ, вплоть до авторского чугунного ограждения. Дальше вместе с Николаем Любимовым мы сделали фигуры Кирилла и Мефодия. С Андреем Ковальчуком был опыт создания большой скульптурной композиции «Югра».

По окончании Строгановского училища Вы активно участвовали в российских и международных выставках и конкурсах. Какое достижение тех лет стало главным? 

Основная награда и достижение – тот факт, что более 150 моих графических работ были куплены ведущими галереями Америки, Японии и Европы. Хотя сегодня я бы с удовольствием их вернул, потому что сейчас уже не могу рисовать так, как рисовал тогда. В конце 1980-х в Москве было очень много иностранцев, интересовавшихся нашим искусством. Проводилось множество выставок и в Европе, и в Америке. Но постепенно я от этого отошел, целиком посвятив себя архитектуре. Сегодня все мои работы создаются исключительно для архитектурных проектов – и мозаики, и скульптуры, и барельефы.
Пьета в парке Победы, Ханты-Мансийск © ГранПроектСити

Между тем став преимущественно архитектором Вы не оставляете изобразительных искусств. Сложно совмещать? 

В советское время все было разделено на секции: монументалисты, графики, архитекторы. По моему мнению, художник – очень широкое понятие, объединяющее такие профессии, как архитектор, скульптор, монументалист, график и многие другие. Скажем, два месяца назад на Пушкинской площади были установлены семь моих мозаики. Одновременно по моим проектам в столице строятся три здания. Это совсем разные области деятельности. Но мне кажется, что у меня получается сочетать в себе все эти стороны, не говоря уже о том, что я самостоятельно реализую свои проекты.
Картина «Неспособный к полету». 1992 год. Автор Карен Сапричян
Картина «Неспособный к полету». 1991 год. Автор Карен Сапричян

Наверное, самый яркий пример такого гезамкунстверка в вашем портфолио – это ханты-мансийская пирамида? 

Да, там соединение архитектурных и художественных средств очевидно. Калужская скульптурная фабрика под моим руководством выполнила для неё более трёхсот метров барельефов, строительства курировала Академия художеств. Пластический язык сочинских порталов и тоннелей современнее, я думаю он связан с моими ранними живописными работами, особенно форма, рождающаяся из переплетения конструкций.

То же самое можно сказать и о реновации подстанции в Сочи: там мне – впервые в России, – удалось применить перфорированные фасады. Сейчас они стали очень популярны у архитекторов. Есть и обратная сторона: и в живописи, и в графике у меня очень много архитектуры.

Презентация с проектами Карена Сапричяна: http://gp-city.ru/Saprichian%20Karen%20portfolio%20(start&wait%20for1min).pps
zooming
Подстанции «Поселковая» и «Роза Хутор»в районе Красной Поляны в г. Сочи © ГрандПроектСити


Поставщики, технологии

AluWALL® system
Мастерская:
Архитектурное бюро ASADOV
ГрандПроектСити
Проект КС (АНО «Проект КС», Архитектурная мастерская Карена Сапричяна)

30 Апреля 2015

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.