Карен Сапричян: «Художник – широкое понятие»

Интервью с архитектором, художником и скульптором Кареном Сапричяном.

Беседовала:
Алла Павликова

mainImg

Мастерская:

Архитектурное бюро ASADOV
ГрандПроектСити
Проект КС (АНО «Проект КС», Архитектурная мастерская Карена Сапричяна)
Архи.ру:
Ваше бюро было основано в 1999 году, после серьезного экономического кризиса в стране. Почему именно тогда Вы решились на это? Насколько сложным было становление компании?

Карен Сапричян:
Собственное бюро я решил открыть в период наиболее активной деятельности. В это время я выполнял мозаики для оформления подземных переходов на Пушкинской площади. Эти работы были приурочены к празднованию восемьсотпятидесятилетия Москвы. Тогда же я познакомился с Александром Асадовым, с котором мы сразу стали совместно трудиться над проектом Центризбиркома России. Для его центрального зала я создал флорентийские мозаики из гранита в сочетании с полированной латунью. Несмотря на кризис, это было очень интересное время.
Карен Сапричян © ГрандПроектСити
Мозаики на Пушкинской площади. Автор Карен Сапричян
Мозаики на Пушкинской площади. Автор Карен Сапричян

Как в дальнейшем развивалась мастерская? Какие моменты Вы бы отметили, как важные?

Важные моменты были и до основания бюро. Я окончил Строгановское училище. Но уже самые первые мои работы были тесно связаны с архитектурой. Одним из наиболее значимых событий стало участие в проекте реконструкции улицы Горького – ныне Тверской. Это был 1987 год. Мастерская «Моспроекта» под руководством Виктора Гостева отвечала за формирование внешнего облика улицы, а я совместно с компанией «Мосинж» занимался решением всех подземных пространств. Реконструкция должна была затронуть Пушкинскую, Тверскую и Манежную площади. Последней уделялось особое внимание: там предполагалось создание многочисленных пешеходных зон, ресторанов, музейных пространств и магазинов – в значительно меньшем количестве, чем это есть сейчас. Проект был поддержан, успешно прошел совет и общественные слушания. Но неожиданно для всех Виктор Гостев ушел из жизни. Проект был передан в руки других архитекторов и реализован в совсем ином виде.

Следующим серьезным этапом стал большой проект к четырехсотлетию Сургута. Затем был целый пласт работы, связанный с Ханты-Мансийском. А потом важнейшим событием стало участие в Олимпийской стройке.

Вы много проектировали для Западной Сибири и Ханты-Мансийска. Насколько ценным был этот опыт?

Опыт был колоссальным. В то время я не смог бы реализовать ничего подобного ни в одном другом городе нашей страны. В дальнейшем многие мотивы и приемы, отработанные в Ханты-Мансийске перешли в олимпийские объекты. Но главное, что мне дала эта работа – это хорошие партнеры, проектировщики и производители, с которыми я работаю до сих пор. Для меня очень важно не только спроектировать, но и качественно реализовать объект, ведь чаще всего архитектура страдает от некачественного строительства.

Какие проекты стали для Вас любимыми, или, может быть, знаковыми?

Прежде всего это памятный знак первооткрывателям Югры в виде высокой трехгранной пирамиды и площадь Славянской письменности в Ханты-Мансийске. Пирамида была действительно уникальным сооружением для своего времени. Расположенная на высокой горе, на краю крутого сыпучего обрыва, она потребовала огромных усилий в реализации. Тогда мне посчастливилось познакомиться с Нодаром Канчели, во многом благодаря которому проект удалось реализовать. В дальнейшем вместе с ним мы построили в Ханты-Мансийске еще пять сложнейших объектов, за которые другие конструкторы даже не хотели браться. Форма пирамиды ещё и очень символична. Каждая из трех граней рассказывает об этапах освоения края: сначала коренным населением, затем казаками и, наконец, пришедшими в Сибирь нефтяниками. Она кажется абсолютно скульптурной, особенно вкупе с особой светодинамичной подсветкой, но пирамида ещё и функциональна: в центральной части находится интерактивный музей, на втором этаже – ресторан, а в её вершине располагается большая смотровая площадка, откуда виден весь город. Башня не раз служила пространством для проведения различных международных встреч, и даже саммитов Евросоюза.
Стела-памятный знак «Первооткрывателям Земли Югорской» © Проект КС
Стела-памятный знак «Первооткрывателям Земли Югорской» © Проект КС

Для площади Славянской письменности я разрабатывал комплексное решение пространства: там, на участке с перепадом высот до 24 метров, появился фонтан-каскад с подсветкой и элементами скульптуры. На самом верху установлен выполненный мной и моей командой скульпторов памятник Кириллу и Мефодию, а по мере подъема к храму на каждой площадке укреплены таблички с нанесенными на них библейскими заповедями. Строительные работы здесь также вела моя компания.
Площадь Славянской Письменности в г. Ханты-Мансийск © Проект КС
Площадь Славянской Письменности в г. Ханты-Мансийск © Проект КС

Из объектов, решенных в современной стилистике и в стиле хай-тек, я бы отметил площадь Спортивной славы, где необычные архитектурные приемы сочетаются с особой функциональностью. Проект реализовывался в 2002 году. Тогда решение повесить над головой посетителей настоящий пылающий факел казалось очень смелым.

Но, пожалуй, самый интересный для меня проект – многофункциональный рекреационный комплекс на набережной Москвы-реки. Это был наш совместный проект с Александром Асадовым для компании «Миракс». Мы предлагали перебросить через реку красочный пешеходный мост с отелем на верхних этажах, который вырастает из большой благоустроенной рекреационной зоны, устроенной вдоль набережной. Причем по просьбе заказчика уже на стадии концепции мы совместно с институтом ЦНИИПСК имени Н.П. Мельникова разработали все узлы, доказав, что построить такой мост вполне реально, но, к сожалению, его так и не удалось реализовать.
Площадь Спортивной Славы в Ханты-Мансийске © Проект КС
Многофункциональный рекреационный комплекс «Миракс-Сад» © Проект КС

Не могу не вспомнить о проектном предложении по реконструкции Пушкинского музея в Москве, где мы предлагали воссоздать утраченные здания. Или проект стадиона в Нижнем Новгороде, реагирующий на соседство с расположенным рядом храмом и одновременно рождающий ассоциации с ярмарками, которыми всегда был знаменит этот город. Все это интересные, но нереализованные замыслы. Что же касается построек, то здесь, безусловно, стоит остановиться на сочинских проектах.
zooming
Стадион на 45000 мест для проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года в Нижнем Новгороде © «Моспроект-2», мастерская №19 / М. Посохин, А. Асадов, К. Сапричян

Расскажите подробнее о единой концепции для Олимпийского Сочи. Как она создавалась?

Основным направлением этой концепции стало развитие дорог на территории от Сочинского тоннеля до аэропорта Адлер и дальше – до Красной Поляны. При этом проект предусматривал оформление не только транспортных развязок и порталов тоннелей, но также окружающей застройки и придорожной полосы автотрассы. К примеру, были заменены кровли всех расположенных вдоль дорог домов на приблизительно одинаковые, решенные в одном цвете, что придало окрестностям характер уютного южного города. Также были установлены новые ограждения и остановки общественного транспорта, были проведены работы по благоустройству и озеленению территории.
zooming
Архитектурно-пространственная композиция «Кольца» на развязке «Адлерское кольцо» в г.Сочи © ГрандПроектСити
zooming
Архитектурно-пространственная композиция «Кольца» на развязке «Адлерское кольцо» в г.Сочи © ГрандПроектСити

Удалось реализовать Олимпийские кольца. По сути, это даже не кольца, а объемные, скульптурные композиции, выполненные на металлическом каркасе и зашитые сфальцованными алюминиевыми панелями без неровных граней и стыков. Внутри колец – красивые ажурные конструкции, перекликающиеся с оформлением тоннелей. Изначально кольца должны были служить своего рода гигантскими арками, сквозь которые проходили бы петли дорог. Однако потом из-за близости к посадочным полосам аэропорта кольца пришлось сильно уменьшить в размерах – с 22 до 16 метров – и изменить их местоположение. В итоге лишь одно желтое кольцо под названием «Азия» осталось аркой – въездом в vip-зону аэропорта. Остальные стали просто декоративными элементами.
zooming
Портал железнодорожного тоннеля в г.Адлер © ГрандПроектСити

Въездные порталы в тоннели я предложил оформить с помощью сложной белоснежной конструкции, похожей на паутину или изморозь. Аналогов таким конструкциям нерегулярной структуры в мире нет, и для реализации этого проекта нужен был не просто очень хороший конструктор, здесь необходимо было настоящее мастерство. Мы нашли практическое решение, но воплотить в жизнь удалось далеко не всё. Принятая на самом высоком уровне концепция в конечном счёте была сильно урезана, остались одни осколки. К сожалению, в нашей стране к этому всегда нужно быть готовым: как только дело доходит до реализации, особенно таких масштабных проектов, как сочинские, первоначальный замысел меняется почти до неузнаваемости.

Как возникла необычная идея оформить тоннели с помощью таких сложных конструкций?

Идея возникла задолго до олимпийской стройки, в то время, когда я работал над проектом в Сочи с «Автодором». Тогда я предложил подобное решение, но заказчик отказался от его реализации. Только спустя два года появилась возможность вернуться к придуманному ранее решению и использовать его в олимпийской концепции. Сложный замысел удалось реализовать только благодаря сотрудничеству с РЖД России, но дальше проект, увы, не пошёл.
zooming
Портал железнодорожного тоннеля в г.Адлер © ГрандПроектСити

Вы не раз упомянули в разговоре, что многие ваши проекты были выполнены в соавторстве с Александром Асадовым. Как и почему возник этот творческий союз? Продолжаете ли Вы работать вместе сегодня?

Я уже говорил, что с Асадовым познакомился очень давно, работая над проектом Центризбиркома России. Мы сразу нашли общий язык, и дальнейшее сотрудничество сложилось само собой. За многие годы нашей дружбы мы сделали около пятидесяти совместных проектов. Продолжаем работать вместе и сегодня. К примеру, работаем над проектами стадиона «Спартак», жилого дома на 2-й Самарской улице отеля под названием «Ландыши».
zooming
Гостиничный комплекс «Ландыши» на улице Островитянова © ГранПроектСити

Как распределяются роли внутри вашего союза? Кто отвечает за концепцию? Кто за реализацию?

Всегда по-разному. Кто-то один придумывает концепцию, другой ее дополняет. Мы внутренне очень похожи, мы мыслим крупными формами, у нас близкое отношение к восприятию пространства. А кроме того, мы умеем уступать друг другу, а это, наверное, самое главное.

Что сегодня на повестке дня в мастерской?

Самая серьезная работа сейчас связана с окончанием оформления здания клинико-диагностического центра (МЕДСИ) на Малой Грузинской улице. Нашей основной задачей было решение декоративных элементов фасадов здания, изготовленных по моим эскизам. Надо сказать, что практически реализованный сегодня объект в первоначальном варианте выглядел совсем иначе. Это был дом, решенный в духе конструктивизма – очень простой, уравновешенный, цельный. Однако заказчик такое решение не поддержал, пришлось сделать другой вариант.
zooming
Клинико-диагностический центр (МЕДСИ) © ГранПроектСити
Клинико-диагностический центр (МЕДСИ) © ГранПроектСити

Не меньше сил сейчас отнимает проект стадиона «Спартак». Стадион интересен своей многофункциональностью. Помимо спортивной функции, он может использоваться как универсальный концертный зал для проведения шоу разной степени сложности, вплоть до выступлений цирка Дю Солей.
Многофункциональный комплекс футбольного стадиона «Спартак» © ГрандПроектСити

Есть ли у Вас архитектурные предпочтения, любимый стиль?

К сожалению, современная российская архитектура по большей части следует моде, тиражирует приемы. Поэтому лично у меня к современной архитектуре отношение очень сложное. Когда-то я говорил, что архитектура станет скульптурной, на первом месте окажется пластика, и только потом – функция. Так и вышло. Вспомните работы Фрэнка Гери или Захи Хадид. В недавнее время эта тенденция пошла на спад. Что будет в моде завтра, наверняка не знает никто. Но это касается лишь большой архитектуры. А в повседневной жизни все гораздо прозаичнее. Мы очень ограничены в своей свободе. Выбирать не приходится: если есть возможность что-то реализовать – берешься за это. А свободно творить можно, наверное, только на бумаге. Мне сложно определить свой стиль, все зависит от ситуации и от конкретного заказа. Для каждого объекта существует свой подход и стиль может варьироваться от классического до хайтека.

Известно, что помимо архитектурной практики, Вы ещё и весьма известный художник...

Я много работал как график и как живописец. Участвовал в выставках. Работы успешно продавались. Большинство графических работ были сделаны без эскиза. Например, картина «Неспособный к полету», представленная на арт-Манеже 1996 года. Она стала своего рода символом того времени: крылья есть, а взлететь не можешь. Потом возникло увлечение скульптурой. Начиналось всё в том же Ханты-Мансийске, где для парка Победы была создана первая в России Пьета. Помимо неё там появилось множество моих скульптурных работ, вплоть до авторского чугунного ограждения. Дальше вместе с Николаем Любимовым мы сделали фигуры Кирилла и Мефодия. С Андреем Ковальчуком был опыт создания большой скульптурной композиции «Югра».

По окончании Строгановского училища Вы активно участвовали в российских и международных выставках и конкурсах. Какое достижение тех лет стало главным? 

Основная награда и достижение – тот факт, что более 150 моих графических работ были куплены ведущими галереями Америки, Японии и Европы. Хотя сегодня я бы с удовольствием их вернул, потому что сейчас уже не могу рисовать так, как рисовал тогда. В конце 1980-х в Москве было очень много иностранцев, интересовавшихся нашим искусством. Проводилось множество выставок и в Европе, и в Америке. Но постепенно я от этого отошел, целиком посвятив себя архитектуре. Сегодня все мои работы создаются исключительно для архитектурных проектов – и мозаики, и скульптуры, и барельефы.
Пьета в парке Победы, Ханты-Мансийск © ГранПроектСити

Между тем став преимущественно архитектором Вы не оставляете изобразительных искусств. Сложно совмещать? 

В советское время все было разделено на секции: монументалисты, графики, архитекторы. По моему мнению, художник – очень широкое понятие, объединяющее такие профессии, как архитектор, скульптор, монументалист, график и многие другие. Скажем, два месяца назад на Пушкинской площади были установлены семь моих мозаики. Одновременно по моим проектам в столице строятся три здания. Это совсем разные области деятельности. Но мне кажется, что у меня получается сочетать в себе все эти стороны, не говоря уже о том, что я самостоятельно реализую свои проекты.
Картина «Неспособный к полету». 1992 год. Автор Карен Сапричян
Картина «Неспособный к полету». 1991 год. Автор Карен Сапричян

Наверное, самый яркий пример такого гезамкунстверка в вашем портфолио – это ханты-мансийская пирамида? 

Да, там соединение архитектурных и художественных средств очевидно. Калужская скульптурная фабрика под моим руководством выполнила для неё более трёхсот метров барельефов, строительства курировала Академия художеств. Пластический язык сочинских порталов и тоннелей современнее, я думаю он связан с моими ранними живописными работами, особенно форма, рождающаяся из переплетения конструкций.

То же самое можно сказать и о реновации подстанции в Сочи: там мне – впервые в России, – удалось применить перфорированные фасады. Сейчас они стали очень популярны у архитекторов. Есть и обратная сторона: и в живописи, и в графике у меня очень много архитектуры.

Презентация с проектами Карена Сапричяна: http://gp-city.ru/Saprichian%20Karen%20portfolio%20(start&wait%20for1min).pps
zooming
Подстанции «Поселковая» и «Роза Хутор»в районе Красной Поляны в г. Сочи © ГрандПроектСити


Мастерская:

Архитектурное бюро ASADOV
ГрандПроектСити
Проект КС (АНО «Проект КС», Архитектурная мастерская Карена Сапричяна)

30 Апреля 2015

Беседовала:

Алла Павликова

Поставщики, технологии

AluWALL® system
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.