Вдали от генеральной линии

В московском Музее архитектуры им. А.В. Щусева открылась фотографическая выставка о наследии немецкого архитектора Ганса Шаруна, автора комплекса берлинской Филармонии.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
В цоколе Аптекарского приказа представлены фотографии 28 построек Ганса Шаруна (1892–1972), охватывающие значительную часть прошлого столетия – с 1920-х по 1970-е годы (или даже конец 1980-х, если считать завершенный после смерти автора, в 1987, Зал камерной музыки Филармонии в Берлине). Автор этих снимков, архитектор и историк архитектуры Карстен Крон начал фотографировать эти здания в ходе своей исследовательской работы, а затем это превратилось в самостоятельный проект. Постройки Шаруна хотя и запечатлены в наши дни, сняты так, чтобы по возможности передать их облик без позднейших изменений и наслоений, что, очевидно, наложило ограничения на выбор ракурсов и форматов.
zooming
Концертный зал филармонического оркестра, Берлин, строился в 1957-1963 гг. Через большое круглое окно видно пространство фойе. Золотистые алюминиевые панели украсили здание уже много после открытия - в 1978 г. Фото © Carsten Krohn
zooming
Дом Гоффмейер в Бремерхаффене. 1935. Фото © Carsten Krohn
Тем не менее, хронологическая стрела из снимков, направленная в прошлое, от позднейших к самым ранним постройкам Шаруна, ведет нас не только через его творчество, но и по истории Германии XX века. Архитектор никогда не покидал родину – даже и тогда, когда после 1933 был вынужден прятать новаторские интерьеры своих частных домов под предписанным властями «традиционным» обликом. Построенные тогда виллы, впрочем, не менее, а порой и более интересны, чем возведенные до того корпуса в берлинском «Городе Сименса» (1930), прозванные жителями «броненосцем» (морские мотивы встречаются во многих работах Шаруна, а собственно «броненосец» – эхо вышедшего в тот момент на киноэкраны фильма Эйзенштейна) или огромный загородный дом фабриканта Шминке (1933) со сложной перетекающей планировкой и большими площадями остекления.
zooming
Корпус в жилом массиве «Город Сименс». 1930. Фото © Carsten Krohn
zooming
Дом Шминке в Лёбау. 1933. Фото © Carsten Krohn
Возможно, вынужденное возвращение Шаруна к черепице и кирпичу (чего требовала не только формальная цензура, но и государственная монополия на использование бетона и стали, которые шли на менее невинные нужды) прошло так удачно, потому что со схожих задач архитектор начинал свою карьеру. Традиционные материалы и приемы использовались им при строительстве жилых домов «Пестрый ряд» в Инстербурге (ныне – Черняховск Калининградской области) в начале 1920-х – в ходе восстановления Восточной Пруссии после разрушений Первой мировой войны. О захватывающей истории этой – самой ранней – работы Шаруна Архи.ру публиковал статью одного из инициаторов нынешней выставки в Музее архитектуры Дмитрия Сухина (часть 1, часть 2). «Пестрый ряд», ныне нуждающийся в срочной реставрации, также можно увидеть на фотографиях Карстена Крона.
zooming
Жилмассив "Камсвикен / Пёстрый ряд", в Черняховске Калининградской области. Построен в 1921-1924 гг. Пространство между цепочками домов расширяется, дома отступают и выступают вновь: возникает своебразная внутренняя площадь. Сегодня она вся ушла под зелень. Фото © Carsten Krohn
В биографии Шаруна – участие и в экспрессионистской «Стеклянной цепи» Бруно Таута, и в основанном Хуго Хэрингом и Людвигом Мис ван дер Роэ объединении модернистов «Кольцо», в выставках Немецкого Веркбунда в 1927 (дом №33 в поселке Вайссенхоф) и в 1929 (дом для холостяков и малосемейных в Бреслау–Вроцлаве), а также не-участие по решению организаторов в выставке Баухауза в 1923: он и его друг Хэринг не вписались в этот смотр современного движения из-за недостаточной «простоты» и «индустриальности» их построек.
zooming
Район «Шарлоттенбург северный» в Берлине. Фото © Carsten Krohn
После войны Шарун, до того разработавший генплан «Города Сименса», как глава берлинского Отдела строительства магистрата руководил созданием «Коллективного плана» (1946), предполагавшего комплексное развитие города как линейной цепочки «соседств» по долине реки Шпре. Этот план не был воплощен в жизнь, но заложенные там его идеи были использованы Шаруном в других проектах. Он продолжил застройку «Города Сименса» расположенным рядом районом «Шарлоттенбург Северный» (1961), предварительно рассчитав, квартир какого типа и размера не хватает берлинцам: они и составили этот жилой массив. Район, как и во многих других западногерманских примерах тех лет, намеренно заселялся жителями разного достатка и разных профессий – без какой-либо социальной сегрегации. Шаруну должна была быть особенно близка такая схема, так как, никогда не состоявший ни в одной партии, он всю жизнь был приверженцем «социализма сердца».
zooming
Район «Шарлоттенбург северный», квартира Ганса Шаруна, 1954-1961 гг. В этой квартире, с панорамным видом на весь им самим спроектированный район, Шарун жил сам – она была его последней. Бюро было непосредственно этажом ниже. Фото © Carsten Krohn
Самая известная постройка архитектора – уже упоминавшийся Концертный зал Берлинской Филармонии (1963), позже дополненный Музеем музыкальных инструментов (1971) и Залом камерной музыки (1987). Даже если бы Шарун за свою жизнь ничего не спроектировал, кроме берлинского Концертного зала, он все равно вошел бы в историю мировой архитектуры: новаторское расположение зрительских мест террасами вокруг сцены сблизило слушателей и исполнителей, изменив привычный фронтальный «сценарий» восприятия музыки. Эта схема была затем многократно воспроизведена другими архитекторами, однако в полной мере повторить решение пространства и акустические свойства берлинского зала не удалось, пожалуй, пока никому. Возможно, объяснение этому – в том, что упускается из виду социальная, гуманистическая идея Шаруна: «Пространство создается человеком, его переживающим и наполняющим смыслом». Это качество зала сразу оценили современники: журнал Spiegel назвал Филармонию первым демократическим пространством Германии.
zooming
Галерейный дом в Берлине, построен в 1955-1956 гг. Протяжёнными галереями этого дома Шарун протягивает руку довоенному «Городу Сименса» – и новыми формами и цветами обозначает следующий этап: непосредственно напротив высотным домом начинается район «Шарлоттенбург-северный». Фото © Carsten Krohn
Также среди наследия Шаруна – тонко продуманные школы, своего рода «городки» из павильонов и улиц, где ученикам разного возраста было бы комфортно и интересно учиться, жилые комплексы, включая знаменитый «Ромео и Джульетта» в Штутгарте (1959), очень коммерчески успешный несмотря на первый взгляд остро-оригинальную планировку (большинство комнат в квартирах имеют пять и более углов, но, по отзывам жильцов, они очень удобны), Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине (завершена в 1979; ее читальный зал можно видеть в фильме «Небо над Берлином» Вима Вендерса), городской театр в Вольфсбурге (1973) – всего более 300 проектов и построек.
zooming
Жилой комплекс «Ромео и Джульетта» в Штутгарте. 1959. Фото © Carsten Krohn
На творчество Шаруна сложно наклеить стилевой ярлык. Сложный абрис многих его построек как будто напоминает об экспрессионизме, необыкновенно свободные планы – об органической архитектуре, их соответствие программе и удобство говорят о функционализме. Главным для этого архитектора было пространство, которое он и проектировал с учетом контекста и назначения. С другой стороны, пространство – ключевое понятие и для модернистской парадигмы, но с ней у Шаруна не так много общего. Видный британский исследователь Питер Бланделл-Джонс считает, что «шаруновское» пространство повлияло на немецких архитекторов, но едва ли было понято за пределами страны. О схожем говорит и Дмитрий Сухин: по его мнению, «почвенное» творчество Шаруна – в отличие от идей Баухауза – не могло стать экспортным товаром. Поэтому архитектор, несмотря на все трудности, остался в Германии: он не смог бы работать на чужбине и вряд ли нашел там отклик. Однако Сухин также подчеркивает «конструктивность» и имманентную функциональность архитектуры Шаруна как альтернативу популярному жонглированию стилевыми «признаками» и потому видит в близком знакомстве с его работами отечественной публики не абстрактное интеллектуальное развлечение, а вполне практическую пользу – как от изучения достойного образца.
zooming
Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине. Читальный зал. 1979. Фото © Carsten Krohn
Считается, что XX век стер различия между архитектурой разных стран, привел все к общему знаменателю. Возможно, в наши дни национальные границы и правда исчезают, но ситуация с прошлым столетием гораздо сложнее. В большинстве стран мира работали выдающиеся мастера, которые очевидно не вписываются в «генеральную линию» истории архитектуры, как ее принято рассказывать. Если брать мировой масштаб, видных «одиночек», находившихся вне глобализационного процесса, окажется едва ли не больше, чем крупных фигур «мейнстрима». Сейчас предпринимаются попытки сделать историю современной архитектуры менее черно-белой, не такой однополярной, и выставку в Музее архитектуры, открывающую многообразие творчества Ганса Шаруна для отечественного зрителя, можно считать шагом в этом направлении.

Спонсорами выставки выступили Благотворительный фонд истории и культуры Пруссии «Видергебурт» и компания Keimfarben, чьи краски по-прежнему покрывают фасады «Пестрого ряда», жилых домов Ганса Шаруна в Инстербурге-Черняховске: с 1921 года перекраски не потребовалось.

Выставка продлится до 20 мая 2015.
zooming
Государственная библиотека Прусского культурного наследия, Берлин, 1966-1978 гг. Завершена после смерти Шаруна его партнёром по бюро, Эдгаром Вишневским. Весь первый этаж библиотеки – открытый зал, вестибюль-распределитель. Лестницы ведут отсюда в находящийся выше читальный зал. Фото © Carsten Krohn
zooming
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
zooming
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
zooming
Архитектурный факультет Технического университета, Берлин, 1962-1970 гг. Этот корпус Технического университета сегодня служит библиотеке и музею архитектуры. Садик – по проекту Херты Хаммербахер. Фото © Carsten Krohn


13 Апреля 2015

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.