13.04.2015

Вдали от генеральной линии

В московском Музее архитектуры им. А.В. Щусева открылась фотографическая выставка о наследии немецкого архитектора Ганса Шаруна, автора комплекса берлинской Филармонии.

информация:

Концертный зал филармонического оркестра, Берлин, строился в 1957-1963 гг.
Через большое круглое окно видно пространство фойе. Золотистые алюминиевые панели украсили здание уже много после открытия - в 1978 г.  Фото © Carsten Krohn
Концертный зал филармонического оркестра, Берлин, строился в 1957-1963 гг. Через большое круглое окно видно пространство фойе. Золотистые алюминиевые панели украсили здание уже много после открытия - в 1978 г. Фото © Carsten Krohn

В цоколе Аптекарского приказа представлены фотографии 28 построек Ганса Шаруна (1892–1972), охватывающие значительную часть прошлого столетия – с 1920-х по 1970-е годы (или даже конец 1980-х, если считать завершенный после смерти автора, в 1987, Зал камерной музыки Филармонии в Берлине). Автор этих снимков, архитектор и историк архитектуры Карстен Крон начал фотографировать эти здания в ходе своей исследовательской работы, а затем это превратилось в самостоятельный проект. Постройки Шаруна хотя и запечатлены в наши дни, сняты так, чтобы по возможности передать их облик без позднейших изменений и наслоений, что, очевидно, наложило ограничения на выбор ракурсов и форматов.
 
Дом Гоффмейер в Бремерхаффене. 1935. Фото © Carsten Krohn
Дом Гоффмейер в Бремерхаффене. 1935. Фото © Carsten Krohn

Тем не менее, хронологическая стрела из снимков, направленная в прошлое, от позднейших к самым ранним постройкам Шаруна, ведет нас не только через его творчество, но и по истории Германии XX века. Архитектор никогда не покидал родину – даже и тогда, когда после 1933 был вынужден прятать новаторские интерьеры своих частных домов под предписанным властями «традиционным» обликом. Построенные тогда виллы, впрочем, не менее, а порой и более интересны, чем возведенные до того корпуса в берлинском «Городе Сименса» (1930), прозванные жителями «броненосцем» (морские мотивы встречаются во многих работах Шаруна, а собственно «броненосец» – эхо вышедшего в тот момент на киноэкраны фильма Эйзенштейна) или огромный загородный дом фабриканта Шминке (1933) со сложной перетекающей планировкой и большими площадями остекления.
 
Корпус в жилом массиве «Город Сименс». 1930. Фото © Carsten Krohn
Корпус в жилом массиве «Город Сименс». 1930. Фото © Carsten Krohn
Дом Шминке в Лёбау. 1933. Фото © Carsten Krohn
Дом Шминке в Лёбау. 1933. Фото © Carsten Krohn

Возможно, вынужденное возвращение Шаруна к черепице и кирпичу (чего требовала не только формальная цензура, но и государственная монополия на использование бетона и стали, которые шли на менее невинные нужды) прошло так удачно, потому что со схожих задач архитектор начинал свою карьеру. Традиционные материалы и приемы использовались им при строительстве жилых домов «Пестрый ряд» в Инстербурге (ныне – Черняховск Калининградской области) в начале 1920-х – в ходе восстановления Восточной Пруссии после разрушений Первой мировой войны. О захватывающей истории этой – самой ранней – работы Шаруна Архи.ру публиковал статью одного из инициаторов нынешней выставки в Музее архитектуры Дмитрия Сухина (часть 1, часть 2). «Пестрый ряд», ныне нуждающийся в срочной реставрации, также можно увидеть на фотографиях Карстена Крона.
 
Жилмассив "Камсвикен / Пёстрый ряд", в Черняховске Калининградской области. Построен в 1921-1924 гг. 
Пространство между цепочками домов расширяется, дома отступают и выступают вновь: возникает своебразная внутренняя площадь. Сегодня она вся ушла под зелень. Фото © Carsten Krohn
Жилмассив "Камсвикен / Пёстрый ряд", в Черняховске Калининградской области. Построен в 1921-1924 гг. Пространство между цепочками домов расширяется, дома отступают и выступают вновь: возникает своебразная внутренняя площадь. Сегодня она вся ушла под зелень. Фото © Carsten Krohn

В биографии Шаруна – участие и в экспрессионистской «Стеклянной цепи» Бруно Таута, и в основанном Хуго Хэрингом и Людвигом Мис ван дер Роэ объединении модернистов «Кольцо», в выставках Немецкого Веркбунда в 1927 (дом №33 в поселке Вайссенхоф) и в 1929 (дом для холостяков и малосемейных в Бреслау–Вроцлаве), а также не-участие по решению организаторов в выставке Баухауза в 1923: он и его друг Хэринг не вписались в этот смотр современного движения из-за недостаточной «простоты» и «индустриальности» их построек.
 
Район «Шарлоттенбург северный» в Берлине. Фото © Carsten Krohn
Район «Шарлоттенбург северный» в Берлине. Фото © Carsten Krohn

После войны Шарун, до того разработавший генплан «Города Сименса», как глава берлинского Отдела строительства магистрата руководил созданием «Коллективного плана» (1946), предполагавшего комплексное развитие города как линейной цепочки «соседств» по долине реки Шпре. Этот план не был воплощен в жизнь, но заложенные там его идеи были использованы Шаруном в других проектах. Он продолжил застройку «Города Сименса» расположенным рядом районом «Шарлоттенбург Северный» (1961), предварительно рассчитав, квартир какого типа и размера не хватает берлинцам: они и составили этот жилой массив. Район, как и во многих других западногерманских примерах тех лет, намеренно заселялся жителями разного достатка и разных профессий – без какой-либо социальной сегрегации. Шаруну должна была быть особенно близка такая схема, так как, никогда не состоявший ни в одной партии, он всю жизнь был приверженцем «социализма сердца».
 
Район «Шарлоттенбург северный», квартира Ганса Шаруна, 1954-1961 гг.
В этой квартире, с панорамным видом на весь им самим спроектированный район, Шарун жил сам – она была его последней. Бюро было непосредственно этажом ниже.  Фото © Carsten Krohn
Район «Шарлоттенбург северный», квартира Ганса Шаруна, 1954-1961 гг. В этой квартире, с панорамным видом на весь им самим спроектированный район, Шарун жил сам – она была его последней. Бюро было непосредственно этажом ниже. Фото © Carsten Krohn

Самая известная постройка архитектора – уже упоминавшийся Концертный зал Берлинской Филармонии (1963), позже дополненный Музеем музыкальных инструментов (1971) и Залом камерной музыки (1987). Даже если бы Шарун за свою жизнь ничего не спроектировал, кроме берлинского Концертного зала, он все равно вошел бы в историю мировой архитектуры: новаторское расположение зрительских мест террасами вокруг сцены сблизило слушателей и исполнителей, изменив привычный фронтальный «сценарий» восприятия музыки. Эта схема была затем многократно воспроизведена другими архитекторами, однако в полной мере повторить решение пространства и акустические свойства берлинского зала не удалось, пожалуй, пока никому. Возможно, объяснение этому – в том, что упускается из виду социальная, гуманистическая идея Шаруна: «Пространство создается человеком, его переживающим и наполняющим смыслом». Это качество зала сразу оценили современники: журнал Spiegel назвал Филармонию первым демократическим пространством Германии.
Галерейный дом в Берлине, построен в 1955-1956 гг.
Протяжёнными галереями этого дома Шарун протягивает руку довоенному «Городу Сименса» – и новыми формами и цветами обозначает следующий этап: непосредственно напротив высотным домом начинается район «Шарлоттенбург-северный». Фото © Carsten Krohn
Галерейный дом в Берлине, построен в 1955-1956 гг. Протяжёнными галереями этого дома Шарун протягивает руку довоенному «Городу Сименса» – и новыми формами и цветами обозначает следующий этап: непосредственно напротив высотным домом начинается район «Шарлоттенбург-северный». Фото © Carsten Krohn

Также среди наследия Шаруна – тонко продуманные школы, своего рода «городки» из павильонов и улиц, где ученикам разного возраста было бы комфортно и интересно учиться, жилые комплексы, включая знаменитый «Ромео и Джульетта» в Штутгарте (1959), очень коммерчески успешный несмотря на первый взгляд остро-оригинальную планировку (большинство комнат в квартирах имеют пять и более углов, но, по отзывам жильцов, они очень удобны), Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине (завершена в 1979; ее читальный зал можно видеть в фильме «Небо над Берлином» Вима Вендерса), городской театр в Вольфсбурге (1973) – всего более 300 проектов и построек.
 
Жилой комплекс «Ромео и Джульетта» в Штутгарте. 1959. Фото © Carsten Krohn
Жилой комплекс «Ромео и Джульетта» в Штутгарте. 1959. Фото © Carsten Krohn

На творчество Шаруна сложно наклеить стилевой ярлык. Сложный абрис многих его построек как будто напоминает об экспрессионизме, необыкновенно свободные планы – об органической архитектуре, их соответствие программе и удобство говорят о функционализме. Главным для этого архитектора было пространство, которое он и проектировал с учетом контекста и назначения. С другой стороны, пространство – ключевое понятие и для модернистской парадигмы, но с ней у Шаруна не так много общего. Видный британский исследователь Питер Бланделл-Джонс считает, что «шаруновское» пространство повлияло на немецких архитекторов, но едва ли было понято за пределами страны. О схожем говорит и Дмитрий Сухин: по его мнению, «почвенное» творчество Шаруна – в отличие от идей Баухауза – не могло стать экспортным товаром. Поэтому архитектор, несмотря на все трудности, остался в Германии: он не смог бы работать на чужбине и вряд ли нашел там отклик. Однако Сухин также подчеркивает «конструктивность» и имманентную функциональность архитектуры Шаруна как альтернативу популярному жонглированию стилевыми «признаками» и потому видит в близком знакомстве с его работами отечественной публики не абстрактное интеллектуальное развлечение, а вполне практическую пользу – как от изучения достойного образца.
 
Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине. Читальный зал. 1979. Фото © Carsten Krohn
Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине. Читальный зал. 1979. Фото © Carsten Krohn

Считается, что XX век стер различия между архитектурой разных стран, привел все к общему знаменателю. Возможно, в наши дни национальные границы и правда исчезают, но ситуация с прошлым столетием гораздо сложнее. В большинстве стран мира работали выдающиеся мастера, которые очевидно не вписываются в «генеральную линию» истории архитектуры, как ее принято рассказывать. Если брать мировой масштаб, видных «одиночек», находившихся вне глобализационного процесса, окажется едва ли не больше, чем крупных фигур «мейнстрима». Сейчас предпринимаются попытки сделать историю современной архитектуры менее черно-белой, не такой однополярной, и выставку в Музее архитектуры, открывающую многообразие творчества Ганса Шаруна для отечественного зрителя, можно считать шагом в этом направлении.

Спонсорами выставки выступили Благотворительный фонд истории и культуры Пруссии «Видергебурт» и компания Keimfarben, чьи краски по-прежнему покрывают фасады «Пестрого ряда», жилых домов Ганса Шаруна в Инстербурге-Черняховске: с 1921 года перекраски не потребовалось.

Выставка продлится до 20 мая 2015.
Государственная библиотека Прусского культурного наследия, Берлин, 1966-1978 гг. Завершена после смерти Шаруна его партнёром по бюро, Эдгаром Вишневским.
Весь первый этаж библиотеки – открытый зал, вестибюль-распределитель. Лестницы ведут отсюда в находящийся выше читальный зал.  Фото © Carsten Krohn
Государственная библиотека Прусского культурного наследия, Берлин, 1966-1978 гг. Завершена после смерти Шаруна его партнёром по бюро, Эдгаром Вишневским. Весь первый этаж библиотеки – открытый зал, вестибюль-распределитель. Лестницы ведут отсюда в находящийся выше читальный зал. Фото © Carsten Krohn
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
Архитектурный факультет Технического университета, Берлин, 1962-1970 гг.
Этот корпус Технического университета сегодня служит библиотеке и музею архитектуры. Садик – по проекту Херты Хаммербахер.  Фото © Carsten Krohn
Архитектурный факультет Технического университета, Берлин, 1962-1970 гг. Этот корпус Технического университета сегодня служит библиотеке и музею архитектуры. Садик – по проекту Херты Хаммербахер. Фото © Carsten Krohn

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Петр Фонфара
  • Андрей Романов
  • Андрей Гнездилов
  • Магда Кмита
  • Валерия Преображенская
  • Шимон Матковски
  • Антон Надточий
  • Юрий Виссарионов
  • Сергей Переслегин
  • Вера Бутко
  • Валерий Лукомский
  • Владимир Плоткин
  • Всеволод Медведев
  • Алексей Иванов
  • Магда Чихонь
  • Александр Асадов
  • Олег Шапиро
  • Полина Воеводина
  • Екатерина Кузнецова
  • Арсений Леонович
  • Сергей Скуратов
  • Роман Леонидов
  • Екатерина Грень
  • Анатолий Столярчук
  • Георгий Трофимов
  • Илья Машков
  • Лукаш Качмарчик
  • Сергей  Орешкин
  • Наталья Сидорова
  • Александр Бровкин
  • Тотан Кузембаев
  • Константин Ходнев
  • Антон Лукомский
  • Николай Переслегин
  • Александр Скокан
  • Юлий Борисов
  • Олег Карлсон
  • Никита Бирюков
  • Юлия Тряскина
  • Зураб Басария
  • Сергей Чобан
  • Владимир Биндеман
  • Илья Уткин
  • Олег Мединский
  • Евгений Герасимов
  • Дмитрий Ликин
  • Наталия Шилова
  • Андрей Асадов
  • Никита Явейн
  • Александра Кузьмина
  • Даниил Лоренц
  • Никита Токарев
  • Владимир Ковалёв
  • Александр Попов
  • Дмитрий Васильев
  • Николай Миловидов
  • Левон Айрапетов
  • Сергей Труханов
  • Игорь Шварцман
  • Сергей Кузнецов
  • Михаил Канунников
  • Карен Сапричян
  • Павел Андреев
  • Алексей Гинзбург

Постройки и проекты (новые записи):

  • Арендный поселок «Дарьино-Успенское»
  • ЖК «Олимп»
  • Офисный комплекс «Оптима Плаза»
  • Концепция интерьеров общественных зон бизнес-центра Neo Geo
  • Дом на Волге
  • Жилой комплекс «4 Сезона»
  • UP-квартал «Скандинавский»
  • Кировск-2042. Всесезонный спортивно-туристический центр Северной Европы
  • Жилой комплекс «Форум Сити»

Технологии:

18.08.2017

Театральный занавес из кирпича

Волнообразный фасад, украсивший новый культурный центр в голландском Остерхауте, удалось реализовать благодаря использованию особо тонкого и удлиненного клинкерного кирпича Hagemeister.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
04.08.2017

Экскурсия на завод Wienerberger в Азери


Wienerberger (Винербергер), Компания Славдом
01.08.2017

Стекло невидимого фронта

Компания AGC объявила о запуске производства нового продукта – просветленного стекла Planibel Crystalvision нового поколения на одном из своих заводов в России. Мы разобрались, почему эта новость действительно достойна внимания.
AGC Glass Russia
другие статьи