Вдали от генеральной линии

В московском Музее архитектуры им. А.В. Щусева открылась фотографическая выставка о наследии немецкого архитектора Ганса Шаруна, автора комплекса берлинской Филармонии.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 В цоколе Аптекарского приказа представлены фотографии 28 построек Ганса Шаруна (1892–1972), охватывающие значительную часть прошлого столетия – с 1920-х по 1970-е годы (или даже конец 1980-х, если считать завершенный после смерти автора, в 1987, Зал камерной музыки Филармонии в Берлине). Автор этих снимков, архитектор и историк архитектуры Карстен Крон начал фотографировать эти здания в ходе своей исследовательской работы, а затем это превратилось в самостоятельный проект. Постройки Шаруна хотя и запечатлены в наши дни, сняты так, чтобы по возможности передать их облик без позднейших изменений и наслоений, что, очевидно, наложило ограничения на выбор ракурсов и форматов.
 
zooming
Концертный зал филармонического оркестра, Берлин, строился в 1957-1963 гг. Через большое круглое окно видно пространство фойе. Золотистые алюминиевые панели украсили здание уже много после открытия - в 1978 г. Фото © Carsten Krohn
zooming
Дом Гоффмейер в Бремерхаффене. 1935. Фото © Carsten Krohn

Тем не менее, хронологическая стрела из снимков, направленная в прошлое, от позднейших к самым ранним постройкам Шаруна, ведет нас не только через его творчество, но и по истории Германии XX века. Архитектор никогда не покидал родину – даже и тогда, когда после 1933 был вынужден прятать новаторские интерьеры своих частных домов под предписанным властями «традиционным» обликом. Построенные тогда виллы, впрочем, не менее, а порой и более интересны, чем возведенные до того корпуса в берлинском «Городе Сименса» (1930), прозванные жителями «броненосцем» (морские мотивы встречаются во многих работах Шаруна, а собственно «броненосец» – эхо вышедшего в тот момент на киноэкраны фильма Эйзенштейна) или огромный загородный дом фабриканта Шминке (1933) со сложной перетекающей планировкой и большими площадями остекления.
 
zooming
Корпус в жилом массиве «Город Сименс». 1930. Фото © Carsten Krohn
zooming
Дом Шминке в Лёбау. 1933. Фото © Carsten Krohn

Возможно, вынужденное возвращение Шаруна к черепице и кирпичу (чего требовала не только формальная цензура, но и государственная монополия на использование бетона и стали, которые шли на менее невинные нужды) прошло так удачно, потому что со схожих задач архитектор начинал свою карьеру. Традиционные материалы и приемы использовались им при строительстве жилых домов «Пестрый ряд» в Инстербурге (ныне – Черняховск Калининградской области) в начале 1920-х – в ходе восстановления Восточной Пруссии после разрушений Первой мировой войны. О захватывающей истории этой – самой ранней – работы Шаруна Архи.ру публиковал статью одного из инициаторов нынешней выставки в Музее архитектуры Дмитрия Сухина (часть 1, часть 2). «Пестрый ряд», ныне нуждающийся в срочной реставрации, также можно увидеть на фотографиях Карстена Крона.
 
zooming
Жилмассив "Камсвикен / Пёстрый ряд", в Черняховске Калининградской области. Построен в 1921-1924 гг. Пространство между цепочками домов расширяется, дома отступают и выступают вновь: возникает своебразная внутренняя площадь. Сегодня она вся ушла под зелень. Фото © Carsten Krohn

В биографии Шаруна – участие и в экспрессионистской «Стеклянной цепи» Бруно Таута, и в основанном Хуго Хэрингом и Людвигом Мис ван дер Роэ объединении модернистов «Кольцо», в выставках Немецкого Веркбунда в 1927 (дом №33 в поселке Вайссенхоф) и в 1929 (дом для холостяков и малосемейных в Бреслау–Вроцлаве), а также не-участие по решению организаторов в выставке Баухауза в 1923: он и его друг Хэринг не вписались в этот смотр современного движения из-за недостаточной «простоты» и «индустриальности» их построек.
 
zooming
Район «Шарлоттенбург северный» в Берлине. Фото © Carsten Krohn

После войны Шарун, до того разработавший генплан «Города Сименса», как глава берлинского Отдела строительства магистрата руководил созданием «Коллективного плана» (1946), предполагавшего комплексное развитие города как линейной цепочки «соседств» по долине реки Шпре. Этот план не был воплощен в жизнь, но заложенные там его идеи были использованы Шаруном в других проектах. Он продолжил застройку «Города Сименса» расположенным рядом районом «Шарлоттенбург Северный» (1961), предварительно рассчитав, квартир какого типа и размера не хватает берлинцам: они и составили этот жилой массив. Район, как и во многих других западногерманских примерах тех лет, намеренно заселялся жителями разного достатка и разных профессий – без какой-либо социальной сегрегации. Шаруну должна была быть особенно близка такая схема, так как, никогда не состоявший ни в одной партии, он всю жизнь был приверженцем «социализма сердца».
 
zooming
Район «Шарлоттенбург северный», квартира Ганса Шаруна, 1954-1961 гг. В этой квартире, с панорамным видом на весь им самим спроектированный район, Шарун жил сам – она была его последней. Бюро было непосредственно этажом ниже. Фото © Carsten Krohn

Самая известная постройка архитектора – уже упоминавшийся Концертный зал Берлинской Филармонии (1963), позже дополненный Музеем музыкальных инструментов (1971) и Залом камерной музыки (1987). Даже если бы Шарун за свою жизнь ничего не спроектировал, кроме берлинского Концертного зала, он все равно вошел бы в историю мировой архитектуры: новаторское расположение зрительских мест террасами вокруг сцены сблизило слушателей и исполнителей, изменив привычный фронтальный «сценарий» восприятия музыки. Эта схема была затем многократно воспроизведена другими архитекторами, однако в полной мере повторить решение пространства и акустические свойства берлинского зала не удалось, пожалуй, пока никому. Возможно, объяснение этому – в том, что упускается из виду социальная, гуманистическая идея Шаруна: «Пространство создается человеком, его переживающим и наполняющим смыслом». Это качество зала сразу оценили современники: журнал Spiegel назвал Филармонию первым демократическим пространством Германии.
zooming
Галерейный дом в Берлине, построен в 1955-1956 гг. Протяжёнными галереями этого дома Шарун протягивает руку довоенному «Городу Сименса» – и новыми формами и цветами обозначает следующий этап: непосредственно напротив высотным домом начинается район «Шарлоттенбург-северный». Фото © Carsten Krohn

Также среди наследия Шаруна – тонко продуманные школы, своего рода «городки» из павильонов и улиц, где ученикам разного возраста было бы комфортно и интересно учиться, жилые комплексы, включая знаменитый «Ромео и Джульетта» в Штутгарте (1959), очень коммерчески успешный несмотря на первый взгляд остро-оригинальную планировку (большинство комнат в квартирах имеют пять и более углов, но, по отзывам жильцов, они очень удобны), Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине (завершена в 1979; ее читальный зал можно видеть в фильме «Небо над Берлином» Вима Вендерса), городской театр в Вольфсбурге (1973) – всего более 300 проектов и построек.
 
zooming
Жилой комплекс «Ромео и Джульетта» в Штутгарте. 1959. Фото © Carsten Krohn

На творчество Шаруна сложно наклеить стилевой ярлык. Сложный абрис многих его построек как будто напоминает об экспрессионизме, необыкновенно свободные планы – об органической архитектуре, их соответствие программе и удобство говорят о функционализме. Главным для этого архитектора было пространство, которое он и проектировал с учетом контекста и назначения. С другой стороны, пространство – ключевое понятие и для модернистской парадигмы, но с ней у Шаруна не так много общего. Видный британский исследователь Питер Бланделл-Джонс считает, что «шаруновское» пространство повлияло на немецких архитекторов, но едва ли было понято за пределами страны. О схожем говорит и Дмитрий Сухин: по его мнению, «почвенное» творчество Шаруна – в отличие от идей Баухауза – не могло стать экспортным товаром. Поэтому архитектор, несмотря на все трудности, остался в Германии: он не смог бы работать на чужбине и вряд ли нашел там отклик. Однако Сухин также подчеркивает «конструктивность» и имманентную функциональность архитектуры Шаруна как альтернативу популярному жонглированию стилевыми «признаками» и потому видит в близком знакомстве с его работами отечественной публики не абстрактное интеллектуальное развлечение, а вполне практическую пользу – как от изучения достойного образца.
 
zooming
Государственная библиотека Прусского культурного наследия в Берлине. Читальный зал. 1979. Фото © Carsten Krohn

Считается, что XX век стер различия между архитектурой разных стран, привел все к общему знаменателю. Возможно, в наши дни национальные границы и правда исчезают, но ситуация с прошлым столетием гораздо сложнее. В большинстве стран мира работали выдающиеся мастера, которые очевидно не вписываются в «генеральную линию» истории архитектуры, как ее принято рассказывать. Если брать мировой масштаб, видных «одиночек», находившихся вне глобализационного процесса, окажется едва ли не больше, чем крупных фигур «мейнстрима». Сейчас предпринимаются попытки сделать историю современной архитектуры менее черно-белой, не такой однополярной, и выставку в Музее архитектуры, открывающую многообразие творчества Ганса Шаруна для отечественного зрителя, можно считать шагом в этом направлении.

Спонсорами выставки выступили Благотворительный фонд истории и культуры Пруссии «Видергебурт» и компания Keimfarben, чьи краски по-прежнему покрывают фасады «Пестрого ряда», жилых домов Ганса Шаруна в Инстербурге-Черняховске: с 1921 года перекраски не потребовалось.

Выставка продлится до 20 мая 2015.
zooming
Государственная библиотека Прусского культурного наследия, Берлин, 1966-1978 гг. Завершена после смерти Шаруна его партнёром по бюро, Эдгаром Вишневским. Весь первый этаж библиотеки – открытый зал, вестибюль-распределитель. Лестницы ведут отсюда в находящийся выше читальный зал. Фото © Carsten Krohn
zooming
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
zooming
Городской театр в Вольфсбурге. 1973. Фото © Carsten Krohn
zooming
Архитектурный факультет Технического университета, Берлин, 1962-1970 гг. Этот корпус Технического университета сегодня служит библиотеке и музею архитектуры. Садик – по проекту Херты Хаммербахер. Фото © Carsten Krohn

13 Апреля 2015

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Похожие статьи
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
К почти забытому юбилею
В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева открылась выставка офортов архитектора-неоклассика Ивана Александровича Фомина, приуроченная к 150-летию со дня рождения мастера.
Город в потоке
Книги Института Генплана, выпущенные к 70-летию и к юбилейной выставке – самый удивительный трехтомник из всех, которые мне приходилось видеть: они совершенно разные, но собраны в одну коробку. Это, впрочем, объясняется спецификой каждого тома, разнообразием подходов к информации и сложностью самого материала: все же градостроительство наука многогранная, а здесь оно соседствует с искусством.
Архитектура взаимопонимания
В книге Феликса Новикова и Ольги Казаковой собран пласт малоизвестных построек 2 половины XX века, что позволяет выстроить новый визуальный ряд в рамках истории советской архитектуры от «классики» до постмодернизма. Но, как признают сами авторы, увы, пока не полностью.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Ешь, танцуй, слушай
Пиццерия с кабинками для прослушивания музыки с винила, акустическим потолком, краской-шубой и мебелью из шпона корня тиса.