English version

Город в потоке

Книги Института Генплана, выпущенные к 70-летию и к юбилейной выставке – самый удивительный трехтомник из всех, которые мне приходилось видеть: они совершенно разные, но собраны в одну коробку. Это, впрочем, объясняется спецификой каждого тома, разнообразием подходов к информации и сложностью самого материала: все же градостроительство наука многогранная, а здесь оно соседствует с искусством.

mainImg
Одна книга посвящена результатам форсайта, проведенного Институтом Генплана совместно с Москомархитектурой, и нацеленного на проявление и анализ перспектив развития мегаполиса в будущем на 30 лет вперед до 2050 года. В другой, самой объемной, освещена история проектов Института; многие архивные изображения публикуются впервые, причем обещано, что продолжение следует и материалы еще будут публиковать в будущем. Что было бы очень хорошо.
70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Авторы третьего, а на самом деле первого тома, обозначенного как Книга I, – представляют 70-летнюю историю Института тремя способами: очерками по хронологии десятилетий; затем по отдельным темам; и наконец через призму личного взгляда трех директоров разного времени: Валентина Иванова, Сергея Ткаченко и актуального руководителя Института Татьяны Гук. 
cic =

Татьяна Гук, директор Института Генплана Москвы / фрагменты интервью, книга I

Прежде всего, надо сказать спасибо нашему учредителю, который всячески старался сохранить Институт – Комитету по архитектуре и градостроительству города Москвы, а также его «предшественникам», формирующим градостроительную и архитектурную политику в городе. Совместная работа Института Генплана и органов исполнительной власти – это хороший пример симбиоза, когда проектировщики придумывают, каким должен быть город, а управленцы знают, как реализовывать эти планы. 
<...>
Любой из сотрудников Института скажет, что проектирование города, создание комфортной городской среды – главное дело его жизни. Каждый из нас гордится тем, что работает здесь. 
<...> 
Могу сказать одно: о том, как изменилась Москва за 10 лет, я совершенно точно не жалею. Москва 2010 года – это город дикого рынка, аляпистый, разношерстный, эклектичный в плохом смысле слова. Сейчас Москва – это интеллигентный город, в котором проводится грамотная политика по его сохранению, в том числе по сохранению культурного наследия, интеграции его в структуру жизни москвичей. Я знаю, что руководством города многое было сделано для того, чтобы показать столицу во всей красе: привести в порядок фасады, организовать пешеходные зоны, старые парки превратить в пространства, где людям нравится собираться и проводить время.  
70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Логичнее всего было бы предложить, что три юбилейные книги представляют историю / современность / и взгляд в будущее. Это возможно, особенно если сказать себе, что архив градостроительных проработок Института Генплана – часть реальности не только в том смысле, в каком любой архив составляет ее «пассивную» часть, но еще и потому, что, как неоднократно повторено во всех книгах: многие вещи, задуманные в 1960-е – 1970-е, реализуются только сейчас. Самые простые и известные примеры – строительство московских хорд или развитие метро. 
Проект спортивного парка Нагатино, 1976 г. Книга II, с. 644. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фрагмент. Фотография страницы книги: Архи.ру

Другой пример, удививший лично меня – долгая история замыслов детского игрового парка в Нагатинской пойме. Его место сейчас занял «Остров мечты». Но первый проект игрового и спортивного парка Нагатино – рассказывает Валентин Иванов, директор НИиПИ в 1983–1988 годах, появился в 1977 году, а сам по себе парк был предусмотрен в генплане 1971 года в числе многих спортивных сооружений.

«То, о чем мечтали мы, было совсем не похоже на то, что сделали сегодня», – говорит Валентин Иванов, бывший в период проектирования парка руководителем мастерской №3 Института Генплана, которой Михаил Посохин-старший в 1976 году поручил проект. А мечтали вот о чем: на трети территории были запланированы площадки для «почти всех видов спорта», еще на трети пейзажный парк, и, на «золоотвалах ТЭЦ ЗИЛа – «Старинная крепость» с традиционными русскими аттракционами» (книга I, с. 98). 
Проект монорельса на трассе МК МЖД. Книга II, с. 394–395. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Еще раньше, в 1960-е годы, на противоположной стороне города проектировался детский парк «Страна чудес» с аттракционами, наложенными на рельефную карту СССР (книга II, с. 604). Он тоже не реализован.
Макет детского парка «Страна чудес» в Мневниковской пойме. Книга II, с. 604. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фрагмент. Фотография страницы книги: Архи.ру
Более поздние проекты Мневниковской поймы, 2000-е гг. Книга II. С.240-241. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Рассматривая книги, таких сюжетов, прямо или косвенно перекликающихся с современностью, можно найти множество. Актуальным выглядит как узнаваемое, так и – по контрасту – нереализованное, как элемент альтернативной истории, утраченной еще до приобретения.

Начнем с первой книги. Она самого большого формата, но невелика, всего 100 страниц. И в ней почти нет проектов, только фотографии: красавица-Тэтчер, Никита Хрущев над макетами, Александр Кузьмин, Юрий Лужков (заметим в скобках, Сергей Ткаченко в интервью хвалит его за адаптивность и очень хорошую память). Много фотографий сотрудников Института в разные времена, так что книжку можно просто листать, рассматривая лица. Причем часть из них традиционным способом встроена в текст, а часть добавлена в виде вклеек, как будто в книгу вложили – или точнее говоря, вшили – набор открыток, что почему-то заставляет на уровне ощущений вспомнить семидесятые.
Книга I. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Поначалу возмутившись тем, что вклейки не подписаны, должна к чести издателей признать – все подписи собраны в конце книги. Как и набор расшифровок аббревиатур, среди которых как очевидные, от КПСС до ТТК, и (для меня) неожиданные, как к примеру ЦТП, центральный тепловой пункт, или ЛПЗП – лесопарковый защитный пояс. 

Упоминания последнего, надо сказать, складываются в целую историю их планирования, развития, передачи от Москвы к области и наоборот, и, наконец, уничтожения части достигнутого к 1980-м годам. По словам Валентина Иванова, в 1984 году в Париже зарубежные специалисты восхищались состоянием лесопаркового пояса Москвы: «это достижение советского градостроительства, которое сумели реализовать и сохранить до 1990-х годов XX века». Теперь, однако: «...езжу на дачу мимо Сколкова и ужасаюсь, что сделали с лесопарковым поясом <...> застройка там, как и по многим другим адресам, появилась, но лесопаркового защитного пояса у столицы больше нет», – продолжает Иванов. Из интервью директора НИиПИ «перестроечного» времени (напомним, 1983-1988) также узнаем, что Валентин Иванов, а ему в этом году исполняется 90 лет, работает над воспоминаниями, а в 5 номерах журнала «Архитектура, строительство и дизайн» за 2000 год ему удалось изложить в серии статей «практически всю историю советской ландшафтной архитектуры». 

К слову сказать, одно из важных достоинств первой книги – библиография. Несмотря на то, что в исторических и тематических очерках сносок, увы, нет, в конце собран сравнительно небольшой, но представительный список изданий, освещающих работы Института – из него, к примеру, можно узнать, что с 1970 по 1987 год НИиПИ издавал аннотации своих проектных и научных работ. А статья Владимира Юдинцева о генплане Москвы 1989 года вполне доступна на сайте «Архитектурного вестника». 
Книга I. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Словом, под фразой главного инженера Института Генплана Михаила Крестмейна, сказанным в предисловии к I книге: «За издание этой книги могли взяться только очень смелые люди», – вполне можно подписаться. И не только потому, что «это очень большая ответственность – толкование исторических процессов, выбор ярких личностей, о которых следует рассказать», но еще и потому, что материал огромен, а из-за своей профессиональной специфики – сложен для восприятия и изложения, даже если иметь в виду не профанного читателя, а просто околопрофессиональную аудиторию, не погруженную глубоко в специфику генпланирования.

Попытка балансировать на грани объемной публикации и, скажем так, «человекопонятного» [термин заимствован из сферы web-программирования, – прим. ред.] очерка предпринята во второй книге, самой объемной. В ней – 800 страниц без двух, 798. Она хорошо сшита и ее удобно листать. Хотя модный дизайнерский «голый» корешок не лишен некоей сиротливости – возможно, он призвана подчеркнуть предварительность издания. 
Книга II сверху. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Напомним, материал во II книге собран в 70 очерков по числу юбилейных лет: «70 лет 70 сюжетов». А очерки сгруппированы в 7 глав, но не по 10, как можно было бы опасаться, а тематически: от «пространственного развития» до «историко-культурного наследия» (и почему оно всегда оказывается в конце?). Главы графически обозначены на обрезе, но первые две почему-то как одна; подглавы перечислены в начале каждой главы, хотя их можно было бы свести и в едином оглавлении тоже. Любопытно, что библиография и список аббревиатур здесь продублированы из первой книги. 
Обрез с обозначением глав. Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Все эти мелкие замечания никак не умаляют ценности издания. Очерки небольшие – 1,5–2 страницы, но отличаются большей аналитичностью и читаются лучше, чем в первой книге, поскольку коротко раскрывают суть каждого сюжета от истоков до современности. Все, вроде бы, сюжеты так или иначе знакомы, но то и дело раскрываются в несколько ином ключе. Имеется, к примеру, очерк об упомянутом выше лесопарковом поясе, который в начале 1990-х «вышел из обихода» как понятие; об исследованиях группы Гутнова, единственной реализацией которых стал пешеходный Старый Арбат; о московской агломерации, о которой градостроители размышляли раньше, чем в профессиональный обиход было введено само понятие, то есть начиная с конкурса 1932 года на генплан столицы. Здесь же находим сводную схему проектов конкурса «Большой Москвы», из которого вычитывается направление юго-западного «протуберанца»: удивительно, а ведь в 2012 году казалось, что многие участники высказывались за симметричное развитие агломерации во все стороны, а не только в одну.
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Имеется очерк и о Новой Москве, и о работе Института для других городов, которая – спорадически – велась и в советское время. О промзонах, о Большом Сити. О водопроводе, тепле и электричестве. О транспорте: тут узнаем, что на месте современного МЦК еще в 1960 году планировался монорельс, а планов запустить Малое кольцо Московской железной дороги как пассажирский транспорт Институт Генплана не оставлял и в 1990-е годы. 

Первое впечатление – не понять, то ли всего слишком много, то ли очень мало. С одной стороны может показаться, что каждый срез данный здесь лаконично, можно написать по целой книге, и того будет мало – а с другой стороны, как же их много: тем, сюжетов и проектов – даже притом что в данном случае число очерков подогнано под абстрактную цифру 70. 
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру
Книга II. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Короткие очерки дополнены комментариями к иллюстрациям, которые составляют вторую, дополняющую часть текстов, поскольку иллюстрации занимают в книге объем ощутимо больший, чем текст. Среди них много планов и схем, которые хотелось бы видеть в большем формате – чтобы можно было прочитать подписи на картинках. Однако и сейчас информации много и книгу вполне можно использовать как учебник по истории московского градостроительства. Ее хочется сделать настольной и изучить получше. Любому архитектору – кроме тех, конечно, кто и без того знает эти сюжеты наизусть, – я бы рекомендовала Книгу II как дидактические пособие для освоения темы.

Авторы Книги I:
Александр Змеул, Мария Трошина, Наталья Старосельская

Авторы Книги II: 
Александр Змеул, Мария Трошина, Наталия Алексеева, Александр Молчанов, Никита Сучков, Ольга Ивлиева. 

Редактор-составитель обеих книг – Александр Змеул

Книга III. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Третья книга, с модной сиреневой обложкой, посвящена форсайту на 30 лет вперед, то есть будущему. Здесь вновь, если смотреть из рамок трехтомника, меняется не только дизайн, но и жанр: со схемами, эссе аналитиков из разных сфер и цитатами архитекторов соседствуют рассказы писателей. Это, конечно, сознательный прием по расширению спектра высказываний: с одной стороны, привлечены – как и в заседаниям были привлечены – специалисты из разных сфер, не только градостроители, но и экономисты, географы, социополитики – все это созвучно современным тенденциям в градостроительстве, которое давно перестало быть отдельной наукой и развивается в сторону все большей профессиональной кроссплатформенности.
Книга III. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

С другой стороны – писатели, авторы рассказов в жанре фантастики разной степени научности. 

Литературная часть, как кажется, служит для снятия излишнего пафоса, мешает читателям на полном серьезе решить, что здесь представлены выкладки реального будущего, указывает на то, что часть идей любого форсайта основывается на анализе, но другая часть неизбежно становится плодом фантазии.

С другой стороны, интересно наблюдать, как писатели временами скатываются в пересказ урбанистических штампов, экологических мечтаний и апокалипитически-дигитальных опасений на предмет того, что мы будем меньше общаться из-за интернет технологий – но вдруг, оторвавшись от предсказуемых высказываний, начинают делать литературу в духе «Фаренгейта» или – ну, если не Стругацких, то хотя бы Лукьяненко. Неплох рассказ Алексея Евтушенко, в котором робот обретает сознание в процессе нуль-транспортировки в Хабаровск, а затем спасенная им девочка-вундеркинд отправляет его к повстанцам в Хабаровск же. 

Не менее интересен обзор декана факультета географии и геоиформационных технологий ВШЭ Николая Куричева, из жанра аналитических эссе, который упоминает о том, что в Москве разнообразие городской среды на 80% работает на узкую группу людей, располагающих одновременно свободными деньгами и свободным временем, остальные же либо живут непрерывным трудом, и это далеко не только трудовые мигранты, либо не имеют ресурсов для «участия в значительной доле практик потребления городского пространства»
Книга III. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

Любопытен обзор Екатерины Шульман о разнообразии как социокультурной парадигме, а на самом деле об уплотнении городов и причинах миграции. 

Высказывания поддерживают и «уплотняют» схемы, посвященные, в частности, росту креативной экономики, числа москвичей, поддерживающих новую этику, субъективности и мобильности или росту социального и пространственного неравенства и геттоизации; или росту возможностей кирберконтроля. Разным темам. Между тем «главным городского пространства Москвы-2050, который был определен участниками форсайта, стал город-сервис», – подчеркивает в своем, первом по счету, очерке Елена Борисова.
Книга III. 70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

В то же время «особенность форсайта «Москва-2050» заключается в сложности предмета, а именно динамики и альтернатив развития глобального города», – так резюмируют авторы книги-III методологию форсайта. Действительно, само по себе развитие мегаполиса, которым еще неизвестно, возможно ли по-настоящему управлять, или на самом деле он развивается сам и управляет нами, – очень сложная, а в футуристическом ракурсе гипер-сложная. Ведь будущее, как мы знаем и чувствуем, еще не написано. 

Так что будем удивляться и радоваться смелости и профессионализму авторов трехтомника, отважившихся на столь основательную серию юбилейных мероприятий, от выставки в Музее Москвы до издания трехтомника. 
70 лет Институту Генплана. Трехтомник. М., 2021
Фотография: Архи.ру

05 Апреля 2022

Похожие статьи
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Пройдя до половины
В издательстве Tatlin вышла книга «Архитектор Сергей Орешкин. Избранные проекты» – не традиционная книга достижений бюро, а скорее монография более личного плана. В нее вошло 43 здания, а также блок с архитектурной графикой. Размышляем о книге как способе подводить промежуточные итоги.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Подпольный город
Новая книга Андрея Иванова посвящена вернакулярным районам городов мира и заставляет подумать о вещах сверх того: например, степени субъектности человека, живущего в окружении застройки, «спущенной сверху» государством или архитектором. Прочитали книгу целиком и делимся своими впечатлениями.
Наше всё
Кто такой Щусев? В последние пару недель, с тех пор, как архитектору исполнилось 150 лет, на этот вопрос отвечают с разных сторон по-разному. Самый пространный, подробно иллюстрированный и элегантно оформленный ответ – выставка в двух корпусах Музея архитектуры на Воздвиженке. Четыре куратора, полтора года работы всего музея и экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Александры Шейнер. Рассматриваем и показываем, что там к чему.
Искусствовед между молотом и наковальней
Советская эпоха, несомненно, воспитала своего человека. Образ его, как правило, соотносят с колоннами физкультурников и другими проявлениями тоталитарной телесности, но это по крайней мере лишь половина дела. Режиму было важно не только то, как маршируют, но и как думают. А также – как проектируют и строят. Илья Печёнкин – о книге Николая Молока «Давид Аркин: «идеолог космополитизма» в архитектуре».
Все наоборот
Мало премий вместо многих, вручение в первый день а не в последний, проекции вместо планшетов, деревья внутри, а объекты на улице – обновление фестиваля Архитектон пошло, как будто бы, по надежному пути переворачивания всех традиций профессионального цеха – ну или хотя бы тех, что подвернулись под руку. Придраться, конечно же, есть к чему, но ощущение свежее и импровизационное. Так, чего доброго, и Москву начнут учить. Мы рассказывали об элементах фестиваля частями в телеграме, теперь рассматриваем все целиком.
Фальконье
Во Флигеле Руине Музея архитектуры открыта выставка «стеклянных кирпичей» Густава Фальконье. Они – прародители стеклоблоков, но более сложные и красивые. Выставка показывает подлинные «кирпичи», архитектуру с ними, историю уничтожения окон Фальконье в здании Госархива, а еще она стала одной из причин возродить технологию производства.
Ручеек вернакулярности
Книга Андрея Иванова «ГюмрИ», продолжающая его «Иереван» – одновременно урбанистическое исследование вернакулярного города на конкретном примере, краеведческий очерк и поэма. Она очень обаятельна и в ней, как и в «вернакулярном» городе, место находится практически для всего. Для четкого определения границ вернакулярности вот только не нашлось места, ну да это не страшно, образ города книга создает живейший.
Радикальная ирония
Издательство АСТ выпустило первый тираж путеводителя от авторов термина «капиталистический романтизм» и телеграм-канала «Клизма романтизма». Книга выходит за рамки жанра и предлагает широкому кругу читателей понять и простить здания, которые часто называют «градостроительными ошибками». Мы почитали и составили впечатление, делимся.
Улица рисунков зодчего Росси
В берлинском Музее архитектурного рисунка Фонда Сергея Чобана открыта новая выставка, на которой представлены более 100 работ итальянского архитектора Альдо Росси, многие из них экспонируются впервые.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Планета Шехтель
Под занавес ушедшего года в издательстве «Русский импульс» увидела свет книга «Мироздание Фёдора Шехтеля», составленная Людмилой Владимировной Сайгиной – научным сотрудником Музея архитектуры, на протяжении многих лет изучающим биографию и творчество корифея московского модерна. Иначе говоря, под обложкой 640-страничного издания представлен материал, собранный в ходе исследования, ставшего делом всей жизни. Это дорогого стоит, хотя издание подкупает демократичностью исполнения и ценой.
Судьба Иофана
В издательстве «Кучково поле. Музеон» вышла книга Владимира Седова «Архитектор Борис Иофан». Она основана на материалах архива семьи архитектора из коллекции Музея архитектурного рисунка Сергея Чобана и дает возможность познакомиться с большим объемом малоизвестных ранее материалов. Но текст книги выходит далеко за рамки комментария к архиву – по словам автора, это творческая биография. Написана она живо, местами пронзительно и оттого звучит очень актуально.
Маршрут построен
При поддержке фонда DICTUM FACTUM вышел в свет путеводитель по новейшей архитектуре Санкт-Петербурга, составленный Анной Мартовицкой. Делимся впечатлениями о книге.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
К почти забытому юбилею
В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева открылась выставка офортов архитектора-неоклассика Ивана Александровича Фомина, приуроченная к 150-летию со дня рождения мастера.
Архитектура взаимопонимания
В книге Феликса Новикова и Ольги Казаковой собран пласт малоизвестных построек 2 половины XX века, что позволяет выстроить новый визуальный ряд в рамках истории советской архитектуры от «классики» до постмодернизма. Но, как признают сами авторы, увы, пока не полностью.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Утопии в городе
В Музее Москвы до 14 мая открыта выставка «Москва: проектирование будущего». Параллельно проходят круглые столы и паблик-токи. Вашему вниманию – сокращенная расшифровка разговора, посвященного архитектурным утопиям.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Сейчас на главной
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.