Елена Гонсалес: «Мне близок модернистский тип сознания, я считаю его наиболее честным и продуктивным, а потому и перспективным»

Куратор спецпроекта «Esperanto советской архитектуры» о составе выставки и о взглядах на модернизм как таковой.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архи.ру:
– Как Вы определяете хронологические границы модернизма? Он уже закончился или будет длиться вечно?

Елена Гонсалес:
– С хронологией существует некоторая путаница. Дело в том, что в европейской традиции модерн (или модернизм) начинает свой отсчет с начала XX века. У искусствоведов термин включает и авангард, и более позднее искусство. В терминологии, принятой у архитекторов в России, авангард и модернизм обозначают разные периоды. Применительно к России модернизм – это послевоенный период, начиная с постановления «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» 1955 года до смены его «постмодернизмом» в середине восьмидесятых. Закончился ли модернизм как глобальный проект? По-моему да. Закончился ли он как тип мышления? По-моему, нет.
Памятный знак «Первый искусственный спутник Земли» на пересечении Сиреневого бульвара и 9-й Парковой улицы (Александр Ларин, 1977). Фотография © Алексей Народицкий

– Есть ли какие-то местные особенности у советского (русского?) модернизма? Какие постройки Вы назвали бы знаковыми или хотя бы показательными?

– Особенности российского модернизма связаны с плановой государственной экономикой, то есть с особенностями социального строя. Это касается как масштабов строительства, так и безальтернативности «стиля». То есть идеология определяет эстетику, а всё, выбивающееся за рамки принятого, считается творческим диссидентством и маргинализируется. Может поэтому у нас самое тяжелое похмелье и массовая нелюбовь к этому периоду даже у профессионалов. Что, безусловно, очень печально, потому что остаются недооценены прекрасные образцы модернистской архитектуры – от Дворца пионеров до жилых комплексов Меерсона и его бригады.
Жилой дом на Большой Черкизовской улице, 1982. Фотография © Алексей Народицкий
Мозаика на фасаде оптико-механического техникума. Киев, ул. Анищенко, 6. Фотография © Ярослав Кузнецов, yarokuznetsov.livejournal.com

– Модернизм принято считать глобальным интернациональным стилем: он скорее уничтожает идентичность, чем занимается ее поисками. Или что-то изменилось?

– У меня на эту тему был интересный разговор с Максимом Атаянцем. Я всегда сомневалась в термине «интернациональный стиль» применительно к модернизму. По-моему, ампир был не менее интернационален – от Мадрида до Санкт-Петербурга. Барокко – северное и южное, с местными особенностями, но тоже интернационально. В чем же тогда смысл термина? Максим связал его с реакцией на развитие и утверждение в XIX веке местных вернакуляров, пытавшихся развиться в национальные стили. В эпоху индустриализации эти попытки были обречены, и декларация интернационального стиля эту обреченность подтвердила. По-моему, очень убедительное суждение.
 
– Соглашусь, более чем убедительное. Но тогда другой вопрос: тема нынешнего «Зодчества» совмещает авангард и поиски идентичности, – получается, мы имеем дело с очередной попыткой развития местного вернакуляра. Или нет?

– Авангард претендует не то что на интернациональность, а на надкосмичность. Приятно, конечно, что родные осины дали нам Циолковского и будетлян, которые «накануне» – «Еще месяц, год, два ли, но верю: немцы будут растерянно глядеть, как русские флаги полощутся на небе в Берлине, а турецкий султан дождется дня, когда за жалобно померкшими полумесяцами русский щит заблестит над вратами Константинополя!» © Маяковский. Можно в этом увидеть национальное-идентичное, но победой над Константинополем пафос не огрганичивался, цель была Победа над Солнцем. Считать Авангард сугубо российским художественным феноменом? Я не специалист по этому периоду, но в заданной кураторами теме вижу скорее мировоззренческое противопоставление авангарда и вернакуляра, чем их преемственность.
Мозаика на фасаде Центрального дома пионеров, Москва (1959-1963). Фотография © Алексей Народицкий

– Может ли на ваш взгляд изучение наследия модернизма помочь «оживить традицию», вообще оживить что-либо – или это чисто академическое занятие, по сути герметичное и самоценное? А если может, то каким образом это могло бы произойти?

– Я никогда не рассматривала стили как традицию, хотя вполне допускаю такой взгляд. Для меня это скорее тип проектного мышления, выраженный в определенных формах и конструкциях. Грубо говоря, «модернистов» можно найти в любом стиле и в любые времена, другое дело формируют ли они, как принято теперь выражаться, повестку дня. Мне модернистский тип сознания близок, я считаю его наиболее честным и продуктивным, а потому и перспективным. Сейчас важно показать как идеология модернизма трансформируется, какие новые связи и соотношения возникают между «этикой и эстетикой». Не зря к этой теме раз за разом обращаются кураторы венецианской биеннале.

– Чего зрителям ждать от Вашей выставки, в чем ее основной смысл?

– Наш проект на Зодчестве – часть большого проекта Совмод, начатого год назад. Особо подчеркну, что это коллективный труд, рабочая группа – Юлия Зинкевич, Сергей Неботов, Мария Трошина, дипломники МАРХИ Михаил Князев, Мария Серова, Андрей Стенюшкин (с их группы http://vk.com/sovmod, собственно, и начался наш проект). Особая благодарность экспертам и помощникам Ольге Казаковой и Денису Ромодину, а также фотографам Юрию Пальмину и Алексею Народицкому.

Совмод – это исследование модернистского наследия России периода 1955–1985 годов. Откликаясь на тему Зодчества, мы показываем как формировалась новая человеческая общность архитектурными средствами. Унификация архитектурного ландшафта типовыми сериями домов, школ, клубов и т.д. создала среду, единую и опознаваемую огромным числом сограждан.

Выставка, анонсирующая проект на «Зодчестве», получается до некоторой степени юбилейной: «резкая критика практики украшательства» на Всесоюзном совещании строителей пришлась на декабрь 1954 года.

На выставке мы представим сайт Совмод, дающий весьма впечатляющую картинку этого ландшафта, а также представляющий уникальное в типовом.

– Кто ваша аудитория, к кому Вы обращаетесь?

– Хороший вопрос. Казалось бы, «Зодчество» профессиональный фестиваль, и вопросы, обсуждаемые на нем, в первую очередь адресованы проф. аудитории. Но работа над проектом и сайтом в частности показала, что тема советского наследия в архитектуре волнует многих людей – просто в силу того, что они в этой среде живут, она их во многом сформировала. Это касается не только старшего поколения, ностальгирующего или отрицающего эту архитектуру, но и совсем молодых людей, которые находят свои резоны и демонстрируют свою рефлексию модернистского опыта. И это самое интересное – в том числе как ответ о перспективах модернизма.

– Считаете ли Вы правильным искать идентичность и уникальность сейчас, или может быть логичнее сосредоточиться на качестве жизни? Или, наоборот, на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?

– Как качество жизни может противоречить этим поискам? Качество жизни предполагает максимальное удовлетворение нужд живущих. А вот нужды определяются уже внутри неких локальных групп, и тут речь о грамотном изучении запросов этих групп и способе ответа на эти запросы. В советском модернизме ответ был чисто декоративистским – на уровне привнесения национальных узоров. Конечно, учитывалась сейсмичность и прочие технические характеристики. То есть локальность была географическим и этническим (опять же на уровне узоров) понятием. Других – социальных, религиозных, идеологических локальностей в понимании «единого советского народа» не существовало, и качество жизни представлялось единым набором минимальных благ, которые следовало с каждой пятилеткой расширять. Как правило, это качество измерялось в квадратных метрах. Я не верю, что сегодня возможна полноценная реставрация такого подхода, хотя существует мощная инерция индустриального домостроения с одной стороны, и попытки вернуться в «плановое хозяйство» на уровне монополий, с другой.
 

07 Ноября 2014

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Пресса: Фестиваль «Зодчество-2014» - кураторский порыв назло...
В конце декабря в Гостином дворе прошел 22-й Международный фестиваль «Зодчество-2014», ситуативным контекстом которого стала профессиональная рефлексия по поводу последствий для строительной практики двукратной девальвации рубля.
Пресса: Эдхам Акбулатов, мэр Красноярска: «Стремительное...
Экспозиция Красноярска стала одной из самых ярких на XXII международном фестивале «Зодчество» в Москве. Сибиряки привезли в столицу новый генеральный план развития города. Мэр Красноярска Эдхам Акбулатов рассказал, какой опыт Москвы может быть полезен городу, зачем он планирует реорганизовывать промзоны в промышленном сердце Сибири и как изменится Красноярск к проведению Универсиады-2019.
Пресса: В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество»
В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество». Его тема звучала довольно сложно – «Актуальное. Идентичное», с посвящением 100-летию русского авангарда. Организаторы объяснили, что, соединяя прошлое с настоящим, современные архитекторы формируют будущее. Тем самым у них в руках – ключ к зарождению нового авангарда.
Пресса: Северный эпос
Архитектурная мастерская «Атриум» открыла мощный источник вдохновения в традициях и природе Якутии, когда разрабатывала конкурсную концепцию для международного центра Олонхо в Якутске. Сооснователь мастерской, архитектор Антон Надточий призывает не забывать о культурах малых народов в разговоре о российской идентичности.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Пресса: Ольга Бумагина: Детский сад как центр притяжения
Главный архитектор и гендиректор мастерской ППФ «Проект-Реализация» Ольга Бумагина убеждена в том, что социальные объекты не должны являться довеском к жилой застройке, а вполне могут стать центрами притяжения в жилых кварталах.
Пресса: Большая встреча с кураторами фестиваля «Зодчество-2014»
12 ноября 2014 года на площадке архитектурной школы МАРШ состоялся круглый стол «Специальные проекты фестиваля «Зодчество-2014». Кураторы, среди которых Андрей и Никита Асадовы, Елена Гонсалес, Александр Змеул, Оскар Мамлеев, Елена Петухова, Алексей Комов, Вероника Харитонова, Александра Селиванова и Борис Кондаков, рассказали присутствующим о философии своих выставочных проектов, их профессиональной и общественной направленности, а также поговорили об идентичности российской архитектуры.
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.