«Недопонятые идеи авангарда до сих пор плодотворны и содержательны»

Разговор с сокураторами проекта «Конструктивизм на Шаболовке» Александрой Селивановой и Борисом Кондаковым.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

12 Ноября 2014
mainImg
Архи.ру:
– Вы сейчас верите в то, что Шуховскую башню удастся сохранить?

Александра Селиванова:
– Основная угроза миновала – сейчас уже никто не рискнет говорить о демонтаже и выборе нового места установки башни. Я полагаю, сейчас самое важное – не дать процессу затормозиться; если не начать реставрацию (и, в первую очередь, по моему мнению, обследование конструкций) в ближайший год, ситуация может стать опасной. Очень важно еще определить нового собственника башни – от этого будет зависеть и финансирование, и дальнейший сценарий.
zooming
Александра Селиванова. Фотография © Яна Сафронова
zooming
Вид на Шуховскую башню из окна вышки для астрономических наблюдений Школы на Дровяной площади (арх. А. Антонов, И. Антипов, 1935). Фотография © Ильи Малкова

– А что с перспективой создания кластера на Шаболовке?

– Мы – инициативная группа «Шаболовка» – продолжаем налаживать связи и реализовывать новые совместные проекты; мне кажется, фактически нечто подобное кластеру здесь уже существует. Есть около четырех – пяти активно взаимодействующих образовательных и культурных институций, к ним подтягивается мелкий и средний бизнес. Открывшийся недавно Центр авангарда  в филиале библиотеки «Просвещение трудящихся», ремонт и запуск обновленной галереи «На Шаболовке» с выставкой о конструктивизме района, полагаю, задали новый импульс всей этой истории. Хочется надеяться, что центр и выставочный зал станут туристической, научной и культурной сердцевиной будущего кластера.
zooming
Шаболовский культурный кластер. Проект. Авторы: архитектурное бюро Асадова, Madetogether, проектное бюро НЛО, инициативная группа «Шаболовка»
zooming
Дом РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение», 1929. по Хавской улице. Фотография © Ильи Малкова
zooming
Дети Хавско-Шаболовского жилмассива, 1950. Из частного архива

– Что Вы покажете на Зодчестве?

– Покажем суть, ключевые идеи нашей выставки «Модель для новой жизни, масштаб 1:1. Авангард на Шаболовке». Соединение исторического, архивного материала по главным памятникам авангарда в районе и современной их интерпретации.

– Чего зрителям ждать от вашей выставки, в чем ее основной смысл?

– На самом деле это двухчастная история: проект Шаболовского кластера, который покажут Андрей и Никита Асадовы, и наша историческая канва – своего рода обоснование ценности и значимости района, его туристический, культурный потенциал.

– Ваш проект определенно относится к части «наследие», и между тем: на ваш взгляд, наследие авангарда представляет только ностальгический и академический интерес, или же оно, как считают кураторы, способно оплодотворить современность и если да, то как это может произойти? В последний раз, как кажется, обновление возникало из отрицания, а не изучения наследия.

– На мой взгляд нереализованные и недопонятые (как ни странно) идеи авангарда 1920-х до сих пор плодотворны и содержательны. Я говорю, конечно же, о некоем синтезе – дизайне, искусстве, переплетенном с социальными экспериментами, научными гипотезами. В нашей выставке участвует группа молодых дизайнеров, студентов, которые пытаются осмыслить опыт коммун, фабрик-кухонь, крематориев и прочих составляющих «нового быта» в контексте жизни современного города и их личной жизни.

– Как интересно! И каким образом они их осмысляют: на практике, то есть на себе, или теоретически как исследователи?

– Я провела им несколько экскурсий по району, подробно рассказав не только об архитектуре, но и о формировании нового сознания в связи с этими пространствами – от «комбината чистоты» и «школы-гиганта» до коммуны и крематория. После этого студенты писали эссе о том, насколько для каждого из них приемлемы эти нормы и воззрения. Часть из них сейчас занята проектированием и строительством творческого кондоминиума – по сути, коммуны – и поэтому для них эти темы особенно остры. Ну и в целом – очевидно же, что для мышления молодого дизайнера такая полностью спроектированная жизнь – от комбинезона и откидного стола до системы воспитания детей и стерильной утилизации останков – выглядит и пугающе, и привлекательно, благодаря тотальному (и тоталитарному) проектному подходу.
zooming
Студенческая коммуна на ул. Орджоникидзе (И. Николаев, 1929 – 1931). Чертеж И.Николаева, опубликован С.О. Хан-Магомедовым

– Не кажется ли вам противоречивым словосочетание «наследие авангарда»: значительная часть смысла авангардности заключается в отрицании наследия, а тут получается всё наоборот…

– Да, конечно, это оксюморон. Мы, по сути, занимаемся археологией утопии: с трепетом собираем осколки и обломки так тогда и не уничтоженного быта, пытаемся законсервировать и спасти истлевшую архитектурную материю. Для них была важна идея, мысль – а мы пытаемся музеефицировать вещественные доказательства и следы этой мысли. Сохранившиеся фрагменты реализованных утопий очень редки (вот, к примеру, есть музей Фамилистера в Гизе, во Франции, кварталы Гарнье в Лионе, есть Марсельская единица…) – а в нашей стране это действительно уникальное по масштабу и многослойности наследие, которое надо спасать и исследовать.
zooming
Общественный центр Хавско-Шаболовского жилмассива (архитекторы АСНОВА, нач. 1930-х), в котором сейчас расположились галерея «На Шаболовке» и Центр авангарда при библиотеке «Просвещения трудящихся». Фотография из Collection Centre Canadien d′Architecture

– Касается ли ваша выставка темы нынешнего года («актуальное идентичное») и если да, то как?

– Наверное, да, – и по отдельности, и целиком. Мы работаем с градозащитными сюжетами – а это крайне актуально для Москвы, к сожалению. И говорим о ценности локальной истории, завершенности и цельности отдельного фрагмента города – в котором, как в линзе, собрана вся суть советской истории, культуры, повседневности первой половины ХХ века. Задействованные в проекте личные истории, воспоминания людей и, в целом, участие локальных сообществ в реконструкции памяти места, как мне кажется, вполне созвучны теме Зодчества – 2014.
***

Сокуратор экспозиции «Конструктивизм на Шаболовке» Борис Кондаков представит проект «Пешеходное кольцо Москвы». Мы задали ему один вопрос.
zooming
Борис Кондаков. Фотография © Николай Васильев

– Вы курируете проект «Пешеходное кольцо Москвы». Расскажите о проекте, в чем его суть, когда он появился (я помню о проекте пешеходного маршрута от площади Гагарина до Киевского вокзала, там принимал больше участие архитектор Юрий Платонов, ваши проект не связан с тем)? Какой объем занимает район Шабловки в рамках вашего пешеходного маршрута? 

Борис Кондаков:
– Начну с того, что мы ничего не придумываем с пустого листа, а лишь подхватываем идеи, которые существуют в ткани города уже давно, но в силу своей незавершенности не прочитываются. Ранее об идее кольца говорила Наталья Броновицкая. Кольцо, практически в том виде, как мы представляем его сегодня, впервые предложил Щусев в своем плане 1923 года. Этот план – прекрасный градостроительный документ, к которому мы обращаемся снова и снова, и каждый раз находим ту или иную прогрессивную идею.

Бульварное кольцо, как его предложил Щусев, перекочевывало в последующие генпланы, вдоль него строились знаковые сооружения и комплексы, такие как Краснопресненский универмаг братьев Весниных или Шаболовская радиобашня Шухова. Будучи нанесенным на карту, кольцо волшебным образом объединяет очень многие конструктивистские ансамбли Москвы в одну идею.

Особое место на трассе кольца занимает Шаболовская башня (я рассказал об этом подробнее в своём блоге). Не зная как должно было пройти кольцо, очень сложно поймать логику постановки этой башни-маяка. Башня является сердцем крупного авангардистского ансамбля 1920-1930-х годов, который, если быть точным, состоит из пяти жилых комплексов (комплекс жилых домов в районе Большой Серпуховской улицы и Щипковских переулков; комплекс жилых домов «Мытная»; комплекс жилых домов РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение»; комплекс жилых домов по улице Мытная, Шухова и Хавская («Дровяная площадь»); комплекс жилых домов «Хавско-Шаболовский»). Таким образом это наиболее крупный и в большей степени, чем остальные, реализованный ансамбль эпохи Авангарда и, пожалуй, самое логичное место для создания арт-кластера вокруг этой идеи.

Мастерская Юрия Платонова в рамках всё той же идеи  разработала сегмент кольца (от гостиницы Украина до Парка Горького). Этот проект был реализован. Сейчас не хватает еще одного моста у гостиницы «Украина» («Трехгорный» мост, планировался еще в 1950-е годы, но до сих пор не построен) и тогда кольцо замкнется.
 

12 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Зодчество 2014

В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.