«Недопонятые идеи авангарда до сих пор плодотворны и содержательны»

Разговор с сокураторами проекта «Конструктивизм на Шаболовке» Александрой Селивановой и Борисом Кондаковым.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

12 Ноября 2014
mainImg
Архи.ру:
– Вы сейчас верите в то, что Шуховскую башню удастся сохранить?

Александра Селиванова:
– Основная угроза миновала – сейчас уже никто не рискнет говорить о демонтаже и выборе нового места установки башни. Я полагаю, сейчас самое важное – не дать процессу затормозиться; если не начать реставрацию (и, в первую очередь, по моему мнению, обследование конструкций) в ближайший год, ситуация может стать опасной. Очень важно еще определить нового собственника башни – от этого будет зависеть и финансирование, и дальнейший сценарий.
zooming
Александра Селиванова. Фотография © Яна Сафронова
zooming
Вид на Шуховскую башню из окна вышки для астрономических наблюдений Школы на Дровяной площади (арх. А. Антонов, И. Антипов, 1935). Фотография © Ильи Малкова

– А что с перспективой создания кластера на Шаболовке?

– Мы – инициативная группа «Шаболовка» – продолжаем налаживать связи и реализовывать новые совместные проекты; мне кажется, фактически нечто подобное кластеру здесь уже существует. Есть около четырех – пяти активно взаимодействующих образовательных и культурных институций, к ним подтягивается мелкий и средний бизнес. Открывшийся недавно Центр авангарда  в филиале библиотеки «Просвещение трудящихся», ремонт и запуск обновленной галереи «На Шаболовке» с выставкой о конструктивизме района, полагаю, задали новый импульс всей этой истории. Хочется надеяться, что центр и выставочный зал станут туристической, научной и культурной сердцевиной будущего кластера.
zooming
Шаболовский культурный кластер. Проект. Авторы: архитектурное бюро Асадова, Madetogether, проектное бюро НЛО, инициативная группа «Шаболовка»
zooming
Дом РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение», 1929. по Хавской улице. Фотография © Ильи Малкова
zooming
Дети Хавско-Шаболовского жилмассива, 1950. Из частного архива

– Что Вы покажете на Зодчестве?

– Покажем суть, ключевые идеи нашей выставки «Модель для новой жизни, масштаб 1:1. Авангард на Шаболовке». Соединение исторического, архивного материала по главным памятникам авангарда в районе и современной их интерпретации.

– Чего зрителям ждать от вашей выставки, в чем ее основной смысл?

– На самом деле это двухчастная история: проект Шаболовского кластера, который покажут Андрей и Никита Асадовы, и наша историческая канва – своего рода обоснование ценности и значимости района, его туристический, культурный потенциал.

– Ваш проект определенно относится к части «наследие», и между тем: на ваш взгляд, наследие авангарда представляет только ностальгический и академический интерес, или же оно, как считают кураторы, способно оплодотворить современность и если да, то как это может произойти? В последний раз, как кажется, обновление возникало из отрицания, а не изучения наследия.

– На мой взгляд нереализованные и недопонятые (как ни странно) идеи авангарда 1920-х до сих пор плодотворны и содержательны. Я говорю, конечно же, о некоем синтезе – дизайне, искусстве, переплетенном с социальными экспериментами, научными гипотезами. В нашей выставке участвует группа молодых дизайнеров, студентов, которые пытаются осмыслить опыт коммун, фабрик-кухонь, крематориев и прочих составляющих «нового быта» в контексте жизни современного города и их личной жизни.

– Как интересно! И каким образом они их осмысляют: на практике, то есть на себе, или теоретически как исследователи?

– Я провела им несколько экскурсий по району, подробно рассказав не только об архитектуре, но и о формировании нового сознания в связи с этими пространствами – от «комбината чистоты» и «школы-гиганта» до коммуны и крематория. После этого студенты писали эссе о том, насколько для каждого из них приемлемы эти нормы и воззрения. Часть из них сейчас занята проектированием и строительством творческого кондоминиума – по сути, коммуны – и поэтому для них эти темы особенно остры. Ну и в целом – очевидно же, что для мышления молодого дизайнера такая полностью спроектированная жизнь – от комбинезона и откидного стола до системы воспитания детей и стерильной утилизации останков – выглядит и пугающе, и привлекательно, благодаря тотальному (и тоталитарному) проектному подходу.
zooming
Студенческая коммуна на ул. Орджоникидзе (И. Николаев, 1929 – 1931). Чертеж И.Николаева, опубликован С.О. Хан-Магомедовым

– Не кажется ли вам противоречивым словосочетание «наследие авангарда»: значительная часть смысла авангардности заключается в отрицании наследия, а тут получается всё наоборот…

– Да, конечно, это оксюморон. Мы, по сути, занимаемся археологией утопии: с трепетом собираем осколки и обломки так тогда и не уничтоженного быта, пытаемся законсервировать и спасти истлевшую архитектурную материю. Для них была важна идея, мысль – а мы пытаемся музеефицировать вещественные доказательства и следы этой мысли. Сохранившиеся фрагменты реализованных утопий очень редки (вот, к примеру, есть музей Фамилистера в Гизе, во Франции, кварталы Гарнье в Лионе, есть Марсельская единица…) – а в нашей стране это действительно уникальное по масштабу и многослойности наследие, которое надо спасать и исследовать.
zooming
Общественный центр Хавско-Шаболовского жилмассива (архитекторы АСНОВА, нач. 1930-х), в котором сейчас расположились галерея «На Шаболовке» и Центр авангарда при библиотеке «Просвещения трудящихся». Фотография из Collection Centre Canadien d′Architecture

– Касается ли ваша выставка темы нынешнего года («актуальное идентичное») и если да, то как?

– Наверное, да, – и по отдельности, и целиком. Мы работаем с градозащитными сюжетами – а это крайне актуально для Москвы, к сожалению. И говорим о ценности локальной истории, завершенности и цельности отдельного фрагмента города – в котором, как в линзе, собрана вся суть советской истории, культуры, повседневности первой половины ХХ века. Задействованные в проекте личные истории, воспоминания людей и, в целом, участие локальных сообществ в реконструкции памяти места, как мне кажется, вполне созвучны теме Зодчества – 2014.
***

Сокуратор экспозиции «Конструктивизм на Шаболовке» Борис Кондаков представит проект «Пешеходное кольцо Москвы». Мы задали ему один вопрос.
zooming
Борис Кондаков. Фотография © Николай Васильев

– Вы курируете проект «Пешеходное кольцо Москвы». Расскажите о проекте, в чем его суть, когда он появился (я помню о проекте пешеходного маршрута от площади Гагарина до Киевского вокзала, там принимал больше участие архитектор Юрий Платонов, ваши проект не связан с тем)? Какой объем занимает район Шабловки в рамках вашего пешеходного маршрута? 

Борис Кондаков:
– Начну с того, что мы ничего не придумываем с пустого листа, а лишь подхватываем идеи, которые существуют в ткани города уже давно, но в силу своей незавершенности не прочитываются. Ранее об идее кольца говорила Наталья Броновицкая. Кольцо, практически в том виде, как мы представляем его сегодня, впервые предложил Щусев в своем плане 1923 года. Этот план – прекрасный градостроительный документ, к которому мы обращаемся снова и снова, и каждый раз находим ту или иную прогрессивную идею.

Бульварное кольцо, как его предложил Щусев, перекочевывало в последующие генпланы, вдоль него строились знаковые сооружения и комплексы, такие как Краснопресненский универмаг братьев Весниных или Шаболовская радиобашня Шухова. Будучи нанесенным на карту, кольцо волшебным образом объединяет очень многие конструктивистские ансамбли Москвы в одну идею.

Особое место на трассе кольца занимает Шаболовская башня (я рассказал об этом подробнее в своём блоге). Не зная как должно было пройти кольцо, очень сложно поймать логику постановки этой башни-маяка. Башня является сердцем крупного авангардистского ансамбля 1920-1930-х годов, который, если быть точным, состоит из пяти жилых комплексов (комплекс жилых домов в районе Большой Серпуховской улицы и Щипковских переулков; комплекс жилых домов «Мытная»; комплекс жилых домов РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение»; комплекс жилых домов по улице Мытная, Шухова и Хавская («Дровяная площадь»); комплекс жилых домов «Хавско-Шаболовский»). Таким образом это наиболее крупный и в большей степени, чем остальные, реализованный ансамбль эпохи Авангарда и, пожалуй, самое логичное место для создания арт-кластера вокруг этой идеи.

Мастерская Юрия Платонова в рамках всё той же идеи  разработала сегмент кольца (от гостиницы Украина до Парка Горького). Этот проект был реализован. Сейчас не хватает еще одного моста у гостиницы «Украина» («Трехгорный» мост, планировался еще в 1950-е годы, но до сих пор не построен) и тогда кольцо замкнется.
 

12 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.