Антон Кочуркин: «В нашем случае искусство возникает на грани двух полюсов»

О двух проектах, которые куратор Антон Кочуркин представит на фестивале Зодчество в декабре: «Архстояние» и «Сад Знаний».

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Продолжаем рассказывать о планах фестиваля «Зодчество», которое в этом году курируют Андрей и Никита Асадовы, подробно рассказавшие о замысле в манифесте и интервью.
 
Архи.ру:
– Вы будете показывать историю «Архстояния» или какие-то части? В чем «стержень» проекта?
 
Антон Кочуркин:
– Мы представляем «Архстояние» 2014 года, основную часть экспозиции занимают материалы специального проекта фестиваля – Ленивый Зиккурат Владимира Кузмина и Николая Калошина. Проблематика этого фестивального года заключается в отношениях архитектуры и фактора временности: с проникновением в нашу культуру цифровых технологий архитектура перестала быть самодостаточной, архитектурные приемы уже много раз описаны и интерпретированы. Может ли поле действия архитектора расширяться? Если да, то куда?
 
Антон Кочуркин, куратор фестиваля архстояние, директор агентства 8 линий. 2014
Ленивый Зиккурат. Владимир Кузмин и Николай Калошин, 2014. Фотография © Никита Шохов

В этом году мы попытались представить две такие модели. Первая из них – взаимодействие материального и медийного. По словам Ричарда Кастелли, со-куратора фестиваля: «архитектура изменяет свое предназначение, но также и потому, что восприятие архитектурных объектов изменяется, так как изменяется общество, которое существует вокруг него. Природа «Архстояния», которое является одновременно и архитектурным событием, и краткосрочным фестивалем – хорошее основание для того, чтобы наблюдать временную составляющую архитектуры».
 
Перформанс Мака Форманека Nikola-Lenivets Time, 2014. Фотография © Никита Шохов
Перформанс Сашико Абе, 2014. Фотография © Никита Шохов

Вторая модель – поиск формы через локальное: местный контекст и материалы свойственные месту. Это в большей степени относится к «Ленивому Зиккурату». Созданный из нестроевого леса, спиленного на зараженной короедом делянке, зиккурат стал своего рода эко-манифестом спасения калужских лесов гибнущих от нашествия короеда.
 
Ленивый Зиккурат. Владимир Кузмин и Николай Калошин, 2014. Фотография © Мария Вышегородцева

– Кураторы говорят об оживлении традиции, и с ними можно согласиться, оживление, как и пробуждение это, как правило, хорошо, если не в шесть утра… Что и как оживляет «Архстояние»? Как бы Вы определили его побуждающую способность? Что выводит его из списка приятных рекреаций на свежем воздухе в область, как сказал бы Малевич, духовного в искусстве?
 
– Пробуждающая сила Архстояния в постоянной попытке создать условия для сосуществования местного и привнесенного. Каждый год – это эксперимент. Столкновение урбанизма и самобытности – вот главный творческий вызов и конфликт. Вслед за Архстоянием выстраивание решений этого конфликта становится лейтмотивом всей территории. «Осаживание» произведений искусства на землю позволяет объединить привнесенное и локальное, урбанистическое и самобытное, самостийное и анархичное.
 
– Малевича не устраивало определение искусства, всю жизнь он искал ответ. И каждый его ответ не был окончательным. В нашем случае искусство возникает на грани двух полюсов. Формальная задача – это обустройство арт-парка. Предложение художникам создать арт-объект на территории – способ для них найти свою форму, отражающую их собственные ценности. Второй полюс – отсутствие привычного урбанизированного контекста, внутри которого обнаруживается другие коннотации. Переключение между контекстами, на мой взгляд, рождает неординарные, свободные сюжеты, поддерживая статус территории как «художественной вольницы». 
 
– Вы сами что думаете об авангарде и традиции – они партнеры или антагонисты?
– Часто авангард становится традицией, но традиция не может стать авангардной, поэтому антагонизм получается односторонним.
 
Это хороший вопрос, внутри которого скрыто противоречие, которое очень сильно перекликается с задачами нынешнего фестиваля. Используя в этом году широкий инструментарий, мы задались целью показать временные параметры архитектуры. В результате появилось несколько необычных произведений. В проекте Мак Форманека Nikola-Lenivets Time время превратилось в простую структуру; личная духовная практика Сашико Абе обрела видимую динамичную форму в перформансе «Ножницы и бумага»; пространство небольшого сарайчика превратилось в бесконечность в работе Александра Вайсмана «Купель»; мифы и легенды Никола-Ленивца превратились в твердотелые артефакты в нашем проекте «Сад Знаний», а в объекте «Ленивый Зиккурат» проектной группы «Поле-Дизайн» игра с основами российского деревянного зодчества отразила изменчивость представлений о ценностях в деревянной архитектуре, которой издавна славилась Россия.

– Проект «Сад Знаний» Вы показываете на «Зодчестве» отдельно от остальной части «Архстояния». Почему?
 
– Дело в том, что «Сад Знаний» – это проект другого типа. У этого проекта другая аудитория – дети, и он представлен на фестивале в детской зоне.
Сад Знаний, вид с квадрокопетра. Фотография © Василий Рожков
Сад Знаний. Фотография © Антон Кочуркин
Сад Знаний. Фотография © Никита Шохов
Сад Знаний. Фотография © Никита Шохов

В отличие от фестивальных проектов, где художник знает, что его художественная практика будет презентована на фестивале, работа над этим проектом была выстроена как процесс обучения детей, пребывающих летом на территории Никола-Ленивца. Это образовательный проект, в котором полученные знания были представлены в виде инсталляций и арт-объектов, заключенных в единую структуру. «Сад знаний» это способ экспонирования знаний, навыков и опыта через инсталляции и объекты. 

Блуждая внутри сада знаний, посетитель находит четыре комнаты, каждая из которых собирает и представляет свою информацию, свои особенные знания.

Первая комната – комната мифов и легенд Никола-Ленивца. Вторая – фрагмент естественного ландшафта, напоминающая о красоте и силе окружающей природы. Третья комната, экологическая, – создана из материалов, собранных в процессе ухода за парком: веток, сухостоя, опилок. Экспозиция состоит из принтов исчезающих растений Калужской области. Четвертая комната – это комната будущего. Здесь представлены пожелания Никола-Ленивцу и мысли о том, каким должно быть это место. Результаты образовательного проекта, возможно впервые, были представлены как самодостаточный ландшафтный объект.
 

0

30 Октября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Зодчество 2014

В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.