Антон Кочуркин: «В нашем случае искусство возникает на грани двух полюсов»

О двух проектах, которые куратор Антон Кочуркин представит на фестивале Зодчество в декабре: «Архстояние» и «Сад Знаний».

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

30 Октября 2014
mainImg
Продолжаем рассказывать о планах фестиваля «Зодчество», которое в этом году курируют Андрей и Никита Асадовы, подробно рассказавшие о замысле в манифесте и интервью.
 
Архи.ру:
– Вы будете показывать историю «Архстояния» или какие-то части? В чем «стержень» проекта?
 
Антон Кочуркин:
– Мы представляем «Архстояние» 2014 года, основную часть экспозиции занимают материалы специального проекта фестиваля – Ленивый Зиккурат Владимира Кузмина и Николая Калошина. Проблематика этого фестивального года заключается в отношениях архитектуры и фактора временности: с проникновением в нашу культуру цифровых технологий архитектура перестала быть самодостаточной, архитектурные приемы уже много раз описаны и интерпретированы. Может ли поле действия архитектора расширяться? Если да, то куда?
 
Антон Кочуркин, куратор фестиваля архстояние, директор агентства 8 линий. 2014
Ленивый Зиккурат. Владимир Кузмин и Николай Калошин, 2014. Фотография © Никита Шохов

В этом году мы попытались представить две такие модели. Первая из них – взаимодействие материального и медийного. По словам Ричарда Кастелли, со-куратора фестиваля: «архитектура изменяет свое предназначение, но также и потому, что восприятие архитектурных объектов изменяется, так как изменяется общество, которое существует вокруг него. Природа «Архстояния», которое является одновременно и архитектурным событием, и краткосрочным фестивалем – хорошее основание для того, чтобы наблюдать временную составляющую архитектуры».
 
Перформанс Мака Форманека Nikola-Lenivets Time, 2014. Фотография © Никита Шохов
Перформанс Сашико Абе, 2014. Фотография © Никита Шохов

Вторая модель – поиск формы через локальное: местный контекст и материалы свойственные месту. Это в большей степени относится к «Ленивому Зиккурату». Созданный из нестроевого леса, спиленного на зараженной короедом делянке, зиккурат стал своего рода эко-манифестом спасения калужских лесов гибнущих от нашествия короеда.
 
Ленивый Зиккурат. Владимир Кузмин и Николай Калошин, 2014. Фотография © Мария Вышегородцева

– Кураторы говорят об оживлении традиции, и с ними можно согласиться, оживление, как и пробуждение это, как правило, хорошо, если не в шесть утра… Что и как оживляет «Архстояние»? Как бы Вы определили его побуждающую способность? Что выводит его из списка приятных рекреаций на свежем воздухе в область, как сказал бы Малевич, духовного в искусстве?
 
– Пробуждающая сила Архстояния в постоянной попытке создать условия для сосуществования местного и привнесенного. Каждый год – это эксперимент. Столкновение урбанизма и самобытности – вот главный творческий вызов и конфликт. Вслед за Архстоянием выстраивание решений этого конфликта становится лейтмотивом всей территории. «Осаживание» произведений искусства на землю позволяет объединить привнесенное и локальное, урбанистическое и самобытное, самостийное и анархичное.
 
– Малевича не устраивало определение искусства, всю жизнь он искал ответ. И каждый его ответ не был окончательным. В нашем случае искусство возникает на грани двух полюсов. Формальная задача – это обустройство арт-парка. Предложение художникам создать арт-объект на территории – способ для них найти свою форму, отражающую их собственные ценности. Второй полюс – отсутствие привычного урбанизированного контекста, внутри которого обнаруживается другие коннотации. Переключение между контекстами, на мой взгляд, рождает неординарные, свободные сюжеты, поддерживая статус территории как «художественной вольницы». 
 
– Вы сами что думаете об авангарде и традиции – они партнеры или антагонисты?
– Часто авангард становится традицией, но традиция не может стать авангардной, поэтому антагонизм получается односторонним.
 
Это хороший вопрос, внутри которого скрыто противоречие, которое очень сильно перекликается с задачами нынешнего фестиваля. Используя в этом году широкий инструментарий, мы задались целью показать временные параметры архитектуры. В результате появилось несколько необычных произведений. В проекте Мак Форманека Nikola-Lenivets Time время превратилось в простую структуру; личная духовная практика Сашико Абе обрела видимую динамичную форму в перформансе «Ножницы и бумага»; пространство небольшого сарайчика превратилось в бесконечность в работе Александра Вайсмана «Купель»; мифы и легенды Никола-Ленивца превратились в твердотелые артефакты в нашем проекте «Сад Знаний», а в объекте «Ленивый Зиккурат» проектной группы «Поле-Дизайн» игра с основами российского деревянного зодчества отразила изменчивость представлений о ценностях в деревянной архитектуре, которой издавна славилась Россия.

– Проект «Сад Знаний» Вы показываете на «Зодчестве» отдельно от остальной части «Архстояния». Почему?
 
– Дело в том, что «Сад Знаний» – это проект другого типа. У этого проекта другая аудитория – дети, и он представлен на фестивале в детской зоне.
Сад Знаний, вид с квадрокопетра. Фотография © Василий Рожков
Сад Знаний. Фотография © Антон Кочуркин
Сад Знаний. Фотография © Никита Шохов
Сад Знаний. Фотография © Никита Шохов

В отличие от фестивальных проектов, где художник знает, что его художественная практика будет презентована на фестивале, работа над этим проектом была выстроена как процесс обучения детей, пребывающих летом на территории Никола-Ленивца. Это образовательный проект, в котором полученные знания были представлены в виде инсталляций и арт-объектов, заключенных в единую структуру. «Сад знаний» это способ экспонирования знаний, навыков и опыта через инсталляции и объекты. 

Блуждая внутри сада знаний, посетитель находит четыре комнаты, каждая из которых собирает и представляет свою информацию, свои особенные знания.

Первая комната – комната мифов и легенд Никола-Ленивца. Вторая – фрагмент естественного ландшафта, напоминающая о красоте и силе окружающей природы. Третья комната, экологическая, – создана из материалов, собранных в процессе ухода за парком: веток, сухостоя, опилок. Экспозиция состоит из принтов исчезающих растений Калужской области. Четвертая комната – это комната будущего. Здесь представлены пожелания Никола-Ленивцу и мысли о том, каким должно быть это место. Результаты образовательного проекта, возможно впервые, были представлены как самодостаточный ландшафтный объект.
 

30 Октября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.