Антон Кочуркин: «В нашем случае искусство возникает на грани двух полюсов»

О двух проектах, которые куратор Антон Кочуркин представит на фестивале Зодчество в декабре: «Архстояние» и «Сад Знаний».

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

30 Октября 2014
mainImg
Продолжаем рассказывать о планах фестиваля «Зодчество», которое в этом году курируют Андрей и Никита Асадовы, подробно рассказавшие о замысле в манифесте и интервью.
 
Архи.ру:
– Вы будете показывать историю «Архстояния» или какие-то части? В чем «стержень» проекта?
 
Антон Кочуркин:
– Мы представляем «Архстояние» 2014 года, основную часть экспозиции занимают материалы специального проекта фестиваля – Ленивый Зиккурат Владимира Кузмина и Николая Калошина. Проблематика этого фестивального года заключается в отношениях архитектуры и фактора временности: с проникновением в нашу культуру цифровых технологий архитектура перестала быть самодостаточной, архитектурные приемы уже много раз описаны и интерпретированы. Может ли поле действия архитектора расширяться? Если да, то куда?
 
Антон Кочуркин, куратор фестиваля архстояние, директор агентства 8 линий. 2014
Ленивый Зиккурат. Владимир Кузмин и Николай Калошин, 2014. Фотография © Никита Шохов

В этом году мы попытались представить две такие модели. Первая из них – взаимодействие материального и медийного. По словам Ричарда Кастелли, со-куратора фестиваля: «архитектура изменяет свое предназначение, но также и потому, что восприятие архитектурных объектов изменяется, так как изменяется общество, которое существует вокруг него. Природа «Архстояния», которое является одновременно и архитектурным событием, и краткосрочным фестивалем – хорошее основание для того, чтобы наблюдать временную составляющую архитектуры».
 
Перформанс Мака Форманека Nikola-Lenivets Time, 2014. Фотография © Никита Шохов
Перформанс Сашико Абе, 2014. Фотография © Никита Шохов

Вторая модель – поиск формы через локальное: местный контекст и материалы свойственные месту. Это в большей степени относится к «Ленивому Зиккурату». Созданный из нестроевого леса, спиленного на зараженной короедом делянке, зиккурат стал своего рода эко-манифестом спасения калужских лесов гибнущих от нашествия короеда.
 
Ленивый Зиккурат. Владимир Кузмин и Николай Калошин, 2014. Фотография © Мария Вышегородцева

– Кураторы говорят об оживлении традиции, и с ними можно согласиться, оживление, как и пробуждение это, как правило, хорошо, если не в шесть утра… Что и как оживляет «Архстояние»? Как бы Вы определили его побуждающую способность? Что выводит его из списка приятных рекреаций на свежем воздухе в область, как сказал бы Малевич, духовного в искусстве?
 
– Пробуждающая сила Архстояния в постоянной попытке создать условия для сосуществования местного и привнесенного. Каждый год – это эксперимент. Столкновение урбанизма и самобытности – вот главный творческий вызов и конфликт. Вслед за Архстоянием выстраивание решений этого конфликта становится лейтмотивом всей территории. «Осаживание» произведений искусства на землю позволяет объединить привнесенное и локальное, урбанистическое и самобытное, самостийное и анархичное.
 
– Малевича не устраивало определение искусства, всю жизнь он искал ответ. И каждый его ответ не был окончательным. В нашем случае искусство возникает на грани двух полюсов. Формальная задача – это обустройство арт-парка. Предложение художникам создать арт-объект на территории – способ для них найти свою форму, отражающую их собственные ценности. Второй полюс – отсутствие привычного урбанизированного контекста, внутри которого обнаруживается другие коннотации. Переключение между контекстами, на мой взгляд, рождает неординарные, свободные сюжеты, поддерживая статус территории как «художественной вольницы». 
 
– Вы сами что думаете об авангарде и традиции – они партнеры или антагонисты?
– Часто авангард становится традицией, но традиция не может стать авангардной, поэтому антагонизм получается односторонним.
 
Это хороший вопрос, внутри которого скрыто противоречие, которое очень сильно перекликается с задачами нынешнего фестиваля. Используя в этом году широкий инструментарий, мы задались целью показать временные параметры архитектуры. В результате появилось несколько необычных произведений. В проекте Мак Форманека Nikola-Lenivets Time время превратилось в простую структуру; личная духовная практика Сашико Абе обрела видимую динамичную форму в перформансе «Ножницы и бумага»; пространство небольшого сарайчика превратилось в бесконечность в работе Александра Вайсмана «Купель»; мифы и легенды Никола-Ленивца превратились в твердотелые артефакты в нашем проекте «Сад Знаний», а в объекте «Ленивый Зиккурат» проектной группы «Поле-Дизайн» игра с основами российского деревянного зодчества отразила изменчивость представлений о ценностях в деревянной архитектуре, которой издавна славилась Россия.

– Проект «Сад Знаний» Вы показываете на «Зодчестве» отдельно от остальной части «Архстояния». Почему?
 
– Дело в том, что «Сад Знаний» – это проект другого типа. У этого проекта другая аудитория – дети, и он представлен на фестивале в детской зоне.
Сад Знаний, вид с квадрокопетра. Фотография © Василий Рожков
Сад Знаний. Фотография © Антон Кочуркин
Сад Знаний. Фотография © Никита Шохов
Сад Знаний. Фотография © Никита Шохов

В отличие от фестивальных проектов, где художник знает, что его художественная практика будет презентована на фестивале, работа над этим проектом была выстроена как процесс обучения детей, пребывающих летом на территории Никола-Ленивца. Это образовательный проект, в котором полученные знания были представлены в виде инсталляций и арт-объектов, заключенных в единую структуру. «Сад знаний» это способ экспонирования знаний, навыков и опыта через инсталляции и объекты. 

Блуждая внутри сада знаний, посетитель находит четыре комнаты, каждая из которых собирает и представляет свою информацию, свои особенные знания.

Первая комната – комната мифов и легенд Никола-Ленивца. Вторая – фрагмент естественного ландшафта, напоминающая о красоте и силе окружающей природы. Третья комната, экологическая, – создана из материалов, собранных в процессе ухода за парком: веток, сухостоя, опилок. Экспозиция состоит из принтов исчезающих растений Калужской области. Четвертая комната – это комната будущего. Здесь представлены пожелания Никола-Ленивцу и мысли о том, каким должно быть это место. Результаты образовательного проекта, возможно впервые, были представлены как самодостаточный ландшафтный объект.
 

30 Октября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.