Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»

Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

05 Ноября 2014
mainImg
zooming
Владислав Кирпичев, EDAS. Фотография © Владимир Мишуков
Соня Стенина, 7. Архитектон (100 х 100 х 350). 2013. © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

Архи.ру:
– Надо ли учить детей любить идентичное (родину), или лучше учить любить весь мир?
 
Владислав Кирпичев:
– Родина – это понятие точки отсчета.
 
Чувство родины у любого из нас формируются нашими личными переживаниями, и в этом смысле, если простроить все связи, объединяющие нас и эмоционально нам важные, то в итоге окажется, что наша жизнь не фиксируется границами территорий, а раскинется по всей земле и вглубь времен и эпох. В эту родину входят любовь к Баху, Джотто, Джону Кейджу, Тарковскому, русской иконе, Малевичу, Парижу, к маленькой, Богом забытой уральской деревне… – бесконечное множество связей, объединяющих и формирующих чувство родины. Язык, конечно, определяет многое. То, что ты можешь донести на своем языке, трудно выразить на чужом. Но, оказывается, что и это не главное. Оказывается, что понимание происходит на внеязыковом уровне с людьми, воспитанными другой культурой, другой родиной.
 
Другое дело, что родившись в своей стране, ты должен чувствовать обязанность применить лучшее там, где проблемы тебе известны лучше всего. И скорее всего именно решая проблемы своей страны, ты сможешь сделать что-то и для всех. Как было с японскими метаболистами, например, которые решали проблемы конца земли в Японии, а в итоге предложили выход для всего разросшегося человечества.
 
Любить идентичное чему?.. Мне кажется, мы все живем запахами из детства. И если я вспоминаю запах соснового леса и дыма печных труб, то кому-то достались ароматы близлежащей помойки.
 
Я, вообще-то, не очень понимаю, как можно научить любить… Любовь деятельна. Презрение к своей стране – не лучший способ прожить жизнь, не самый достойный и человечный. По сути, это отказ от решения проблем, отказ от поиска выхода в той конкретной точке, в которой ты сам находишься. Но только решение настоящей трудности, на основе лучшего, что дает мир, даст и оригинальность почерка, и прогресс для всех. Нельзя отказываться работать, нельзя отказываться любить.
 
Обучая лучшему, обучая ответственности, обучая структурности мышления, проектному подходу, мы должны обучать и пониманию своей страны, ее исторических возможностей и невозможностей, получая в итоге не бессилие, а силу осознания реальности. Любовь к своей стране в национальных, языковых границах – это и любовь к ее будущему, к ее месту среди человечества, как и более точное понимание ее прошлого. Но выбирать надо будущее.
zooming
Василиса Коновалова, 6-8. Башня (100 х 100 х 350). 2007-2010 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Если я спрошу, используете ли вы в обучении приемы, восходящие к поискам двадцатых, ответ скорее всего будет положительным – сейчас почти все, кроме позиционных ретроградов, их используют. А какие приемы из того арсенала для Вас главные (любимые) и в чем их ценность?
 
– Вопрос поставлен так, как будто заимствование возможно.

Да, я учился у Ивана Ламцова, который сам был участником АСНОВА, другом Ладовского и рассказывал мне, как подрисовывал картины Малевичу для его выставки в Москве…
 
Да, я остаюсь учеником Ильи Лежавы, который сам по себе человек-авангард. Под его руководством я выиграл и тот конкурс ЮНЕСКО, который задал, по сути, начало бумажной архитектуры в СССР. И конечно,  Лежава ставил нам подход и мышление. Мы «шли» на авангард. Но говорить конкретно о каких-то обучающих методиках нельзя. Архивов, в общем, нет, никаких учебников мы не использовали. Важнее были принципы, и понимание их.
 
Да, как и у многих теперь, это все строится вокруг мелкой моторики, огромного количества упражнений, на важном отождествлении «здания» и нашего «тела», где ребенок многое понимает на основе собственной физики. Но это все – не главное. Главное то, как мы понимаем то, что мы делаем.
 
Возьмем, как одну тему для обсуждения – программу «Вырезание». Здесь есть огромное количество методологий. Но главное – простая на вид мысль: вырезать – это не рисовать. То есть не копировать, а напрямую работать с бумагой, видеть ту форму, которую получаешь в работе с листом, прямо из него. Мелкая моторика – это не развитие пальцев, а развитие мозга, и через нее мы обучаем себя и детей абстрактному мышлению, беспредметному способу видеть. Нужно видеть не вещь, а структуру вещи. Именно это включает мозг ребенка, именно это задает ему чистую логику, расчет, красоту без подражания.
 
В EDAS около восьмисот программ и каждая рассчитана не на механическую тренировку, а на разработку взгляда, на «сдвиг понимания»,  на обретение уверенности в себе, потому что теперь ребенок учится быть уверенным не потому, что нечто «похоже» на что-то, – скажем яблоко на яблоко, – а потому что он полностью отвечает за процесс появления объекта, он жестко выстраивает логику того, что нигде не мог видеть, а только создать. Вот в этом и есть наследие авангарда. Его абсолютно радикальный подход. Все методы – вытекают из этого, из раз и навсегда осознаваемого рывка в беспредметность и принятия всех последствий этого рывка.
zooming
Аня Сибирякова, 6. Башня (100 х 100 х 350). 2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Получается ли придумать новые приемы обучения и если да, то какие?
 
– Естественно. Методов бесконечное число.
 
Программ в EDAS более восьмисот, но это только то, что описано. На самом деле их может быть сколько угодно. Каждый индивидуальный ребенок, если он остается с нами надолго, постоянно провоцирует новые уточнения, новые задачи для воспитания и подготовки себя.
 
Есть обязательный курс, который правда тоже дается в том порядке, который ребенок может воспринять. Мы исходим из его возможностей и невозможностей, оценивая, как он лучше усвоит материал. Причем одно и то же задание на разных уровнях сложности могут выполнять дети разного возраста.
 
Но есть еще и каждодневная работа.
 
Иногда ребенку вообще ничего не нужно делать, а нужно просто почувствовать, о чем идет речь. Он будет сам себя исследовать на предмет того, что такое вес, равновесие, или «внешнее» и «внутреннее» и так далее. От каждого упражнения могут развиться новые, в которых будут объединяться две-три программы, и все это будет вести к созданию новых объектов.
 
Методика обучения EDAS не может быть изложена в таблице, скорее это такая решетка взаимосвязанных между собою понятий, это тип мышления, которым ребенок сможет овладеть в свое время, совершая свои усилия, проходя свои преодоления. И из этого он уже выберет и свой путь, и жизнь и тип деятельности.
 
– Стремитесь ли Вы воспитать художников-архитекторов, способных на рывок нового обновления? Каким будет это новое?
 
– У нас нет стремления воспитывать только архитекторов. Это было заявлено в самом начале EDAS. Другое дело, что те, кто хотят ими стать, кто действительно имеет эту склонность, соберут в ходе работы такое портфолио, которое, скорее всего, поможет им выглядеть убедительно в любой хорошей современной архитектурной школе – где угодно, в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке.
 
Но EDAS нацелен на другое – он дает ту самую основу, структуру, при которой ребенок (а потом уже и не ребенок), чем бы он ни занимался, будет результативен. Он дает «проектное мышление», а применять его можно по-разному. За сорок лет наши ученики проявили себя в совершенно  разных областях. И в этом тоже наследие авангарда – его целью являлись не «вещи», которые мы производим, а жизнь, которую мы улучшаем, «человек», которому мы даем новые шансы. Конкретно «вещи» – это только манифесты.
 
Последние десять лет мы несколько отошли от своих же собственных наработанных методов работы с детьми. Современный EDAS – это не ЭДАС образца восьмидесятых – девяностых, это – исследовательская лаборатория.
zooming
Мая Сибирякова, 7. Башня (100 х 100 х 350). 2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Чего зрителям ждать от вашей выставки, в чем ее основной смысл?
 
– Название выставки EDAS: ИСТОРИЯ ФОРМАЛИЗМА И 3D ОБРАЗОВАНИЕ.
 
Выставка соотнесена с содержанием подготовленного нами издания журнала Tatlin и имеет жесткую формальную структуру. Это – по внешней и формальной части выставки, которая показывает EDAS как полный цикл подготовки и образования.
 
Но внутренней задачей выставки является показать философию EDAS, его интерпретацию формы, и основных понятий архитектуры, его базовые интеллектуальные установки. Это диалог со зрителем – диалог о том, что такое форма, что такое авангард, что такое процесс обучения и понимания, и о том, что такое наши возможности и наша свобода.
 
– Кто ваша аудитория, к кому Вы обращаетесь?
 
Здесь трудно ответить. Вопрос о целевой аудитории всегда бессмыслен для художников и педагогов, если ставить его социологически. Зритель, как и ученик, может прийти из любой среды, кто угодно может оказаться потребителем твоего «сообщения».
 
Правильнее в нашем случае спросить не к кому, а к чему мы обращаемся – к желанию почувствовать, что все еще возможно, которое есть в каждом человеке.
 
Когда вы видите невероятную работу, шедевр абстракции и изобретательности, выполненную семи, восьми или девятилетним ребенком, – это ошеломляет и этот эффект ни с чем не сравним. Его сила действует везде и всегда.
 
Это может оказаться необходимым как тем, кому нужно почувствовать новое дыхание в своей профессии, архитекторам, так и родителям, которым захочется придать новых сил своим детям – сил идти самостоятельно. Но можно вполне себе представить, как из любого другого места и точки в социальном поле раздастся это ответное «я могу», которое мы так любим в EDAS, главный посыл которого – это абсолютное разрешение: Можно все! Тем, кто хочет это услышать, кто хочет это почувствовать, эта выставка и предназначается.
zooming
Василиса Коновалова, 11. Архитектон (100 х 100 х 350). 2013-2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

Касается ли ваша выставка темы нынешнего года («актуальное идентичное») и если да, то как?
 
– Из высказанного ранее получается, что эти понятия в нашем случае проходят мимо. Они просто ничего не описывают из того опыта, с которым имеет дело EDAS.
 
Но быть может, сам EDAS, возникший в определенных исторических условиях, шедший долго в рамках родного языка, является свидетельством того, что на самом деле является русской айдентикой. По слову Василия Розанова… это всего лишь «всемирная отзывчивость».
 
– Считаете ли Вы правильным искать идентичность и уникальность сейчас, или может быть логичнее сосредоточиться на качестве жизни? Или, наоборот, на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?
 
– Мне думается, я уже ответил на этот вопрос.
 

05 Ноября 2014

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Пресса: Фестиваль «Зодчество-2014» - кураторский порыв назло...
В конце декабря в Гостином дворе прошел 22-й Международный фестиваль «Зодчество-2014», ситуативным контекстом которого стала профессиональная рефлексия по поводу последствий для строительной практики двукратной девальвации рубля.
Пресса: Эдхам Акбулатов, мэр Красноярска: «Стремительное...
Экспозиция Красноярска стала одной из самых ярких на XXII международном фестивале «Зодчество» в Москве. Сибиряки привезли в столицу новый генеральный план развития города. Мэр Красноярска Эдхам Акбулатов рассказал, какой опыт Москвы может быть полезен городу, зачем он планирует реорганизовывать промзоны в промышленном сердце Сибири и как изменится Красноярск к проведению Универсиады-2019.
Пресса: В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество»
В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество». Его тема звучала довольно сложно – «Актуальное. Идентичное», с посвящением 100-летию русского авангарда. Организаторы объяснили, что, соединяя прошлое с настоящим, современные архитекторы формируют будущее. Тем самым у них в руках – ключ к зарождению нового авангарда.
Пресса: Северный эпос
Архитектурная мастерская «Атриум» открыла мощный источник вдохновения в традициях и природе Якутии, когда разрабатывала конкурсную концепцию для международного центра Олонхо в Якутске. Сооснователь мастерской, архитектор Антон Надточий призывает не забывать о культурах малых народов в разговоре о российской идентичности.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Пресса: Ольга Бумагина: Детский сад как центр притяжения
Главный архитектор и гендиректор мастерской ППФ «Проект-Реализация» Ольга Бумагина убеждена в том, что социальные объекты не должны являться довеском к жилой застройке, а вполне могут стать центрами притяжения в жилых кварталах.
Пресса: Большая встреча с кураторами фестиваля «Зодчество-2014»
12 ноября 2014 года на площадке архитектурной школы МАРШ состоялся круглый стол «Специальные проекты фестиваля «Зодчество-2014». Кураторы, среди которых Андрей и Никита Асадовы, Елена Гонсалес, Александр Змеул, Оскар Мамлеев, Елена Петухова, Алексей Комов, Вероника Харитонова, Александра Селиванова и Борис Кондаков, рассказали присутствующим о философии своих выставочных проектов, их профессиональной и общественной направленности, а также поговорили об идентичности российской архитектуры.
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.