Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»

Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

05 Ноября 2014
mainImg
zooming
Владислав Кирпичев, EDAS. Фотография © Владимир Мишуков
Соня Стенина, 7. Архитектон (100 х 100 х 350). 2013. © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

Архи.ру:
– Надо ли учить детей любить идентичное (родину), или лучше учить любить весь мир?
 
Владислав Кирпичев:
– Родина – это понятие точки отсчета.
 
Чувство родины у любого из нас формируются нашими личными переживаниями, и в этом смысле, если простроить все связи, объединяющие нас и эмоционально нам важные, то в итоге окажется, что наша жизнь не фиксируется границами территорий, а раскинется по всей земле и вглубь времен и эпох. В эту родину входят любовь к Баху, Джотто, Джону Кейджу, Тарковскому, русской иконе, Малевичу, Парижу, к маленькой, Богом забытой уральской деревне… – бесконечное множество связей, объединяющих и формирующих чувство родины. Язык, конечно, определяет многое. То, что ты можешь донести на своем языке, трудно выразить на чужом. Но, оказывается, что и это не главное. Оказывается, что понимание происходит на внеязыковом уровне с людьми, воспитанными другой культурой, другой родиной.
 
Другое дело, что родившись в своей стране, ты должен чувствовать обязанность применить лучшее там, где проблемы тебе известны лучше всего. И скорее всего именно решая проблемы своей страны, ты сможешь сделать что-то и для всех. Как было с японскими метаболистами, например, которые решали проблемы конца земли в Японии, а в итоге предложили выход для всего разросшегося человечества.
 
Любить идентичное чему?.. Мне кажется, мы все живем запахами из детства. И если я вспоминаю запах соснового леса и дыма печных труб, то кому-то достались ароматы близлежащей помойки.
 
Я, вообще-то, не очень понимаю, как можно научить любить… Любовь деятельна. Презрение к своей стране – не лучший способ прожить жизнь, не самый достойный и человечный. По сути, это отказ от решения проблем, отказ от поиска выхода в той конкретной точке, в которой ты сам находишься. Но только решение настоящей трудности, на основе лучшего, что дает мир, даст и оригинальность почерка, и прогресс для всех. Нельзя отказываться работать, нельзя отказываться любить.
 
Обучая лучшему, обучая ответственности, обучая структурности мышления, проектному подходу, мы должны обучать и пониманию своей страны, ее исторических возможностей и невозможностей, получая в итоге не бессилие, а силу осознания реальности. Любовь к своей стране в национальных, языковых границах – это и любовь к ее будущему, к ее месту среди человечества, как и более точное понимание ее прошлого. Но выбирать надо будущее.
zooming
Василиса Коновалова, 6-8. Башня (100 х 100 х 350). 2007-2010 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Если я спрошу, используете ли вы в обучении приемы, восходящие к поискам двадцатых, ответ скорее всего будет положительным – сейчас почти все, кроме позиционных ретроградов, их используют. А какие приемы из того арсенала для Вас главные (любимые) и в чем их ценность?
 
– Вопрос поставлен так, как будто заимствование возможно.

Да, я учился у Ивана Ламцова, который сам был участником АСНОВА, другом Ладовского и рассказывал мне, как подрисовывал картины Малевичу для его выставки в Москве…
 
Да, я остаюсь учеником Ильи Лежавы, который сам по себе человек-авангард. Под его руководством я выиграл и тот конкурс ЮНЕСКО, который задал, по сути, начало бумажной архитектуры в СССР. И конечно,  Лежава ставил нам подход и мышление. Мы «шли» на авангард. Но говорить конкретно о каких-то обучающих методиках нельзя. Архивов, в общем, нет, никаких учебников мы не использовали. Важнее были принципы, и понимание их.
 
Да, как и у многих теперь, это все строится вокруг мелкой моторики, огромного количества упражнений, на важном отождествлении «здания» и нашего «тела», где ребенок многое понимает на основе собственной физики. Но это все – не главное. Главное то, как мы понимаем то, что мы делаем.
 
Возьмем, как одну тему для обсуждения – программу «Вырезание». Здесь есть огромное количество методологий. Но главное – простая на вид мысль: вырезать – это не рисовать. То есть не копировать, а напрямую работать с бумагой, видеть ту форму, которую получаешь в работе с листом, прямо из него. Мелкая моторика – это не развитие пальцев, а развитие мозга, и через нее мы обучаем себя и детей абстрактному мышлению, беспредметному способу видеть. Нужно видеть не вещь, а структуру вещи. Именно это включает мозг ребенка, именно это задает ему чистую логику, расчет, красоту без подражания.
 
В EDAS около восьмисот программ и каждая рассчитана не на механическую тренировку, а на разработку взгляда, на «сдвиг понимания»,  на обретение уверенности в себе, потому что теперь ребенок учится быть уверенным не потому, что нечто «похоже» на что-то, – скажем яблоко на яблоко, – а потому что он полностью отвечает за процесс появления объекта, он жестко выстраивает логику того, что нигде не мог видеть, а только создать. Вот в этом и есть наследие авангарда. Его абсолютно радикальный подход. Все методы – вытекают из этого, из раз и навсегда осознаваемого рывка в беспредметность и принятия всех последствий этого рывка.
zooming
Аня Сибирякова, 6. Башня (100 х 100 х 350). 2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Получается ли придумать новые приемы обучения и если да, то какие?
 
– Естественно. Методов бесконечное число.
 
Программ в EDAS более восьмисот, но это только то, что описано. На самом деле их может быть сколько угодно. Каждый индивидуальный ребенок, если он остается с нами надолго, постоянно провоцирует новые уточнения, новые задачи для воспитания и подготовки себя.
 
Есть обязательный курс, который правда тоже дается в том порядке, который ребенок может воспринять. Мы исходим из его возможностей и невозможностей, оценивая, как он лучше усвоит материал. Причем одно и то же задание на разных уровнях сложности могут выполнять дети разного возраста.
 
Но есть еще и каждодневная работа.
 
Иногда ребенку вообще ничего не нужно делать, а нужно просто почувствовать, о чем идет речь. Он будет сам себя исследовать на предмет того, что такое вес, равновесие, или «внешнее» и «внутреннее» и так далее. От каждого упражнения могут развиться новые, в которых будут объединяться две-три программы, и все это будет вести к созданию новых объектов.
 
Методика обучения EDAS не может быть изложена в таблице, скорее это такая решетка взаимосвязанных между собою понятий, это тип мышления, которым ребенок сможет овладеть в свое время, совершая свои усилия, проходя свои преодоления. И из этого он уже выберет и свой путь, и жизнь и тип деятельности.
 
– Стремитесь ли Вы воспитать художников-архитекторов, способных на рывок нового обновления? Каким будет это новое?
 
– У нас нет стремления воспитывать только архитекторов. Это было заявлено в самом начале EDAS. Другое дело, что те, кто хотят ими стать, кто действительно имеет эту склонность, соберут в ходе работы такое портфолио, которое, скорее всего, поможет им выглядеть убедительно в любой хорошей современной архитектурной школе – где угодно, в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке.
 
Но EDAS нацелен на другое – он дает ту самую основу, структуру, при которой ребенок (а потом уже и не ребенок), чем бы он ни занимался, будет результативен. Он дает «проектное мышление», а применять его можно по-разному. За сорок лет наши ученики проявили себя в совершенно  разных областях. И в этом тоже наследие авангарда – его целью являлись не «вещи», которые мы производим, а жизнь, которую мы улучшаем, «человек», которому мы даем новые шансы. Конкретно «вещи» – это только манифесты.
 
Последние десять лет мы несколько отошли от своих же собственных наработанных методов работы с детьми. Современный EDAS – это не ЭДАС образца восьмидесятых – девяностых, это – исследовательская лаборатория.
zooming
Мая Сибирякова, 7. Башня (100 х 100 х 350). 2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Чего зрителям ждать от вашей выставки, в чем ее основной смысл?
 
– Название выставки EDAS: ИСТОРИЯ ФОРМАЛИЗМА И 3D ОБРАЗОВАНИЕ.
 
Выставка соотнесена с содержанием подготовленного нами издания журнала Tatlin и имеет жесткую формальную структуру. Это – по внешней и формальной части выставки, которая показывает EDAS как полный цикл подготовки и образования.
 
Но внутренней задачей выставки является показать философию EDAS, его интерпретацию формы, и основных понятий архитектуры, его базовые интеллектуальные установки. Это диалог со зрителем – диалог о том, что такое форма, что такое авангард, что такое процесс обучения и понимания, и о том, что такое наши возможности и наша свобода.
 
– Кто ваша аудитория, к кому Вы обращаетесь?
 
Здесь трудно ответить. Вопрос о целевой аудитории всегда бессмыслен для художников и педагогов, если ставить его социологически. Зритель, как и ученик, может прийти из любой среды, кто угодно может оказаться потребителем твоего «сообщения».
 
Правильнее в нашем случае спросить не к кому, а к чему мы обращаемся – к желанию почувствовать, что все еще возможно, которое есть в каждом человеке.
 
Когда вы видите невероятную работу, шедевр абстракции и изобретательности, выполненную семи, восьми или девятилетним ребенком, – это ошеломляет и этот эффект ни с чем не сравним. Его сила действует везде и всегда.
 
Это может оказаться необходимым как тем, кому нужно почувствовать новое дыхание в своей профессии, архитекторам, так и родителям, которым захочется придать новых сил своим детям – сил идти самостоятельно. Но можно вполне себе представить, как из любого другого места и точки в социальном поле раздастся это ответное «я могу», которое мы так любим в EDAS, главный посыл которого – это абсолютное разрешение: Можно все! Тем, кто хочет это услышать, кто хочет это почувствовать, эта выставка и предназначается.
zooming
Василиса Коновалова, 11. Архитектон (100 х 100 х 350). 2013-2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

Касается ли ваша выставка темы нынешнего года («актуальное идентичное») и если да, то как?
 
– Из высказанного ранее получается, что эти понятия в нашем случае проходят мимо. Они просто ничего не описывают из того опыта, с которым имеет дело EDAS.
 
Но быть может, сам EDAS, возникший в определенных исторических условиях, шедший долго в рамках родного языка, является свидетельством того, что на самом деле является русской айдентикой. По слову Василия Розанова… это всего лишь «всемирная отзывчивость».
 
– Считаете ли Вы правильным искать идентичность и уникальность сейчас, или может быть логичнее сосредоточиться на качестве жизни? Или, наоборот, на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?
 
– Мне думается, я уже ответил на этот вопрос.
 

05 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.