Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»

Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

05 Ноября 2014
mainImg
zooming
Владислав Кирпичев, EDAS. Фотография © Владимир Мишуков
Соня Стенина, 7. Архитектон (100 х 100 х 350). 2013. © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

Архи.ру:
– Надо ли учить детей любить идентичное (родину), или лучше учить любить весь мир?
 
Владислав Кирпичев:
– Родина – это понятие точки отсчета.
 
Чувство родины у любого из нас формируются нашими личными переживаниями, и в этом смысле, если простроить все связи, объединяющие нас и эмоционально нам важные, то в итоге окажется, что наша жизнь не фиксируется границами территорий, а раскинется по всей земле и вглубь времен и эпох. В эту родину входят любовь к Баху, Джотто, Джону Кейджу, Тарковскому, русской иконе, Малевичу, Парижу, к маленькой, Богом забытой уральской деревне… – бесконечное множество связей, объединяющих и формирующих чувство родины. Язык, конечно, определяет многое. То, что ты можешь донести на своем языке, трудно выразить на чужом. Но, оказывается, что и это не главное. Оказывается, что понимание происходит на внеязыковом уровне с людьми, воспитанными другой культурой, другой родиной.
 
Другое дело, что родившись в своей стране, ты должен чувствовать обязанность применить лучшее там, где проблемы тебе известны лучше всего. И скорее всего именно решая проблемы своей страны, ты сможешь сделать что-то и для всех. Как было с японскими метаболистами, например, которые решали проблемы конца земли в Японии, а в итоге предложили выход для всего разросшегося человечества.
 
Любить идентичное чему?.. Мне кажется, мы все живем запахами из детства. И если я вспоминаю запах соснового леса и дыма печных труб, то кому-то достались ароматы близлежащей помойки.
 
Я, вообще-то, не очень понимаю, как можно научить любить… Любовь деятельна. Презрение к своей стране – не лучший способ прожить жизнь, не самый достойный и человечный. По сути, это отказ от решения проблем, отказ от поиска выхода в той конкретной точке, в которой ты сам находишься. Но только решение настоящей трудности, на основе лучшего, что дает мир, даст и оригинальность почерка, и прогресс для всех. Нельзя отказываться работать, нельзя отказываться любить.
 
Обучая лучшему, обучая ответственности, обучая структурности мышления, проектному подходу, мы должны обучать и пониманию своей страны, ее исторических возможностей и невозможностей, получая в итоге не бессилие, а силу осознания реальности. Любовь к своей стране в национальных, языковых границах – это и любовь к ее будущему, к ее месту среди человечества, как и более точное понимание ее прошлого. Но выбирать надо будущее.
zooming
Василиса Коновалова, 6-8. Башня (100 х 100 х 350). 2007-2010 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Если я спрошу, используете ли вы в обучении приемы, восходящие к поискам двадцатых, ответ скорее всего будет положительным – сейчас почти все, кроме позиционных ретроградов, их используют. А какие приемы из того арсенала для Вас главные (любимые) и в чем их ценность?
 
– Вопрос поставлен так, как будто заимствование возможно.

Да, я учился у Ивана Ламцова, который сам был участником АСНОВА, другом Ладовского и рассказывал мне, как подрисовывал картины Малевичу для его выставки в Москве…
 
Да, я остаюсь учеником Ильи Лежавы, который сам по себе человек-авангард. Под его руководством я выиграл и тот конкурс ЮНЕСКО, который задал, по сути, начало бумажной архитектуры в СССР. И конечно,  Лежава ставил нам подход и мышление. Мы «шли» на авангард. Но говорить конкретно о каких-то обучающих методиках нельзя. Архивов, в общем, нет, никаких учебников мы не использовали. Важнее были принципы, и понимание их.
 
Да, как и у многих теперь, это все строится вокруг мелкой моторики, огромного количества упражнений, на важном отождествлении «здания» и нашего «тела», где ребенок многое понимает на основе собственной физики. Но это все – не главное. Главное то, как мы понимаем то, что мы делаем.
 
Возьмем, как одну тему для обсуждения – программу «Вырезание». Здесь есть огромное количество методологий. Но главное – простая на вид мысль: вырезать – это не рисовать. То есть не копировать, а напрямую работать с бумагой, видеть ту форму, которую получаешь в работе с листом, прямо из него. Мелкая моторика – это не развитие пальцев, а развитие мозга, и через нее мы обучаем себя и детей абстрактному мышлению, беспредметному способу видеть. Нужно видеть не вещь, а структуру вещи. Именно это включает мозг ребенка, именно это задает ему чистую логику, расчет, красоту без подражания.
 
В EDAS около восьмисот программ и каждая рассчитана не на механическую тренировку, а на разработку взгляда, на «сдвиг понимания»,  на обретение уверенности в себе, потому что теперь ребенок учится быть уверенным не потому, что нечто «похоже» на что-то, – скажем яблоко на яблоко, – а потому что он полностью отвечает за процесс появления объекта, он жестко выстраивает логику того, что нигде не мог видеть, а только создать. Вот в этом и есть наследие авангарда. Его абсолютно радикальный подход. Все методы – вытекают из этого, из раз и навсегда осознаваемого рывка в беспредметность и принятия всех последствий этого рывка.
zooming
Аня Сибирякова, 6. Башня (100 х 100 х 350). 2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Получается ли придумать новые приемы обучения и если да, то какие?
 
– Естественно. Методов бесконечное число.
 
Программ в EDAS более восьмисот, но это только то, что описано. На самом деле их может быть сколько угодно. Каждый индивидуальный ребенок, если он остается с нами надолго, постоянно провоцирует новые уточнения, новые задачи для воспитания и подготовки себя.
 
Есть обязательный курс, который правда тоже дается в том порядке, который ребенок может воспринять. Мы исходим из его возможностей и невозможностей, оценивая, как он лучше усвоит материал. Причем одно и то же задание на разных уровнях сложности могут выполнять дети разного возраста.
 
Но есть еще и каждодневная работа.
 
Иногда ребенку вообще ничего не нужно делать, а нужно просто почувствовать, о чем идет речь. Он будет сам себя исследовать на предмет того, что такое вес, равновесие, или «внешнее» и «внутреннее» и так далее. От каждого упражнения могут развиться новые, в которых будут объединяться две-три программы, и все это будет вести к созданию новых объектов.
 
Методика обучения EDAS не может быть изложена в таблице, скорее это такая решетка взаимосвязанных между собою понятий, это тип мышления, которым ребенок сможет овладеть в свое время, совершая свои усилия, проходя свои преодоления. И из этого он уже выберет и свой путь, и жизнь и тип деятельности.
 
– Стремитесь ли Вы воспитать художников-архитекторов, способных на рывок нового обновления? Каким будет это новое?
 
– У нас нет стремления воспитывать только архитекторов. Это было заявлено в самом начале EDAS. Другое дело, что те, кто хотят ими стать, кто действительно имеет эту склонность, соберут в ходе работы такое портфолио, которое, скорее всего, поможет им выглядеть убедительно в любой хорошей современной архитектурной школе – где угодно, в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке.
 
Но EDAS нацелен на другое – он дает ту самую основу, структуру, при которой ребенок (а потом уже и не ребенок), чем бы он ни занимался, будет результативен. Он дает «проектное мышление», а применять его можно по-разному. За сорок лет наши ученики проявили себя в совершенно  разных областях. И в этом тоже наследие авангарда – его целью являлись не «вещи», которые мы производим, а жизнь, которую мы улучшаем, «человек», которому мы даем новые шансы. Конкретно «вещи» – это только манифесты.
 
Последние десять лет мы несколько отошли от своих же собственных наработанных методов работы с детьми. Современный EDAS – это не ЭДАС образца восьмидесятых – девяностых, это – исследовательская лаборатория.
zooming
Мая Сибирякова, 7. Башня (100 х 100 х 350). 2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

– Чего зрителям ждать от вашей выставки, в чем ее основной смысл?
 
– Название выставки EDAS: ИСТОРИЯ ФОРМАЛИЗМА И 3D ОБРАЗОВАНИЕ.
 
Выставка соотнесена с содержанием подготовленного нами издания журнала Tatlin и имеет жесткую формальную структуру. Это – по внешней и формальной части выставки, которая показывает EDAS как полный цикл подготовки и образования.
 
Но внутренней задачей выставки является показать философию EDAS, его интерпретацию формы, и основных понятий архитектуры, его базовые интеллектуальные установки. Это диалог со зрителем – диалог о том, что такое форма, что такое авангард, что такое процесс обучения и понимания, и о том, что такое наши возможности и наша свобода.
 
– Кто ваша аудитория, к кому Вы обращаетесь?
 
Здесь трудно ответить. Вопрос о целевой аудитории всегда бессмыслен для художников и педагогов, если ставить его социологически. Зритель, как и ученик, может прийти из любой среды, кто угодно может оказаться потребителем твоего «сообщения».
 
Правильнее в нашем случае спросить не к кому, а к чему мы обращаемся – к желанию почувствовать, что все еще возможно, которое есть в каждом человеке.
 
Когда вы видите невероятную работу, шедевр абстракции и изобретательности, выполненную семи, восьми или девятилетним ребенком, – это ошеломляет и этот эффект ни с чем не сравним. Его сила действует везде и всегда.
 
Это может оказаться необходимым как тем, кому нужно почувствовать новое дыхание в своей профессии, архитекторам, так и родителям, которым захочется придать новых сил своим детям – сил идти самостоятельно. Но можно вполне себе представить, как из любого другого места и точки в социальном поле раздастся это ответное «я могу», которое мы так любим в EDAS, главный посыл которого – это абсолютное разрешение: Можно все! Тем, кто хочет это услышать, кто хочет это почувствовать, эта выставка и предназначается.
zooming
Василиса Коновалова, 11. Архитектон (100 х 100 х 350). 2013-2014 © EDAS. Фотография © Владислав Кирпичев

Касается ли ваша выставка темы нынешнего года («актуальное идентичное») и если да, то как?
 
– Из высказанного ранее получается, что эти понятия в нашем случае проходят мимо. Они просто ничего не описывают из того опыта, с которым имеет дело EDAS.
 
Но быть может, сам EDAS, возникший в определенных исторических условиях, шедший долго в рамках родного языка, является свидетельством того, что на самом деле является русской айдентикой. По слову Василия Розанова… это всего лишь «всемирная отзывчивость».
 
– Считаете ли Вы правильным искать идентичность и уникальность сейчас, или может быть логичнее сосредоточиться на качестве жизни? Или, наоборот, на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?
 
– Мне думается, я уже ответил на этот вопрос.
 

05 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.