English version

Диффузии дизайна

Арсений Леонович о взаимопроникновении архитектуры и дизайна, вызовах времени и азарте.

Беседовала:
Анна Евстигнеева

07 Октября 2014
mainImg
Архитектор:
Арсений Леонович
Мастерская:
PANACOM
26 сентября в Red Dot Design Museum в Сингапуре прошла церемония награждения престижной дизайнерской премии Red Dot Award: Design Concept 2014. Среди призеров – две работы российского архитектора и дизайнера Арсения Леоновича. «Красными Точками» отмечены проекты светильников KOSATKI (зап), и городские скамейки Bench House. Мы поговорили с Арсением об архитекторах, увлеченных дизайном, об Италии, а также о том, чему надо учить студентов. 
Скамейки Benchhouse, 2013 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

Архи.ру:
– В чем, на ваш взгляд, отличие архитектора-дизайнера от «чистого» дизайнера?

Арсений Леонович: 
– Промдизайнер решает задачу в формате дизайнерских нужд и потребностей. Он формулирует техническое задние, исходя из масштаба проектируемой модели, например, стула или подстаканника.  Архитектор, сталкиваясь с подобной задачей,  по определению рассматривает ее гораздо шире, намного глубже, разноформатней… Ведь архитектора изначально учат суммировать любую задачу намного больше, чем студента-дизайнера, которого затачивают на конкретные решения формата «стульев-столов-открывашек». Это ни хорошо, ни плохо. Возможно, на сто дизайнеров, которые проектируют стулья, приходится всего лишь два архитектора. Но что-то мне подсказывает,  что в мировом дизайне, за всю его историю, людей с архитектурным образованием или, как минимум, мировоззрением, всегда было очень много. 
Микродом Сapsula, 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– В таком случае что бы Вы сказали о проектах ваших западных коллег, например Пьеро Лиссони, Антонио Читтерио, которые так же, как и Вы, являются архитекторами и успешно занимаются дизайном?

– Они для меня пример нации проектировщиков, для которых, по большому счету, не существует границ. Итальянцы, они изначально были рождены в купели архитектуры и дизайна. Когда итальянский архитектор помимо знаковых архитектурных проектов создает предметный дизайн, для него это так же легко, как выпить чашку кофе. Вообще, Италия всегда производила огромное количество архитекторов. Шутка ли, сегодня несколько тысяч выпускников только в Туринском политехническом институте, а их по Италии – тьма. Взять ту же Флоренцию. Да они там станут все безработными, если каждый будет претендовать на постройку палаццо или загородного дома. Неслучайно еще после войны, насколько я помню, правительство Италии и ее лоббистские круги застолбили дизайн как один из векторов развития экономики. Чтобы в мировом и европейском сознании слово «дизайн» напрямую ассоциировалось с Италией. И  у них получилось. Согласитесь, по сравнению, например, с немецким дизайном, итальянский дизайн – понятие более распространенное, а само словосочетание – более устойчивое. 

– Итак, Вы, похоже, связываете свежую победу в двух номинациях ‘Red Dot Award: Design Concept 2014’ с архитектурностью Вашего взгляда на дизайн?

– Да, возможно, что они увидели в моих работах несколько отличный архитектурный взгляд на дизайн. Например, KOSATKI. С одной стороны, у проекта поэтично-романтичный образ, а с другой – совершенно технологичный. Светильник как объект жестко привязан к двухсветному или очень высокому пространству. То есть четко считанный образ имеет техническую и функциональную оболочку. То же в лавочках BENCH HOUSE, в основе которых – прототип домика. Согласитесь, что, гуляя по улице, мы бессознательно будем тянуться к этому «дому», потому что он дает нам некую мечту, сверхидею, образ Дома. И сначала видят именно его, а потом уже лавку. 
Светильники KOSATKI, 2010 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Настольный светильник Rando, 2013 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Настольный светильник Dr. Carter, 2014 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– Что для вас самое сложное в предметном дизайне?

– Возможно, угадать желание, вызов времени… В каждой задаче, в ее постановке кроется ответ. Поэтому и студентов надо учить отгадывать ребусы. Ведь самое сложное и оригинальное чаще всего лежит на поверхности. Как у нас зачастую строится образовательный процесс? – вот вам, ребята, техническое задание, у вас тут есть участок земли и нужен семиэтажный дом...
Дом в Поздняково «Пароход Иван Кузьмич», проект 2006 г., реализация 2012-2013 гг. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
А есть другой подход, когда архитектор приходит и начинает слушать и слышать место, пытается вжиться своими ощущениями в желания пространства, угадать варианты их воплощений. То есть когда на решение или постановку пространственных сугубо материальных задач начинают работать иные категории… С таким же щупом и мерилом можно и к дизайну подходить: вслушиваться в вызовы времени, место, социальные потребности, геометрию пространства.

Естественно, сегодня нам никто не позволит учитывать только философские и поэтические посылы. Актуальные материалы, средовой подход, экономия в целом, минимально потраченный бюджет. Лучшим окажется тот проект, который еще на стадии проектирования обременен большим количеством жестких требований и условий. Например, наш последний реализованный проект частного дома в Германии.
Дом в Грюнвальде, проект 2010 г., реализация 2010-2014 гг. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Было очень сложно: никуда нельзя было сдвинуться ни на сантиметр. Так вот в рамках этих порезанных пустот нам удалось сделать то, что нужно: экономно, быстро, скромно и со вкусом.

В области дизайна для меня стала знаковой коллекция рабочих столов для компании Nayada. Мы просто взяли и нарушили типологические границы: были столы с четырьмя ногами и были отдельные перегородки, а мы просто убрали все лишнее. Как говорили мои профессора, все новое находится где-то на границе размывания типологий. Неслучайно сегодня лавка диффундирует в кресло, кресло – в стол, а стол – в шкаф или кровать и т.д. Мебель для работы перетекает в мебель для отдыха. Сегодня эти процессы становятся ярче и масштабнее. 
Столы «Острова», 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Столы «Острова», 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Столы для коворкинга COMBO 75, 2014 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– Ваши дизайнерские работы часто получают призовые места на международных и российских конкурсах. Как минимум они попадают в шорт-листы. Для Вас лично участие в конкурсах – это тщеславие, талант или азарт?
Кресла In-Out, 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– Мне кажется, что со временем я стал азартным человеком, поэтому сегодня для меня дизайнерские конкурсы – это спорт. В студенчестве, когда я слышал об участии в конкурсах, то думал, что это какие-то сверхлюди делают, а мне еще рано. С опытом страх перерос в азарт. Теперь я с жадностью бросаюсь почти на каждую тему – были бы время и силы. Но если отбросить спортивные или харизматические мотивы, то любой конкурс для меня – это открытие чего-то нового. Вот в 2003 году появилась задача спроектировать ручку в дизайн-конкурсе итальянской компании Valli&Valli.
Дверная ручка Walkiria, 2004 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Я бы жил себе и не знал, что есть возможность спроектировать дверную ручку: вещь настолько понятную, обыденную, повседневную, но вписавшую многих архитекторов и дизайнеров в контекст мировой дизайнерской славы. Мне очень приятно вспоминать этот проект. Сама форма была найдена столько лет назад, а сегодня она стала знаковой  и популярной. На сегодняшний день появилась  масса похожих моделей…

– Что для вас является идеальным воплощением идеи, иконой дизайна?

– Первое, что приходит на ум – работы Аалто, Имзов, Якобсена. А еще Ико Паризи, Карло Моллино, Джо Понти. У Понти, например, знаковое всё. Его модернизм встречает глубокую, проросшую корнями в веках, италийскую культуру. Когда упрощение формы, ритмика, открытый цвет, – все то, что каким-то образом связано с модернисткой традицией, роскошно накладывается на рисовальческие таланты, проникновенное знание истории искусств…  Каждое имя в этом списке – своеобразная человеческая икона, символ и образ воплощения гениальных идей. 
Дом в Поздняково «Дом-Питон», проект 2007 г., реализация 2008-2013 гг. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Архитектор:
Арсений Леонович
Мастерская:
PANACOM

07 Октября 2014

Беседовала:

Анна Евстигнеева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.