English version

Диффузии дизайна

Арсений Леонович о взаимопроникновении архитектуры и дизайна, вызовах времени и азарте.

Беседовала:
Анна Евстигнеева

07 Октября 2014
mainImg
Архитектор:
Арсений Леонович
Мастерская:
PANACOM
26 сентября в Red Dot Design Museum в Сингапуре прошла церемония награждения престижной дизайнерской премии Red Dot Award: Design Concept 2014. Среди призеров – две работы российского архитектора и дизайнера Арсения Леоновича. «Красными Точками» отмечены проекты светильников KOSATKI (зап), и городские скамейки Bench House. Мы поговорили с Арсением об архитекторах, увлеченных дизайном, об Италии, а также о том, чему надо учить студентов. 
Скамейки Benchhouse, 2013 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

Архи.ру:
– В чем, на ваш взгляд, отличие архитектора-дизайнера от «чистого» дизайнера?

Арсений Леонович: 
– Промдизайнер решает задачу в формате дизайнерских нужд и потребностей. Он формулирует техническое задние, исходя из масштаба проектируемой модели, например, стула или подстаканника.  Архитектор, сталкиваясь с подобной задачей,  по определению рассматривает ее гораздо шире, намного глубже, разноформатней… Ведь архитектора изначально учат суммировать любую задачу намного больше, чем студента-дизайнера, которого затачивают на конкретные решения формата «стульев-столов-открывашек». Это ни хорошо, ни плохо. Возможно, на сто дизайнеров, которые проектируют стулья, приходится всего лишь два архитектора. Но что-то мне подсказывает,  что в мировом дизайне, за всю его историю, людей с архитектурным образованием или, как минимум, мировоззрением, всегда было очень много. 
Микродом Сapsula, 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– В таком случае что бы Вы сказали о проектах ваших западных коллег, например Пьеро Лиссони, Антонио Читтерио, которые так же, как и Вы, являются архитекторами и успешно занимаются дизайном?

– Они для меня пример нации проектировщиков, для которых, по большому счету, не существует границ. Итальянцы, они изначально были рождены в купели архитектуры и дизайна. Когда итальянский архитектор помимо знаковых архитектурных проектов создает предметный дизайн, для него это так же легко, как выпить чашку кофе. Вообще, Италия всегда производила огромное количество архитекторов. Шутка ли, сегодня несколько тысяч выпускников только в Туринском политехническом институте, а их по Италии – тьма. Взять ту же Флоренцию. Да они там станут все безработными, если каждый будет претендовать на постройку палаццо или загородного дома. Неслучайно еще после войны, насколько я помню, правительство Италии и ее лоббистские круги застолбили дизайн как один из векторов развития экономики. Чтобы в мировом и европейском сознании слово «дизайн» напрямую ассоциировалось с Италией. И  у них получилось. Согласитесь, по сравнению, например, с немецким дизайном, итальянский дизайн – понятие более распространенное, а само словосочетание – более устойчивое. 

– Итак, Вы, похоже, связываете свежую победу в двух номинациях ‘Red Dot Award: Design Concept 2014’ с архитектурностью Вашего взгляда на дизайн?

– Да, возможно, что они увидели в моих работах несколько отличный архитектурный взгляд на дизайн. Например, KOSATKI. С одной стороны, у проекта поэтично-романтичный образ, а с другой – совершенно технологичный. Светильник как объект жестко привязан к двухсветному или очень высокому пространству. То есть четко считанный образ имеет техническую и функциональную оболочку. То же в лавочках BENCH HOUSE, в основе которых – прототип домика. Согласитесь, что, гуляя по улице, мы бессознательно будем тянуться к этому «дому», потому что он дает нам некую мечту, сверхидею, образ Дома. И сначала видят именно его, а потом уже лавку. 
Светильники KOSATKI, 2010 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Настольный светильник Rando, 2013 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Настольный светильник Dr. Carter, 2014 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– Что для вас самое сложное в предметном дизайне?

– Возможно, угадать желание, вызов времени… В каждой задаче, в ее постановке кроется ответ. Поэтому и студентов надо учить отгадывать ребусы. Ведь самое сложное и оригинальное чаще всего лежит на поверхности. Как у нас зачастую строится образовательный процесс? – вот вам, ребята, техническое задание, у вас тут есть участок земли и нужен семиэтажный дом...
Дом в Поздняково «Пароход Иван Кузьмич», проект 2006 г., реализация 2012-2013 гг. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
А есть другой подход, когда архитектор приходит и начинает слушать и слышать место, пытается вжиться своими ощущениями в желания пространства, угадать варианты их воплощений. То есть когда на решение или постановку пространственных сугубо материальных задач начинают работать иные категории… С таким же щупом и мерилом можно и к дизайну подходить: вслушиваться в вызовы времени, место, социальные потребности, геометрию пространства.

Естественно, сегодня нам никто не позволит учитывать только философские и поэтические посылы. Актуальные материалы, средовой подход, экономия в целом, минимально потраченный бюджет. Лучшим окажется тот проект, который еще на стадии проектирования обременен большим количеством жестких требований и условий. Например, наш последний реализованный проект частного дома в Германии.
Дом в Грюнвальде, проект 2010 г., реализация 2010-2014 гг. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Было очень сложно: никуда нельзя было сдвинуться ни на сантиметр. Так вот в рамках этих порезанных пустот нам удалось сделать то, что нужно: экономно, быстро, скромно и со вкусом.

В области дизайна для меня стала знаковой коллекция рабочих столов для компании Nayada. Мы просто взяли и нарушили типологические границы: были столы с четырьмя ногами и были отдельные перегородки, а мы просто убрали все лишнее. Как говорили мои профессора, все новое находится где-то на границе размывания типологий. Неслучайно сегодня лавка диффундирует в кресло, кресло – в стол, а стол – в шкаф или кровать и т.д. Мебель для работы перетекает в мебель для отдыха. Сегодня эти процессы становятся ярче и масштабнее. 
Столы «Острова», 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Столы «Острова», 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Столы для коворкинга COMBO 75, 2014 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– Ваши дизайнерские работы часто получают призовые места на международных и российских конкурсах. Как минимум они попадают в шорт-листы. Для Вас лично участие в конкурсах – это тщеславие, талант или азарт?
Кресла In-Out, 2012 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM

– Мне кажется, что со временем я стал азартным человеком, поэтому сегодня для меня дизайнерские конкурсы – это спорт. В студенчестве, когда я слышал об участии в конкурсах, то думал, что это какие-то сверхлюди делают, а мне еще рано. С опытом страх перерос в азарт. Теперь я с жадностью бросаюсь почти на каждую тему – были бы время и силы. Но если отбросить спортивные или харизматические мотивы, то любой конкурс для меня – это открытие чего-то нового. Вот в 2003 году появилась задача спроектировать ручку в дизайн-конкурсе итальянской компании Valli&Valli.
Дверная ручка Walkiria, 2004 г. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM
Я бы жил себе и не знал, что есть возможность спроектировать дверную ручку: вещь настолько понятную, обыденную, повседневную, но вписавшую многих архитекторов и дизайнеров в контекст мировой дизайнерской славы. Мне очень приятно вспоминать этот проект. Сама форма была найдена столько лет назад, а сегодня она стала знаковой  и популярной. На сегодняшний день появилась  масса похожих моделей…

– Что для вас является идеальным воплощением идеи, иконой дизайна?

– Первое, что приходит на ум – работы Аалто, Имзов, Якобсена. А еще Ико Паризи, Карло Моллино, Джо Понти. У Понти, например, знаковое всё. Его модернизм встречает глубокую, проросшую корнями в веках, италийскую культуру. Когда упрощение формы, ритмика, открытый цвет, – все то, что каким-то образом связано с модернисткой традицией, роскошно накладывается на рисовальческие таланты, проникновенное знание истории искусств…  Каждое имя в этом списке – своеобразная человеческая икона, символ и образ воплощения гениальных идей. 
Дом в Поздняково «Дом-Питон», проект 2007 г., реализация 2008-2013 гг. Автор: Арсений Леонович © Архитектурное бюро PANACOM


Архитектор:
Арсений Леонович
Мастерская:
PANACOM

07 Октября 2014

Беседовала:

Анна Евстигнеева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.