Архитектор на бумаге

Анна Шевченко полемизирует с идеями, предложенными Ильей Заливухиным для развития Москвы, и делает несколько неутешительных выводов о статусе профессии архитектора.

Автор текста:
Анна Шевченко

18 Октября 2013
mainImg
Архитектор Илья Заливухин представил концепцию, решающую транспортные проблемы Москвы. Бурное обсуждение в интернете разделило профессионалов на противников и сторонников такого решения. Суть проекта в том, что Илья предлагает воспользоваться стратегией генерального плана Москвы 1971 года, выделявшей в городе резервные территории для строительства скоростных магистралей вдоль железных дорог. При том, что порыв Ильи, безусловно, заслуживает уважения за смелость, ведь после проведения конкурса на концепцию Московской агломерации об этой концепции (да и о самой агломерации) больше никто не вспоминал, – его предложение не выдерживает никакой критики: во-первых, резервные территории, на которые ссылается Илья, давно застроены, и вдоль железных дорог проживает немало людей, во-вторых, с 1971 года подход к транспортным проблемам значительно изменился, и транспортные аналитики твердят в один голос, что рисование скоростных хайвеев в городской черте стало моветоном в развитых странах. Однако здесь интересно другое: в ходе дискуссии проявился ряд моментов, раскрывающих не менее важную проблематику.
 
Во-первых, это девальвация профессии архитектора, к которой сами архитекторы приложили немало усилий. Когда российский архитектор пытается вернуть себе территорию, исторически отданную транспортным инженерам, это выглядит страшно неубедительно и где-то драматично, поскольку опыт такой работы у нашего архитектора отсутствует, а на слово ему никто не верит. Здесь очевидна необходимость переосмысления степени компетентности архитектора и его роли в решении сложнейших городских проблем. Прячась за неизвестно что означающим в данном случае понятием «профессионал», выставляя его как щит от вопросов о сути проекта, не идя на диалог, не привлекая специалистов, архитектор сам себе подписывает смертный приговор в профессиональном отношении. Если мы обратимся к мировому опыту – хотя бы на примере разработанного KCAP мастерплана Перми, – то обнаружим, что сейчас в принципе меняется подход к проектированию, транспортные задачи принято решать на микроуровне, с обязательным привлечением экспертов, и ни в коем случае не допускается перекройка в духе деятельности Роберта Мозеса, зато приветствуется ювелирная работа по налаживанию существующих транспортных связей.
 
Второй важный момент касается отношений архитектора и жителей. Российский архитектор давно забыл, для кого он работает, и превратился в этакого Архитектора Архитекторовича, который размашисто чертит маркером по чистому листу бумаги. Серьезность ситуации заключается в том, что этот чистый лист обозначает Москву – мегаполис со сложнейшей организацией и массой нерешенных проблем. В этом смысле Илья Заливухин, несмотря на относительную молодость, показывает себя представителем типажа «архитектора старой закалки». В то время как во всем мире налицо противоположная тенденция: даже такие корпоративные монстры, как ОМА, вынуждены спекулировать на теме сотрудничества с жителями (см. интервью Рейнира де Граафа и проект Oude Dokken).

У нас ситуация иная: московские архитекторы предпочитают работать поодиночке, жителей не любят и боятся, а про публичные слушания говорят с отвращением: «Там одни сумасшедшие». Положим, городских сумасшедших там может оказаться и впрямь немало, потому как надо быть поистине сумасшедшим, чтобы положить жизнь на то, чтобы своевременно узнавать о проведении слушаний, информация о которых тщательно скрывается управами районов. Однако встречаются вполне вменяемые и порой весьма продвинутые в плане нюансов законодательства и строительных технологий граждане. В ответ на замечания этих горожан об объективной ситуации в их районах архитектор продолжает гнуть свою линию, оправдываясь тем, что он не мог предусмотреть все нюансы.

А между тем игнорирование текущих замыслов Стройкомплекса, который отвечает за дорожные стройки в городе Москве (не путать с Департаментом транспорта, отвечающим за велодорожки) несет жителям еще большие проблемы. Двухконтурная транспортная система улиц и хайвеев, лежащая в основе проекта Ильи, может привести к тому, что первым контуром выступят инициированные Департаментом скандальные реконструкции (Ленинский проспект, который лишь отложен на время, Можайское шоссе, превращенное в хайвей), а вторым – предлагаемые Ильей новые трассировки скоростных магистралей. Неужели кто-то отменит эти проекты, рассмотрев концепцию Ильи? Скорее всего, контур бессветофорных магистралей удвоится, при этом никто не дает гарантию того, что будет проведена работа по увеличению связности улично-дорожной сети, которая остается в рудиментарном состоянии.
Бюро Яузапроект. Проект развития полицентрической агломерации. Иллюстрация: jauzaproject.com
Каркас транзитных автомагистралей. Бюро Яузапроект. Иллюстрация: jauzaproject.com
Каркас скоростных автомагистралей. Бюро Яузапроект. Иллюстрация: jauzaproject.com

Но дело собственно даже не в проекте архитектора Заливухина, и не в том, хорош этот проект или плох, устарел или до сих пор актуален – на этот счет могут быть разные мнения. Дело в том, что в основе проекта не лежит исследование. У нас в принципе нет исследований, позволяющих оценить то или иное предложение – серьезнейшая проблема заключается в отсутствии элементарной статистики по Москве: нет данных о маятниковой миграции, нет мониторинга потоков, не говоря уже о транспортной модели города, на которой бы тестировались решения. В Берлине такие исследования проводятся раз в пять лет, а сайты Правительства Большого Лондона и организации Transport for London изобилуют различными документами по вопросам транспортной стратегии. Что мы видим на сайте Московского Департамента транспорта? Взять, к примеру, презентацию с амбициозным названием Мобильный город: есть планы московского правительства, есть график финансирования и ни намека на исследования существующей ситуации в городе и агломерации. Получается, что Департамент транспорта либо не проводит такую работу, либо тщательно скрывает результаты.

В связи с этим возникает ряд вопросов: на чем основаны решения, серьезнейшим образом затрагивающие благополучие миллионов москвичей? Почему у Москвы нет единой стратегии развития? Какое ведомство, в конечном счете, отвечает за транспортную ситуацию в Большой Москве?

И наконец необходимо отметить, что распространенная в мире практика проведения разнообразных форумов и саммитов, посвященных транспортным проблемам (например Transportation Summit 2013 в Чикаго и International Transport Forum 2014 в Лейпциге) теперь частично пришла и в Москву. На Московском Урбанфоруме в декабре запланирована транспортная сессия, где можно будет задать вопросы представителям департаментов и транспортным экспертам; и, к слову, в дискуссии, посвященной полицентрическому развитию мегаполиса, примет участие и автор концепции Илья Заливухин.
 


18 Октября 2013

Автор текста:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.

Сейчас на главной

Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.