English version

Владимир Плоткин: Любой конкурс сегодня превращается в игру «угадал – не угадал»

Главный архитектор ТПО «Резерв» – о новых проектах, международных конкурсах и современной Москве.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
0 Архи.ру: Владимир Ионович, ваша мастерская только что приняла участие в двух громких международных конкурсах – на концепцию застройки Бережковской набережной и новое здание Политехнического музея. Какие впечатления остались у вас от этих состязаний?

Владимир Плоткин:
Я несколько огорчен результатами обоих конкурсов. Не их итогами, а нашим участием в них. Оба наших проекта казались нам удачными – до тех пор, пока мы не увидели предложения коллег. И теперь я очень отчетливо понимаю, что в обоих случаях мы явно промахнулись с подачей работы. 
Владимир Плоткин
zooming
Новое здание Политехнического музея. Конкурсный проект «Mecanoo International B.V.» и ТПО «Резерв»

Архи.ру: Честно говоря, лично мне кажется, что ваш проект для Бережковской набережной был одним из самых сильных.

В.П.: Как показали итоги этого конкурса, заказчику была нужна не детально проработанная концепция, а лишь возможные варианты, наметки стратегии развития – на столь раннем этапе заказчик, видимо, банально не хотел быть связанным конкретными предложениями по зонированию и застройке территории. Нашу концепцию мы придумали очень быстро, и в целом она кажется мне удачной для локального, не стратегического освоения места, но дальше стоило сделать упор не на проработку придуманного решения, а на более широкий анализ ситуации в целом. 

zooming
Концепция развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Конкурсный проект ТПО «Резерв»

Архи.ру: Но, в конце концов, это был конкурс-консультация, у которого по определению нет четких правил и критериев. И, кстати, заказчик намерен использовать при создании итогового проекта предложения всех команд. Насколько разумной кажется лично вам идея архитектурного консорциума для этого места?


В.П.:
Лучше спросите меня, насколько разумной мне кажется сама идея освоения этой территории. Посмотрите на карту: ведь это мешок! У него есть въезд, но нет толкового выезда. От самой активной части города он отрезан железнодорожными путями, от нормального сообщения с набережной – территорией ТЭЦ. Фактически там есть всего одна никчемная возможность просочиться со стороны набережной – ближе к ТТК. При таких вводных масштабное строительство неизбежно ведет к очередной городской проблеме. Сама по себе близость ключевых транспортных артерий еще не обеспечивает доступность! И хотя все участники (мы в том числе) пытались эту проблему в своих проектах как-то решить, одними пешеходными мостами ситуацию не изменить. Необходимо кардинальное решение проблемы, создавая новую городскую ткань и связывая ее с существующей, – например, вывести вовсе железнодорожные пути или хотя бы накрыть их платформой. Даже поэтапное освоение этой территории, на мой взгляд, весьма рискованно для инвестора, так как может завести его в финансовый тупик.
zooming
Концепция развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Конкурсный проект ТПО «Резерв»

Архи.ру: Насколько Москва сегодня, на Ваш взгляд, вообще готова к радикальным мерам решения своих градостроительных проблем?

В.П.:
При том количестве денег, которое здесь крутится?! Технически возможно все. Но необходима воля, которая заставит двигаться в правильную сторону гигантскую неповоротливую машину принятия решений и их реализации. Причем воля не московского, а федерального правительства. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что даже в случае принятия такого решения ситуация не изменится в одночасье. Но без хирургического вмешательства городу в любом случае не обойтись. Только точечно лечить его проблемы недостаточно –такую тактику можно применять разве что в пределах исторического центра.  

Архи.ру: А что могут сделать архитекторы в ситуации отсутствия этой воли? Помогают ли архитектурные конкурсы, которые в последнее время проводятся все чаще, как-то осознать существующее положение вещей и донести эту информацию до тех, кто принимает решения?

В.П.:
Концептуальные градостроительные инициативы архитекторов никогда не прекращались. Слава богу, сама ситуация с конкурсами в последнее время заметно меняется к лучшему. Конкурсы широко анонсируются и сами власти делегируют экспертов для компетентного их проведения и анализа результатов. Если это не игра в демократию, то это внушает оптимизм. По крайней мере, теперь почти для каждого значительного архитектурного конкурса пишется профессиональная программа, появились команды специалистов, способные это сделать, в первую очередь, я имею в виду институт «Стрелка». Причем программы разрабатываются действительно на высоком уровне, может быть, даже чересчур детализированные и подробные – думаю, это своего рода реакция на острый дефицит предыдущих лет, когда заказчики объявляли тендеры на какой-нибудь драной кальке или картинке в растровом формате без каких-либо условий вообще. Про критерии оценок тогда говорить вообще не приходилось – в лучшем случае разработанные проекты смотрела оценочная комиссия, состоящая из маркетологов и риэлторов, в которую приглашался районный архитектор или какой-нибудь один консультант. И ведь таких«конкурсов» было проведено огромное количество! Прошлым летом я читал лекцию в школе МАРШ и решил показать студентам, какие именно проекты мы выполнили в рамках всевозможных конкурсов за последние два года. Честно говоря, я сам считал, что наберу 12-15 концепций, но оказалось, что их 24! То есть ровно по одному конкурсу в месяц. 

Архи.ру: Сколько из них вы выиграли? И сколько реально пошли в работу?

В.П.:
У наших иностранных коллег каждый десятый выигранный конкурс считается успешной нормой. Мы выиграли четыре, но реально пошел всего один проект. Плюс конкретная работа вроде бы начинается по жилому комплексу на улице Бухвостова в Москве. Так что КПД не очень высокий. Не раз случались и ситуации, когда конкурс выигрывали мы, а стройка в итоге начиналась по другому проекту. Пожалуй, самый обидный сюжет – конкурс на треугольник в Москва-Сити и конкурс на застройку Саввинской набережной, в этих конкурсах не победил не только наш проект, но вообще ни один из представленных, а архитекторы в итоге были приглашены со стороны. Зачем? Почему? Эти вопросы обречены повиснуть в воздухе, поскольку никаких четких правил игры не существовало в принципе. И это относится не только к конкурсам…
zooming
Проект жилого комплекса на Саввинской набережной

Архи.ру: С чем это связано, как вам кажется?

В.П.: Я думаю, во многом это следствие экономического кризиса, который сильно подкосил и видоизменил саму структуру девелоперского рынка России. Ведь до 2008 года строительством наиболее успешно занимались компании, которые изначально создавались именно как девелоперские и которые за 10-15 лет работы успели неплохо образоваться, научились довольно внятно формулировать ТЗ и были плюс-минус ориентированы на качество, – иными словами, они были профессионалами. А потом они разорились, их сотрудники разошлись по разным командам, а на строительный рынок пришли новые люди, в основном, крупные банки, которые имеют средства, но, как правило, не имеют представлений о том, что они хотят, и процессом руководят, скажем так, эклектично. Фактически это приводит к тому, что любой конкурс превращается в игру «угадал – не угадал» вкусовые предпочтения, хорошо если одной персоны, а чаще группы креативных советников, у которых есть свое понимание красоты и правильной типологии.

И каждый раз, приступая к новой работе, архитектор вынужден решать задачу с тысячью неизвестными. В частности, почти никогда не ясно заранее, какими именно регламентами обременен тот или иной участок . В результате все проектирование превращается в бесконечное подлаживание под возникающие обременения и постоянно меняющиеся требования заказчика – сделать в таких условиях вещь, которая будет отражать и преображать контекст, нести в себе личностно-художественный импульс команды, ее придумавшей, очень сложно. 


Архи.ру: Владимир Ионович, и все же мне кажется, что как раз вы – один из немногих современных российских архитекторов, которому это не раз удавалось и удается.

В.П.:
Наши постройки – это всегда компромисс, и, увы, зачастую компромисс очень горький. И потому проектируя какую-то новую вещь, я всегда надеюсь, что уж сейчас-то я точно реабилитируюсь, а потом, когда дом достраивается, в очередной раз понимаю, насколько наивны подобные ожидания... А ведь языком архитектуры хочется говорить не об условностях, а о движении, о контексте, о тех аллюзиях, которые подсказывает то или иное место. Именно это делает постройку настоящим событием, но в наших условиях почти все это остается мечтами – даже просто красиво спропорционированную штуку построить, увы, не всегда возможно. 
zooming
Жилой комплекс с подземной автостоянкой в Заречье

Архи.ру: Какие проекты ТПО «Резерв» сейчас реализуются?

В.П.:
В первую очередь, несколько старых проектов вступили в финальную стадию реализации. В этом году закончится проект в Заречье, который начинался еще в те времена, когда соседний с ним инноград даже не был придуман. Достраивается здание на Валовой – дом с непростой судьбой, имевший безумное количество вариантов, которые я когда-нибудь обязательно опубликую, получится внушительный том проектов. Жилой комплекс «Триколор» тоже строится, правда, медленнее, чем хотелось бы, равно как и Ивановское. Достраивается штаб-квартира ОАК в Жуковском. Только-только начали строить жилой комплекс на Ходынском поле для Capital Group. Для уже упомянутого ЖК на ул.Бухвостова мы начали стадию «П», но там очень много нерешенных вопросов – и территориальных, и правовых. Непонятна и судьба жилого квартала в бухте Патрокл – как недавно сказал заказчик, возможно, он воспользуется какими-нибудь нашими идеями. Боюсь, что в итоге сделают какую-нибудь несносную карикатуру на наше эскизное предложение – но повлиять я на это никак не могу, к сожалению. 
zooming
Конкурсный проект жилого комплекса на 1-й улице Бухвостова в Москве

Архи.ру: Почему, на ваш взгляд, красиво спропорционированные штуки сегодня менее востребованы, чем такие вот несуразные карикатуры?

В.П.:
Только сегодня? Вечный вопрос! О метафизике эстетического восприятия архитектуры обществом написано много. Можно успокаивать себя, вспоминая слова одного классика, что существует столько же видов красоты, сколько и путей для поиска счастья. Но есть и частные вполне осязаемые причины, например конформизм самих архитекторов (для себя я не делаю исключения), призванных идти впереди обывательских представлений о прекрасном. Не в последнюю очередь виноваты и горе-консультанты, которые  «просчитывают» и анализируют, что готовы покупать люди конкретной целевой аудитории и какие стили им больше по душе в настоящее время, а застройщики слепо следуют их выводам и рекомендациям. А что мы оставим нашим потомкам? Вопрос, навязший в зубах, но тем не менее: что можно будет показать в городе как пример архитектуры нашего времени через 20-30 лет? Разрисованные и якобы очень дорогие снаружи и дешевые внутри безобразия, преподносятся как архитектура. Если называть вещи своими именами, то это банальное оболванивание обывателя: на наших глазах растет поколение, которое архитектурой считает именно это, для которых городская среда состоит из подобных муляжей и которым это не режет глаз. И когда я вижу все это, то понимаю, что наш профессиональный долг – отстаивать хотя бы пропорции, хотя бы материалы, хотя бы геометрию.
Архитектор:
Владимир Плоткин

25 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.