English version

Владимир Плоткин: Любой конкурс сегодня превращается в игру «угадал – не угадал»

Главный архитектор ТПО «Резерв» – о новых проектах, международных конкурсах и современной Москве.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

25 Апреля 2013
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Архи.ру: Владимир Ионович, ваша мастерская только что приняла участие в двух громких международных конкурсах – на концепцию застройки Бережковской набережной и новое здание Политехнического музея. Какие впечатления остались у вас от этих состязаний?

Владимир Плоткин:
Я несколько огорчен результатами обоих конкурсов. Не их итогами, а нашим участием в них. Оба наших проекта казались нам удачными – до тех пор, пока мы не увидели предложения коллег. И теперь я очень отчетливо понимаю, что в обоих случаях мы явно промахнулись с подачей работы. 
Владимир Плоткин
zooming
Новое здание Политехнического музея. Конкурсный проект «Mecanoo International B.V.» и ТПО «Резерв»

Архи.ру: Честно говоря, лично мне кажется, что ваш проект для Бережковской набережной был одним из самых сильных.

В.П.: Как показали итоги этого конкурса, заказчику была нужна не детально проработанная концепция, а лишь возможные варианты, наметки стратегии развития – на столь раннем этапе заказчик, видимо, банально не хотел быть связанным конкретными предложениями по зонированию и застройке территории. Нашу концепцию мы придумали очень быстро, и в целом она кажется мне удачной для локального, не стратегического освоения места, но дальше стоило сделать упор не на проработку придуманного решения, а на более широкий анализ ситуации в целом. 

zooming
Концепция развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Конкурсный проект ТПО «Резерв»

Архи.ру: Но, в конце концов, это был конкурс-консультация, у которого по определению нет четких правил и критериев. И, кстати, заказчик намерен использовать при создании итогового проекта предложения всех команд. Насколько разумной кажется лично вам идея архитектурного консорциума для этого места?


В.П.:
Лучше спросите меня, насколько разумной мне кажется сама идея освоения этой территории. Посмотрите на карту: ведь это мешок! У него есть въезд, но нет толкового выезда. От самой активной части города он отрезан железнодорожными путями, от нормального сообщения с набережной – территорией ТЭЦ. Фактически там есть всего одна никчемная возможность просочиться со стороны набережной – ближе к ТТК. При таких вводных масштабное строительство неизбежно ведет к очередной городской проблеме. Сама по себе близость ключевых транспортных артерий еще не обеспечивает доступность! И хотя все участники (мы в том числе) пытались эту проблему в своих проектах как-то решить, одними пешеходными мостами ситуацию не изменить. Необходимо кардинальное решение проблемы, создавая новую городскую ткань и связывая ее с существующей, – например, вывести вовсе железнодорожные пути или хотя бы накрыть их платформой. Даже поэтапное освоение этой территории, на мой взгляд, весьма рискованно для инвестора, так как может завести его в финансовый тупик.
zooming
Концепция развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Конкурсный проект ТПО «Резерв»

Архи.ру: Насколько Москва сегодня, на Ваш взгляд, вообще готова к радикальным мерам решения своих градостроительных проблем?

В.П.:
При том количестве денег, которое здесь крутится?! Технически возможно все. Но необходима воля, которая заставит двигаться в правильную сторону гигантскую неповоротливую машину принятия решений и их реализации. Причем воля не московского, а федерального правительства. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что даже в случае принятия такого решения ситуация не изменится в одночасье. Но без хирургического вмешательства городу в любом случае не обойтись. Только точечно лечить его проблемы недостаточно –такую тактику можно применять разве что в пределах исторического центра.  

Архи.ру: А что могут сделать архитекторы в ситуации отсутствия этой воли? Помогают ли архитектурные конкурсы, которые в последнее время проводятся все чаще, как-то осознать существующее положение вещей и донести эту информацию до тех, кто принимает решения?

В.П.:
Концептуальные градостроительные инициативы архитекторов никогда не прекращались. Слава богу, сама ситуация с конкурсами в последнее время заметно меняется к лучшему. Конкурсы широко анонсируются и сами власти делегируют экспертов для компетентного их проведения и анализа результатов. Если это не игра в демократию, то это внушает оптимизм. По крайней мере, теперь почти для каждого значительного архитектурного конкурса пишется профессиональная программа, появились команды специалистов, способные это сделать, в первую очередь, я имею в виду институт «Стрелка». Причем программы разрабатываются действительно на высоком уровне, может быть, даже чересчур детализированные и подробные – думаю, это своего рода реакция на острый дефицит предыдущих лет, когда заказчики объявляли тендеры на какой-нибудь драной кальке или картинке в растровом формате без каких-либо условий вообще. Про критерии оценок тогда говорить вообще не приходилось – в лучшем случае разработанные проекты смотрела оценочная комиссия, состоящая из маркетологов и риэлторов, в которую приглашался районный архитектор или какой-нибудь один консультант. И ведь таких«конкурсов» было проведено огромное количество! Прошлым летом я читал лекцию в школе МАРШ и решил показать студентам, какие именно проекты мы выполнили в рамках всевозможных конкурсов за последние два года. Честно говоря, я сам считал, что наберу 12-15 концепций, но оказалось, что их 24! То есть ровно по одному конкурсу в месяц. 

Архи.ру: Сколько из них вы выиграли? И сколько реально пошли в работу?

В.П.:
У наших иностранных коллег каждый десятый выигранный конкурс считается успешной нормой. Мы выиграли четыре, но реально пошел всего один проект. Плюс конкретная работа вроде бы начинается по жилому комплексу на улице Бухвостова в Москве. Так что КПД не очень высокий. Не раз случались и ситуации, когда конкурс выигрывали мы, а стройка в итоге начиналась по другому проекту. Пожалуй, самый обидный сюжет – конкурс на треугольник в Москва-Сити и конкурс на застройку Саввинской набережной, в этих конкурсах не победил не только наш проект, но вообще ни один из представленных, а архитекторы в итоге были приглашены со стороны. Зачем? Почему? Эти вопросы обречены повиснуть в воздухе, поскольку никаких четких правил игры не существовало в принципе. И это относится не только к конкурсам…
zooming
Проект жилого комплекса на Саввинской набережной

Архи.ру: С чем это связано, как вам кажется?

В.П.: Я думаю, во многом это следствие экономического кризиса, который сильно подкосил и видоизменил саму структуру девелоперского рынка России. Ведь до 2008 года строительством наиболее успешно занимались компании, которые изначально создавались именно как девелоперские и которые за 10-15 лет работы успели неплохо образоваться, научились довольно внятно формулировать ТЗ и были плюс-минус ориентированы на качество, – иными словами, они были профессионалами. А потом они разорились, их сотрудники разошлись по разным командам, а на строительный рынок пришли новые люди, в основном, крупные банки, которые имеют средства, но, как правило, не имеют представлений о том, что они хотят, и процессом руководят, скажем так, эклектично. Фактически это приводит к тому, что любой конкурс превращается в игру «угадал – не угадал» вкусовые предпочтения, хорошо если одной персоны, а чаще группы креативных советников, у которых есть свое понимание красоты и правильной типологии.

И каждый раз, приступая к новой работе, архитектор вынужден решать задачу с тысячью неизвестными. В частности, почти никогда не ясно заранее, какими именно регламентами обременен тот или иной участок . В результате все проектирование превращается в бесконечное подлаживание под возникающие обременения и постоянно меняющиеся требования заказчика – сделать в таких условиях вещь, которая будет отражать и преображать контекст, нести в себе личностно-художественный импульс команды, ее придумавшей, очень сложно. 


Архи.ру: Владимир Ионович, и все же мне кажется, что как раз вы – один из немногих современных российских архитекторов, которому это не раз удавалось и удается.

В.П.:
Наши постройки – это всегда компромисс, и, увы, зачастую компромисс очень горький. И потому проектируя какую-то новую вещь, я всегда надеюсь, что уж сейчас-то я точно реабилитируюсь, а потом, когда дом достраивается, в очередной раз понимаю, насколько наивны подобные ожидания... А ведь языком архитектуры хочется говорить не об условностях, а о движении, о контексте, о тех аллюзиях, которые подсказывает то или иное место. Именно это делает постройку настоящим событием, но в наших условиях почти все это остается мечтами – даже просто красиво спропорционированную штуку построить, увы, не всегда возможно. 
zooming
Жилой комплекс с подземной автостоянкой в Заречье

Архи.ру: Какие проекты ТПО «Резерв» сейчас реализуются?

В.П.:
В первую очередь, несколько старых проектов вступили в финальную стадию реализации. В этом году закончится проект в Заречье, который начинался еще в те времена, когда соседний с ним инноград даже не был придуман. Достраивается здание на Валовой – дом с непростой судьбой, имевший безумное количество вариантов, которые я когда-нибудь обязательно опубликую, получится внушительный том проектов. Жилой комплекс «Триколор» тоже строится, правда, медленнее, чем хотелось бы, равно как и Ивановское. Достраивается штаб-квартира ОАК в Жуковском. Только-только начали строить жилой комплекс на Ходынском поле для Capital Group. Для уже упомянутого ЖК на ул.Бухвостова мы начали стадию «П», но там очень много нерешенных вопросов – и территориальных, и правовых. Непонятна и судьба жилого квартала в бухте Патрокл – как недавно сказал заказчик, возможно, он воспользуется какими-нибудь нашими идеями. Боюсь, что в итоге сделают какую-нибудь несносную карикатуру на наше эскизное предложение – но повлиять я на это никак не могу, к сожалению. 
zooming
Конкурсный проект жилого комплекса на 1-й улице Бухвостова в Москве

Архи.ру: Почему, на ваш взгляд, красиво спропорционированные штуки сегодня менее востребованы, чем такие вот несуразные карикатуры?

В.П.:
Только сегодня? Вечный вопрос! О метафизике эстетического восприятия архитектуры обществом написано много. Можно успокаивать себя, вспоминая слова одного классика, что существует столько же видов красоты, сколько и путей для поиска счастья. Но есть и частные вполне осязаемые причины, например конформизм самих архитекторов (для себя я не делаю исключения), призванных идти впереди обывательских представлений о прекрасном. Не в последнюю очередь виноваты и горе-консультанты, которые  «просчитывают» и анализируют, что готовы покупать люди конкретной целевой аудитории и какие стили им больше по душе в настоящее время, а застройщики слепо следуют их выводам и рекомендациям. А что мы оставим нашим потомкам? Вопрос, навязший в зубах, но тем не менее: что можно будет показать в городе как пример архитектуры нашего времени через 20-30 лет? Разрисованные и якобы очень дорогие снаружи и дешевые внутри безобразия, преподносятся как архитектура. Если называть вещи своими именами, то это банальное оболванивание обывателя: на наших глазах растет поколение, которое архитектурой считает именно это, для которых городская среда состоит из подобных муляжей и которым это не режет глаз. И когда я вижу все это, то понимаю, что наш профессиональный долг – отстаивать хотя бы пропорции, хотя бы материалы, хотя бы геометрию.
Архитектор:
Владимир Плоткин

25 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.