Владимир Плоткин: Любой конкурс сегодня превращается в игру «угадал – не угадал»

Главный архитектор ТПО «Резерв» – о новых проектах, международных конкурсах и современной Москве.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg

Архитектор:

Владимир Плоткин
Архи.ру: Владимир Ионович, ваша мастерская только что приняла участие в двух громких международных конкурсах – на концепцию застройки Бережковской набережной и новое здание Политехнического музея. Какие впечатления остались у вас от этих состязаний?

Владимир Плоткин:
Я несколько огорчен результатами обоих конкурсов. Не их итогами, а нашим участием в них. Оба наших проекта казались нам удачными – до тех пор, пока мы не увидели предложения коллег. И теперь я очень отчетливо понимаю, что в обоих случаях мы явно промахнулись с подачей работы. 
Владимир Плоткин
zooming
Новое здание Политехнического музея. Конкурсный проект «Mecanoo International B.V.» и ТПО «Резерв»

Архи.ру: Честно говоря, лично мне кажется, что ваш проект для Бережковской набережной был одним из самых сильных.

В.П.: Как показали итоги этого конкурса, заказчику была нужна не детально проработанная концепция, а лишь возможные варианты, наметки стратегии развития – на столь раннем этапе заказчик, видимо, банально не хотел быть связанным конкретными предложениями по зонированию и застройке территории. Нашу концепцию мы придумали очень быстро, и в целом она кажется мне удачной для локального, не стратегического освоения места, но дальше стоило сделать упор не на проработку придуманного решения, а на более широкий анализ ситуации в целом. 

zooming
Концепция развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Конкурсный проект ТПО «Резерв»

Архи.ру: Но, в конце концов, это был конкурс-консультация, у которого по определению нет четких правил и критериев. И, кстати, заказчик намерен использовать при создании итогового проекта предложения всех команд. Насколько разумной кажется лично вам идея архитектурного консорциума для этого места?


В.П.:
Лучше спросите меня, насколько разумной мне кажется сама идея освоения этой территории. Посмотрите на карту: ведь это мешок! У него есть въезд, но нет толкового выезда. От самой активной части города он отрезан железнодорожными путями, от нормального сообщения с набережной – территорией ТЭЦ. Фактически там есть всего одна никчемная возможность просочиться со стороны набережной – ближе к ТТК. При таких вводных масштабное строительство неизбежно ведет к очередной городской проблеме. Сама по себе близость ключевых транспортных артерий еще не обеспечивает доступность! И хотя все участники (мы в том числе) пытались эту проблему в своих проектах как-то решить, одними пешеходными мостами ситуацию не изменить. Необходимо кардинальное решение проблемы, создавая новую городскую ткань и связывая ее с существующей, – например, вывести вовсе железнодорожные пути или хотя бы накрыть их платформой. Даже поэтапное освоение этой территории, на мой взгляд, весьма рискованно для инвестора, так как может завести его в финансовый тупик.
zooming
Концепция развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Конкурсный проект ТПО «Резерв»

Архи.ру: Насколько Москва сегодня, на Ваш взгляд, вообще готова к радикальным мерам решения своих градостроительных проблем?

В.П.:
При том количестве денег, которое здесь крутится?! Технически возможно все. Но необходима воля, которая заставит двигаться в правильную сторону гигантскую неповоротливую машину принятия решений и их реализации. Причем воля не московского, а федерального правительства. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что даже в случае принятия такого решения ситуация не изменится в одночасье. Но без хирургического вмешательства городу в любом случае не обойтись. Только точечно лечить его проблемы недостаточно –такую тактику можно применять разве что в пределах исторического центра.  

Архи.ру: А что могут сделать архитекторы в ситуации отсутствия этой воли? Помогают ли архитектурные конкурсы, которые в последнее время проводятся все чаще, как-то осознать существующее положение вещей и донести эту информацию до тех, кто принимает решения?

В.П.:
Концептуальные градостроительные инициативы архитекторов никогда не прекращались. Слава богу, сама ситуация с конкурсами в последнее время заметно меняется к лучшему. Конкурсы широко анонсируются и сами власти делегируют экспертов для компетентного их проведения и анализа результатов. Если это не игра в демократию, то это внушает оптимизм. По крайней мере, теперь почти для каждого значительного архитектурного конкурса пишется профессиональная программа, появились команды специалистов, способные это сделать, в первую очередь, я имею в виду институт «Стрелка». Причем программы разрабатываются действительно на высоком уровне, может быть, даже чересчур детализированные и подробные – думаю, это своего рода реакция на острый дефицит предыдущих лет, когда заказчики объявляли тендеры на какой-нибудь драной кальке или картинке в растровом формате без каких-либо условий вообще. Про критерии оценок тогда говорить вообще не приходилось – в лучшем случае разработанные проекты смотрела оценочная комиссия, состоящая из маркетологов и риэлторов, в которую приглашался районный архитектор или какой-нибудь один консультант. И ведь таких«конкурсов» было проведено огромное количество! Прошлым летом я читал лекцию в школе МАРШ и решил показать студентам, какие именно проекты мы выполнили в рамках всевозможных конкурсов за последние два года. Честно говоря, я сам считал, что наберу 12-15 концепций, но оказалось, что их 24! То есть ровно по одному конкурсу в месяц. 

Архи.ру: Сколько из них вы выиграли? И сколько реально пошли в работу?

В.П.:
У наших иностранных коллег каждый десятый выигранный конкурс считается успешной нормой. Мы выиграли четыре, но реально пошел всего один проект. Плюс конкретная работа вроде бы начинается по жилому комплексу на улице Бухвостова в Москве. Так что КПД не очень высокий. Не раз случались и ситуации, когда конкурс выигрывали мы, а стройка в итоге начиналась по другому проекту. Пожалуй, самый обидный сюжет – конкурс на треугольник в Москва-Сити и конкурс на застройку Саввинской набережной, в этих конкурсах не победил не только наш проект, но вообще ни один из представленных, а архитекторы в итоге были приглашены со стороны. Зачем? Почему? Эти вопросы обречены повиснуть в воздухе, поскольку никаких четких правил игры не существовало в принципе. И это относится не только к конкурсам…
zooming
Проект жилого комплекса на Саввинской набережной

Архи.ру: С чем это связано, как вам кажется?

В.П.: Я думаю, во многом это следствие экономического кризиса, который сильно подкосил и видоизменил саму структуру девелоперского рынка России. Ведь до 2008 года строительством наиболее успешно занимались компании, которые изначально создавались именно как девелоперские и которые за 10-15 лет работы успели неплохо образоваться, научились довольно внятно формулировать ТЗ и были плюс-минус ориентированы на качество, – иными словами, они были профессионалами. А потом они разорились, их сотрудники разошлись по разным командам, а на строительный рынок пришли новые люди, в основном, крупные банки, которые имеют средства, но, как правило, не имеют представлений о том, что они хотят, и процессом руководят, скажем так, эклектично. Фактически это приводит к тому, что любой конкурс превращается в игру «угадал – не угадал» вкусовые предпочтения, хорошо если одной персоны, а чаще группы креативных советников, у которых есть свое понимание красоты и правильной типологии.

И каждый раз, приступая к новой работе, архитектор вынужден решать задачу с тысячью неизвестными. В частности, почти никогда не ясно заранее, какими именно регламентами обременен тот или иной участок . В результате все проектирование превращается в бесконечное подлаживание под возникающие обременения и постоянно меняющиеся требования заказчика – сделать в таких условиях вещь, которая будет отражать и преображать контекст, нести в себе личностно-художественный импульс команды, ее придумавшей, очень сложно. 


Архи.ру: Владимир Ионович, и все же мне кажется, что как раз вы – один из немногих современных российских архитекторов, которому это не раз удавалось и удается.

В.П.:
Наши постройки – это всегда компромисс, и, увы, зачастую компромисс очень горький. И потому проектируя какую-то новую вещь, я всегда надеюсь, что уж сейчас-то я точно реабилитируюсь, а потом, когда дом достраивается, в очередной раз понимаю, насколько наивны подобные ожидания... А ведь языком архитектуры хочется говорить не об условностях, а о движении, о контексте, о тех аллюзиях, которые подсказывает то или иное место. Именно это делает постройку настоящим событием, но в наших условиях почти все это остается мечтами – даже просто красиво спропорционированную штуку построить, увы, не всегда возможно. 
zooming
Жилой комплекс с подземной автостоянкой в Заречье

Архи.ру: Какие проекты ТПО «Резерв» сейчас реализуются?

В.П.:
В первую очередь, несколько старых проектов вступили в финальную стадию реализации. В этом году закончится проект в Заречье, который начинался еще в те времена, когда соседний с ним инноград даже не был придуман. Достраивается здание на Валовой – дом с непростой судьбой, имевший безумное количество вариантов, которые я когда-нибудь обязательно опубликую, получится внушительный том проектов. Жилой комплекс «Триколор» тоже строится, правда, медленнее, чем хотелось бы, равно как и Ивановское. Достраивается штаб-квартира ОАК в Жуковском. Только-только начали строить жилой комплекс на Ходынском поле для Capital Group. Для уже упомянутого ЖК на ул.Бухвостова мы начали стадию «П», но там очень много нерешенных вопросов – и территориальных, и правовых. Непонятна и судьба жилого квартала в бухте Патрокл – как недавно сказал заказчик, возможно, он воспользуется какими-нибудь нашими идеями. Боюсь, что в итоге сделают какую-нибудь несносную карикатуру на наше эскизное предложение – но повлиять я на это никак не могу, к сожалению. 
zooming
Конкурсный проект жилого комплекса на 1-й улице Бухвостова в Москве

Архи.ру: Почему, на ваш взгляд, красиво спропорционированные штуки сегодня менее востребованы, чем такие вот несуразные карикатуры?

В.П.:
Только сегодня? Вечный вопрос! О метафизике эстетического восприятия архитектуры обществом написано много. Можно успокаивать себя, вспоминая слова одного классика, что существует столько же видов красоты, сколько и путей для поиска счастья. Но есть и частные вполне осязаемые причины, например конформизм самих архитекторов (для себя я не делаю исключения), призванных идти впереди обывательских представлений о прекрасном. Не в последнюю очередь виноваты и горе-консультанты, которые  «просчитывают» и анализируют, что готовы покупать люди конкретной целевой аудитории и какие стили им больше по душе в настоящее время, а застройщики слепо следуют их выводам и рекомендациям. А что мы оставим нашим потомкам? Вопрос, навязший в зубах, но тем не менее: что можно будет показать в городе как пример архитектуры нашего времени через 20-30 лет? Разрисованные и якобы очень дорогие снаружи и дешевые внутри безобразия, преподносятся как архитектура. Если называть вещи своими именами, то это банальное оболванивание обывателя: на наших глазах растет поколение, которое архитектурой считает именно это, для которых городская среда состоит из подобных муляжей и которым это не режет глаз. И когда я вижу все это, то понимаю, что наш профессиональный долг – отстаивать хотя бы пропорции, хотя бы материалы, хотя бы геометрию.


Архитектор:

Владимир Плоткин

25 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.