English version

Сергей Скуратов: Общественные пространства важнее архитектуры

Руководитель «Сергей Скуратов Architects» – о том, над чем сейчас работает мастерская.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
0 Архи.ру: Сергей Александрович, возглавляемая вами архитектурная мастерская неожиданно исчезла из числа постоянных ньюсмейкеров. С чем связано подобное затишье? Чем сейчас занят ваш творческий коллектив?

Сергей Скуратов:
Все основное время мастерская сейчас занимается «Садовыми кварталами». После того, как этот проект был приобретен «Бинбанком», работа там по-настоящему закипела. Достраивается первая очередь, – это первый и четвертый кварталы, – где уже идет облицовка фасадов клинкерным кирпичом Hagemeister и натуральным камнем, устанавливаются оконные витражи, а также заканчивается благоустройство территории. Параллельно делаем рабочую документацию второй очереди – это второй и третий кварталы, строительство которых также уже начато, вырыт котлован, положена фундаментная плита, выполнена стена в грунте. 

Добрая треть сотрудников мастерской проводит сейчас на этой стройке свой каждый второй рабочий день. Не скрою, для нашей команды «Садовые кварталы» стали работой не только очень интересной, но и очень трудной, настоящим испытанием на профессионализм, которое мы считаем своей честью выдержать. Архитекторы, возраст которых в среднем не превышает 30-35 лет, открывают для себя новую сторону нашей профессии, понимая, что красивые картинки – это только начало любого проекта. Я, как руководитель мастерской и как наставник, чрезвычайно горжусь своими подчиненными: они делают подробнейшие, прекрасные чертежи, вникают во все нюансы реализации проекта, и благодаря такому подходу к делу смогли даже очень сложный этап рабочей документации превратить в творческий процесс. 
Сергей Скуратов
«Садовые кварталы»

Архи.ру: Ваша мастерская разрабатывает стадию РД и для объектов других архитекторов, которые будут построены в «Садовых кварталов»?

С.С.:
Нет, только для своих. Но рабочку наших коллег просматриваем, что-то советуем, иногда даем им наши уже разработанные узлы и решения, если те должны повторяться из проекта в проект, делая «Садовые кварталы» единым произведением градостроительного искусства.

Архи.ру: Сейчас, спустя почти шесть лет с момента старта этого проекта, считаете ли вы, что консорциум архитекторов был хорошей идеей?

С.С.:
Конечно, гораздо легче было бы все сделать самому. И не потому что себе я доверяю больше: просто взаимодействие между людьми, особенно творческими, процесс по определению чрезвычайно сложный. Но город не создается одним архитектором и одной идеей, так что присутствие других авторов в этом проекте, безусловно, идет ему на пользу. Хотя, признаюсь, я чувствую гигантскую моральную ответственность за все, что строится в «Садовых кварталах», не делая особой разницы между домами, которые спроектировал сам, и домами, придуманными моими коллегами.

Архи.ру: Насколько я знаю, интерьеры общественных зон в «Садовых кварталах» тоже делает ваша мастерская?

С.С.:
Да, и именно сейчас мы занимаемся ими вплотную. Пригласили Бернара Пикте (Bernard Pictet), французского дизайнера и художника, мастера по стеклу, и в интерьер каждого из вестибюлей включаем его работы, обрамляя их соответствующим образом. Детали пока раскрывать не хочу, надеюсь, это станет изюминкой и интригой проекта.

Архи.ру: Какие еще проекты мастерской сейчас входят в стадию реализации?

С.С.:
Ростовский проект из-за своей сложности проходит экспертизу в Москве, и мы надеемся, что в этом году начнется стройка. В экспертизе уже находится и проект строительства жилого комплекса на Новоалексеевской. Там, кстати, уже выбран облицовочный материал – это тоже будет Hagemeister, но более светлый, чем в «Садовых кварталах», и без вертикальных швов, что придаст кладке интересную фактуру. Должен сказать, что этот дом и по материалам, и по пластике получился достаточно простым, но поскольку вокруг него сосредоточены сплошные унылые параллелепипеды, нам показалось правильным сделать ставку именно на сдержанную архитектуру. Хотим нивелировать шок, который неизбежен, когда на богом забытой территории вдруг появляется новый яркий объект. Я вообще убежден в том, что среду нужно преобразовывать постепенно: жить в городах, где каждый дом кричит о своей уникальности, очень сложно... 
zooming
Жилой комплекс на ул. Береговая в Ростове-на-Дону

Также сейчас достраивается дом на улице Бурденко – доделывается его верхняя часть, осталось подшить кирпичом консоль и сделать верхнюю балку. Благоустройство уже закончено, а над интерьерами общественных зон мы работаем в настоящий момент. Входной вестибюль мы решили полностью отделать деревом: сам дом строится из темного кирпича и потому получается достаточно брутальным и где-то даже немного неприступным, и поэтому интерьеры мы делаем на контрасте, погружая вошедшего в мир светлого, теплого дерева. Правда, с деревом мы работаем очень нетрадиционно, в общем, тоже готовим сюрприз, надеюсь, интересный.

Архи.ру: В прошлом году вы выиграли несколько конкурсов, в том числе весьма неожиданный – на проект реконструкции «Русской гостиной» в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Общая площадь этого пространства всего 250 кв.м. С чем связана переориентация на объекты маленького масштаба?

С.С.:
Вообще я никогда не избегал маленьких проектов. Наоборот, я убежден в том, что работа над серьезными градостроительными начинаниями должна сочетаться с работой над камерными объемами и деталями интерьеров. И таких проектов в нашем портфолио сейчас на самом деле несколько. С одной стороны, это действительно «Русская гостиная», которую мы делаем по приглашению Благотворительного фонда Владимира Потанина (куратором проекта является Наталья Золотова). Основная задача «Русской гостиной» в том, чтобы ее обновленное пространство, скажем так, способствовало преодолению существующих в американском обществе стереотипических представлений о России, поэтому и интерьер должен быть соответствующим – рассказывать о нашей стране без навязших фольклорных образов. Художником этого проекта стал Валерий Кошляков, который специально для этого места написал несколько новых работ. Одним из немногих предметов интерьера, которые останутся в гостиной после ее реконструкции, будет хрустальная люстра, подаренная Кеннеди-центру в 1971 году Ирландией – мы придумали, как обыграть ее и корректно вписать в современный интерьер. 

Кроме того, мы сейчас строим свою первую загородную виллу, делая в этом проекте абсолютно все: дом, технические сооружения, благоустройство участка, интерьеры. Эта работа ведется уже почти год, сейчас начинается стройка. Признаюсь, очень интересно работать над интерьерами, когда сам полностью придумал пространство и форму. И вновь экстерьер и интерьер существуют на абсолютном контрасте – уверен, что за городом это более чем уместно, тем более что там много стекла. 

Архи.ру: Этот был конкурсный проект или дом был заказан вам напрямую как «дом от Скуратова»?

С.С.:
Меня позвали напрямую. Подобная степень доверия и уважения, конечно, обязывает ко многому, но и чрезвычайно вдохновляет, - я благодарен судьбе за этот опыт.

Архи.ру: Получить подобную свободу творчества, наверно, практически невозможно в условиях города? Характерный пример – проект жилого комплекса на Павелецкой набережной, где вы сначала предложили весьма футуристический пешеходный мост, а потом были вынуждены упростить проект, одновременно изменив класс жилья. Насколько я знаю, его переделка продолжается?

С.С.:
Ох, история там непростая. Международный конкурс мы действительно выиграли, в том числе и благодаря идее создания эффектного пешеходного моста через Москва-реку, то есть единственные из участников детально продумали связь этой территории с городом. Но потом заказчик от этой идеи отказался, пришлось мост из проекта убирать и сам его переделать с учетом более изолированного положения. Кроме того, и в первом, и во втором вариантах мы сохраняли фабричные корпуса, делая ставку на выразительность кирпича, а потом и от этого пришлось отказаться. Ну, признаю, мы немного выдали желаемое за действительное: так полюбили руины, что сделали из них конфетку. На самом деле состояние их удручающее, и увидеть в них красоту сложно – заказчик, по крайней мере, не смог. И даже город нас, увы, не поддержал, не признав эти объекты достойными сохранения. Теперь мы кардинально меняем и компоновку объемов, и их архитектурное решение, но все же я надеюсь, что общий дух первоначальной концепции мы сможем сохранить. По крайней, ставку по-прежнему делаем на тему растворения кирпича и перехода его в прозрачное стекло. 
zooming
Жилой комплекс на территории бывшего Московского картонажно-полиграфического комбината

Что меня больше всего волнует в связи с этим проектом, так это то, как будут решены его общественные зоны. В «Садовых кварталах» тема проникновения общественных пространств внутрь жилого анклава была для меня приоритетной, очень уж хотелось избежать повторения опыта 2000-х, когда в самом центре города возник заповедник для богатых. Но на Павелецкой набережной реализовать столь благородный замысел в разы сложнее – дальше от центра, другой контекст. И все равно я убежден, что полностью закрывать территорию от горожан нельзя, ведь там это будет единственное цивилизованное вкрапление общественной жизни и, соответственно, уникальный шанс вдохнуть активность в ту часть города. Но думая о комфорте городской среды, мы одновременно обязаны заботиться и о безопасности и комфорте жильцов, поэтому сейчас работаем над тем, как без заборов и ограждений развести на разные уровни обитателей жилого комплекса и горожан. 
zooming
«Садовые кварталы»

Архи.ру: К счастью, интерес к общественным зонам в последнее время чрезвычайно возрос, что дает вашим замыслам дополнительный шанс быть реализованным.

С.С.:
Общественные пространства действительно становятся важнейшей частью формирования климата городской жизни – до Москвы, к счастью, докатились мировые тенденции. Если вернутся к примеру «Садовых кварталов», то ведь в этот проект изначально заложен примат социальной жизни. Заказчик формирует целую группу людей, комиссию, если угодно, которая будет заниматься сценарием жизни всей общественной жизни проекта, – в нее входят и маркетологи, и социологи, и меня тоже пригласили. Рискну утверждать, что подобное наполнение проекта во многом даже важнее самой архитектуры. 

В этом смысле я вообще с оптимизмом смотрю на то, что сейчас происходит в Москве и с Москвой. Новое руководство Москомархитектуры пытается проводить политику открытости, разумности и коллегиальности, и, как мне кажется, у команды Сергея Кузнецова это в целом получается. Главный архитектор столицы пытается ответственно фильтровать тот поток ранее утвержденных проектов, который на него обрушился. Сначала это делала хуснуллинская комиссия, но через нее просочилось довольно много проектов, демонстрирующих не просто плотность, а сверхплотность застройки. Хорошо, что новый главный архитектор понимает, что нельзя застраивать все свободные участки в Москве: город не может развиваться, когда его пожирает строительный комплекс. Мне также очень нравится, что Сергей Кузнецов активно привлекает к архитектурному процессу молодых. Шорт-лист московской архитектуры действительно очень короток, и появление новых команд там не только оправдано, но и уместно. Совсем недавно я был членом жюри конкурса на бизнес-центр на Белорусской площади, в котором участвовало сразу несколько бюро поколения 30-40-летних. Им всем пора строить в городе! Архитектура, конечно, профессия возрастная, так как в ней важен опыт, но без постепенно обновления кадров ее полноценное развитие невозможно.

Архи.ру: А сами сейчас участвуете в конкурсах, кстати? Среди тех, кто занимался проектом Политехнического музея, вашей мастерской почему-то не было.

С.С.
Мы подавали заявку на участие в этом конкурсе вместе с голландским бюро Neutelings Riedijk Architects, но не прошли во второй тур. Бывает, конкурс – это всегда лотерея. Сейчас собираемся участвовать в конкурсе на проект последнего дома на Остоженке, а также в конкурсе на концепцию застройки 10 гектар на западе Москвы – там планируется создать многофункциональный комплекс. Оба состязания закрытые и международные – конечно, нет никаких гарантий, что мы выиграем хотя бы один из них, но мы любим и умеем участвовать в конкурсах, это прекрасно тренирует команду и повышает профессионализм, я всегда очень ценю этот опыт. 

Вообще мне очень нравится внедряемая сейчас идея конкурсов-консультаций, вот таких, например, какой был посвящен Бережковской набережной. Умение мыслить стратегически – качество, которое нужно развивать и нашему городу, и нашим архитекторам. Любой опытный проектировщик способен нарисовать фасад: в общем, приемов-то всего около десятка, ничего сложного в том, чтобы их применить в той или иной комбинации, нет. А вот контакт с окружающей застройкой – это то, важно уметь чувствовать и учитывать. Архитектор, конечно, не может по мановению волшебной палочки вдохнуть в застраиваемый квартал жизнь, но создать разносторонние предпосылки для того, чтобы общество приняло новый объект и освоило его, обязан. И сделать это можно, только очень ответственно подходя ко всем этапам проектирования. В апреле на «Золотом сечении» состоится мой мастер-класс, который я решил назвать «Архитектура без лишних слов»,  – там я хочу поговорить именно об этом. О том, что к арсеналу форм и средств современного проектировщика нужно относиться очень бережно и осторожно. Любое брошенное невпопад слово отражается на обществе и пространстве. И если мы хотим, чтобы город не превращался в кричащую массу, а был удобным местом для жизни, то нужно учитывать все возможные мелочи. Лаконичность и чистоту жеста никто не отменял, и как архитектор лично я свою профессиональную задачу вижу в том, что в каждом  новом объекте стремиться именно к этой чистоте, безжалостно избавляясь от лишних слов, материалов и приемов.

Поставщики, технологии

11 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Технологии и материалы
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Сейчас на главной
Ледяное перемирие
Древолюция 2023 зимняя, январская, дополнила деревянные постройки лета 2023 года временными объектами из льда и снега. Самые понятные осмыслили главную ось, самый тонкий и лиричный объект, «Оттепель» или «Проталина», появился в перспективе объекта «Другой».
Музей для города
OMA выиграли конкурс на проект реконструкции Египетского музея в Турине – самого старого в мире из посвященных культуре Страны пирамид.
I да офис!
Нидерландское бюро KAAN Arсhitecten завершило свой второй проект в Германии. Три корпуса офисного комплекса iCampus в Мюнхене получили жесткую сетку бетонных фасадов и впечатляющие 25-метровые атриумы.
Мега-светлячок
МКА сообщает о согласовании проекта ТЦ Матвеевский​ на Очаковском шоссе. Его матовые светящиеся фасады способны украсить собой место, которое, определенно, требует каких-то украшений.
Новая заря
В проекте технопарка на территории ДСК 500 в Тюмени – «самого большого в РФ» – архитекторы HADAA сохраняют не только промышленную функцию гигантского ангара конца 1980-х и 90% его конструктива, но и откликаются на его образность. И предлагают «градиентный» подход к развитию пространств: от открытых общественных к закрытым профессиональным, его цель – сделать технопарк драйвером развития деловой функции между промышленными территориями и будущим жилым районом по программе КРТ.
Ларец самоцветов
За лаконичными фасадами загородного дома семьи архитекторов из Уфы прячется личный «музей»: насыщенное по цвету и фактурам пространство, в котором каждый предмет и дизайнерское решение несет отпечаток индивидуальности хозяев.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.