Сергей Скуратов: Общественные пространства важнее архитектуры

Руководитель «Сергей Скуратов Architects» – о том, над чем сейчас работает мастерская.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архи.ру: Сергей Александрович, возглавляемая вами архитектурная мастерская неожиданно исчезла из числа постоянных ньюсмейкеров. С чем связано подобное затишье? Чем сейчас занят ваш творческий коллектив?

Сергей Скуратов:
Все основное время мастерская сейчас занимается «Садовыми кварталами». После того, как этот проект был приобретен «Бинбанком», работа там по-настоящему закипела. Достраивается первая очередь, – это первый и четвертый кварталы, – где уже идет облицовка фасадов клинкерным кирпичом Hagemeister и натуральным камнем, устанавливаются оконные витражи, а также заканчивается благоустройство территории. Параллельно делаем рабочую документацию второй очереди – это второй и третий кварталы, строительство которых также уже начато, вырыт котлован, положена фундаментная плита, выполнена стена в грунте. 

Добрая треть сотрудников мастерской проводит сейчас на этой стройке свой каждый второй рабочий день. Не скрою, для нашей команды «Садовые кварталы» стали работой не только очень интересной, но и очень трудной, настоящим испытанием на профессионализм, которое мы считаем своей честью выдержать. Архитекторы, возраст которых в среднем не превышает 30-35 лет, открывают для себя новую сторону нашей профессии, понимая, что красивые картинки – это только начало любого проекта. Я, как руководитель мастерской и как наставник, чрезвычайно горжусь своими подчиненными: они делают подробнейшие, прекрасные чертежи, вникают во все нюансы реализации проекта, и благодаря такому подходу к делу смогли даже очень сложный этап рабочей документации превратить в творческий процесс. 
Сергей Скуратов
«Садовые кварталы»

Архи.ру: Ваша мастерская разрабатывает стадию РД и для объектов других архитекторов, которые будут построены в «Садовых кварталов»?

С.С.:
Нет, только для своих. Но рабочку наших коллег просматриваем, что-то советуем, иногда даем им наши уже разработанные узлы и решения, если те должны повторяться из проекта в проект, делая «Садовые кварталы» единым произведением градостроительного искусства.

Архи.ру: Сейчас, спустя почти шесть лет с момента старта этого проекта, считаете ли вы, что консорциум архитекторов был хорошей идеей?

С.С.:
Конечно, гораздо легче было бы все сделать самому. И не потому что себе я доверяю больше: просто взаимодействие между людьми, особенно творческими, процесс по определению чрезвычайно сложный. Но город не создается одним архитектором и одной идеей, так что присутствие других авторов в этом проекте, безусловно, идет ему на пользу. Хотя, признаюсь, я чувствую гигантскую моральную ответственность за все, что строится в «Садовых кварталах», не делая особой разницы между домами, которые спроектировал сам, и домами, придуманными моими коллегами.

Архи.ру: Насколько я знаю, интерьеры общественных зон в «Садовых кварталах» тоже делает ваша мастерская?

С.С.:
Да, и именно сейчас мы занимаемся ими вплотную. Пригласили Бернара Пикте (Bernard Pictet), французского дизайнера и художника, мастера по стеклу, и в интерьер каждого из вестибюлей включаем его работы, обрамляя их соответствующим образом. Детали пока раскрывать не хочу, надеюсь, это станет изюминкой и интригой проекта.

Архи.ру: Какие еще проекты мастерской сейчас входят в стадию реализации?

С.С.:
Ростовский проект из-за своей сложности проходит экспертизу в Москве, и мы надеемся, что в этом году начнется стройка. В экспертизе уже находится и проект строительства жилого комплекса на Новоалексеевской. Там, кстати, уже выбран облицовочный материал – это тоже будет Hagemeister, но более светлый, чем в «Садовых кварталах», и без вертикальных швов, что придаст кладке интересную фактуру. Должен сказать, что этот дом и по материалам, и по пластике получился достаточно простым, но поскольку вокруг него сосредоточены сплошные унылые параллелепипеды, нам показалось правильным сделать ставку именно на сдержанную архитектуру. Хотим нивелировать шок, который неизбежен, когда на богом забытой территории вдруг появляется новый яркий объект. Я вообще убежден в том, что среду нужно преобразовывать постепенно: жить в городах, где каждый дом кричит о своей уникальности, очень сложно... 
zooming
Жилой комплекс на ул. Береговая в Ростове-на-Дону

Также сейчас достраивается дом на улице Бурденко – доделывается его верхняя часть, осталось подшить кирпичом консоль и сделать верхнюю балку. Благоустройство уже закончено, а над интерьерами общественных зон мы работаем в настоящий момент. Входной вестибюль мы решили полностью отделать деревом: сам дом строится из темного кирпича и потому получается достаточно брутальным и где-то даже немного неприступным, и поэтому интерьеры мы делаем на контрасте, погружая вошедшего в мир светлого, теплого дерева. Правда, с деревом мы работаем очень нетрадиционно, в общем, тоже готовим сюрприз, надеюсь, интересный.

Архи.ру: В прошлом году вы выиграли несколько конкурсов, в том числе весьма неожиданный – на проект реконструкции «Русской гостиной» в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Общая площадь этого пространства всего 250 кв.м. С чем связана переориентация на объекты маленького масштаба?

С.С.:
Вообще я никогда не избегал маленьких проектов. Наоборот, я убежден в том, что работа над серьезными градостроительными начинаниями должна сочетаться с работой над камерными объемами и деталями интерьеров. И таких проектов в нашем портфолио сейчас на самом деле несколько. С одной стороны, это действительно «Русская гостиная», которую мы делаем по приглашению Благотворительного фонда Владимира Потанина (куратором проекта является Наталья Золотова). Основная задача «Русской гостиной» в том, чтобы ее обновленное пространство, скажем так, способствовало преодолению существующих в американском обществе стереотипических представлений о России, поэтому и интерьер должен быть соответствующим – рассказывать о нашей стране без навязших фольклорных образов. Художником этого проекта стал Валерий Кошляков, который специально для этого места написал несколько новых работ. Одним из немногих предметов интерьера, которые останутся в гостиной после ее реконструкции, будет хрустальная люстра, подаренная Кеннеди-центру в 1971 году Ирландией – мы придумали, как обыграть ее и корректно вписать в современный интерьер. 

Кроме того, мы сейчас строим свою первую загородную виллу, делая в этом проекте абсолютно все: дом, технические сооружения, благоустройство участка, интерьеры. Эта работа ведется уже почти год, сейчас начинается стройка. Признаюсь, очень интересно работать над интерьерами, когда сам полностью придумал пространство и форму. И вновь экстерьер и интерьер существуют на абсолютном контрасте – уверен, что за городом это более чем уместно, тем более что там много стекла. 

Архи.ру: Этот был конкурсный проект или дом был заказан вам напрямую как «дом от Скуратова»?

С.С.:
Меня позвали напрямую. Подобная степень доверия и уважения, конечно, обязывает ко многому, но и чрезвычайно вдохновляет, - я благодарен судьбе за этот опыт.

Архи.ру: Получить подобную свободу творчества, наверно, практически невозможно в условиях города? Характерный пример – проект жилого комплекса на Павелецкой набережной, где вы сначала предложили весьма футуристический пешеходный мост, а потом были вынуждены упростить проект, одновременно изменив класс жилья. Насколько я знаю, его переделка продолжается?

С.С.:
Ох, история там непростая. Международный конкурс мы действительно выиграли, в том числе и благодаря идее создания эффектного пешеходного моста через Москва-реку, то есть единственные из участников детально продумали связь этой территории с городом. Но потом заказчик от этой идеи отказался, пришлось мост из проекта убирать и сам его переделать с учетом более изолированного положения. Кроме того, и в первом, и во втором вариантах мы сохраняли фабричные корпуса, делая ставку на выразительность кирпича, а потом и от этого пришлось отказаться. Ну, признаю, мы немного выдали желаемое за действительное: так полюбили руины, что сделали из них конфетку. На самом деле состояние их удручающее, и увидеть в них красоту сложно – заказчик, по крайней мере, не смог. И даже город нас, увы, не поддержал, не признав эти объекты достойными сохранения. Теперь мы кардинально меняем и компоновку объемов, и их архитектурное решение, но все же я надеюсь, что общий дух первоначальной концепции мы сможем сохранить. По крайней, ставку по-прежнему делаем на тему растворения кирпича и перехода его в прозрачное стекло. 
zooming
Жилой комплекс на территории бывшего Московского картонажно-полиграфического комбината

Что меня больше всего волнует в связи с этим проектом, так это то, как будут решены его общественные зоны. В «Садовых кварталах» тема проникновения общественных пространств внутрь жилого анклава была для меня приоритетной, очень уж хотелось избежать повторения опыта 2000-х, когда в самом центре города возник заповедник для богатых. Но на Павелецкой набережной реализовать столь благородный замысел в разы сложнее – дальше от центра, другой контекст. И все равно я убежден, что полностью закрывать территорию от горожан нельзя, ведь там это будет единственное цивилизованное вкрапление общественной жизни и, соответственно, уникальный шанс вдохнуть активность в ту часть города. Но думая о комфорте городской среды, мы одновременно обязаны заботиться и о безопасности и комфорте жильцов, поэтому сейчас работаем над тем, как без заборов и ограждений развести на разные уровни обитателей жилого комплекса и горожан. 
zooming
«Садовые кварталы»

Архи.ру: К счастью, интерес к общественным зонам в последнее время чрезвычайно возрос, что дает вашим замыслам дополнительный шанс быть реализованным.

С.С.:
Общественные пространства действительно становятся важнейшей частью формирования климата городской жизни – до Москвы, к счастью, докатились мировые тенденции. Если вернутся к примеру «Садовых кварталов», то ведь в этот проект изначально заложен примат социальной жизни. Заказчик формирует целую группу людей, комиссию, если угодно, которая будет заниматься сценарием жизни всей общественной жизни проекта, – в нее входят и маркетологи, и социологи, и меня тоже пригласили. Рискну утверждать, что подобное наполнение проекта во многом даже важнее самой архитектуры. 

В этом смысле я вообще с оптимизмом смотрю на то, что сейчас происходит в Москве и с Москвой. Новое руководство Москомархитектуры пытается проводить политику открытости, разумности и коллегиальности, и, как мне кажется, у команды Сергея Кузнецова это в целом получается. Главный архитектор столицы пытается ответственно фильтровать тот поток ранее утвержденных проектов, который на него обрушился. Сначала это делала хуснуллинская комиссия, но через нее просочилось довольно много проектов, демонстрирующих не просто плотность, а сверхплотность застройки. Хорошо, что новый главный архитектор понимает, что нельзя застраивать все свободные участки в Москве: город не может развиваться, когда его пожирает строительный комплекс. Мне также очень нравится, что Сергей Кузнецов активно привлекает к архитектурному процессу молодых. Шорт-лист московской архитектуры действительно очень короток, и появление новых команд там не только оправдано, но и уместно. Совсем недавно я был членом жюри конкурса на бизнес-центр на Белорусской площади, в котором участвовало сразу несколько бюро поколения 30-40-летних. Им всем пора строить в городе! Архитектура, конечно, профессия возрастная, так как в ней важен опыт, но без постепенно обновления кадров ее полноценное развитие невозможно.

Архи.ру: А сами сейчас участвуете в конкурсах, кстати? Среди тех, кто занимался проектом Политехнического музея, вашей мастерской почему-то не было.

С.С.
Мы подавали заявку на участие в этом конкурсе вместе с голландским бюро Neutelings Riedijk Architects, но не прошли во второй тур. Бывает, конкурс – это всегда лотерея. Сейчас собираемся участвовать в конкурсе на проект последнего дома на Остоженке, а также в конкурсе на концепцию застройки 10 гектар на западе Москвы – там планируется создать многофункциональный комплекс. Оба состязания закрытые и международные – конечно, нет никаких гарантий, что мы выиграем хотя бы один из них, но мы любим и умеем участвовать в конкурсах, это прекрасно тренирует команду и повышает профессионализм, я всегда очень ценю этот опыт. 

Вообще мне очень нравится внедряемая сейчас идея конкурсов-консультаций, вот таких, например, какой был посвящен Бережковской набережной. Умение мыслить стратегически – качество, которое нужно развивать и нашему городу, и нашим архитекторам. Любой опытный проектировщик способен нарисовать фасад: в общем, приемов-то всего около десятка, ничего сложного в том, чтобы их применить в той или иной комбинации, нет. А вот контакт с окружающей застройкой – это то, важно уметь чувствовать и учитывать. Архитектор, конечно, не может по мановению волшебной палочки вдохнуть в застраиваемый квартал жизнь, но создать разносторонние предпосылки для того, чтобы общество приняло новый объект и освоило его, обязан. И сделать это можно, только очень ответственно подходя ко всем этапам проектирования. В апреле на «Золотом сечении» состоится мой мастер-класс, который я решил назвать «Архитектура без лишних слов»,  – там я хочу поговорить именно об этом. О том, что к арсеналу форм и средств современного проектировщика нужно относиться очень бережно и осторожно. Любое брошенное невпопад слово отражается на обществе и пространстве. И если мы хотим, чтобы город не превращался в кричащую массу, а был удобным местом для жизни, то нужно учитывать все возможные мелочи. Лаконичность и чистоту жеста никто не отменял, и как архитектор лично я свою профессиональную задачу вижу в том, что в каждом  новом объекте стремиться именно к этой чистоте, безжалостно избавляясь от лишних слов, материалов и приемов.



11 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.