Сергей Скуратов: Общественные пространства важнее архитектуры

Руководитель «Сергей Скуратов Architects» – о том, над чем сейчас работает мастерская.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архи.ру: Сергей Александрович, возглавляемая вами архитектурная мастерская неожиданно исчезла из числа постоянных ньюсмейкеров. С чем связано подобное затишье? Чем сейчас занят ваш творческий коллектив?

Сергей Скуратов:
Все основное время мастерская сейчас занимается «Садовыми кварталами». После того, как этот проект был приобретен «Бинбанком», работа там по-настоящему закипела. Достраивается первая очередь, – это первый и четвертый кварталы, – где уже идет облицовка фасадов клинкерным кирпичом Hagemeister и натуральным камнем, устанавливаются оконные витражи, а также заканчивается благоустройство территории. Параллельно делаем рабочую документацию второй очереди – это второй и третий кварталы, строительство которых также уже начато, вырыт котлован, положена фундаментная плита, выполнена стена в грунте. 

Добрая треть сотрудников мастерской проводит сейчас на этой стройке свой каждый второй рабочий день. Не скрою, для нашей команды «Садовые кварталы» стали работой не только очень интересной, но и очень трудной, настоящим испытанием на профессионализм, которое мы считаем своей честью выдержать. Архитекторы, возраст которых в среднем не превышает 30-35 лет, открывают для себя новую сторону нашей профессии, понимая, что красивые картинки – это только начало любого проекта. Я, как руководитель мастерской и как наставник, чрезвычайно горжусь своими подчиненными: они делают подробнейшие, прекрасные чертежи, вникают во все нюансы реализации проекта, и благодаря такому подходу к делу смогли даже очень сложный этап рабочей документации превратить в творческий процесс. 
Сергей Скуратов
«Садовые кварталы»
Архи.ру: Ваша мастерская разрабатывает стадию РД и для объектов других архитекторов, которые будут построены в «Садовых кварталов»?

С.С.:
Нет, только для своих. Но рабочку наших коллег просматриваем, что-то советуем, иногда даем им наши уже разработанные узлы и решения, если те должны повторяться из проекта в проект, делая «Садовые кварталы» единым произведением градостроительного искусства.

Архи.ру: Сейчас, спустя почти шесть лет с момента старта этого проекта, считаете ли вы, что консорциум архитекторов был хорошей идеей?

С.С.:
Конечно, гораздо легче было бы все сделать самому. И не потому что себе я доверяю больше: просто взаимодействие между людьми, особенно творческими, процесс по определению чрезвычайно сложный. Но город не создается одним архитектором и одной идеей, так что присутствие других авторов в этом проекте, безусловно, идет ему на пользу. Хотя, признаюсь, я чувствую гигантскую моральную ответственность за все, что строится в «Садовых кварталах», не делая особой разницы между домами, которые спроектировал сам, и домами, придуманными моими коллегами.

Архи.ру: Насколько я знаю, интерьеры общественных зон в «Садовых кварталах» тоже делает ваша мастерская?

С.С.:
Да, и именно сейчас мы занимаемся ими вплотную. Пригласили Бернара Пикте (Bernard Pictet), французского дизайнера и художника, мастера по стеклу, и в интерьер каждого из вестибюлей включаем его работы, обрамляя их соответствующим образом. Детали пока раскрывать не хочу, надеюсь, это станет изюминкой и интригой проекта.

Архи.ру: Какие еще проекты мастерской сейчас входят в стадию реализации?

С.С.:
Ростовский проект из-за своей сложности проходит экспертизу в Москве, и мы надеемся, что в этом году начнется стройка. В экспертизе уже находится и проект строительства жилого комплекса на Новоалексеевской. Там, кстати, уже выбран облицовочный материал – это тоже будет Hagemeister, но более светлый, чем в «Садовых кварталах», и без вертикальных швов, что придаст кладке интересную фактуру. Должен сказать, что этот дом и по материалам, и по пластике получился достаточно простым, но поскольку вокруг него сосредоточены сплошные унылые параллелепипеды, нам показалось правильным сделать ставку именно на сдержанную архитектуру. Хотим нивелировать шок, который неизбежен, когда на богом забытой территории вдруг появляется новый яркий объект. Я вообще убежден в том, что среду нужно преобразовывать постепенно: жить в городах, где каждый дом кричит о своей уникальности, очень сложно... 
zooming
Жилой комплекс на ул. Береговая в Ростове-на-Дону
Также сейчас достраивается дом на улице Бурденко – доделывается его верхняя часть, осталось подшить кирпичом консоль и сделать верхнюю балку. Благоустройство уже закончено, а над интерьерами общественных зон мы работаем в настоящий момент. Входной вестибюль мы решили полностью отделать деревом: сам дом строится из темного кирпича и потому получается достаточно брутальным и где-то даже немного неприступным, и поэтому интерьеры мы делаем на контрасте, погружая вошедшего в мир светлого, теплого дерева. Правда, с деревом мы работаем очень нетрадиционно, в общем, тоже готовим сюрприз, надеюсь, интересный.

Архи.ру: В прошлом году вы выиграли несколько конкурсов, в том числе весьма неожиданный – на проект реконструкции «Русской гостиной» в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Общая площадь этого пространства всего 250 кв.м. С чем связана переориентация на объекты маленького масштаба?

С.С.:
Вообще я никогда не избегал маленьких проектов. Наоборот, я убежден в том, что работа над серьезными градостроительными начинаниями должна сочетаться с работой над камерными объемами и деталями интерьеров. И таких проектов в нашем портфолио сейчас на самом деле несколько. С одной стороны, это действительно «Русская гостиная», которую мы делаем по приглашению Благотворительного фонда Владимира Потанина (куратором проекта является Наталья Золотова). Основная задача «Русской гостиной» в том, чтобы ее обновленное пространство, скажем так, способствовало преодолению существующих в американском обществе стереотипических представлений о России, поэтому и интерьер должен быть соответствующим – рассказывать о нашей стране без навязших фольклорных образов. Художником этого проекта стал Валерий Кошляков, который специально для этого места написал несколько новых работ. Одним из немногих предметов интерьера, которые останутся в гостиной после ее реконструкции, будет хрустальная люстра, подаренная Кеннеди-центру в 1971 году Ирландией – мы придумали, как обыграть ее и корректно вписать в современный интерьер. 

Кроме того, мы сейчас строим свою первую загородную виллу, делая в этом проекте абсолютно все: дом, технические сооружения, благоустройство участка, интерьеры. Эта работа ведется уже почти год, сейчас начинается стройка. Признаюсь, очень интересно работать над интерьерами, когда сам полностью придумал пространство и форму. И вновь экстерьер и интерьер существуют на абсолютном контрасте – уверен, что за городом это более чем уместно, тем более что там много стекла. 

Архи.ру: Этот был конкурсный проект или дом был заказан вам напрямую как «дом от Скуратова»?

С.С.:
Меня позвали напрямую. Подобная степень доверия и уважения, конечно, обязывает ко многому, но и чрезвычайно вдохновляет, - я благодарен судьбе за этот опыт.

Архи.ру: Получить подобную свободу творчества, наверно, практически невозможно в условиях города? Характерный пример – проект жилого комплекса на Павелецкой набережной, где вы сначала предложили весьма футуристический пешеходный мост, а потом были вынуждены упростить проект, одновременно изменив класс жилья. Насколько я знаю, его переделка продолжается?

С.С.:
Ох, история там непростая. Международный конкурс мы действительно выиграли, в том числе и благодаря идее создания эффектного пешеходного моста через Москва-реку, то есть единственные из участников детально продумали связь этой территории с городом. Но потом заказчик от этой идеи отказался, пришлось мост из проекта убирать и сам его переделать с учетом более изолированного положения. Кроме того, и в первом, и во втором вариантах мы сохраняли фабричные корпуса, делая ставку на выразительность кирпича, а потом и от этого пришлось отказаться. Ну, признаю, мы немного выдали желаемое за действительное: так полюбили руины, что сделали из них конфетку. На самом деле состояние их удручающее, и увидеть в них красоту сложно – заказчик, по крайней мере, не смог. И даже город нас, увы, не поддержал, не признав эти объекты достойными сохранения. Теперь мы кардинально меняем и компоновку объемов, и их архитектурное решение, но все же я надеюсь, что общий дух первоначальной концепции мы сможем сохранить. По крайней, ставку по-прежнему делаем на тему растворения кирпича и перехода его в прозрачное стекло. 
zooming
Жилой комплекс на территории бывшего Московского картонажно-полиграфического комбината
Что меня больше всего волнует в связи с этим проектом, так это то, как будут решены его общественные зоны. В «Садовых кварталах» тема проникновения общественных пространств внутрь жилого анклава была для меня приоритетной, очень уж хотелось избежать повторения опыта 2000-х, когда в самом центре города возник заповедник для богатых. Но на Павелецкой набережной реализовать столь благородный замысел в разы сложнее – дальше от центра, другой контекст. И все равно я убежден, что полностью закрывать территорию от горожан нельзя, ведь там это будет единственное цивилизованное вкрапление общественной жизни и, соответственно, уникальный шанс вдохнуть активность в ту часть города. Но думая о комфорте городской среды, мы одновременно обязаны заботиться и о безопасности и комфорте жильцов, поэтому сейчас работаем над тем, как без заборов и ограждений развести на разные уровни обитателей жилого комплекса и горожан. 
zooming
«Садовые кварталы»
Архи.ру: К счастью, интерес к общественным зонам в последнее время чрезвычайно возрос, что дает вашим замыслам дополнительный шанс быть реализованным.

С.С.:
Общественные пространства действительно становятся важнейшей частью формирования климата городской жизни – до Москвы, к счастью, докатились мировые тенденции. Если вернутся к примеру «Садовых кварталов», то ведь в этот проект изначально заложен примат социальной жизни. Заказчик формирует целую группу людей, комиссию, если угодно, которая будет заниматься сценарием жизни всей общественной жизни проекта, – в нее входят и маркетологи, и социологи, и меня тоже пригласили. Рискну утверждать, что подобное наполнение проекта во многом даже важнее самой архитектуры. 

В этом смысле я вообще с оптимизмом смотрю на то, что сейчас происходит в Москве и с Москвой. Новое руководство Москомархитектуры пытается проводить политику открытости, разумности и коллегиальности, и, как мне кажется, у команды Сергея Кузнецова это в целом получается. Главный архитектор столицы пытается ответственно фильтровать тот поток ранее утвержденных проектов, который на него обрушился. Сначала это делала хуснуллинская комиссия, но через нее просочилось довольно много проектов, демонстрирующих не просто плотность, а сверхплотность застройки. Хорошо, что новый главный архитектор понимает, что нельзя застраивать все свободные участки в Москве: город не может развиваться, когда его пожирает строительный комплекс. Мне также очень нравится, что Сергей Кузнецов активно привлекает к архитектурному процессу молодых. Шорт-лист московской архитектуры действительно очень короток, и появление новых команд там не только оправдано, но и уместно. Совсем недавно я был членом жюри конкурса на бизнес-центр на Белорусской площади, в котором участвовало сразу несколько бюро поколения 30-40-летних. Им всем пора строить в городе! Архитектура, конечно, профессия возрастная, так как в ней важен опыт, но без постепенно обновления кадров ее полноценное развитие невозможно.

Архи.ру: А сами сейчас участвуете в конкурсах, кстати? Среди тех, кто занимался проектом Политехнического музея, вашей мастерской почему-то не было.

С.С.
Мы подавали заявку на участие в этом конкурсе вместе с голландским бюро Neutelings Riedijk Architects, но не прошли во второй тур. Бывает, конкурс – это всегда лотерея. Сейчас собираемся участвовать в конкурсе на проект последнего дома на Остоженке, а также в конкурсе на концепцию застройки 10 гектар на западе Москвы – там планируется создать многофункциональный комплекс. Оба состязания закрытые и международные – конечно, нет никаких гарантий, что мы выиграем хотя бы один из них, но мы любим и умеем участвовать в конкурсах, это прекрасно тренирует команду и повышает профессионализм, я всегда очень ценю этот опыт. 

Вообще мне очень нравится внедряемая сейчас идея конкурсов-консультаций, вот таких, например, какой был посвящен Бережковской набережной. Умение мыслить стратегически – качество, которое нужно развивать и нашему городу, и нашим архитекторам. Любой опытный проектировщик способен нарисовать фасад: в общем, приемов-то всего около десятка, ничего сложного в том, чтобы их применить в той или иной комбинации, нет. А вот контакт с окружающей застройкой – это то, важно уметь чувствовать и учитывать. Архитектор, конечно, не может по мановению волшебной палочки вдохнуть в застраиваемый квартал жизнь, но создать разносторонние предпосылки для того, чтобы общество приняло новый объект и освоило его, обязан. И сделать это можно, только очень ответственно подходя ко всем этапам проектирования. В апреле на «Золотом сечении» состоится мой мастер-класс, который я решил назвать «Архитектура без лишних слов»,  – там я хочу поговорить именно об этом. О том, что к арсеналу форм и средств современного проектировщика нужно относиться очень бережно и осторожно. Любое брошенное невпопад слово отражается на обществе и пространстве. И если мы хотим, чтобы город не превращался в кричащую массу, а был удобным местом для жизни, то нужно учитывать все возможные мелочи. Лаконичность и чистоту жеста никто не отменял, и как архитектор лично я свою профессиональную задачу вижу в том, что в каждом  новом объекте стремиться именно к этой чистоте, безжалостно избавляясь от лишних слов, материалов и приемов.



11 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.