English version

Сергей Скуратов: Общественные пространства важнее архитектуры

Руководитель «Сергей Скуратов Architects» – о том, над чем сейчас работает мастерская.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архи.ру: Сергей Александрович, возглавляемая вами архитектурная мастерская неожиданно исчезла из числа постоянных ньюсмейкеров. С чем связано подобное затишье? Чем сейчас занят ваш творческий коллектив?

Сергей Скуратов:
Все основное время мастерская сейчас занимается «Садовыми кварталами». После того, как этот проект был приобретен «Бинбанком», работа там по-настоящему закипела. Достраивается первая очередь, – это первый и четвертый кварталы, – где уже идет облицовка фасадов клинкерным кирпичом Hagemeister и натуральным камнем, устанавливаются оконные витражи, а также заканчивается благоустройство территории. Параллельно делаем рабочую документацию второй очереди – это второй и третий кварталы, строительство которых также уже начато, вырыт котлован, положена фундаментная плита, выполнена стена в грунте. 

Добрая треть сотрудников мастерской проводит сейчас на этой стройке свой каждый второй рабочий день. Не скрою, для нашей команды «Садовые кварталы» стали работой не только очень интересной, но и очень трудной, настоящим испытанием на профессионализм, которое мы считаем своей честью выдержать. Архитекторы, возраст которых в среднем не превышает 30-35 лет, открывают для себя новую сторону нашей профессии, понимая, что красивые картинки – это только начало любого проекта. Я, как руководитель мастерской и как наставник, чрезвычайно горжусь своими подчиненными: они делают подробнейшие, прекрасные чертежи, вникают во все нюансы реализации проекта, и благодаря такому подходу к делу смогли даже очень сложный этап рабочей документации превратить в творческий процесс. 
Сергей Скуратов
«Садовые кварталы»

Архи.ру: Ваша мастерская разрабатывает стадию РД и для объектов других архитекторов, которые будут построены в «Садовых кварталов»?

С.С.:
Нет, только для своих. Но рабочку наших коллег просматриваем, что-то советуем, иногда даем им наши уже разработанные узлы и решения, если те должны повторяться из проекта в проект, делая «Садовые кварталы» единым произведением градостроительного искусства.

Архи.ру: Сейчас, спустя почти шесть лет с момента старта этого проекта, считаете ли вы, что консорциум архитекторов был хорошей идеей?

С.С.:
Конечно, гораздо легче было бы все сделать самому. И не потому что себе я доверяю больше: просто взаимодействие между людьми, особенно творческими, процесс по определению чрезвычайно сложный. Но город не создается одним архитектором и одной идеей, так что присутствие других авторов в этом проекте, безусловно, идет ему на пользу. Хотя, признаюсь, я чувствую гигантскую моральную ответственность за все, что строится в «Садовых кварталах», не делая особой разницы между домами, которые спроектировал сам, и домами, придуманными моими коллегами.

Архи.ру: Насколько я знаю, интерьеры общественных зон в «Садовых кварталах» тоже делает ваша мастерская?

С.С.:
Да, и именно сейчас мы занимаемся ими вплотную. Пригласили Бернара Пикте (Bernard Pictet), французского дизайнера и художника, мастера по стеклу, и в интерьер каждого из вестибюлей включаем его работы, обрамляя их соответствующим образом. Детали пока раскрывать не хочу, надеюсь, это станет изюминкой и интригой проекта.

Архи.ру: Какие еще проекты мастерской сейчас входят в стадию реализации?

С.С.:
Ростовский проект из-за своей сложности проходит экспертизу в Москве, и мы надеемся, что в этом году начнется стройка. В экспертизе уже находится и проект строительства жилого комплекса на Новоалексеевской. Там, кстати, уже выбран облицовочный материал – это тоже будет Hagemeister, но более светлый, чем в «Садовых кварталах», и без вертикальных швов, что придаст кладке интересную фактуру. Должен сказать, что этот дом и по материалам, и по пластике получился достаточно простым, но поскольку вокруг него сосредоточены сплошные унылые параллелепипеды, нам показалось правильным сделать ставку именно на сдержанную архитектуру. Хотим нивелировать шок, который неизбежен, когда на богом забытой территории вдруг появляется новый яркий объект. Я вообще убежден в том, что среду нужно преобразовывать постепенно: жить в городах, где каждый дом кричит о своей уникальности, очень сложно... 
zooming
Жилой комплекс на ул. Береговая в Ростове-на-Дону

Также сейчас достраивается дом на улице Бурденко – доделывается его верхняя часть, осталось подшить кирпичом консоль и сделать верхнюю балку. Благоустройство уже закончено, а над интерьерами общественных зон мы работаем в настоящий момент. Входной вестибюль мы решили полностью отделать деревом: сам дом строится из темного кирпича и потому получается достаточно брутальным и где-то даже немного неприступным, и поэтому интерьеры мы делаем на контрасте, погружая вошедшего в мир светлого, теплого дерева. Правда, с деревом мы работаем очень нетрадиционно, в общем, тоже готовим сюрприз, надеюсь, интересный.

Архи.ру: В прошлом году вы выиграли несколько конкурсов, в том числе весьма неожиданный – на проект реконструкции «Русской гостиной» в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Общая площадь этого пространства всего 250 кв.м. С чем связана переориентация на объекты маленького масштаба?

С.С.:
Вообще я никогда не избегал маленьких проектов. Наоборот, я убежден в том, что работа над серьезными градостроительными начинаниями должна сочетаться с работой над камерными объемами и деталями интерьеров. И таких проектов в нашем портфолио сейчас на самом деле несколько. С одной стороны, это действительно «Русская гостиная», которую мы делаем по приглашению Благотворительного фонда Владимира Потанина (куратором проекта является Наталья Золотова). Основная задача «Русской гостиной» в том, чтобы ее обновленное пространство, скажем так, способствовало преодолению существующих в американском обществе стереотипических представлений о России, поэтому и интерьер должен быть соответствующим – рассказывать о нашей стране без навязших фольклорных образов. Художником этого проекта стал Валерий Кошляков, который специально для этого места написал несколько новых работ. Одним из немногих предметов интерьера, которые останутся в гостиной после ее реконструкции, будет хрустальная люстра, подаренная Кеннеди-центру в 1971 году Ирландией – мы придумали, как обыграть ее и корректно вписать в современный интерьер. 

Кроме того, мы сейчас строим свою первую загородную виллу, делая в этом проекте абсолютно все: дом, технические сооружения, благоустройство участка, интерьеры. Эта работа ведется уже почти год, сейчас начинается стройка. Признаюсь, очень интересно работать над интерьерами, когда сам полностью придумал пространство и форму. И вновь экстерьер и интерьер существуют на абсолютном контрасте – уверен, что за городом это более чем уместно, тем более что там много стекла. 

Архи.ру: Этот был конкурсный проект или дом был заказан вам напрямую как «дом от Скуратова»?

С.С.:
Меня позвали напрямую. Подобная степень доверия и уважения, конечно, обязывает ко многому, но и чрезвычайно вдохновляет, - я благодарен судьбе за этот опыт.

Архи.ру: Получить подобную свободу творчества, наверно, практически невозможно в условиях города? Характерный пример – проект жилого комплекса на Павелецкой набережной, где вы сначала предложили весьма футуристический пешеходный мост, а потом были вынуждены упростить проект, одновременно изменив класс жилья. Насколько я знаю, его переделка продолжается?

С.С.:
Ох, история там непростая. Международный конкурс мы действительно выиграли, в том числе и благодаря идее создания эффектного пешеходного моста через Москва-реку, то есть единственные из участников детально продумали связь этой территории с городом. Но потом заказчик от этой идеи отказался, пришлось мост из проекта убирать и сам его переделать с учетом более изолированного положения. Кроме того, и в первом, и во втором вариантах мы сохраняли фабричные корпуса, делая ставку на выразительность кирпича, а потом и от этого пришлось отказаться. Ну, признаю, мы немного выдали желаемое за действительное: так полюбили руины, что сделали из них конфетку. На самом деле состояние их удручающее, и увидеть в них красоту сложно – заказчик, по крайней мере, не смог. И даже город нас, увы, не поддержал, не признав эти объекты достойными сохранения. Теперь мы кардинально меняем и компоновку объемов, и их архитектурное решение, но все же я надеюсь, что общий дух первоначальной концепции мы сможем сохранить. По крайней, ставку по-прежнему делаем на тему растворения кирпича и перехода его в прозрачное стекло. 
zooming
Жилой комплекс на территории бывшего Московского картонажно-полиграфического комбината

Что меня больше всего волнует в связи с этим проектом, так это то, как будут решены его общественные зоны. В «Садовых кварталах» тема проникновения общественных пространств внутрь жилого анклава была для меня приоритетной, очень уж хотелось избежать повторения опыта 2000-х, когда в самом центре города возник заповедник для богатых. Но на Павелецкой набережной реализовать столь благородный замысел в разы сложнее – дальше от центра, другой контекст. И все равно я убежден, что полностью закрывать территорию от горожан нельзя, ведь там это будет единственное цивилизованное вкрапление общественной жизни и, соответственно, уникальный шанс вдохнуть активность в ту часть города. Но думая о комфорте городской среды, мы одновременно обязаны заботиться и о безопасности и комфорте жильцов, поэтому сейчас работаем над тем, как без заборов и ограждений развести на разные уровни обитателей жилого комплекса и горожан. 
zooming
«Садовые кварталы»

Архи.ру: К счастью, интерес к общественным зонам в последнее время чрезвычайно возрос, что дает вашим замыслам дополнительный шанс быть реализованным.

С.С.:
Общественные пространства действительно становятся важнейшей частью формирования климата городской жизни – до Москвы, к счастью, докатились мировые тенденции. Если вернутся к примеру «Садовых кварталов», то ведь в этот проект изначально заложен примат социальной жизни. Заказчик формирует целую группу людей, комиссию, если угодно, которая будет заниматься сценарием жизни всей общественной жизни проекта, – в нее входят и маркетологи, и социологи, и меня тоже пригласили. Рискну утверждать, что подобное наполнение проекта во многом даже важнее самой архитектуры. 

В этом смысле я вообще с оптимизмом смотрю на то, что сейчас происходит в Москве и с Москвой. Новое руководство Москомархитектуры пытается проводить политику открытости, разумности и коллегиальности, и, как мне кажется, у команды Сергея Кузнецова это в целом получается. Главный архитектор столицы пытается ответственно фильтровать тот поток ранее утвержденных проектов, который на него обрушился. Сначала это делала хуснуллинская комиссия, но через нее просочилось довольно много проектов, демонстрирующих не просто плотность, а сверхплотность застройки. Хорошо, что новый главный архитектор понимает, что нельзя застраивать все свободные участки в Москве: город не может развиваться, когда его пожирает строительный комплекс. Мне также очень нравится, что Сергей Кузнецов активно привлекает к архитектурному процессу молодых. Шорт-лист московской архитектуры действительно очень короток, и появление новых команд там не только оправдано, но и уместно. Совсем недавно я был членом жюри конкурса на бизнес-центр на Белорусской площади, в котором участвовало сразу несколько бюро поколения 30-40-летних. Им всем пора строить в городе! Архитектура, конечно, профессия возрастная, так как в ней важен опыт, но без постепенно обновления кадров ее полноценное развитие невозможно.

Архи.ру: А сами сейчас участвуете в конкурсах, кстати? Среди тех, кто занимался проектом Политехнического музея, вашей мастерской почему-то не было.

С.С.
Мы подавали заявку на участие в этом конкурсе вместе с голландским бюро Neutelings Riedijk Architects, но не прошли во второй тур. Бывает, конкурс – это всегда лотерея. Сейчас собираемся участвовать в конкурсе на проект последнего дома на Остоженке, а также в конкурсе на концепцию застройки 10 гектар на западе Москвы – там планируется создать многофункциональный комплекс. Оба состязания закрытые и международные – конечно, нет никаких гарантий, что мы выиграем хотя бы один из них, но мы любим и умеем участвовать в конкурсах, это прекрасно тренирует команду и повышает профессионализм, я всегда очень ценю этот опыт. 

Вообще мне очень нравится внедряемая сейчас идея конкурсов-консультаций, вот таких, например, какой был посвящен Бережковской набережной. Умение мыслить стратегически – качество, которое нужно развивать и нашему городу, и нашим архитекторам. Любой опытный проектировщик способен нарисовать фасад: в общем, приемов-то всего около десятка, ничего сложного в том, чтобы их применить в той или иной комбинации, нет. А вот контакт с окружающей застройкой – это то, важно уметь чувствовать и учитывать. Архитектор, конечно, не может по мановению волшебной палочки вдохнуть в застраиваемый квартал жизнь, но создать разносторонние предпосылки для того, чтобы общество приняло новый объект и освоило его, обязан. И сделать это можно, только очень ответственно подходя ко всем этапам проектирования. В апреле на «Золотом сечении» состоится мой мастер-класс, который я решил назвать «Архитектура без лишних слов»,  – там я хочу поговорить именно об этом. О том, что к арсеналу форм и средств современного проектировщика нужно относиться очень бережно и осторожно. Любое брошенное невпопад слово отражается на обществе и пространстве. И если мы хотим, чтобы город не превращался в кричащую массу, а был удобным местом для жизни, то нужно учитывать все возможные мелочи. Лаконичность и чистоту жеста никто не отменял, и как архитектор лично я свою профессиональную задачу вижу в том, что в каждом  новом объекте стремиться именно к этой чистоте, безжалостно избавляясь от лишних слов, материалов и приемов.

Поставщики, технологии

11 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.