English version

Сергей Скуратов: Общественные пространства важнее архитектуры

Руководитель «Сергей Скуратов Architects» – о том, над чем сейчас работает мастерская.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
0 Архи.ру: Сергей Александрович, возглавляемая вами архитектурная мастерская неожиданно исчезла из числа постоянных ньюсмейкеров. С чем связано подобное затишье? Чем сейчас занят ваш творческий коллектив?

Сергей Скуратов:
Все основное время мастерская сейчас занимается «Садовыми кварталами». После того, как этот проект был приобретен «Бинбанком», работа там по-настоящему закипела. Достраивается первая очередь, – это первый и четвертый кварталы, – где уже идет облицовка фасадов клинкерным кирпичом Hagemeister и натуральным камнем, устанавливаются оконные витражи, а также заканчивается благоустройство территории. Параллельно делаем рабочую документацию второй очереди – это второй и третий кварталы, строительство которых также уже начато, вырыт котлован, положена фундаментная плита, выполнена стена в грунте. 

Добрая треть сотрудников мастерской проводит сейчас на этой стройке свой каждый второй рабочий день. Не скрою, для нашей команды «Садовые кварталы» стали работой не только очень интересной, но и очень трудной, настоящим испытанием на профессионализм, которое мы считаем своей честью выдержать. Архитекторы, возраст которых в среднем не превышает 30-35 лет, открывают для себя новую сторону нашей профессии, понимая, что красивые картинки – это только начало любого проекта. Я, как руководитель мастерской и как наставник, чрезвычайно горжусь своими подчиненными: они делают подробнейшие, прекрасные чертежи, вникают во все нюансы реализации проекта, и благодаря такому подходу к делу смогли даже очень сложный этап рабочей документации превратить в творческий процесс. 
Сергей Скуратов
«Садовые кварталы»

Архи.ру: Ваша мастерская разрабатывает стадию РД и для объектов других архитекторов, которые будут построены в «Садовых кварталов»?

С.С.:
Нет, только для своих. Но рабочку наших коллег просматриваем, что-то советуем, иногда даем им наши уже разработанные узлы и решения, если те должны повторяться из проекта в проект, делая «Садовые кварталы» единым произведением градостроительного искусства.

Архи.ру: Сейчас, спустя почти шесть лет с момента старта этого проекта, считаете ли вы, что консорциум архитекторов был хорошей идеей?

С.С.:
Конечно, гораздо легче было бы все сделать самому. И не потому что себе я доверяю больше: просто взаимодействие между людьми, особенно творческими, процесс по определению чрезвычайно сложный. Но город не создается одним архитектором и одной идеей, так что присутствие других авторов в этом проекте, безусловно, идет ему на пользу. Хотя, признаюсь, я чувствую гигантскую моральную ответственность за все, что строится в «Садовых кварталах», не делая особой разницы между домами, которые спроектировал сам, и домами, придуманными моими коллегами.

Архи.ру: Насколько я знаю, интерьеры общественных зон в «Садовых кварталах» тоже делает ваша мастерская?

С.С.:
Да, и именно сейчас мы занимаемся ими вплотную. Пригласили Бернара Пикте (Bernard Pictet), французского дизайнера и художника, мастера по стеклу, и в интерьер каждого из вестибюлей включаем его работы, обрамляя их соответствующим образом. Детали пока раскрывать не хочу, надеюсь, это станет изюминкой и интригой проекта.

Архи.ру: Какие еще проекты мастерской сейчас входят в стадию реализации?

С.С.:
Ростовский проект из-за своей сложности проходит экспертизу в Москве, и мы надеемся, что в этом году начнется стройка. В экспертизе уже находится и проект строительства жилого комплекса на Новоалексеевской. Там, кстати, уже выбран облицовочный материал – это тоже будет Hagemeister, но более светлый, чем в «Садовых кварталах», и без вертикальных швов, что придаст кладке интересную фактуру. Должен сказать, что этот дом и по материалам, и по пластике получился достаточно простым, но поскольку вокруг него сосредоточены сплошные унылые параллелепипеды, нам показалось правильным сделать ставку именно на сдержанную архитектуру. Хотим нивелировать шок, который неизбежен, когда на богом забытой территории вдруг появляется новый яркий объект. Я вообще убежден в том, что среду нужно преобразовывать постепенно: жить в городах, где каждый дом кричит о своей уникальности, очень сложно... 
zooming
Жилой комплекс на ул. Береговая в Ростове-на-Дону

Также сейчас достраивается дом на улице Бурденко – доделывается его верхняя часть, осталось подшить кирпичом консоль и сделать верхнюю балку. Благоустройство уже закончено, а над интерьерами общественных зон мы работаем в настоящий момент. Входной вестибюль мы решили полностью отделать деревом: сам дом строится из темного кирпича и потому получается достаточно брутальным и где-то даже немного неприступным, и поэтому интерьеры мы делаем на контрасте, погружая вошедшего в мир светлого, теплого дерева. Правда, с деревом мы работаем очень нетрадиционно, в общем, тоже готовим сюрприз, надеюсь, интересный.

Архи.ру: В прошлом году вы выиграли несколько конкурсов, в том числе весьма неожиданный – на проект реконструкции «Русской гостиной» в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Общая площадь этого пространства всего 250 кв.м. С чем связана переориентация на объекты маленького масштаба?

С.С.:
Вообще я никогда не избегал маленьких проектов. Наоборот, я убежден в том, что работа над серьезными градостроительными начинаниями должна сочетаться с работой над камерными объемами и деталями интерьеров. И таких проектов в нашем портфолио сейчас на самом деле несколько. С одной стороны, это действительно «Русская гостиная», которую мы делаем по приглашению Благотворительного фонда Владимира Потанина (куратором проекта является Наталья Золотова). Основная задача «Русской гостиной» в том, чтобы ее обновленное пространство, скажем так, способствовало преодолению существующих в американском обществе стереотипических представлений о России, поэтому и интерьер должен быть соответствующим – рассказывать о нашей стране без навязших фольклорных образов. Художником этого проекта стал Валерий Кошляков, который специально для этого места написал несколько новых работ. Одним из немногих предметов интерьера, которые останутся в гостиной после ее реконструкции, будет хрустальная люстра, подаренная Кеннеди-центру в 1971 году Ирландией – мы придумали, как обыграть ее и корректно вписать в современный интерьер. 

Кроме того, мы сейчас строим свою первую загородную виллу, делая в этом проекте абсолютно все: дом, технические сооружения, благоустройство участка, интерьеры. Эта работа ведется уже почти год, сейчас начинается стройка. Признаюсь, очень интересно работать над интерьерами, когда сам полностью придумал пространство и форму. И вновь экстерьер и интерьер существуют на абсолютном контрасте – уверен, что за городом это более чем уместно, тем более что там много стекла. 

Архи.ру: Этот был конкурсный проект или дом был заказан вам напрямую как «дом от Скуратова»?

С.С.:
Меня позвали напрямую. Подобная степень доверия и уважения, конечно, обязывает ко многому, но и чрезвычайно вдохновляет, - я благодарен судьбе за этот опыт.

Архи.ру: Получить подобную свободу творчества, наверно, практически невозможно в условиях города? Характерный пример – проект жилого комплекса на Павелецкой набережной, где вы сначала предложили весьма футуристический пешеходный мост, а потом были вынуждены упростить проект, одновременно изменив класс жилья. Насколько я знаю, его переделка продолжается?

С.С.:
Ох, история там непростая. Международный конкурс мы действительно выиграли, в том числе и благодаря идее создания эффектного пешеходного моста через Москва-реку, то есть единственные из участников детально продумали связь этой территории с городом. Но потом заказчик от этой идеи отказался, пришлось мост из проекта убирать и сам его переделать с учетом более изолированного положения. Кроме того, и в первом, и во втором вариантах мы сохраняли фабричные корпуса, делая ставку на выразительность кирпича, а потом и от этого пришлось отказаться. Ну, признаю, мы немного выдали желаемое за действительное: так полюбили руины, что сделали из них конфетку. На самом деле состояние их удручающее, и увидеть в них красоту сложно – заказчик, по крайней мере, не смог. И даже город нас, увы, не поддержал, не признав эти объекты достойными сохранения. Теперь мы кардинально меняем и компоновку объемов, и их архитектурное решение, но все же я надеюсь, что общий дух первоначальной концепции мы сможем сохранить. По крайней, ставку по-прежнему делаем на тему растворения кирпича и перехода его в прозрачное стекло. 
zooming
Жилой комплекс на территории бывшего Московского картонажно-полиграфического комбината

Что меня больше всего волнует в связи с этим проектом, так это то, как будут решены его общественные зоны. В «Садовых кварталах» тема проникновения общественных пространств внутрь жилого анклава была для меня приоритетной, очень уж хотелось избежать повторения опыта 2000-х, когда в самом центре города возник заповедник для богатых. Но на Павелецкой набережной реализовать столь благородный замысел в разы сложнее – дальше от центра, другой контекст. И все равно я убежден, что полностью закрывать территорию от горожан нельзя, ведь там это будет единственное цивилизованное вкрапление общественной жизни и, соответственно, уникальный шанс вдохнуть активность в ту часть города. Но думая о комфорте городской среды, мы одновременно обязаны заботиться и о безопасности и комфорте жильцов, поэтому сейчас работаем над тем, как без заборов и ограждений развести на разные уровни обитателей жилого комплекса и горожан. 
zooming
«Садовые кварталы»

Архи.ру: К счастью, интерес к общественным зонам в последнее время чрезвычайно возрос, что дает вашим замыслам дополнительный шанс быть реализованным.

С.С.:
Общественные пространства действительно становятся важнейшей частью формирования климата городской жизни – до Москвы, к счастью, докатились мировые тенденции. Если вернутся к примеру «Садовых кварталов», то ведь в этот проект изначально заложен примат социальной жизни. Заказчик формирует целую группу людей, комиссию, если угодно, которая будет заниматься сценарием жизни всей общественной жизни проекта, – в нее входят и маркетологи, и социологи, и меня тоже пригласили. Рискну утверждать, что подобное наполнение проекта во многом даже важнее самой архитектуры. 

В этом смысле я вообще с оптимизмом смотрю на то, что сейчас происходит в Москве и с Москвой. Новое руководство Москомархитектуры пытается проводить политику открытости, разумности и коллегиальности, и, как мне кажется, у команды Сергея Кузнецова это в целом получается. Главный архитектор столицы пытается ответственно фильтровать тот поток ранее утвержденных проектов, который на него обрушился. Сначала это делала хуснуллинская комиссия, но через нее просочилось довольно много проектов, демонстрирующих не просто плотность, а сверхплотность застройки. Хорошо, что новый главный архитектор понимает, что нельзя застраивать все свободные участки в Москве: город не может развиваться, когда его пожирает строительный комплекс. Мне также очень нравится, что Сергей Кузнецов активно привлекает к архитектурному процессу молодых. Шорт-лист московской архитектуры действительно очень короток, и появление новых команд там не только оправдано, но и уместно. Совсем недавно я был членом жюри конкурса на бизнес-центр на Белорусской площади, в котором участвовало сразу несколько бюро поколения 30-40-летних. Им всем пора строить в городе! Архитектура, конечно, профессия возрастная, так как в ней важен опыт, но без постепенно обновления кадров ее полноценное развитие невозможно.

Архи.ру: А сами сейчас участвуете в конкурсах, кстати? Среди тех, кто занимался проектом Политехнического музея, вашей мастерской почему-то не было.

С.С.
Мы подавали заявку на участие в этом конкурсе вместе с голландским бюро Neutelings Riedijk Architects, но не прошли во второй тур. Бывает, конкурс – это всегда лотерея. Сейчас собираемся участвовать в конкурсе на проект последнего дома на Остоженке, а также в конкурсе на концепцию застройки 10 гектар на западе Москвы – там планируется создать многофункциональный комплекс. Оба состязания закрытые и международные – конечно, нет никаких гарантий, что мы выиграем хотя бы один из них, но мы любим и умеем участвовать в конкурсах, это прекрасно тренирует команду и повышает профессионализм, я всегда очень ценю этот опыт. 

Вообще мне очень нравится внедряемая сейчас идея конкурсов-консультаций, вот таких, например, какой был посвящен Бережковской набережной. Умение мыслить стратегически – качество, которое нужно развивать и нашему городу, и нашим архитекторам. Любой опытный проектировщик способен нарисовать фасад: в общем, приемов-то всего около десятка, ничего сложного в том, чтобы их применить в той или иной комбинации, нет. А вот контакт с окружающей застройкой – это то, важно уметь чувствовать и учитывать. Архитектор, конечно, не может по мановению волшебной палочки вдохнуть в застраиваемый квартал жизнь, но создать разносторонние предпосылки для того, чтобы общество приняло новый объект и освоило его, обязан. И сделать это можно, только очень ответственно подходя ко всем этапам проектирования. В апреле на «Золотом сечении» состоится мой мастер-класс, который я решил назвать «Архитектура без лишних слов»,  – там я хочу поговорить именно об этом. О том, что к арсеналу форм и средств современного проектировщика нужно относиться очень бережно и осторожно. Любое брошенное невпопад слово отражается на обществе и пространстве. И если мы хотим, чтобы город не превращался в кричащую массу, а был удобным местом для жизни, то нужно учитывать все возможные мелочи. Лаконичность и чистоту жеста никто не отменял, и как архитектор лично я свою профессиональную задачу вижу в том, что в каждом  новом объекте стремиться именно к этой чистоте, безжалостно избавляясь от лишних слов, материалов и приемов.

Поставщики, технологии

11 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.