«Академия Хагемайстер» и клинкерные миры Сергея Скуратова

26 Мая 2016
mainImg

Компaния:

представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру

Контакты:

Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Богатый традициями клинкерный завод Hagemeister на базе своей «Академии» регулярно проводит «клинкерный семинар» (Klinker-Seminar), где обсуждается практика проектирования зданий из клинкера, её дальнейшее развитие, сохранение культуры строительства из клинкера, сочетание эстетики и «устойчивости» в постройках из клинкера. Перед широкой аудиторией (на семинары съезжается до 500 архитекторов) выступают проектировщики со всего мира, рассказывая о своем опыте и идеях работы с клинкером. Семинар Hagemeister обеспечивает всем участникам необходимый для профессионального развития обмен мнениями; он также признан как элемент системы продолжения образования палатами архитекторов по всей стране (постоянно повышать квалификацию требуется от всех лицензированных архитекторов Германии). За тринадцать лет в семинаре приняли участие многие немецкие и зарубежные герои архитектурной сферы, представив доклады на общую тему «Клинкерные фасады».

По случаю десятилетнего юбилея «клинкерного семинара» Hagemeister в 2014 году его участникам представился шанс познакомиться с российским опытом работы с клинкером. Известный архитектор Сергей Александрович Скуратов, основатель и руководитель «Сергей Скуратов ARCHITECTS», рассказал о богатой российской традиции кирпичного строительства. В качестве примеров современной трактовки этой традиции Сергей Скуратов представил слушателям семинара свои работы с применением клинкера Hagemeister: жилой дом на улице Бурденко с «текстурным» клинкерным фасадом и масштабный комплекс «Садовые кварталы». Для него «устойчивость» клинкера – неоспоримый факт: этому способствуют долгий срок службы, высокая прочность, низкое водопоглощение, красота фактуры поверхности этого материала. Скуратов в своем докладе отметил: «Если застройщик хотя бы раз поработает с клинкером, его больше не надо убеждать его использовать. Потому что клинкер сам убеждает, позволяя создавать здания как скульптуры». Архитектор всегда подчеркивает, что кирпич – «это инструмент для решения пластических задач... пиксель, с помощью которого можно сделать любую кривую поверхность».
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»
В рамках поездки на семинар Hagemeister Сергей Скуратов посетил исторический погреб-ледник в местечке Альтенберге. Сегодня этот погреб служит музеем промышленной архитектуры XIX века, который впечатляет посетителей своими старинными, полностью сохранившимися кирпичными сводами. В этом уникальном месте архитектор рассказал о своем личном отношении к клинкеру, который является важным строительным материалом не только в городском и сельском ландшафте округа Мюнстер, где расположен Альтенберге, но и в России.

 
беседовали: Сергей Александрович Скуратов и Анастасия Ландграф (компания Hagemeister, директор по продажам)

«Строить на века»

Анастасия Ландграф:
– Сергей Александрович, добро пожаловать в Альтенберге. Сейчас мы с вами находимся в историческом Eiskeller – это «ледяной подвал» бывшей пивоварни… Такие подвалы использовались до конца XIX столетия для хранения льда. Было бы интересно узнать, что для вас является особенностью этого места?

Сергей Скуратов:
– Это место мне напомнило римский Форум, римский Колизей. Когда-то это были величественные постройки, которые были построены на вершине технических возможностей и на вершине каких-то гуманитарных исследований. В этот подвал было вложено такое количество сил, любви, души, стараний. Ужасно жалко, что это теперь никому не нужно, это превратилось в музей. Но, видимо, в этом какая-то диалектика жизни, природы, общества, что все, что было дорого и ценно нашим прошлым поколениям, сейчас для нас является лишь музейной ценностью.

– Какие личные эмоции вызывает у вас этот подвал?

– Я всегда преклоняюсь перед величественными сооружениями прошлого. Я понимаю, что сейчас человечество сильно измельчало, и уже никто не строит таких грандиозных построек.

– Позвольте мне спросить точнее. Какую роль в этом играет клинкер, которому уже более 150 лет?

– Я думаю, что и конструктивную, и функциональную. И понятно, что здесь было достаточно влажно и холодно, и кирпич, с помощью которого выкладывались эти стены и своды, он должен был быть очень прочным, устойчивым, выносливым, и так далее. Мне кажется, что человечество изобрело клинкер много веков назад, очень много, я думаю, даже римляне сами не знали, что это клинкер, но использовали клинкер при строительстве.

– Влияют ли такие исторические места, как этот подвал, на вашу архитектуру?

– На мою архитектуру влияет все. Все, что я вижу в течение всей своей жизни, тем более какие-то вещи, которые на меня оказывают очень сильное впечатление.

– Каково ваше мнение: в чем отличие воздействия многовекового строительного искусства от воздействия современной архитектуры?

– Я бы не стал отличать воздействие исторической архитектуры и воздействие от современной. Мне кажется, что воздействие происходит от вещей, которые сделаны очень талантливо, с умом и на века. Это не важно, сделано это сейчас или это сделано несколько сотен или тысяч лет назад.

– Сергей Александрович, вы уже несколько раз были здесь, в Мюнстер-ланде, и хорошо знаете этот регион с его традиционной клинкерной архитектурой. Какое общее впечатление производит на вас эта местность?

– Чрезвычайно комфортное, позитивное, и мне всегда нравится сюда приезжать.

Актуальные темы: эстетика и устойчивое развитие

– Мне бы хотелось перейти к актуальным темам, таким как эстетика и устойчивое развитие. Как распознать ваш почерк, что делает вашу архитектуру отличительной?

– Мне кажется, правильнее этот вопрос задать архитектурным критикам, которые оценивают то, что я сделал. Задача архитектора – строить, думать и приносить пользу людям, как практически всем представителям других профессий. А оценивать это – это дело других людей, времени, наверное, в первую очередь.

- На какие идеалы вы ориентируетесь в ваших замыслах?

– Прежде всего, мне кажется, что очень важно, что бы идеалы архитектора совпадали с идеалами общества, в котором он работает и для которого он работает. И это самое главное. Мне кажется, что ценность человеческой личности, гармония человеческой личности, здоровье человека и способность жить счастливо является, в том числе, ответственностью и обязанностью архитектора.

– Сергей Александрович, вы специально приехали из Москвы, чтобы прочитать два доклада на нашем архитектурном семинаре, который проходит под девизом «Эстетика и устойчивое развитие». Надеюсь, вы не будете удивлены тем, что нас особенно интересует вопрос, каким вы видите значение клинкера в эстетике и устойчивом развитии в архитектуре?

– Отвечая на первый вопрос об эстетике, мне кажется, что клинкер – фантастический материал, потому что он имеет чрезвычайно обширную эстетику, которая является областью материалов, которые позволяют мне решать какие-то свои задачи. И это очень красивый материал. И красота этого материала, по-моему, вещь бесспорная для представителей любых стилистических направлений, вкусов и так далее. Что касается устойчивого развития, о том, что клинкер уже несколько тысяч лет и о том, что этот материал достаточно долгоиграющий, мне кажется, что это уже общепризнанная вещь. И свойства этого материала склоняют очень многих строителей, девелоперов, архитекторов и заказчиков к его применению. Мне кажется, что этот материал не нуждается в какой-то особенной рекламе.

– Расскажите нам немного о вашей родине. Насколько важно устойчивое развитие в строительной культуре именно в России?

– В силу определенных особенностей геополитического развития нашей родины, у нас обнаружилось много газа и много нефти, и пока цены на газ и нефть будут очень высокие, то об устойчивом развитии будут думать только те люди, которые понимают, что рано или поздно это придется внедрять в структуру деятельности всех людей, живущих на данной территории. Сейчас эта тема носит какой-то инициативный или факультативный характер, но, глядя на то, как это все происходит в Европе, все больше и больше людей из разных отраслей нашей жизни, нашей деятельности задумывается об этом вопросе. И архитекторы, в этом смысле, не исключение.

– Какова роль клинкера в этих условиях? Наверняка у вас уже есть много идей, как использовать специфические свойства клинкера в перспективных, стремящихся к устойчивости концептах зданий? Вы не расскажите нам о некоторых из них?

– Для меня клинкер – один из самых подходящих материалов для того, чтобы реализовать концепцию, что архитектура – это застывшая скульптура или динамическая скульптура. И как любая скульптура она делается из одного материала, как классическая скульптура. И поэтому клинкер позволяет делать практически все плоскости здания: крышу, выступающие эркера, стены, подвесные потолки – из кирпича, все выступающие поверхности, на которые постоянно попадает вода. Из другого материала это было бы сложно, пришлось бы применять различные материалы для различных поверхностей: металл, камень, штукатурку и так далее. Клинкер позволяет создавать цельный образ с помощью одного материала. За это он мне очень нравится.

Материал: клинкер

– А если взглянуть на клинкер критически, какие у него есть слабые стороны или ограничения?

– Пожалуй, единственным слабым ограничением этого материала является пока его достаточно высокая стоимость по отношению к обычному кирпичу, достаточно большие экономические затраты на его производство и, соответственно, это ограничивает его применение для каких-то проектов, где экономическая сторона является приоритетной. Я думаю, если продолжить какие-то исследования в области его производства, то можно найти какие-то формы и способы удешевления его производства. Хотя это вопрос исключительно производителям.

– До сего моменты мы говорили с вами о клинкере в общем. Как вы познакомились с Кристианом Хагемайстером и его семейным предприятием по производству клинкера?

– По-моему, вы меня с ним познакомили.

– Что подтолкнуло вас к решению использовать клинкер производства Hagemeister в реализации вашего проекта «Садовые кварталы»?

– Сначала мы начали с небольшого проекта – жилой дом на улице Бурденко. Мы очень долго все продумывали, экспериментировали. Когда результат превзошел все наши ожидания, то мое желание совпало с убеждением клиента в том, что можно применять этот материал, и он, видимо, лучший в этой области.

В чем вы видите особенность завода Hagemeister и его продукции?

– Я не очень много знаю заводов по производству клинкера, может быть, с десяток. Но особенностью именно этого завода является постоянное стремление на создание каких-то новых продуктов и какая-то очень сильная энергетика его руководителя. Мне кажется, он очень интересный экспериментатор, с ним интересно создавать какие-то новые модели. За последнее время я уже был свидетелем создания почти десятка новых кирпичей, новых форм, новых цветов. У нас в плане нашего сотрудничества есть какие-то такие поисковые моменты очень интересные.

Будущее: требования к клинкеру

– Если подвести черту, клинкер является материалом будущего?

– Мне сложно загадывать на далекое будущее, но, мне кажется, на ближайшие 50 лет это так.

– У вас есть какие-то личные пожелания к следующему поколению клинкера? В каком направлении он должен развиваться?

– Сложно сказать. Я думаю, что очень важный момент – его доступность по цене для большего количества потребителей. Очень приятно, когда ты едешь по этой земле и видишь, что почти каждый дом построен из клинкера. И это приятно. И ты понимаешь, что люди, которые живут в этих домах, не будут их ремонтировать, стены, ближайшие 100-200, может быть, и 300 лет. И это очень приятно. Это такой взгляд архитектора, потому что строить надо на века, и передавать своим детям, внукам что-то уже построенное. Они могут это дело переделывать как-то, но основная база уже есть. В этом есть какая-то уверенность в завтрашнем дне. Клинкер дает эту уверенность в завтрашнем дне, что он будет всегда, очень долго, во всяком случае.

– Сергей Александрович, позвольте от имени семьи Hagemeister, сотрудников нашего завод и архитекторов, принявших участие в семинаре, от всего сердца поблагодарить вас за то, что вы нашли время ответить на интересующие нас вопросы. Мы надеемся вскоре снова приветствовать вас в Германии.

– Спасибо, я тоже надеюсь.
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер» с представителями компании Hagemeister и европейскими архитекторами
***
генеральный партнер Hagemeister на территории Российской Федерации – ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
 

26 Мая 2016

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.