«Академия Хагемайстер» и клинкерные миры Сергея Скуратова

26 Мая 2016
Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
Контакты:
Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Богатый традициями клинкерный завод Hagemeister на базе своей «Академии» регулярно проводит «клинкерный семинар» (Klinker-Seminar), где обсуждается практика проектирования зданий из клинкера, её дальнейшее развитие, сохранение культуры строительства из клинкера, сочетание эстетики и «устойчивости» в постройках из клинкера. Перед широкой аудиторией (на семинары съезжается до 500 архитекторов) выступают проектировщики со всего мира, рассказывая о своем опыте и идеях работы с клинкером. Семинар Hagemeister обеспечивает всем участникам необходимый для профессионального развития обмен мнениями; он также признан как элемент системы продолжения образования палатами архитекторов по всей стране (постоянно повышать квалификацию требуется от всех лицензированных архитекторов Германии). За тринадцать лет в семинаре приняли участие многие немецкие и зарубежные герои архитектурной сферы, представив доклады на общую тему «Клинкерные фасады».

По случаю десятилетнего юбилея «клинкерного семинара» Hagemeister в 2014 году его участникам представился шанс познакомиться с российским опытом работы с клинкером. Известный архитектор Сергей Александрович Скуратов, основатель и руководитель «Сергей Скуратов ARCHITECTS», рассказал о богатой российской традиции кирпичного строительства. В качестве примеров современной трактовки этой традиции Сергей Скуратов представил слушателям семинара свои работы с применением клинкера Hagemeister: жилой дом на улице Бурденко с «текстурным» клинкерным фасадом и масштабный комплекс «Садовые кварталы». Для него «устойчивость» клинкера – неоспоримый факт: этому способствуют долгий срок службы, высокая прочность, низкое водопоглощение, красота фактуры поверхности этого материала. Скуратов в своем докладе отметил: «Если застройщик хотя бы раз поработает с клинкером, его больше не надо убеждать его использовать. Потому что клинкер сам убеждает, позволяя создавать здания как скульптуры». Архитектор всегда подчеркивает, что кирпич – «это инструмент для решения пластических задач... пиксель, с помощью которого можно сделать любую кривую поверхность».
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»

В рамках поездки на семинар Hagemeister Сергей Скуратов посетил исторический погреб-ледник в местечке Альтенберге. Сегодня этот погреб служит музеем промышленной архитектуры XIX века, который впечатляет посетителей своими старинными, полностью сохранившимися кирпичными сводами. В этом уникальном месте архитектор рассказал о своем личном отношении к клинкеру, который является важным строительным материалом не только в городском и сельском ландшафте округа Мюнстер, где расположен Альтенберге, но и в России.

 
беседовали: Сергей Александрович Скуратов и Анастасия Ландграф (компания Hagemeister, директор по продажам)

«Строить на века»

Анастасия Ландграф:
– Сергей Александрович, добро пожаловать в Альтенберге. Сейчас мы с вами находимся в историческом Eiskeller – это «ледяной подвал» бывшей пивоварни… Такие подвалы использовались до конца XIX столетия для хранения льда. Было бы интересно узнать, что для вас является особенностью этого места?

Сергей Скуратов:
– Это место мне напомнило римский Форум, римский Колизей. Когда-то это были величественные постройки, которые были построены на вершине технических возможностей и на вершине каких-то гуманитарных исследований. В этот подвал было вложено такое количество сил, любви, души, стараний. Ужасно жалко, что это теперь никому не нужно, это превратилось в музей. Но, видимо, в этом какая-то диалектика жизни, природы, общества, что все, что было дорого и ценно нашим прошлым поколениям, сейчас для нас является лишь музейной ценностью.

– Какие личные эмоции вызывает у вас этот подвал?

– Я всегда преклоняюсь перед величественными сооружениями прошлого. Я понимаю, что сейчас человечество сильно измельчало, и уже никто не строит таких грандиозных построек.

– Позвольте мне спросить точнее. Какую роль в этом играет клинкер, которому уже более 150 лет?

– Я думаю, что и конструктивную, и функциональную. И понятно, что здесь было достаточно влажно и холодно, и кирпич, с помощью которого выкладывались эти стены и своды, он должен был быть очень прочным, устойчивым, выносливым, и так далее. Мне кажется, что человечество изобрело клинкер много веков назад, очень много, я думаю, даже римляне сами не знали, что это клинкер, но использовали клинкер при строительстве.

– Влияют ли такие исторические места, как этот подвал, на вашу архитектуру?

– На мою архитектуру влияет все. Все, что я вижу в течение всей своей жизни, тем более какие-то вещи, которые на меня оказывают очень сильное впечатление.

– Каково ваше мнение: в чем отличие воздействия многовекового строительного искусства от воздействия современной архитектуры?

– Я бы не стал отличать воздействие исторической архитектуры и воздействие от современной. Мне кажется, что воздействие происходит от вещей, которые сделаны очень талантливо, с умом и на века. Это не важно, сделано это сейчас или это сделано несколько сотен или тысяч лет назад.

– Сергей Александрович, вы уже несколько раз были здесь, в Мюнстер-ланде, и хорошо знаете этот регион с его традиционной клинкерной архитектурой. Какое общее впечатление производит на вас эта местность?

– Чрезвычайно комфортное, позитивное, и мне всегда нравится сюда приезжать.

Актуальные темы: эстетика и устойчивое развитие

– Мне бы хотелось перейти к актуальным темам, таким как эстетика и устойчивое развитие. Как распознать ваш почерк, что делает вашу архитектуру отличительной?

– Мне кажется, правильнее этот вопрос задать архитектурным критикам, которые оценивают то, что я сделал. Задача архитектора – строить, думать и приносить пользу людям, как практически всем представителям других профессий. А оценивать это – это дело других людей, времени, наверное, в первую очередь.

- На какие идеалы вы ориентируетесь в ваших замыслах?

– Прежде всего, мне кажется, что очень важно, что бы идеалы архитектора совпадали с идеалами общества, в котором он работает и для которого он работает. И это самое главное. Мне кажется, что ценность человеческой личности, гармония человеческой личности, здоровье человека и способность жить счастливо является, в том числе, ответственностью и обязанностью архитектора.

– Сергей Александрович, вы специально приехали из Москвы, чтобы прочитать два доклада на нашем архитектурном семинаре, который проходит под девизом «Эстетика и устойчивое развитие». Надеюсь, вы не будете удивлены тем, что нас особенно интересует вопрос, каким вы видите значение клинкера в эстетике и устойчивом развитии в архитектуре?

– Отвечая на первый вопрос об эстетике, мне кажется, что клинкер – фантастический материал, потому что он имеет чрезвычайно обширную эстетику, которая является областью материалов, которые позволяют мне решать какие-то свои задачи. И это очень красивый материал. И красота этого материала, по-моему, вещь бесспорная для представителей любых стилистических направлений, вкусов и так далее. Что касается устойчивого развития, о том, что клинкер уже несколько тысяч лет и о том, что этот материал достаточно долгоиграющий, мне кажется, что это уже общепризнанная вещь. И свойства этого материала склоняют очень многих строителей, девелоперов, архитекторов и заказчиков к его применению. Мне кажется, что этот материал не нуждается в какой-то особенной рекламе.

– Расскажите нам немного о вашей родине. Насколько важно устойчивое развитие в строительной культуре именно в России?

– В силу определенных особенностей геополитического развития нашей родины, у нас обнаружилось много газа и много нефти, и пока цены на газ и нефть будут очень высокие, то об устойчивом развитии будут думать только те люди, которые понимают, что рано или поздно это придется внедрять в структуру деятельности всех людей, живущих на данной территории. Сейчас эта тема носит какой-то инициативный или факультативный характер, но, глядя на то, как это все происходит в Европе, все больше и больше людей из разных отраслей нашей жизни, нашей деятельности задумывается об этом вопросе. И архитекторы, в этом смысле, не исключение.

– Какова роль клинкера в этих условиях? Наверняка у вас уже есть много идей, как использовать специфические свойства клинкера в перспективных, стремящихся к устойчивости концептах зданий? Вы не расскажите нам о некоторых из них?

– Для меня клинкер – один из самых подходящих материалов для того, чтобы реализовать концепцию, что архитектура – это застывшая скульптура или динамическая скульптура. И как любая скульптура она делается из одного материала, как классическая скульптура. И поэтому клинкер позволяет делать практически все плоскости здания: крышу, выступающие эркера, стены, подвесные потолки – из кирпича, все выступающие поверхности, на которые постоянно попадает вода. Из другого материала это было бы сложно, пришлось бы применять различные материалы для различных поверхностей: металл, камень, штукатурку и так далее. Клинкер позволяет создавать цельный образ с помощью одного материала. За это он мне очень нравится.

Материал: клинкер

– А если взглянуть на клинкер критически, какие у него есть слабые стороны или ограничения?

– Пожалуй, единственным слабым ограничением этого материала является пока его достаточно высокая стоимость по отношению к обычному кирпичу, достаточно большие экономические затраты на его производство и, соответственно, это ограничивает его применение для каких-то проектов, где экономическая сторона является приоритетной. Я думаю, если продолжить какие-то исследования в области его производства, то можно найти какие-то формы и способы удешевления его производства. Хотя это вопрос исключительно производителям.

– До сего моменты мы говорили с вами о клинкере в общем. Как вы познакомились с Кристианом Хагемайстером и его семейным предприятием по производству клинкера?

– По-моему, вы меня с ним познакомили.

– Что подтолкнуло вас к решению использовать клинкер производства Hagemeister в реализации вашего проекта «Садовые кварталы»?

– Сначала мы начали с небольшого проекта – жилой дом на улице Бурденко. Мы очень долго все продумывали, экспериментировали. Когда результат превзошел все наши ожидания, то мое желание совпало с убеждением клиента в том, что можно применять этот материал, и он, видимо, лучший в этой области.

В чем вы видите особенность завода Hagemeister и его продукции?

– Я не очень много знаю заводов по производству клинкера, может быть, с десяток. Но особенностью именно этого завода является постоянное стремление на создание каких-то новых продуктов и какая-то очень сильная энергетика его руководителя. Мне кажется, он очень интересный экспериментатор, с ним интересно создавать какие-то новые модели. За последнее время я уже был свидетелем создания почти десятка новых кирпичей, новых форм, новых цветов. У нас в плане нашего сотрудничества есть какие-то такие поисковые моменты очень интересные.

Будущее: требования к клинкеру

– Если подвести черту, клинкер является материалом будущего?

– Мне сложно загадывать на далекое будущее, но, мне кажется, на ближайшие 50 лет это так.

– У вас есть какие-то личные пожелания к следующему поколению клинкера? В каком направлении он должен развиваться?

– Сложно сказать. Я думаю, что очень важный момент – его доступность по цене для большего количества потребителей. Очень приятно, когда ты едешь по этой земле и видишь, что почти каждый дом построен из клинкера. И это приятно. И ты понимаешь, что люди, которые живут в этих домах, не будут их ремонтировать, стены, ближайшие 100-200, может быть, и 300 лет. И это очень приятно. Это такой взгляд архитектора, потому что строить надо на века, и передавать своим детям, внукам что-то уже построенное. Они могут это дело переделывать как-то, но основная база уже есть. В этом есть какая-то уверенность в завтрашнем дне. Клинкер дает эту уверенность в завтрашнем дне, что он будет всегда, очень долго, во всяком случае.

– Сергей Александрович, позвольте от имени семьи Hagemeister, сотрудников нашего завод и архитекторов, принявших участие в семинаре, от всего сердца поблагодарить вас за то, что вы нашли время ответить на интересующие нас вопросы. Мы надеемся вскоре снова приветствовать вас в Германии.

– Спасибо, я тоже надеюсь.
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер» с представителями компании Hagemeister и европейскими архитекторами

***
генеральный партнер Hagemeister на территории Российской Федерации – ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
 

Поставщики, технологии

26 Мая 2016

comments powered by HyperComments
АО «Фирма «КИРИЛЛ»: другие статьи и новости
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Витальное плетение
Рядом с метро «Дубровка» бюро ADM спроектировало жилой комплекс Vitality с полихромной смесью клинкерного кирпича на рельефных фасадах.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Клинкер в XXI веке: устойчивость, традиция, идентичность
Лекторы московского семинара Hagemeister, нидерландские архитекторы Перо Пульиз и Ян-Виллем Байенсе (de Architecten CIE) и Тако Постма (INBO architecten) рассказали о том, как и почему они используют клинкер в своих крупных городских проектах.
Сергей Скуратов: «Клинкерная стена может заменить...
Архитектор Сергей Скуратов, один из организаторов московского семинара Hagemeister, рассказал о фактурности клинкера, его способности восстанавливать утраченные исторические связи, задавать зданию главную или фоновую роль.
Клинкерное семейство
Каждый корпус социального жилого комплекса Space-S в голландском Эйндховене получил фасад из своей сортировки клинкера Hagemeister – чтобы одновременно подчеркнуть различия и родство этих зданий. Выбирали клинкер сами жильцы.
Кубики для Гулливера
На бровке Крылатских холмов достраивается жилой комплекс, беспрецедентный по разнообразию архитектурных решений и вытекающей из него конструктивной сложности. Ответы на эти вызовы искали голландские архитекторы de Architekten Cie в партнерстве с российским бюро АПЕКС.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Ресторан на Дону
Кирпич торговой марки «Донские зори» стал идеальным решением для ресторанного комплекса «Лев Голицын» в Ростове-на-Дону.
Театральный занавес из кирпича
Волнообразный фасад, украсивший новый культурный центр в голландском Остерхауте, удалось реализовать благодаря использованию особо тонкого и удлиненного клинкерного кирпича Hagemeister.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.