«Академия Хагемайстер» и клинкерные миры Сергея Скуратова

26 Мая 2016
Партнерский материал
mainImg

Компaния:

представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру

Контакты:

Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Богатый традициями клинкерный завод Hagemeister на базе своей «Академии» регулярно проводит «клинкерный семинар» (Klinker-Seminar), где обсуждается практика проектирования зданий из клинкера, её дальнейшее развитие, сохранение культуры строительства из клинкера, сочетание эстетики и «устойчивости» в постройках из клинкера. Перед широкой аудиторией (на семинары съезжается до 500 архитекторов) выступают проектировщики со всего мира, рассказывая о своем опыте и идеях работы с клинкером. Семинар Hagemeister обеспечивает всем участникам необходимый для профессионального развития обмен мнениями; он также признан как элемент системы продолжения образования палатами архитекторов по всей стране (постоянно повышать квалификацию требуется от всех лицензированных архитекторов Германии). За тринадцать лет в семинаре приняли участие многие немецкие и зарубежные герои архитектурной сферы, представив доклады на общую тему «Клинкерные фасады».

По случаю десятилетнего юбилея «клинкерного семинара» Hagemeister в 2014 году его участникам представился шанс познакомиться с российским опытом работы с клинкером. Известный архитектор Сергей Александрович Скуратов, основатель и руководитель «Сергей Скуратов ARCHITECTS», рассказал о богатой российской традиции кирпичного строительства. В качестве примеров современной трактовки этой традиции Сергей Скуратов представил слушателям семинара свои работы с применением клинкера Hagemeister: жилой дом на улице Бурденко с «текстурным» клинкерным фасадом и масштабный комплекс «Садовые кварталы». Для него «устойчивость» клинкера – неоспоримый факт: этому способствуют долгий срок службы, высокая прочность, низкое водопоглощение, красота фактуры поверхности этого материала. Скуратов в своем докладе отметил: «Если застройщик хотя бы раз поработает с клинкером, его больше не надо убеждать его использовать. Потому что клинкер сам убеждает, позволяя создавать здания как скульптуры». Архитектор всегда подчеркивает, что кирпич – «это инструмент для решения пластических задач... пиксель, с помощью которого можно сделать любую кривую поверхность».
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»

В рамках поездки на семинар Hagemeister Сергей Скуратов посетил исторический погреб-ледник в местечке Альтенберге. Сегодня этот погреб служит музеем промышленной архитектуры XIX века, который впечатляет посетителей своими старинными, полностью сохранившимися кирпичными сводами. В этом уникальном месте архитектор рассказал о своем личном отношении к клинкеру, который является важным строительным материалом не только в городском и сельском ландшафте округа Мюнстер, где расположен Альтенберге, но и в России.

 
беседовали: Сергей Александрович Скуратов и Анастасия Ландграф (компания Hagemeister, директор по продажам)

«Строить на века»

Анастасия Ландграф:
– Сергей Александрович, добро пожаловать в Альтенберге. Сейчас мы с вами находимся в историческом Eiskeller – это «ледяной подвал» бывшей пивоварни… Такие подвалы использовались до конца XIX столетия для хранения льда. Было бы интересно узнать, что для вас является особенностью этого места?

Сергей Скуратов:
– Это место мне напомнило римский Форум, римский Колизей. Когда-то это были величественные постройки, которые были построены на вершине технических возможностей и на вершине каких-то гуманитарных исследований. В этот подвал было вложено такое количество сил, любви, души, стараний. Ужасно жалко, что это теперь никому не нужно, это превратилось в музей. Но, видимо, в этом какая-то диалектика жизни, природы, общества, что все, что было дорого и ценно нашим прошлым поколениям, сейчас для нас является лишь музейной ценностью.

– Какие личные эмоции вызывает у вас этот подвал?

– Я всегда преклоняюсь перед величественными сооружениями прошлого. Я понимаю, что сейчас человечество сильно измельчало, и уже никто не строит таких грандиозных построек.

– Позвольте мне спросить точнее. Какую роль в этом играет клинкер, которому уже более 150 лет?

– Я думаю, что и конструктивную, и функциональную. И понятно, что здесь было достаточно влажно и холодно, и кирпич, с помощью которого выкладывались эти стены и своды, он должен был быть очень прочным, устойчивым, выносливым, и так далее. Мне кажется, что человечество изобрело клинкер много веков назад, очень много, я думаю, даже римляне сами не знали, что это клинкер, но использовали клинкер при строительстве.

– Влияют ли такие исторические места, как этот подвал, на вашу архитектуру?

– На мою архитектуру влияет все. Все, что я вижу в течение всей своей жизни, тем более какие-то вещи, которые на меня оказывают очень сильное впечатление.

– Каково ваше мнение: в чем отличие воздействия многовекового строительного искусства от воздействия современной архитектуры?

– Я бы не стал отличать воздействие исторической архитектуры и воздействие от современной. Мне кажется, что воздействие происходит от вещей, которые сделаны очень талантливо, с умом и на века. Это не важно, сделано это сейчас или это сделано несколько сотен или тысяч лет назад.

– Сергей Александрович, вы уже несколько раз были здесь, в Мюнстер-ланде, и хорошо знаете этот регион с его традиционной клинкерной архитектурой. Какое общее впечатление производит на вас эта местность?

– Чрезвычайно комфортное, позитивное, и мне всегда нравится сюда приезжать.

Актуальные темы: эстетика и устойчивое развитие

– Мне бы хотелось перейти к актуальным темам, таким как эстетика и устойчивое развитие. Как распознать ваш почерк, что делает вашу архитектуру отличительной?

– Мне кажется, правильнее этот вопрос задать архитектурным критикам, которые оценивают то, что я сделал. Задача архитектора – строить, думать и приносить пользу людям, как практически всем представителям других профессий. А оценивать это – это дело других людей, времени, наверное, в первую очередь.

- На какие идеалы вы ориентируетесь в ваших замыслах?

– Прежде всего, мне кажется, что очень важно, что бы идеалы архитектора совпадали с идеалами общества, в котором он работает и для которого он работает. И это самое главное. Мне кажется, что ценность человеческой личности, гармония человеческой личности, здоровье человека и способность жить счастливо является, в том числе, ответственностью и обязанностью архитектора.

– Сергей Александрович, вы специально приехали из Москвы, чтобы прочитать два доклада на нашем архитектурном семинаре, который проходит под девизом «Эстетика и устойчивое развитие». Надеюсь, вы не будете удивлены тем, что нас особенно интересует вопрос, каким вы видите значение клинкера в эстетике и устойчивом развитии в архитектуре?

– Отвечая на первый вопрос об эстетике, мне кажется, что клинкер – фантастический материал, потому что он имеет чрезвычайно обширную эстетику, которая является областью материалов, которые позволяют мне решать какие-то свои задачи. И это очень красивый материал. И красота этого материала, по-моему, вещь бесспорная для представителей любых стилистических направлений, вкусов и так далее. Что касается устойчивого развития, о том, что клинкер уже несколько тысяч лет и о том, что этот материал достаточно долгоиграющий, мне кажется, что это уже общепризнанная вещь. И свойства этого материала склоняют очень многих строителей, девелоперов, архитекторов и заказчиков к его применению. Мне кажется, что этот материал не нуждается в какой-то особенной рекламе.

– Расскажите нам немного о вашей родине. Насколько важно устойчивое развитие в строительной культуре именно в России?

– В силу определенных особенностей геополитического развития нашей родины, у нас обнаружилось много газа и много нефти, и пока цены на газ и нефть будут очень высокие, то об устойчивом развитии будут думать только те люди, которые понимают, что рано или поздно это придется внедрять в структуру деятельности всех людей, живущих на данной территории. Сейчас эта тема носит какой-то инициативный или факультативный характер, но, глядя на то, как это все происходит в Европе, все больше и больше людей из разных отраслей нашей жизни, нашей деятельности задумывается об этом вопросе. И архитекторы, в этом смысле, не исключение.

– Какова роль клинкера в этих условиях? Наверняка у вас уже есть много идей, как использовать специфические свойства клинкера в перспективных, стремящихся к устойчивости концептах зданий? Вы не расскажите нам о некоторых из них?

– Для меня клинкер – один из самых подходящих материалов для того, чтобы реализовать концепцию, что архитектура – это застывшая скульптура или динамическая скульптура. И как любая скульптура она делается из одного материала, как классическая скульптура. И поэтому клинкер позволяет делать практически все плоскости здания: крышу, выступающие эркера, стены, подвесные потолки – из кирпича, все выступающие поверхности, на которые постоянно попадает вода. Из другого материала это было бы сложно, пришлось бы применять различные материалы для различных поверхностей: металл, камень, штукатурку и так далее. Клинкер позволяет создавать цельный образ с помощью одного материала. За это он мне очень нравится.

Материал: клинкер

– А если взглянуть на клинкер критически, какие у него есть слабые стороны или ограничения?

– Пожалуй, единственным слабым ограничением этого материала является пока его достаточно высокая стоимость по отношению к обычному кирпичу, достаточно большие экономические затраты на его производство и, соответственно, это ограничивает его применение для каких-то проектов, где экономическая сторона является приоритетной. Я думаю, если продолжить какие-то исследования в области его производства, то можно найти какие-то формы и способы удешевления его производства. Хотя это вопрос исключительно производителям.

– До сего моменты мы говорили с вами о клинкере в общем. Как вы познакомились с Кристианом Хагемайстером и его семейным предприятием по производству клинкера?

– По-моему, вы меня с ним познакомили.

– Что подтолкнуло вас к решению использовать клинкер производства Hagemeister в реализации вашего проекта «Садовые кварталы»?

– Сначала мы начали с небольшого проекта – жилой дом на улице Бурденко. Мы очень долго все продумывали, экспериментировали. Когда результат превзошел все наши ожидания, то мое желание совпало с убеждением клиента в том, что можно применять этот материал, и он, видимо, лучший в этой области.

В чем вы видите особенность завода Hagemeister и его продукции?

– Я не очень много знаю заводов по производству клинкера, может быть, с десяток. Но особенностью именно этого завода является постоянное стремление на создание каких-то новых продуктов и какая-то очень сильная энергетика его руководителя. Мне кажется, он очень интересный экспериментатор, с ним интересно создавать какие-то новые модели. За последнее время я уже был свидетелем создания почти десятка новых кирпичей, новых форм, новых цветов. У нас в плане нашего сотрудничества есть какие-то такие поисковые моменты очень интересные.

Будущее: требования к клинкеру

– Если подвести черту, клинкер является материалом будущего?

– Мне сложно загадывать на далекое будущее, но, мне кажется, на ближайшие 50 лет это так.

– У вас есть какие-то личные пожелания к следующему поколению клинкера? В каком направлении он должен развиваться?

– Сложно сказать. Я думаю, что очень важный момент – его доступность по цене для большего количества потребителей. Очень приятно, когда ты едешь по этой земле и видишь, что почти каждый дом построен из клинкера. И это приятно. И ты понимаешь, что люди, которые живут в этих домах, не будут их ремонтировать, стены, ближайшие 100-200, может быть, и 300 лет. И это очень приятно. Это такой взгляд архитектора, потому что строить надо на века, и передавать своим детям, внукам что-то уже построенное. Они могут это дело переделывать как-то, но основная база уже есть. В этом есть какая-то уверенность в завтрашнем дне. Клинкер дает эту уверенность в завтрашнем дне, что он будет всегда, очень долго, во всяком случае.

– Сергей Александрович, позвольте от имени семьи Hagemeister, сотрудников нашего завод и архитекторов, принявших участие в семинаре, от всего сердца поблагодарить вас за то, что вы нашли время ответить на интересующие нас вопросы. Мы надеемся вскоре снова приветствовать вас в Германии.

– Спасибо, я тоже надеюсь.
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер» с представителями компании Hagemeister и европейскими архитекторами

***
генеральный партнер Hagemeister на территории Российской Федерации – ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
 

0

26 Мая 2016

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.