«Академия Хагемайстер» и клинкерные миры Сергея Скуратова

26 Мая 2016
Партнерский материал
mainImg

Компaния:

представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру

Контакты:

Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Богатый традициями клинкерный завод Hagemeister на базе своей «Академии» регулярно проводит «клинкерный семинар» (Klinker-Seminar), где обсуждается практика проектирования зданий из клинкера, её дальнейшее развитие, сохранение культуры строительства из клинкера, сочетание эстетики и «устойчивости» в постройках из клинкера. Перед широкой аудиторией (на семинары съезжается до 500 архитекторов) выступают проектировщики со всего мира, рассказывая о своем опыте и идеях работы с клинкером. Семинар Hagemeister обеспечивает всем участникам необходимый для профессионального развития обмен мнениями; он также признан как элемент системы продолжения образования палатами архитекторов по всей стране (постоянно повышать квалификацию требуется от всех лицензированных архитекторов Германии). За тринадцать лет в семинаре приняли участие многие немецкие и зарубежные герои архитектурной сферы, представив доклады на общую тему «Клинкерные фасады».

По случаю десятилетнего юбилея «клинкерного семинара» Hagemeister в 2014 году его участникам представился шанс познакомиться с российским опытом работы с клинкером. Известный архитектор Сергей Александрович Скуратов, основатель и руководитель «Сергей Скуратов ARCHITECTS», рассказал о богатой российской традиции кирпичного строительства. В качестве примеров современной трактовки этой традиции Сергей Скуратов представил слушателям семинара свои работы с применением клинкера Hagemeister: жилой дом на улице Бурденко с «текстурным» клинкерным фасадом и масштабный комплекс «Садовые кварталы». Для него «устойчивость» клинкера – неоспоримый факт: этому способствуют долгий срок службы, высокая прочность, низкое водопоглощение, красота фактуры поверхности этого материала. Скуратов в своем докладе отметил: «Если застройщик хотя бы раз поработает с клинкером, его больше не надо убеждать его использовать. Потому что клинкер сам убеждает, позволяя создавать здания как скульптуры». Архитектор всегда подчеркивает, что кирпич – «это инструмент для решения пластических задач... пиксель, с помощью которого можно сделать любую кривую поверхность».
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер»

В рамках поездки на семинар Hagemeister Сергей Скуратов посетил исторический погреб-ледник в местечке Альтенберге. Сегодня этот погреб служит музеем промышленной архитектуры XIX века, который впечатляет посетителей своими старинными, полностью сохранившимися кирпичными сводами. В этом уникальном месте архитектор рассказал о своем личном отношении к клинкеру, который является важным строительным материалом не только в городском и сельском ландшафте округа Мюнстер, где расположен Альтенберге, но и в России.

 
беседовали: Сергей Александрович Скуратов и Анастасия Ландграф (компания Hagemeister, директор по продажам)

«Строить на века»

Анастасия Ландграф:
– Сергей Александрович, добро пожаловать в Альтенберге. Сейчас мы с вами находимся в историческом Eiskeller – это «ледяной подвал» бывшей пивоварни… Такие подвалы использовались до конца XIX столетия для хранения льда. Было бы интересно узнать, что для вас является особенностью этого места?

Сергей Скуратов:
– Это место мне напомнило римский Форум, римский Колизей. Когда-то это были величественные постройки, которые были построены на вершине технических возможностей и на вершине каких-то гуманитарных исследований. В этот подвал было вложено такое количество сил, любви, души, стараний. Ужасно жалко, что это теперь никому не нужно, это превратилось в музей. Но, видимо, в этом какая-то диалектика жизни, природы, общества, что все, что было дорого и ценно нашим прошлым поколениям, сейчас для нас является лишь музейной ценностью.

– Какие личные эмоции вызывает у вас этот подвал?

– Я всегда преклоняюсь перед величественными сооружениями прошлого. Я понимаю, что сейчас человечество сильно измельчало, и уже никто не строит таких грандиозных построек.

– Позвольте мне спросить точнее. Какую роль в этом играет клинкер, которому уже более 150 лет?

– Я думаю, что и конструктивную, и функциональную. И понятно, что здесь было достаточно влажно и холодно, и кирпич, с помощью которого выкладывались эти стены и своды, он должен был быть очень прочным, устойчивым, выносливым, и так далее. Мне кажется, что человечество изобрело клинкер много веков назад, очень много, я думаю, даже римляне сами не знали, что это клинкер, но использовали клинкер при строительстве.

– Влияют ли такие исторические места, как этот подвал, на вашу архитектуру?

– На мою архитектуру влияет все. Все, что я вижу в течение всей своей жизни, тем более какие-то вещи, которые на меня оказывают очень сильное впечатление.

– Каково ваше мнение: в чем отличие воздействия многовекового строительного искусства от воздействия современной архитектуры?

– Я бы не стал отличать воздействие исторической архитектуры и воздействие от современной. Мне кажется, что воздействие происходит от вещей, которые сделаны очень талантливо, с умом и на века. Это не важно, сделано это сейчас или это сделано несколько сотен или тысяч лет назад.

– Сергей Александрович, вы уже несколько раз были здесь, в Мюнстер-ланде, и хорошо знаете этот регион с его традиционной клинкерной архитектурой. Какое общее впечатление производит на вас эта местность?

– Чрезвычайно комфортное, позитивное, и мне всегда нравится сюда приезжать.

Актуальные темы: эстетика и устойчивое развитие

– Мне бы хотелось перейти к актуальным темам, таким как эстетика и устойчивое развитие. Как распознать ваш почерк, что делает вашу архитектуру отличительной?

– Мне кажется, правильнее этот вопрос задать архитектурным критикам, которые оценивают то, что я сделал. Задача архитектора – строить, думать и приносить пользу людям, как практически всем представителям других профессий. А оценивать это – это дело других людей, времени, наверное, в первую очередь.

- На какие идеалы вы ориентируетесь в ваших замыслах?

– Прежде всего, мне кажется, что очень важно, что бы идеалы архитектора совпадали с идеалами общества, в котором он работает и для которого он работает. И это самое главное. Мне кажется, что ценность человеческой личности, гармония человеческой личности, здоровье человека и способность жить счастливо является, в том числе, ответственностью и обязанностью архитектора.

– Сергей Александрович, вы специально приехали из Москвы, чтобы прочитать два доклада на нашем архитектурном семинаре, который проходит под девизом «Эстетика и устойчивое развитие». Надеюсь, вы не будете удивлены тем, что нас особенно интересует вопрос, каким вы видите значение клинкера в эстетике и устойчивом развитии в архитектуре?

– Отвечая на первый вопрос об эстетике, мне кажется, что клинкер – фантастический материал, потому что он имеет чрезвычайно обширную эстетику, которая является областью материалов, которые позволяют мне решать какие-то свои задачи. И это очень красивый материал. И красота этого материала, по-моему, вещь бесспорная для представителей любых стилистических направлений, вкусов и так далее. Что касается устойчивого развития, о том, что клинкер уже несколько тысяч лет и о том, что этот материал достаточно долгоиграющий, мне кажется, что это уже общепризнанная вещь. И свойства этого материала склоняют очень многих строителей, девелоперов, архитекторов и заказчиков к его применению. Мне кажется, что этот материал не нуждается в какой-то особенной рекламе.

– Расскажите нам немного о вашей родине. Насколько важно устойчивое развитие в строительной культуре именно в России?

– В силу определенных особенностей геополитического развития нашей родины, у нас обнаружилось много газа и много нефти, и пока цены на газ и нефть будут очень высокие, то об устойчивом развитии будут думать только те люди, которые понимают, что рано или поздно это придется внедрять в структуру деятельности всех людей, живущих на данной территории. Сейчас эта тема носит какой-то инициативный или факультативный характер, но, глядя на то, как это все происходит в Европе, все больше и больше людей из разных отраслей нашей жизни, нашей деятельности задумывается об этом вопросе. И архитекторы, в этом смысле, не исключение.

– Какова роль клинкера в этих условиях? Наверняка у вас уже есть много идей, как использовать специфические свойства клинкера в перспективных, стремящихся к устойчивости концептах зданий? Вы не расскажите нам о некоторых из них?

– Для меня клинкер – один из самых подходящих материалов для того, чтобы реализовать концепцию, что архитектура – это застывшая скульптура или динамическая скульптура. И как любая скульптура она делается из одного материала, как классическая скульптура. И поэтому клинкер позволяет делать практически все плоскости здания: крышу, выступающие эркера, стены, подвесные потолки – из кирпича, все выступающие поверхности, на которые постоянно попадает вода. Из другого материала это было бы сложно, пришлось бы применять различные материалы для различных поверхностей: металл, камень, штукатурку и так далее. Клинкер позволяет создавать цельный образ с помощью одного материала. За это он мне очень нравится.

Материал: клинкер

– А если взглянуть на клинкер критически, какие у него есть слабые стороны или ограничения?

– Пожалуй, единственным слабым ограничением этого материала является пока его достаточно высокая стоимость по отношению к обычному кирпичу, достаточно большие экономические затраты на его производство и, соответственно, это ограничивает его применение для каких-то проектов, где экономическая сторона является приоритетной. Я думаю, если продолжить какие-то исследования в области его производства, то можно найти какие-то формы и способы удешевления его производства. Хотя это вопрос исключительно производителям.

– До сего моменты мы говорили с вами о клинкере в общем. Как вы познакомились с Кристианом Хагемайстером и его семейным предприятием по производству клинкера?

– По-моему, вы меня с ним познакомили.

– Что подтолкнуло вас к решению использовать клинкер производства Hagemeister в реализации вашего проекта «Садовые кварталы»?

– Сначала мы начали с небольшого проекта – жилой дом на улице Бурденко. Мы очень долго все продумывали, экспериментировали. Когда результат превзошел все наши ожидания, то мое желание совпало с убеждением клиента в том, что можно применять этот материал, и он, видимо, лучший в этой области.

В чем вы видите особенность завода Hagemeister и его продукции?

– Я не очень много знаю заводов по производству клинкера, может быть, с десяток. Но особенностью именно этого завода является постоянное стремление на создание каких-то новых продуктов и какая-то очень сильная энергетика его руководителя. Мне кажется, он очень интересный экспериментатор, с ним интересно создавать какие-то новые модели. За последнее время я уже был свидетелем создания почти десятка новых кирпичей, новых форм, новых цветов. У нас в плане нашего сотрудничества есть какие-то такие поисковые моменты очень интересные.

Будущее: требования к клинкеру

– Если подвести черту, клинкер является материалом будущего?

– Мне сложно загадывать на далекое будущее, но, мне кажется, на ближайшие 50 лет это так.

– У вас есть какие-то личные пожелания к следующему поколению клинкера? В каком направлении он должен развиваться?

– Сложно сказать. Я думаю, что очень важный момент – его доступность по цене для большего количества потребителей. Очень приятно, когда ты едешь по этой земле и видишь, что почти каждый дом построен из клинкера. И это приятно. И ты понимаешь, что люди, которые живут в этих домах, не будут их ремонтировать, стены, ближайшие 100-200, может быть, и 300 лет. И это очень приятно. Это такой взгляд архитектора, потому что строить надо на века, и передавать своим детям, внукам что-то уже построенное. Они могут это дело переделывать как-то, но основная база уже есть. В этом есть какая-то уверенность в завтрашнем дне. Клинкер дает эту уверенность в завтрашнем дне, что он будет всегда, очень долго, во всяком случае.

– Сергей Александрович, позвольте от имени семьи Hagemeister, сотрудников нашего завод и архитекторов, принявших участие в семинаре, от всего сердца поблагодарить вас за то, что вы нашли время ответить на интересующие нас вопросы. Мы надеемся вскоре снова приветствовать вас в Германии.

– Спасибо, я тоже надеюсь.
Сергей Александрович Скуратов в «Академии Хагемайстер» с представителями компании Hagemeister и европейскими архитекторами

***
генеральный партнер Hagemeister на территории Российской Федерации – ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
 

26 Мая 2016

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.