Другая Остоженка

Отреагировав на все темы, заданные контекстом, новое банковское здание в Бутиковском переулке не получилось похожим на знаменитых соседей. Напротив: приглядевшись, в нем даже можно увидеть прорыв старой Остоженки в компанию гламурной «золотой мили».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Марта 2013
mainImg

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Офисное здание в Бутиковском переулке, 9
Россия, Москва, Бутиковский переулок, вл. 9

Авторский коллектив:
Директор и руководитель авторского коллектива: Александр Скокан,
Главный архитектор проекта: Валерий Каняшин
Ведущий архитектор: Мария Дехтяр
Архитекторы-участники проекта: Мария Елизарова, Борис Елагин, Александра Скачкова
Главный инженер: проекта Алексей Конарев
Инженер-конструктор: Александр Квенцель

2008 – 2010

Заказчик: UniCredit Bank

Инженеры: ООО «Стройстиль ХХI век»
Генеральный подрядчик: ЗАО «Сетьстрой»
Технический заказчик: ЗАО «Сетьстрой»
Подрядчик по фасадам: НПО «Стеклострой»
Фасадные работы: НПО «Стеклострой»
Алюминиевая фасадная система: REYNAERS aluminium CW50SC
Терракотовые багеты: Terreal Terracotta
Внутренняя отделка: ООО «Гинт-М»
Новый корпус UniCredit банка построен на пересечении Коробейникова и Бутиковского переулка. Для тех, кто хоть сколько-нибудь интересуется современной московской архитектурой, одно только обозначение места значит очень много: к середине 2000-х все профессиональные издания увлеченно обсуждали именно эту часть района Остоженки, и что уж греха таить – именно об этом месте мы прежде всего вспоминаем, слыша пресловутое определение «золотая миля». Слева, справа и по диагонали напротив здесь – постройки бюро «проект Меганом», чуть поодаль два дома Сергея Скуратова. Рядом, в глубине участка, на набережной Москвы-реки – первое здание UniCredit банка (в то время он назывался Международный московский банк), построенное бюро «Остоженка» в 1995 году и тоже изрядно прославленное журналами и профессиональными наградами. Собственно, новый корпус стал продолжением здания 1995 года: в нем разместились офисы администрации банка. Старое и новое здание соединены переходом на уровне второго этажа и парковка у них общая, с одним въездом – здания функционируют как единый организм.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Генплан © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. План 2 этажа © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Эскиз © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Слева новый корпус, справа здание 1995 года © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

«Unicredit банк, бывший Международный московский – это первый частный банк в России, с лицензией номер один. Команда его управленцев интернациональная, принципы работы скорее западные, чем наши. К тому же российские и иностранные руководители контролируют и уравновешивают друг друга, – рассказывает главный архитектор проекта Валерий Каняшин. – С ними было легко и приятно работать, так как вкусы какого-то одного начальника в данном случае не превалировали. Стилистика здания была сразу определена как современная, остальное (в рамках разумного, конечно) заказчики отдали на наше усмотрение. Поэтому удалось сделать нетипичные для стандартного офиса фасады. Если бы заказчик не был международным, здание получилось бы другим.»

Здание, действительно, выглядит непривычно. С первого взгляда даже сложно понять, каким образом архитекторам удалось растворить такую громадину в воздухе и пространстве. Оно подернуто рябью, похоже на призрак или на трехмерное изображение самого себя. Оно не то чтобы совсем, но почти – лишено телесности. К тому же, если мы пройдем мимо, спускаясь к реке по Коробейникову переулку, то будет сложно избавиться от ощущения, что дом слегка, но движется, уклоняется от нас и пропускает вперед.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Впрочем, «лишено телесности» не значит совсем бестелесно: материя, из которой соткан этот банк, хотя и тонка, но вполне ощутима, именно она отвечает за эффект легкой  подвижности и одновременно – лоска, современной дороговизны постройки. Эффект сродни китайской ширме: ничего не видно, но в то же время как будто бы и не закрыто. Не навязчиво. Не давит. Да, и еще одна деталь: по ночам оно светится все целиком, как фонарик.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Прозрачная непрозрачность получилась благодаря тому, что стеклянные, покрытые мелкой точкой шелкографии фасады здания со стороны улицы закрыты решетками горизонтальных керамических ламелей: тонких полосок терракотового цвета. Полосатое полотно местами разорвано крупными прямоугольниками псевдо-«окон», которые больше обычных окон, возможных в таком здании, раза в два-три. Декоративные проемы асимметрично разбросаны по фасадам, они оживляют и усложняют их ритм, к тому же добавляют сходства с «обычным зданием», с архетипами города, согласно которым домам полагается иметь окна.
Офисное здание в Бутиковском переулке. 3D модель © АБ Остоженка

Кирпичный цвет ламелей попадает в тон старого (1995 года) банковского здания на набережной и отвечает одновременно за цельность ансамбля двух корпусов и за контекстуальную респектабельность: все же мы в центре, а терракотовый цвет – один из самых «исторических». Полосатость тоже попадает в контекст: рядом по Бутиковскому переулку дом, построенный бюро «Проект Меганом», полностью закрытый вертикальными ламелями (еще более призрачный и прозрачный; горизонтальная штриховка здания «Остоженки» по сравнению с ним более ощутима, что логично, так как ей, помимо прочего, следует «держать» угол улицы, а это дело ответственное).
Офисное здание в Бутиковском переулке. Вид из Бутиковского переулка. Слева здание бюро Меганом в Бутиковском переулке, впереди (в перспективе) жилой дом в Коробейниковом и его стеклянная «вилла» © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Упомянутый угол – пересечение Коробейникова и Бутиковского переулков, – в здании, безусловно, главный. Он, в сущности, играет роль его главного фасада, визитной карточки – прохожий, спускаясь по Коробейникову переулку от Остоженки, увидит этот угол первым. Всю правую сторону переулка здесь занимает здание, построенное (как и упомянутый выше дом с ламелями) Юрием Григоряном – его длинный, покрытый плотным известняком массив «держит» линию переулка. А непосредственно перед перекрестком, на уровне третьего этажа, из плоскости стены выступает стеклянный объем встроенной в дом «городской виллы». Ее стеклянный «айсберг» появился тогда, когда угол Бутиковского и Коробейникова был пустым. Теперь для того, чтобы эта часть переулка не стала затесненной и мрачной, архитекторам «Остоженки» пришлось отступить перед энергичной стеклянной массой.
Офисное здание в Бутиковском переулке. Вид из Коробейникова переулка, со стороны Остоженки © АБ Остоженка

Они сделали это, обманув перспективу с помощью объемов и линий. Коротко говоря, линии верхней и нижней границ полосатых терракотовых экранов перед фасадами не параллельны земле. Они диагонально поднимаются от перекрестка, захватывая целый этаж, и получается, что выходящий к перекрестку угол здания ниже, а дальние углы «взлетают», похожие на  крылья бумажной бабочки или же на стилизованную треугольной галочкой меланхолическую улыбку.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Причем если по линии Бутиковского прием реализован линейно-декоративно: нижний контур полосатого экрана срезан по косой и до некоторой степени продолжает линейную игру, заложенную в объеме стеклянной «виллы», – то со стороны Коробейникова терракотовая стена отклоняется от красной линии, поворачивая градусов на двадцать влево. При этом цоколь остается на месте, два объема расходятся, как ступеньки винтовой лестницы или как полки подвижной этажерки на одном осевом стержне. Кроме того, двигаясь в глубину переулка, цоколь вырастает с одного до двух этажей, задирая свой острый «нос» вверх.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Если же мы посмотрим на здание со стороны реки, то отсюда оно покажется составленным из двух объемов, поставленных один поверх другого с диагональным сдвигом – терракотовый угол нависает над цоколем, игра линий превращается в полноценную стереометрическую композицию. Но характерно, что плоскость терракотовой решетки с этой точки зрения выглядит практически как непосредственное продолжение кирпичной стены старого корпуса банка, именно здесь сходство двух зданий особенно ощутимо. Впрочем, его не стоит преувеличивать: «штриховка» нового корпуса сложнее и прозрачнее, а линия его карниза продолжает перспективную игру, на этот раз – усиливая сокращение и делая переулок чуточку короче (визуально, разумеется).
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

В результате пространство Коробейникова переулка, скажем так, расслоилось: внизу продолжается диктат красной линии, а в верхней части оно пошло несколько левее. Между объемом стеклянной «виллы» и банка разыгрывается молчаливый диалог, один наступает, другой отступает, но делает это с не только с достоинством, но и с толком – попутно задавая новое для переулка направление развития пространства: чуть левее, чуть выше, – чем не лестница в небо? Во всяком случае, если идти по переулку не отрывая взгляда от этого здания, – проверено, крутой спуск мостовой покажется несколько неожиданным и как будто бы даже необоснованным. Захочется подпрыгнуть.

Есть у здания банка и еще одна особенность: оно не только внимательнейшим образом рефлексирует среду. Оно еще и отличается от окружающей застройки, причем довольно существенно. Во-первых, Бутиковский стало принято упрекать в том, что он стал «мертвым» переулком; там мало кто живет и по улице ходит преимущественно охрана. Архитекторы, прямо скажем, виноваты в этом меньше всего, но все же – среда получилась специфическая. Здание банка – напротив, по-настоящему живое, занятое работой и востребованное. Как рабочая лошадка среди праздной роскоши.

Во-вторых, и это уже пластическое отличие – здание противопоставляет себя соседним домам с их плотным респектабельным камнем и традиционным кирпичом; с их серьезной репрезентативной «сделанностью». В нем, в противовес соседям, присутствует качество незавершенности: вместо того, чтобы старательно и важно презентовать себя, оно смущенно уклоняется, закрывается, притворяется штриховым эскизом. Асимметричные прорехи разноразмерных «псевдо-окон» в редком  полотне ламелей похожи, с одной стороны, на рваный плащ, а с другой – на старомосковский штакетник. Отчего новый банк может – вполне неожиданно – показаться отзвуком той, старой, деревянной и «непостроенной», непафосной Остоженки, которой уже нет и по которой все так сильно скучают.


Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Офисное здание в Бутиковском переулке, 9
Россия, Москва, Бутиковский переулок, вл. 9

Авторский коллектив:
Директор и руководитель авторского коллектива: Александр Скокан,
Главный архитектор проекта: Валерий Каняшин
Ведущий архитектор: Мария Дехтяр
Архитекторы-участники проекта: Мария Елизарова, Борис Елагин, Александра Скачкова
Главный инженер: проекта Алексей Конарев
Инженер-конструктор: Александр Квенцель

2008 – 2010

Заказчик: UniCredit Bank

Инженеры: ООО «Стройстиль ХХI век»
Генеральный подрядчик: ЗАО «Сетьстрой»
Технический заказчик: ЗАО «Сетьстрой»
Подрядчик по фасадам: НПО «Стеклострой»
Фасадные работы: НПО «Стеклострой»
Алюминиевая фасадная система: REYNAERS aluminium CW50SC
Терракотовые багеты: Terreal Terracotta
Внутренняя отделка: ООО «Гинт-М»

14 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.