English version

Другая Остоженка

Отреагировав на все темы, заданные контекстом, новое банковское здание в Бутиковском переулке не получилось похожим на знаменитых соседей. Напротив: приглядевшись, в нем даже можно увидеть прорыв старой Остоженки в компанию гламурной «золотой мили».

mainImg
Проект:
Офисное здание в Бутиковском переулке, 9
Россия, Москва, Бутиковский переулок, вл. 9

Авторский коллектив:
Директор и руководитель авторского коллектива: Александр Скокан,
Главный архитектор проекта: Валерий Каняшин
Ведущий архитектор: Мария Дехтяр
Архитекторы-участники проекта: Мария Елизарова, Борис Елагин, Александра Скачкова
Главный инженер: проекта Алексей Конарев
Инженер-конструктор: Александр Квенцель

2003 — 2008 / 2007 — 2010

Заказчик: UniCredit Bank

Инженеры: ООО «Стройстиль ХХI век»
Генеральный подрядчик: ЗАО «Сетьстрой»
Технический заказчик: ЗАО «Сетьстрой»
Подрядчик по фасадам: НПО «Стеклострой»
Фасадные работы: НПО «Стеклострой»
Алюминиевая фасадная система: REYNAERS aluminium CW50SC
Терракотовые багеты: Terreal Terracotta
Внутренняя отделка: ООО «Гинт-М»
Новый корпус UniCredit банка построен на пересечении Коробейникова и Бутиковского переулка. Для тех, кто хоть сколько-нибудь интересуется современной московской архитектурой, одно только обозначение места значит очень много: к середине 2000-х все профессиональные издания увлеченно обсуждали именно эту часть района Остоженки, и что уж греха таить – именно об этом месте мы прежде всего вспоминаем, слыша пресловутое определение «золотая миля». Слева, справа и по диагонали напротив здесь – постройки бюро «проект Меганом», чуть поодаль два дома Сергея Скуратова. Рядом, в глубине участка, на набережной Москвы-реки – первое здание UniCredit банка (в то время он назывался Международный московский банк), построенное бюро «Остоженка» в 1995 году и тоже изрядно прославленное журналами и профессиональными наградами. Собственно, новый корпус стал продолжением здания 1995 года: в нем разместились офисы администрации банка. Старое и новое здание соединены переходом на уровне второго этажа и парковка у них общая, с одним въездом – здания функционируют как единый организм.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Генплан © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. План 2 этажа © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Эскиз © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Слева новый корпус, справа здание 1995 года © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

«Unicredit банк, бывший Международный московский – это первый частный банк в России, с лицензией номер один. Команда его управленцев интернациональная, принципы работы скорее западные, чем наши. К тому же российские и иностранные руководители контролируют и уравновешивают друг друга, – рассказывает главный архитектор проекта Валерий Каняшин. – С ними было легко и приятно работать, так как вкусы какого-то одного начальника в данном случае не превалировали. Стилистика здания была сразу определена как современная, остальное (в рамках разумного, конечно) заказчики отдали на наше усмотрение. Поэтому удалось сделать нетипичные для стандартного офиса фасады. Если бы заказчик не был международным, здание получилось бы другим.»

Здание, действительно, выглядит непривычно. С первого взгляда даже сложно понять, каким образом архитекторам удалось растворить такую громадину в воздухе и пространстве. Оно подернуто рябью, похоже на призрак или на трехмерное изображение самого себя. Оно не то чтобы совсем, но почти – лишено телесности. К тому же, если мы пройдем мимо, спускаясь к реке по Коробейникову переулку, то будет сложно избавиться от ощущения, что дом слегка, но движется, уклоняется от нас и пропускает вперед.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Впрочем, «лишено телесности» не значит совсем бестелесно: материя, из которой соткан этот банк, хотя и тонка, но вполне ощутима, именно она отвечает за эффект легкой  подвижности и одновременно – лоска, современной дороговизны постройки. Эффект сродни китайской ширме: ничего не видно, но в то же время как будто бы и не закрыто. Не навязчиво. Не давит. Да, и еще одна деталь: по ночам оно светится все целиком, как фонарик.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Прозрачная непрозрачность получилась благодаря тому, что стеклянные, покрытые мелкой точкой шелкографии фасады здания со стороны улицы закрыты решетками горизонтальных керамических ламелей: тонких полосок терракотового цвета. Полосатое полотно местами разорвано крупными прямоугольниками псевдо-«окон», которые больше обычных окон, возможных в таком здании, раза в два-три. Декоративные проемы асимметрично разбросаны по фасадам, они оживляют и усложняют их ритм, к тому же добавляют сходства с «обычным зданием», с архетипами города, согласно которым домам полагается иметь окна.
Офисное здание в Бутиковском переулке. 3D модель © АБ Остоженка

Кирпичный цвет ламелей попадает в тон старого (1995 года) банковского здания на набережной и отвечает одновременно за цельность ансамбля двух корпусов и за контекстуальную респектабельность: все же мы в центре, а терракотовый цвет – один из самых «исторических». Полосатость тоже попадает в контекст: рядом по Бутиковскому переулку дом, построенный бюро «Проект Меганом», полностью закрытый вертикальными ламелями (еще более призрачный и прозрачный; горизонтальная штриховка здания «Остоженки» по сравнению с ним более ощутима, что логично, так как ей, помимо прочего, следует «держать» угол улицы, а это дело ответственное).
Офисное здание в Бутиковском переулке. Вид из Бутиковского переулка. Слева здание бюро Меганом в Бутиковском переулке, впереди (в перспективе) жилой дом в Коробейниковом и его стеклянная «вилла» © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Упомянутый угол – пересечение Коробейникова и Бутиковского переулков, – в здании, безусловно, главный. Он, в сущности, играет роль его главного фасада, визитной карточки – прохожий, спускаясь по Коробейникову переулку от Остоженки, увидит этот угол первым. Всю правую сторону переулка здесь занимает здание, построенное (как и упомянутый выше дом с ламелями) Юрием Григоряном – его длинный, покрытый плотным известняком массив «держит» линию переулка. А непосредственно перед перекрестком, на уровне третьего этажа, из плоскости стены выступает стеклянный объем встроенной в дом «городской виллы». Ее стеклянный «айсберг» появился тогда, когда угол Бутиковского и Коробейникова был пустым. Теперь для того, чтобы эта часть переулка не стала затесненной и мрачной, архитекторам «Остоженки» пришлось отступить перед энергичной стеклянной массой.
Офисное здание в Бутиковском переулке. Вид из Коробейникова переулка, со стороны Остоженки © АБ Остоженка

Они сделали это, обманув перспективу с помощью объемов и линий. Коротко говоря, линии верхней и нижней границ полосатых терракотовых экранов перед фасадами не параллельны земле. Они диагонально поднимаются от перекрестка, захватывая целый этаж, и получается, что выходящий к перекрестку угол здания ниже, а дальние углы «взлетают», похожие на  крылья бумажной бабочки или же на стилизованную треугольной галочкой меланхолическую улыбку.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Причем если по линии Бутиковского прием реализован линейно-декоративно: нижний контур полосатого экрана срезан по косой и до некоторой степени продолжает линейную игру, заложенную в объеме стеклянной «виллы», – то со стороны Коробейникова терракотовая стена отклоняется от красной линии, поворачивая градусов на двадцать влево. При этом цоколь остается на месте, два объема расходятся, как ступеньки винтовой лестницы или как полки подвижной этажерки на одном осевом стержне. Кроме того, двигаясь в глубину переулка, цоколь вырастает с одного до двух этажей, задирая свой острый «нос» вверх.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Если же мы посмотрим на здание со стороны реки, то отсюда оно покажется составленным из двух объемов, поставленных один поверх другого с диагональным сдвигом – терракотовый угол нависает над цоколем, игра линий превращается в полноценную стереометрическую композицию. Но характерно, что плоскость терракотовой решетки с этой точки зрения выглядит практически как непосредственное продолжение кирпичной стены старого корпуса банка, именно здесь сходство двух зданий особенно ощутимо. Впрочем, его не стоит преувеличивать: «штриховка» нового корпуса сложнее и прозрачнее, а линия его карниза продолжает перспективную игру, на этот раз – усиливая сокращение и делая переулок чуточку короче (визуально, разумеется).
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

В результате пространство Коробейникова переулка, скажем так, расслоилось: внизу продолжается диктат красной линии, а в верхней части оно пошло несколько левее. Между объемом стеклянной «виллы» и банка разыгрывается молчаливый диалог, один наступает, другой отступает, но делает это с не только с достоинством, но и с толком – попутно задавая новое для переулка направление развития пространства: чуть левее, чуть выше, – чем не лестница в небо? Во всяком случае, если идти по переулку не отрывая взгляда от этого здания, – проверено, крутой спуск мостовой покажется несколько неожиданным и как будто бы даже необоснованным. Захочется подпрыгнуть.

Есть у здания банка и еще одна особенность: оно не только внимательнейшим образом рефлексирует среду. Оно еще и отличается от окружающей застройки, причем довольно существенно. Во-первых, Бутиковский стало принято упрекать в том, что он стал «мертвым» переулком; там мало кто живет и по улице ходит преимущественно охрана. Архитекторы, прямо скажем, виноваты в этом меньше всего, но все же – среда получилась специфическая. Здание банка – напротив, по-настоящему живое, занятое работой и востребованное. Как рабочая лошадка среди праздной роскоши.

Во-вторых, и это уже пластическое отличие – здание противопоставляет себя соседним домам с их плотным респектабельным камнем и традиционным кирпичом; с их серьезной репрезентативной «сделанностью». В нем, в противовес соседям, присутствует качество незавершенности: вместо того, чтобы старательно и важно презентовать себя, оно смущенно уклоняется, закрывается, притворяется штриховым эскизом. Асимметричные прорехи разноразмерных «псевдо-окон» в редком  полотне ламелей похожи, с одной стороны, на рваный плащ, а с другой – на старомосковский штакетник. Отчего новый банк может – вполне неожиданно – показаться отзвуком той, старой, деревянной и «непостроенной», непафосной Остоженки, которой уже нет и по которой все так сильно скучают.
Проект:
Офисное здание в Бутиковском переулке, 9
Россия, Москва, Бутиковский переулок, вл. 9

Авторский коллектив:
Директор и руководитель авторского коллектива: Александр Скокан,
Главный архитектор проекта: Валерий Каняшин
Ведущий архитектор: Мария Дехтяр
Архитекторы-участники проекта: Мария Елизарова, Борис Елагин, Александра Скачкова
Главный инженер: проекта Алексей Конарев
Инженер-конструктор: Александр Квенцель

2003 — 2008 / 2007 — 2010

Заказчик: UniCredit Bank

Инженеры: ООО «Стройстиль ХХI век»
Генеральный подрядчик: ЗАО «Сетьстрой»
Технический заказчик: ЗАО «Сетьстрой»
Подрядчик по фасадам: НПО «Стеклострой»
Фасадные работы: НПО «Стеклострой»
Алюминиевая фасадная система: REYNAERS aluminium CW50SC
Терракотовые багеты: Terreal Terracotta
Внутренняя отделка: ООО «Гинт-М»

14 Марта 2013

АБ «Остоженка»: другие проекты
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Цвет города, или размышления на склоне подмонастырской...
В 2022 году архитекторы АБ «Остоженка» выиграли конкурс, а в 2023 разработали и утвердили мастер-план застройки Черниговской улицы для девелопера GloraX. Проект учитывает 10-летнюю историю предшествующих проработок, сделан в сотрудничестве с нижегородскими архитекторами, и продолжает развиваться сейчас. Рассмотрели внимательно, со всеми поговорили, многое узнали.
Ансамбль индивидуальностей
Стартовало строительство первой очереди многофункционального комплекса INDY Towers на улице Куусинена по проекту архитектурного бюро «Остоженка». Проект открывает новые ракурсы сходства между колонной и небоскребом, изучаем нюансы и переклички.
Черное и красное
Kazakov Grand Loft не спроста так называется: отвечая на пожелания заказчика и отталкиваясь от исторической промышленной архитектуры ближайшего окружения, Валерий Каняшин и архитекторы АБ «Остоженка» предложили новый вариант современного дома в духе «лофта». Только кирпич здесь темно-серый, а металл медно-красный, и фасады романтических «крепостных» башен раскрываются к верхним ярусам внушительными стеклами больших окон. Но самое привлекательное – множество открытых террас на разных уровнях.
Сталь Forcera: благородная патина
Атмосферостойкая сталь – одновременно изысканный и брутальный материал, моментально превращающий объект в иконическое здание-скульптуру. Компания «Северсталь» представляет видеокейс уникального спорткомплекса в ЖК Veren Village, где использовалась атмосферостойкая сталь Forcera
Александру Скокану 80 лет
Сегодня, 4 июня, исполняется 80 лет Александру Скокану, партнеру-основателю бюро «Остоженка», автору, который участвовал и в поисках НЭРа, и в становлении постсоветской архитектуры. Публикуем поздравление от Карена Бальяна – и присоединяемся к нему.
Золотое сечение: лауреаты 2023
Три высшие награды, включая гран-при, получили в этом году архитекторы СПИЧ. Николай Шумаков отмечает, что хорошие московские архитекторы все больше работают в отдаленных уголках страны. На выставке премии можно было изучить, с архитектурной точки зрения, некоторые крупные, но малоизвестные комплексы. Публикуем список лауреатов Золотого сечения 2023 с небольшими комментариями и репортажем.
Башни: прообразы
МКА сообщает о проекте ЖК на улице Куусинена, на месте гаражей, между улицей Зорге и Ходынкой, рядом с парком Березовая роща.
Гребень Стрельны
Разбираем «по косточкам» проект, награжденный Хрустальным Дедалом – ЖК «Veren Village» в Стрельне от АБ «Остоженка». Малоэтажный формат стал в нем триггером для типологических и формальных экспериментов – вроде бы перед нами узнаваемые современные подходы, но в то же время множество нюансов, в которые интересно вникать. Изучив его, думаем, что справедливо дали премию.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Баланс возможностей
ЖК «Новокрасково» в Люберцах можно понять как пример баланса максимума авторских усилий, вложенных в осмысление объема и пространства в ключе современных градостроительных принципов – и небольшого, в целом, бюджета проекта. Результат – комплекс совсем не похож на своих привычных подмосковных «сородичей». И продан был очень быстро.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Город в пригороде
Закончено строительство первой очереди микрорайона «Новокрасково». Два квартала задают совершенно иной ритм окружающему пространству поселка: более крупный, но сложный, развитый и пластичный. Городской.
Активация методом мелиорации
Интереснейшая идея пилотного проекта реновации бюро «Остоженка» и Института экономики города – парковки под улицами, совмещенные с коллекторами. Кроме того суть проекта в сохранении ценной зелени, проявлении новой главной улицы и дополнительных улиц-вен.
Типичная аномалия
Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.
Похожие статьи
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.