English version

Другая Остоженка

Отреагировав на все темы, заданные контекстом, новое банковское здание в Бутиковском переулке не получилось похожим на знаменитых соседей. Напротив: приглядевшись, в нем даже можно увидеть прорыв старой Остоженки в компанию гламурной «золотой мили».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Марта 2013
mainImg
Мастерская:
АБ Остоженка
Проект:
Офисное здание в Бутиковском переулке, 9
Россия, Москва, Бутиковский переулок, вл. 9

Авторский коллектив:
Директор и руководитель авторского коллектива: Александр Скокан,
Главный архитектор проекта: Валерий Каняшин
Ведущий архитектор: Мария Дехтяр
Архитекторы-участники проекта: Мария Елизарова, Борис Елагин, Александра Скачкова
Главный инженер: проекта Алексей Конарев
Инженер-конструктор: Александр Квенцель

2008 – 2010

Заказчик: UniCredit Bank

Инженеры: ООО «Стройстиль ХХI век»
Генеральный подрядчик: ЗАО «Сетьстрой»
Технический заказчик: ЗАО «Сетьстрой»
Подрядчик по фасадам: НПО «Стеклострой»
Фасадные работы: НПО «Стеклострой»
Алюминиевая фасадная система: REYNAERS aluminium CW50SC
Терракотовые багеты: Terreal Terracotta
Внутренняя отделка: ООО «Гинт-М»
Новый корпус UniCredit банка построен на пересечении Коробейникова и Бутиковского переулка. Для тех, кто хоть сколько-нибудь интересуется современной московской архитектурой, одно только обозначение места значит очень много: к середине 2000-х все профессиональные издания увлеченно обсуждали именно эту часть района Остоженки, и что уж греха таить – именно об этом месте мы прежде всего вспоминаем, слыша пресловутое определение «золотая миля». Слева, справа и по диагонали напротив здесь – постройки бюро «проект Меганом», чуть поодаль два дома Сергея Скуратова. Рядом, в глубине участка, на набережной Москвы-реки – первое здание UniCredit банка (в то время он назывался Международный московский банк), построенное бюро «Остоженка» в 1995 году и тоже изрядно прославленное журналами и профессиональными наградами. Собственно, новый корпус стал продолжением здания 1995 года: в нем разместились офисы администрации банка. Старое и новое здание соединены переходом на уровне второго этажа и парковка у них общая, с одним въездом – здания функционируют как единый организм.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Генплан © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. План 2 этажа © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Эскиз © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке. Слева новый корпус, справа здание 1995 года © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

«Unicredit банк, бывший Международный московский – это первый частный банк в России, с лицензией номер один. Команда его управленцев интернациональная, принципы работы скорее западные, чем наши. К тому же российские и иностранные руководители контролируют и уравновешивают друг друга, – рассказывает главный архитектор проекта Валерий Каняшин. – С ними было легко и приятно работать, так как вкусы какого-то одного начальника в данном случае не превалировали. Стилистика здания была сразу определена как современная, остальное (в рамках разумного, конечно) заказчики отдали на наше усмотрение. Поэтому удалось сделать нетипичные для стандартного офиса фасады. Если бы заказчик не был международным, здание получилось бы другим.»

Здание, действительно, выглядит непривычно. С первого взгляда даже сложно понять, каким образом архитекторам удалось растворить такую громадину в воздухе и пространстве. Оно подернуто рябью, похоже на призрак или на трехмерное изображение самого себя. Оно не то чтобы совсем, но почти – лишено телесности. К тому же, если мы пройдем мимо, спускаясь к реке по Коробейникову переулку, то будет сложно избавиться от ощущения, что дом слегка, но движется, уклоняется от нас и пропускает вперед.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Впрочем, «лишено телесности» не значит совсем бестелесно: материя, из которой соткан этот банк, хотя и тонка, но вполне ощутима, именно она отвечает за эффект легкой  подвижности и одновременно – лоска, современной дороговизны постройки. Эффект сродни китайской ширме: ничего не видно, но в то же время как будто бы и не закрыто. Не навязчиво. Не давит. Да, и еще одна деталь: по ночам оно светится все целиком, как фонарик.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Прозрачная непрозрачность получилась благодаря тому, что стеклянные, покрытые мелкой точкой шелкографии фасады здания со стороны улицы закрыты решетками горизонтальных керамических ламелей: тонких полосок терракотового цвета. Полосатое полотно местами разорвано крупными прямоугольниками псевдо-«окон», которые больше обычных окон, возможных в таком здании, раза в два-три. Декоративные проемы асимметрично разбросаны по фасадам, они оживляют и усложняют их ритм, к тому же добавляют сходства с «обычным зданием», с архетипами города, согласно которым домам полагается иметь окна.
Офисное здание в Бутиковском переулке. 3D модель © АБ Остоженка

Кирпичный цвет ламелей попадает в тон старого (1995 года) банковского здания на набережной и отвечает одновременно за цельность ансамбля двух корпусов и за контекстуальную респектабельность: все же мы в центре, а терракотовый цвет – один из самых «исторических». Полосатость тоже попадает в контекст: рядом по Бутиковскому переулку дом, построенный бюро «Проект Меганом», полностью закрытый вертикальными ламелями (еще более призрачный и прозрачный; горизонтальная штриховка здания «Остоженки» по сравнению с ним более ощутима, что логично, так как ей, помимо прочего, следует «держать» угол улицы, а это дело ответственное).
Офисное здание в Бутиковском переулке. Вид из Бутиковского переулка. Слева здание бюро Меганом в Бутиковском переулке, впереди (в перспективе) жилой дом в Коробейниковом и его стеклянная «вилла» © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Упомянутый угол – пересечение Коробейникова и Бутиковского переулков, – в здании, безусловно, главный. Он, в сущности, играет роль его главного фасада, визитной карточки – прохожий, спускаясь по Коробейникову переулку от Остоженки, увидит этот угол первым. Всю правую сторону переулка здесь занимает здание, построенное (как и упомянутый выше дом с ламелями) Юрием Григоряном – его длинный, покрытый плотным известняком массив «держит» линию переулка. А непосредственно перед перекрестком, на уровне третьего этажа, из плоскости стены выступает стеклянный объем встроенной в дом «городской виллы». Ее стеклянный «айсберг» появился тогда, когда угол Бутиковского и Коробейникова был пустым. Теперь для того, чтобы эта часть переулка не стала затесненной и мрачной, архитекторам «Остоженки» пришлось отступить перед энергичной стеклянной массой.
Офисное здание в Бутиковском переулке. Вид из Коробейникова переулка, со стороны Остоженки © АБ Остоженка

Они сделали это, обманув перспективу с помощью объемов и линий. Коротко говоря, линии верхней и нижней границ полосатых терракотовых экранов перед фасадами не параллельны земле. Они диагонально поднимаются от перекрестка, захватывая целый этаж, и получается, что выходящий к перекрестку угол здания ниже, а дальние углы «взлетают», похожие на  крылья бумажной бабочки или же на стилизованную треугольной галочкой меланхолическую улыбку.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Причем если по линии Бутиковского прием реализован линейно-декоративно: нижний контур полосатого экрана срезан по косой и до некоторой степени продолжает линейную игру, заложенную в объеме стеклянной «виллы», – то со стороны Коробейникова терракотовая стена отклоняется от красной линии, поворачивая градусов на двадцать влево. При этом цоколь остается на месте, два объема расходятся, как ступеньки винтовой лестницы или как полки подвижной этажерки на одном осевом стержне. Кроме того, двигаясь в глубину переулка, цоколь вырастает с одного до двух этажей, задирая свой острый «нос» вверх.
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

Если же мы посмотрим на здание со стороны реки, то отсюда оно покажется составленным из двух объемов, поставленных один поверх другого с диагональным сдвигом – терракотовый угол нависает над цоколем, игра линий превращается в полноценную стереометрическую композицию. Но характерно, что плоскость терракотовой решетки с этой точки зрения выглядит практически как непосредственное продолжение кирпичной стены старого корпуса банка, именно здесь сходство двух зданий особенно ощутимо. Впрочем, его не стоит преувеличивать: «штриховка» нового корпуса сложнее и прозрачнее, а линия его карниза продолжает перспективную игру, на этот раз – усиливая сокращение и делая переулок чуточку короче (визуально, разумеется).
Офисное здание в Бутиковском переулке © АБ Остоженка

В результате пространство Коробейникова переулка, скажем так, расслоилось: внизу продолжается диктат красной линии, а в верхней части оно пошло несколько левее. Между объемом стеклянной «виллы» и банка разыгрывается молчаливый диалог, один наступает, другой отступает, но делает это с не только с достоинством, но и с толком – попутно задавая новое для переулка направление развития пространства: чуть левее, чуть выше, – чем не лестница в небо? Во всяком случае, если идти по переулку не отрывая взгляда от этого здания, – проверено, крутой спуск мостовой покажется несколько неожиданным и как будто бы даже необоснованным. Захочется подпрыгнуть.

Есть у здания банка и еще одна особенность: оно не только внимательнейшим образом рефлексирует среду. Оно еще и отличается от окружающей застройки, причем довольно существенно. Во-первых, Бутиковский стало принято упрекать в том, что он стал «мертвым» переулком; там мало кто живет и по улице ходит преимущественно охрана. Архитекторы, прямо скажем, виноваты в этом меньше всего, но все же – среда получилась специфическая. Здание банка – напротив, по-настоящему живое, занятое работой и востребованное. Как рабочая лошадка среди праздной роскоши.

Во-вторых, и это уже пластическое отличие – здание противопоставляет себя соседним домам с их плотным респектабельным камнем и традиционным кирпичом; с их серьезной репрезентативной «сделанностью». В нем, в противовес соседям, присутствует качество незавершенности: вместо того, чтобы старательно и важно презентовать себя, оно смущенно уклоняется, закрывается, притворяется штриховым эскизом. Асимметричные прорехи разноразмерных «псевдо-окон» в редком  полотне ламелей похожи, с одной стороны, на рваный плащ, а с другой – на старомосковский штакетник. Отчего новый банк может – вполне неожиданно – показаться отзвуком той, старой, деревянной и «непостроенной», непафосной Остоженки, которой уже нет и по которой все так сильно скучают.


Мастерская:
АБ Остоженка
Проект:
Офисное здание в Бутиковском переулке, 9
Россия, Москва, Бутиковский переулок, вл. 9

Авторский коллектив:
Директор и руководитель авторского коллектива: Александр Скокан,
Главный архитектор проекта: Валерий Каняшин
Ведущий архитектор: Мария Дехтяр
Архитекторы-участники проекта: Мария Елизарова, Борис Елагин, Александра Скачкова
Главный инженер: проекта Алексей Конарев
Инженер-конструктор: Александр Квенцель

2008 – 2010

Заказчик: UniCredit Bank

Инженеры: ООО «Стройстиль ХХI век»
Генеральный подрядчик: ЗАО «Сетьстрой»
Технический заказчик: ЗАО «Сетьстрой»
Подрядчик по фасадам: НПО «Стеклострой»
Фасадные работы: НПО «Стеклострой»
Алюминиевая фасадная система: REYNAERS aluminium CW50SC
Терракотовые багеты: Terreal Terracotta
Внутренняя отделка: ООО «Гинт-М»

14 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.