Ворота в рай или Вверх по лестнице, ведущей вниз

На 6 сотках в историческом центре Москвы Сергей Скуратов спроектировал подземную виллу площадью 2500 кв.м., полную света, воздуха, зелени и никому не мешающих машиномест

Автор текста:
Наталья Тихомирова

09 Ноября 2007
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Вилла в Хилковом переулке
Россия, Москва, ул.Остоженка, д.33\7, строение 3

Авторский коллектив:
Скуратов С.А. – руководитель авторского коллектива, Горожанкин Андрей – ГАП, Ильин Иван, Горожанкина Мария

2007

Заказчик – ООО «Проектное Бюро»

Этот удивительный дом похож на элегантную оранжерею в саду, случайно не тронутую строительной лихорадкой мегаполиса. Он задуман в старом центре Москвы, на полузадушенной строительством Остоженке. Крошечный участок, купленный заказчиком в Хилковом переулке, зажат между новым 6-этажным домом компании «Баркли» и автомобильной стоянкой на задах усадьбы Тургеневых. Участок легко можно было бы отнести к категории безнадежных, но получилось все наоборот – обилие трудностей стало мощным стимулом для  профессионализма девелопера и архитектора.

Еще недавно на этом месте находился двухэтажный хозяйственный флигель, испорченный бесконечными перестройками и полуразрушенный. Он не представлял собой архитектурной ценности, в отличие от центрального дома усадьбы Тургеневых – типичного особняка московского ампира. Здесь, в дальнем от центра конце Остоженки, осталось еще несколько домов русского классицизма, и поэтому здесь еще сохранился слабый намек на поленовский «московский дворик» – трогательный дворово-садовый дух московской городской усадьбы.

Именно контекст квартала, genius loci определил первые принципиальные параметры проекта: отказ от архитектурной экспансии вверх и вширь, создание жилого объекта с условием возвращения городу максимально возможного объема воздуха, травы и деревьев – тех безусловных городских ценностей, которые были свойственны старой одноэтажной застройке.  В общем, как шутит сам Скуратов, оставался один путь: «вверх по лестнице, ведущей вниз – в подземные резервы городского пространства».

Идею нельзя назвать совершенно новой. Сказки народов мира на все лады описывали невероятные подземные дворцы – от Лабиринта царя Миноса до роскошного кукольного театра в подземелье у папы Карло. Но волшебные подземные дворцы, созданные богатым литературным воображением прошлого, в современной архитектурной реальности как правило оборачиваются стандартным набором инфраструктурных служб, которые сравнительно легко «зарыть в землю»: это подвалы, склады, бойлерные, туннели, гаражи, в лучшем случае – винные погреба, кинозалы и бильярдные.
За примерами в буквальном смысле слова ходить недалеко: монументальные подвалы и подземные гаражи – под Храмом Христа Спасителя, под жилыми домами в Молочном и Бутиковском – стали рутинной строительной практикой.

Однако здесь, в новом проекте Сергея Скуратова, мы имеем дело с совершенно новой типологией городского жилого дома. Проект предлагает радикально новое решение не только внутреннего жилого пространства, но и всей системы взаимоотношений дома и города. Подземная часть виллы многократно превышает внешний объем. Практически вернув городу свободный и зеленый участок, она оставляет ему всего несколько принципиально важных жизненных функций – въезда и входа в дом, а также огромного, почти избыточного источника света и воздуха.
Внешний объем лишен и традиционных признаков дома – дверей, окон, глухих стен и крыш. Дверь заменяет плита со стержнем посередине. Плита вращается вокруг оси-стержня, открывая и закрывая въезд в гараж и вход в дом. Вся поверхность внешнего объема задумана состоящей из чередующихся пластин закаленного стекла и специально обработанного тонкого зеленоватого мрамора.

Таким образом, внешний павильон подземной виллы служит одновременно входом и световым фонарем. Каждая его плоскость пропускает дневной свет. Асимметрия скатов и граней кровли из редких, впервые используемых в Москве материалов, роднит все сооружение с произведением скульптора или ювелира. Сергей Скуратов так описывает тщательно спланированный эффект: «Днем снаружи зеленоватый цвет камня и стекла будет сливаться в сложную и непроницаемую для глаза поблескивающую фактуру. Благодаря общему зеленому оттенку, летом одноэтажный объем почти сольется с деревьями участка, зимой графика мраморных прожилок вступит в резонанс с рисунком черных древесных ветвей. А внутри преломленный дневной свет создаст атмосферу освещенного сада, как в картинах  французских импрессионистов».

Три подземных этажа спроектированы в тех же материалах и, главное, в той же «садово-загородной» стилистике, напрочь отвергающей любые подвальные ассоциации. Первый, вернее минус-первый этаж, ближе всего к дневному свету и поэтому жилой. Гостиная расположена в центре, потолок над ней прорезан и пропускает свет из входного объема верхнего дома-«фонаря». Во дворе, вровень с землей, задуманы еще три стеклянных плоскости – слева и справа от дома-«фонаря». Одна из них освещает детские комнаты, другая расположена над душевой и наконец, самое большое «окно в земле» предназначено для зимнего сада, задуманного во втором подземном ярусе. В первом этаже пола над садом нет, чтобы свет проходил беспрепятственно, и чтобы жильцы и гости могли любоваться на деревья с балкона гостиной.

         Минус-второй этаж целиком посвящен отдыху, спорту и развлечениям. С одной стороны здесь сад, с другой бассейн, сауны, солярии, фитнес и прочее. Они разделены стеклянной стеной – прозрачной, чтобы пропускать свет, но не пар из водной части в садовую, чтобы не вредить растениям. Стена бассейна сделана из того же полупрозрачного и подсвеченного изнутри камня. Таким образом, со стороны гостиной и бассейна возникает два двухсветных пространства: гостиной и зимнего сада, параллельных, но смещенных одно относительно другого по высоте и поэтому не слитых в одно, а как будто бы соприкасающихся и перетекающих одно в другое.
В обоих жилых ярусах продуманы асимметричные горизонтальные стеклянные «окна» в полах-потолках. Дневной свет, таким образом, постепенно растворяясь, проникает до второго яруса и выстраивается в подобия световых колодцев, передающих и распределяющих свет. От этого ярусы становятся проницаемыми, пространство – светлым, перетекающим и воздушным.
Третий этаж – технический, в нем, кроме систем жизнеобеспечения,  гараж на 8 машин, соединенный с поверхностью лифтом, и помещения для охраны.

Очевидно, что перед нами цельный и тщательно продуманный пример новой архитектурной типологии – большой и роскошной городской виллы, погруженной под землю в самом центре города. Вынужденное ли это решение? В определенном смысле, конечно, да. Сергей Скуратов отлично знает проблемы города: «В Москве сейчас трудно найти открытое пространство, свежий воздух и красивые виды. Сверху, с уровня пентхаусов открывается пестрая и отнюдь не гармоничная панорама мегаполиса. А на уровне травы и деревьев, к сожалению, уже почти нет ни воздуха, ни травы, ни деревьев.
Современный город вынуждает пересматривать традиционные подходы и решения. Думаю, что мы предложили городу не самый обычный, наверное, неожиданный, но взаимовыгодный и плодотворный обмен пространством». 

Сергей Скуратов  не в первый раз представляет на суд города смелые и новые архитектурные решения. Важно, что и этот проект – цельный, чистый и абсолютно выверенный, подкрепленный точными современными знаниями и решениями в области материалов и технологий. И, в конце концов, он совершенно точно соответствует представлениям Буратино, Пьеро и других великих поэтов и мечтателей: «Первое, что они увидели, когда пролезли в отверстие, - это расходящиеся лучи солнца. Они падали с потолка сквозь круглое окно…».

Вилла в Хилковом переулке. Проект
Ситуационный план
План с благоустройством
План на отметке 0000
Разрез 2-2
План на отметке -5 100
План на отметке -9 600
План на отметке 13 500


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Вилла в Хилковом переулке
Россия, Москва, ул.Остоженка, д.33\7, строение 3

Авторский коллектив:
Скуратов С.А. – руководитель авторского коллектива, Горожанкин Андрей – ГАП, Ильин Иван, Горожанкина Мария

2007

Заказчик – ООО «Проектное Бюро»

09 Ноября 2007

Автор текста:

Наталья Тихомирова
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.