Их везут на другом корабле

Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

09 Октября 2007
mainImg
Конкурс, проведенный этой осенью, был инициирован Управлением делами президента, а объявление результатов было приурочено к дню рождения Владимира Путина – высокий официальный уровень мероприятия совершенно очевиден и организаторы приложили усилия к тому, чтобы скандальная репутация прошлых питерских конкурсов не коснулась данного мероприятия. Однако то, что произошло с конкурсом в результате этих усилий, не менее странно и удивительно.

Прежде всего, вместо одного конкурса было проведено два, параллельно. Один закрытый среди западных архитекторов, второй – одновременно, отрытый, среди российских. Попросту это значит, иностранным «звездам» должны заплатить за конкурсный проект, а участие российских архитекторов в параллельном мероприятии на ту же тему – дело добровольное и денежную премию получат только победители. «Я считаю такую организацию нарушением всех принятых правил проведения конкурсов и грубым нарушением прав российских архитекторов» – сообщил один из членов жюри обоих конкурсов (открытого и закрытого), известный российский архитектор, профессор МАрхИ Евгений Асс в интервью корреспонденту Агентства архитектурных новостей. «Кроме того, иностранные участники закрытого конкурса имели возможность начать работу на 3 месяца раньше своих российских коллег». Похожую позицию, хотя и в более обтекаемых выражениях озвучил также и президент Московского союза архитекторов Виктор Логвинов на пресс-конференции, проведенной союзом 1 октября.

Действительно со стороны все выглядит более чем странно – архитекторов как будто бы поделили на «местных» и «не местных», причем последним оказали явное предпочтение, пригласив их на «серьезный конкурс», а для своих устроили еще один, то ли дополнительно, то ли – чтобы не обижались. Здесь сложно удержаться от замечания, что только у нас своих так низко ценят, еще со времен Левши да и с более ранних тоже.

У неискушенного в деталях стороннего наблюдателя может возникнуть множество вопросов – обычно люди привыкли думать, что архитектурные конкурсы проводят для того, чтобы выбрать победителя и поручить ему затем проектирование объекта. А зачем тогда второй конкурс?

И почему открытый российский конкурс был открыт для прессы и всех любопытствующих – на сайте организатора, комитета по архитектуре и градостроительству С.-Петербурга были опубликованы все условия и работы, принятые на конкурс – а иностранный проводился не то чтобы в тайне, но увидеть проекты, которые в нем участвовали, сложно даже сейчас. По информации, сообщенной в газете «КоммерсантЪ», в Кремле прошла совершенно закрытая выставка, на которую не пускали прессу.

И последний вопрос – почему же все-таки выбрали проект Риккардо Бофилла? Неискушенным любителям современной архитектуры известно, что именно увлечение бофилловским постмодернизмом стало основой для изрядно всем поднадоевшего «московского стиля», расцветшего в столице в 1990-е гг. Казалось бы, теперь у архитекторов могла возникнуть стойкая аллергия на работы этого мастера. Кроме того, выбор был достаточно велик – помимо Бофилла, в конкурсе участвовали Жан Нувель, Максимилиан Фуксас, Эрик ван Эгераат, Марио Ботта и Вольф Прикс.

Вероятно, выбор проекта Риккардо Бофилла это решение заказчиков, которые также участвовали в работе жюри – считает Евгений Асс: «…во время открытого обсуждения жюри среди профессиональных архитекторов никто не высказывал особенной симпатии проекту Бофилла, но он вполне мог приглянуться заказчикам по причине своей «дворцовой» помпезности, которой не наблюдалось у других проектов».

Голосование было закрытым, поэтому никто не может знать, кто и как голосовал, однако итоговой выбор может показаться несколько странным не только «изнутри», но и со стороны. Проект Риккардо Бофилла похож на гигантский стеклянный парник, украшенный редкостоящими подобиями столь же крупных дорических колонн. Колонны расставлены широко, между ними большие стеклянные плоскости, наверху – стеклянный же фронтон, приземистый и распластанный, как впрочем и все сооружение. Как будто бы внутри небольшого дорического храма произошел катаклизм и он начал расти и расползаться вширь, заполняя промежутки по-современному – стеклом. Это, вероятно, есть пример изысканной архитектурной иронии, предоставленной непосредственно одним из гуру постмодернизма – тут сложно судить. Но кажется очевидным, что, хотя этот проект, скорее всего, был единственным примером «историзма» на конкурсе, его сложно принять за контекстуальный, то есть щадящий историческое окружение, объект.

Второй, российский конкурс, как уже говорилось, оказался в большей степени открыт для публики и его оценить легче. С первого взгляда (если смотреть на то, что доступно для обозрения) кажется, что в буквальном смысле двойственный открыто-закрытый российско-иностранный конкурс на конгресс-центр в Стрельне представляет нам интересный пример того, как наши и иностранцы поменялись ролями. Среди «западных звезд» победил Бофилл, источник и составная часть российского постмодернизма. Он же, за неимением открытой выставки оказывается в глазах изумленных зрителей основным представителем этой (как ни крути, самой солидной) части конкурса.

А вот российские архитекторы – хотя им ничего не обещали, даже последующего участия в проектировании – принесли на конкурс очень современные проекты. Так и хочется сказать, что «наши ребята за ту же зарплату уже пятикратно выходят вперед».

Победителем открытого конкурса стала очень молодая, совсем недавно созданная мастерская Александра Купцова и Сергея Гикало. Конгресс-центр деликатно спрятан под травяным покровом искусственного холма высотой около 25 метров с небольшим водоемом в центре. В панораме стрельнинского ансамбля его почти что не видно – современная постройка сделана по принципам парковых павильонов XVIII века и в этом смысле очень логична в дворцовом парке.
zooming
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова

Это было бы исключительно тонкое и красивое решение, если бы правительственный конгресс-центр оказался именно таким. Во-первых, он практически не портит исторического ансамбля, а во-вторых – и экологическая и культурная идеология этого проекта не просто соответствует современным европейским веяниям, а даже как будто немного обгоняет их, во всяком случае, строительство официального здания по подобному замыслу, вероятно, могло бы очень позитивно повлиять на имидж страны. Это полная противоположность небоскребу-кукурузе, обруганному в российской и зарубежной прессе.
И уж без сомнения этот проект и тоньше и современнее, чем обошедший его по параллельной трассе проект Бофилла.

Два вторых места достались: московской мастерской Дмитрия Александрова, чей проект тоже очень природный – все кровли покрыты травой, поверхность участка активно осмыслена и используется для различных сооружений и ландшафтных форм, и питерскому коллективу (Николай Бодров, Максим Бойко, Владимир Меркушов) чей проект тоже очень зеленый и природный и состоит из ломаных прямых линий, уложенных в приближающиеся к кривым траектории.
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков (Москва) – 2 премия © архитекторы Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков (Москва) – 2 премия © архитекторы Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов (С.-Петербург) – 2 премия © архитекторы Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов (С.-Петербург) – 2 премия © архитекторы Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов

Среди пяти поощрительных премий – проект мастерской Михаила Хазанова, опять же парковый и зеленый, с эксплуатируемыми кровлями, но с более определенным – спирально-круглым объемом собственно конгресс-центра.
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен (Москва) © архитекторы Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен
zooming
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен (Москва) © архитекторы Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен

Приоритеты открытого российского конкурса, таким образом, достаточно очевидны – среди победителей оказались проекты, так или иначе касающиеся природной парковой темы. Их как будто бы подбирали по принципу нарастания природной парковости – чем ландшафтнее, тем выше награда. Итак, тема российских проектов – парк, и они подчинены историческому дворцовому ансамблю.

Не то – проект Риккардо Бофилла, он скорее наводит на мысли о том, что здесь хотят построить второй стрельнинский дворец, хотя на неискушенный взгляд любителя архитектуры все же ему будет сложно конкурировать с Микетти. Таким образом два конкурса отличаются не только разными правилами проведения, разной степенью открытости для прессы, но и результатами – диаметрально.

Интересно, что где-то во время объявления результатов устроители заявили о своем желании теперь объединить усилия победителей иностранного и российского конкурсов. Каким образом это произойдет – объявят отдельно, но уже сейчас очевидно, что сделать это будет очень и очень непросто.

09 Октября 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Дворцовый сценарий
Этот проект – не новый, ему уже больше двух лет, но он мало известен. А ведь если бы ему удалось реализоваться, то в Москве появился бы целый квартал, похожий на дом в Лёвшинском переулке, который теперь так любят показывать туристам…
Лютики-цветочки. Заседание Общественного совета при...
Прошедший вчера под председательством Владимира Ресина общественный совет показал себя необыкновенно лояльным – из восьми пунктов повестки не приняли всего лишь один – воссоздание усадьбы Салтыковой-Поливановой на Бронной. На изменении проекта настояли защитники наследия. Среди остальных особого внимания заслуживают два новых музейных здания: одно проектирует «Моспроект-4» на Рогожском валу для собрания ретро-автомобилей, другое – Дмитрий Александров для коллекции музыкальных инструментов на Солянке.
Детский сад: архитектурное решение
Весной этого года нескольких известных московских архитекторов пригласили поучаствовать в проектировании новых детских садов в центре столицы. Мастерская Дмитрия Александрова представляет три проекта, сделанных по этому заказу – на Новокузнецкой улице, в Котельниках и на Большой Грузинской. Планировочные находки в этих проектах похожи, а здания – разные
Трансформация жанра
Весной в Строгино было закончено строительство двух башен «Янтарного города» Дмитрия Александрова, возведение двух других идет полным ходом. Как выяснилось после завершения первой части строительства, дома обладают не только оригинальной внутренней структурой многоярусных атриумов, но и необычной по нашим временам очень материальной фактурой
По земле, воде и воздуху
Конкурсная концепция многофункционального комплекса на набережной Москвы-реки, что напротив Сити, в варианте, предложенном Дмитрием Александровым выглядит размышлением на тему «основных элементов»: он акцентирует воду в реке, приподнимает землю на кровлю зданий и манипулирует с пространством, увеличивая его вдвое
Образ Кремля
Многофункциональный комплекс на Ленинградском шоссе – это архитектурная концепция, сделанная мастерской Дмитрия Александрова в 2005 году, но оставшаяся, как это нередко бывает, в «подвешенном» состоянии – работу то ли продолжат, то не продолжат. Поэтому проект не публиковался, хотя, если вдуматься, в нем обнаруживается достаточно любопытное сочетание масштаба и лаконизма, отсылающее зрителя то ли к произведениям одного из лучших архитекторов модернизма брежневского времени Леонида Павлова, то ли к проектам знаменитого авангардиста Ивана Леонидова, то ли вообще к Леду
Бизнес-парк «Балтия»
Бюро «Александров и партнеры» разработало проект элитного бизнес-парка с офисами класса А и А+, который должен расположиться на 11 километре трассы «Балтия», совсем недалеко от Рублевского шоссе. Проект, учитывая высокий уровень комфорта, предполагает неплотную застройку с обширной зеленой зоной и каскадом прудов. Необходимый объем квадратных метров будет получен за счет введения в малоэтажную композицию двух высотных доминант – башен в 21 и 25 этажей
Бастион XXI века
Проект под названием «Зеленый бастион» получил вторую премию открытого конкурса на архитектурную идею конгресс-центра «Константиновский» в Стрельне. Его особенность – в том, что, стремясь деликатнее вписаться в окружение, архитекторы предложили сумму двух подходов – исторического и экологического
Конструктивная пара
Комплекс из двух домов в Тружениковом переулке обещает стать ярким и хорошо заметным акцентом в ряду пестрой и разновременной застройки на склоне перед Москва-рекой. Он по-своему, в формах несколько резковатых, но эффектных разыгрывает тему пары, инь и янь, мужского и женского начала – а некоторых своих жителей обещает обеспечить почти экстремальными видами на московские окрестности
Новый вариант музыкального музея
Проект музея музыкальных инструментов, о котором мы писали некоторое время назад, существенно изменился – он вырос на один этаж и стал более цельным, обогатившись букетом новых ассоциаций
Дом в Спасоналивковском
Закончена реконструкция дома в Спасоналивковском переулке, 18, стр.1, проект которой получил бронзовый диплом на "Зодчестве" в 2003 году
«Марфино»
Микрорайон, проектирование которого находится в стадии разработки идеи, расположится на северо-востоке Москвы за Ботаническим садом. Он состоит из блоков-кварталов с большими внутренними дворами, силуэт и фасады которых варьируются, делая застройку гигантского пространства в 25 га «более человечной». Корреспондент Агентства архитектурных новостей задал несколько вопросов архитекторам
В честь шестидесятых
Небольшой дом сочетает простоту архитектурного решения, навеянного модернизмом 60-х, и технологии, свойственные жилым небоскребам. Это позволит, вписав здание в миниатюрный участок, сохранить почти нетронутым существующий сквер, хорошо осветить квартиры и предоставить жильцам особенные возможности по части свободной планировки. Корреспондент ААН задал несколько вопросов авторам
Эксперимент и традиция
10 ноября Дмитрий Александров получил из рук Винки Дубблдам, главы американского бюро Archi-Tectonics и эксперта премии ARX awards награду за лучший экспериментальный проект. Мы решили разобраться в чем же состоит эксперимент, и задали несколько вопросов автору – в ответ возник образ очень примечательного проекта и очень приятного места
Московский дворик по-многоэтажному
На берегу Москва-реки в Строгино идет строительство элитного микрорайона «Янтарный город»: две из пяти башен выстроены больше чем наполовину – 18 этажей из тридцати. Монолитные каркасы возводимых зданий раскрывают взгляду свою «начинку», позволяя оценить архитектурные хитрости, заложенные в проекте
Тайны московского двора
Даже сейчас, когда здание на Большой Дмитровке 18\10 строение 2 еще закрыто строительной пленкой, можно заметить, что рядом со своими соседями оно выглядит изящной дамой миниатюрного сложения, одетой в розово-фиолетовое одеяние в псевдобарочном стиле
Музыка у Яузских ворот
Напротив высотного здания на Котельнической набережной, на месте окруженной стихийной растительностью стекляшки-пельменной  в начале Солянки будет построен новый музей. Частный музей музыкальных инструментов, в котором помимо выставок будут проходить концерты
Перфоратор
Дмитрий Александров построил административное здание на улице Большая Дмитровка, 16, стр. 2-2Б.
Пресса: Вещь недели: Городу повезло
Конгресс-центр, похожий на перевернутый стеклянный ящик, появится через четыре года в Стрельне неподалеку от Константиновского дворца
Пресса: Константиновский творец. Президентский конгресс-центр...
В Санкт-Петербурге вчера был дан старт очередному масштабному кремлевскому проекту "Звездный путь", в рамках которого управление делами президента при участии крупных российских инвесторов намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне конгресс-центр "Константиновский" стоимостью ?350 млн. Он будет построен по проекту испанского постмодерниста Рикардо Бофилла, победившего в закрытом международном конкурсе. Архитектурный подарок был заочно преподнесен Владимиру Путину к его 55-летию. Вместе с политическим и культурным бомондом его отметила в Константиновском дворце АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Пресса: Константиновский дворец оттеснят на периферию конгресс-центра
В понедельник в Санкт-Петербурге будет объявлен открытый конкурс на архитектурную идею конгресс-центра "Константиновский", который управление делами президента РФ намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне. Не имеющий международного статуса конкурс, вероятнее всего, окажется подготовкой к процедуре выбора проектировщика для очередного масштабного кремлевского проекта, финансировать который будут крупнейшие российские инвесторы. Рассказывает АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Пресса: Вещь недели: Городу повезло
Конгресс-центр, похожий на перевернутый стеклянный ящик, появится через четыре года в Стрельне неподалеку от Константиновского дворца
Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие
В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе
Пресса: Константиновский творец. Президентский конгресс-центр...
В Санкт-Петербурге вчера был дан старт очередному масштабному кремлевскому проекту "Звездный путь", в рамках которого управление делами президента при участии крупных российских инвесторов намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне конгресс-центр "Константиновский" стоимостью ?350 млн. Он будет построен по проекту испанского постмодерниста Рикардо Бофилла, победившего в закрытом международном конкурсе. Архитектурный подарок был заочно преподнесен Владимиру Путину к его 55-летию. Вместе с политическим и культурным бомондом его отметила в Константиновском дворце АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.