Их везут на другом корабле

Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

09 Октября 2007
mainImg
Конкурс, проведенный этой осенью, был инициирован Управлением делами президента, а объявление результатов было приурочено к дню рождения Владимира Путина – высокий официальный уровень мероприятия совершенно очевиден и организаторы приложили усилия к тому, чтобы скандальная репутация прошлых питерских конкурсов не коснулась данного мероприятия. Однако то, что произошло с конкурсом в результате этих усилий, не менее странно и удивительно.

Прежде всего, вместо одного конкурса было проведено два, параллельно. Один закрытый среди западных архитекторов, второй – одновременно, отрытый, среди российских. Попросту это значит, иностранным «звездам» должны заплатить за конкурсный проект, а участие российских архитекторов в параллельном мероприятии на ту же тему – дело добровольное и денежную премию получат только победители. «Я считаю такую организацию нарушением всех принятых правил проведения конкурсов и грубым нарушением прав российских архитекторов» – сообщил один из членов жюри обоих конкурсов (открытого и закрытого), известный российский архитектор, профессор МАрхИ Евгений Асс в интервью корреспонденту Агентства архитектурных новостей. «Кроме того, иностранные участники закрытого конкурса имели возможность начать работу на 3 месяца раньше своих российских коллег». Похожую позицию, хотя и в более обтекаемых выражениях озвучил также и президент Московского союза архитекторов Виктор Логвинов на пресс-конференции, проведенной союзом 1 октября.

Действительно со стороны все выглядит более чем странно – архитекторов как будто бы поделили на «местных» и «не местных», причем последним оказали явное предпочтение, пригласив их на «серьезный конкурс», а для своих устроили еще один, то ли дополнительно, то ли – чтобы не обижались. Здесь сложно удержаться от замечания, что только у нас своих так низко ценят, еще со времен Левши да и с более ранних тоже.

У неискушенного в деталях стороннего наблюдателя может возникнуть множество вопросов – обычно люди привыкли думать, что архитектурные конкурсы проводят для того, чтобы выбрать победителя и поручить ему затем проектирование объекта. А зачем тогда второй конкурс?

И почему открытый российский конкурс был открыт для прессы и всех любопытствующих – на сайте организатора, комитета по архитектуре и градостроительству С.-Петербурга были опубликованы все условия и работы, принятые на конкурс – а иностранный проводился не то чтобы в тайне, но увидеть проекты, которые в нем участвовали, сложно даже сейчас. По информации, сообщенной в газете «КоммерсантЪ», в Кремле прошла совершенно закрытая выставка, на которую не пускали прессу.

И последний вопрос – почему же все-таки выбрали проект Риккардо Бофилла? Неискушенным любителям современной архитектуры известно, что именно увлечение бофилловским постмодернизмом стало основой для изрядно всем поднадоевшего «московского стиля», расцветшего в столице в 1990-е гг. Казалось бы, теперь у архитекторов могла возникнуть стойкая аллергия на работы этого мастера. Кроме того, выбор был достаточно велик – помимо Бофилла, в конкурсе участвовали Жан Нувель, Максимилиан Фуксас, Эрик ван Эгераат, Марио Ботта и Вольф Прикс.

Вероятно, выбор проекта Риккардо Бофилла это решение заказчиков, которые также участвовали в работе жюри – считает Евгений Асс: «…во время открытого обсуждения жюри среди профессиональных архитекторов никто не высказывал особенной симпатии проекту Бофилла, но он вполне мог приглянуться заказчикам по причине своей «дворцовой» помпезности, которой не наблюдалось у других проектов».

Голосование было закрытым, поэтому никто не может знать, кто и как голосовал, однако итоговой выбор может показаться несколько странным не только «изнутри», но и со стороны. Проект Риккардо Бофилла похож на гигантский стеклянный парник, украшенный редкостоящими подобиями столь же крупных дорических колонн. Колонны расставлены широко, между ними большие стеклянные плоскости, наверху – стеклянный же фронтон, приземистый и распластанный, как впрочем и все сооружение. Как будто бы внутри небольшого дорического храма произошел катаклизм и он начал расти и расползаться вширь, заполняя промежутки по-современному – стеклом. Это, вероятно, есть пример изысканной архитектурной иронии, предоставленной непосредственно одним из гуру постмодернизма – тут сложно судить. Но кажется очевидным, что, хотя этот проект, скорее всего, был единственным примером «историзма» на конкурсе, его сложно принять за контекстуальный, то есть щадящий историческое окружение, объект.

Второй, российский конкурс, как уже говорилось, оказался в большей степени открыт для публики и его оценить легче. С первого взгляда (если смотреть на то, что доступно для обозрения) кажется, что в буквальном смысле двойственный открыто-закрытый российско-иностранный конкурс на конгресс-центр в Стрельне представляет нам интересный пример того, как наши и иностранцы поменялись ролями. Среди «западных звезд» победил Бофилл, источник и составная часть российского постмодернизма. Он же, за неимением открытой выставки оказывается в глазах изумленных зрителей основным представителем этой (как ни крути, самой солидной) части конкурса.

А вот российские архитекторы – хотя им ничего не обещали, даже последующего участия в проектировании – принесли на конкурс очень современные проекты. Так и хочется сказать, что «наши ребята за ту же зарплату уже пятикратно выходят вперед».

Победителем открытого конкурса стала очень молодая, совсем недавно созданная мастерская Александра Купцова и Сергея Гикало. Конгресс-центр деликатно спрятан под травяным покровом искусственного холма высотой около 25 метров с небольшим водоемом в центре. В панораме стрельнинского ансамбля его почти что не видно – современная постройка сделана по принципам парковых павильонов XVIII века и в этом смысле очень логична в дворцовом парке.
zooming
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова

Это было бы исключительно тонкое и красивое решение, если бы правительственный конгресс-центр оказался именно таким. Во-первых, он практически не портит исторического ансамбля, а во-вторых – и экологическая и культурная идеология этого проекта не просто соответствует современным европейским веяниям, а даже как будто немного обгоняет их, во всяком случае, строительство официального здания по подобному замыслу, вероятно, могло бы очень позитивно повлиять на имидж страны. Это полная противоположность небоскребу-кукурузе, обруганному в российской и зарубежной прессе.
И уж без сомнения этот проект и тоньше и современнее, чем обошедший его по параллельной трассе проект Бофилла.

Два вторых места достались: московской мастерской Дмитрия Александрова, чей проект тоже очень природный – все кровли покрыты травой, поверхность участка активно осмыслена и используется для различных сооружений и ландшафтных форм, и питерскому коллективу (Николай Бодров, Максим Бойко, Владимир Меркушов) чей проект тоже очень зеленый и природный и состоит из ломаных прямых линий, уложенных в приближающиеся к кривым траектории.
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков (Москва) – 2 премия © архитекторы Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков (Москва) – 2 премия © архитекторы Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов (С.-Петербург) – 2 премия © архитекторы Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов (С.-Петербург) – 2 премия © архитекторы Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов

Среди пяти поощрительных премий – проект мастерской Михаила Хазанова, опять же парковый и зеленый, с эксплуатируемыми кровлями, но с более определенным – спирально-круглым объемом собственно конгресс-центра.
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен (Москва) © архитекторы Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен
zooming
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен (Москва) © архитекторы Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен

Приоритеты открытого российского конкурса, таким образом, достаточно очевидны – среди победителей оказались проекты, так или иначе касающиеся природной парковой темы. Их как будто бы подбирали по принципу нарастания природной парковости – чем ландшафтнее, тем выше награда. Итак, тема российских проектов – парк, и они подчинены историческому дворцовому ансамблю.

Не то – проект Риккардо Бофилла, он скорее наводит на мысли о том, что здесь хотят построить второй стрельнинский дворец, хотя на неискушенный взгляд любителя архитектуры все же ему будет сложно конкурировать с Микетти. Таким образом два конкурса отличаются не только разными правилами проведения, разной степенью открытости для прессы, но и результатами – диаметрально.

Интересно, что где-то во время объявления результатов устроители заявили о своем желании теперь объединить усилия победителей иностранного и российского конкурсов. Каким образом это произойдет – объявят отдельно, но уже сейчас очевидно, что сделать это будет очень и очень непросто.

09 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Статьи по теме: Конгресс-центр в Стрельне

Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие
В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе
Их везут на другом корабле
Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».