Их везут на другом корабле

Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

09 Октября 2007
mainImg
Конкурс, проведенный этой осенью, был инициирован Управлением делами президента, а объявление результатов было приурочено к дню рождения Владимира Путина – высокий официальный уровень мероприятия совершенно очевиден и организаторы приложили усилия к тому, чтобы скандальная репутация прошлых питерских конкурсов не коснулась данного мероприятия. Однако то, что произошло с конкурсом в результате этих усилий, не менее странно и удивительно.

Прежде всего, вместо одного конкурса было проведено два, параллельно. Один закрытый среди западных архитекторов, второй – одновременно, отрытый, среди российских. Попросту это значит, иностранным «звездам» должны заплатить за конкурсный проект, а участие российских архитекторов в параллельном мероприятии на ту же тему – дело добровольное и денежную премию получат только победители. «Я считаю такую организацию нарушением всех принятых правил проведения конкурсов и грубым нарушением прав российских архитекторов» – сообщил один из членов жюри обоих конкурсов (открытого и закрытого), известный российский архитектор, профессор МАрхИ Евгений Асс в интервью корреспонденту Агентства архитектурных новостей. «Кроме того, иностранные участники закрытого конкурса имели возможность начать работу на 3 месяца раньше своих российских коллег». Похожую позицию, хотя и в более обтекаемых выражениях озвучил также и президент Московского союза архитекторов Виктор Логвинов на пресс-конференции, проведенной союзом 1 октября.

Действительно со стороны все выглядит более чем странно – архитекторов как будто бы поделили на «местных» и «не местных», причем последним оказали явное предпочтение, пригласив их на «серьезный конкурс», а для своих устроили еще один, то ли дополнительно, то ли – чтобы не обижались. Здесь сложно удержаться от замечания, что только у нас своих так низко ценят, еще со времен Левши да и с более ранних тоже.

У неискушенного в деталях стороннего наблюдателя может возникнуть множество вопросов – обычно люди привыкли думать, что архитектурные конкурсы проводят для того, чтобы выбрать победителя и поручить ему затем проектирование объекта. А зачем тогда второй конкурс?

И почему открытый российский конкурс был открыт для прессы и всех любопытствующих – на сайте организатора, комитета по архитектуре и градостроительству С.-Петербурга были опубликованы все условия и работы, принятые на конкурс – а иностранный проводился не то чтобы в тайне, но увидеть проекты, которые в нем участвовали, сложно даже сейчас. По информации, сообщенной в газете «КоммерсантЪ», в Кремле прошла совершенно закрытая выставка, на которую не пускали прессу.

И последний вопрос – почему же все-таки выбрали проект Риккардо Бофилла? Неискушенным любителям современной архитектуры известно, что именно увлечение бофилловским постмодернизмом стало основой для изрядно всем поднадоевшего «московского стиля», расцветшего в столице в 1990-е гг. Казалось бы, теперь у архитекторов могла возникнуть стойкая аллергия на работы этого мастера. Кроме того, выбор был достаточно велик – помимо Бофилла, в конкурсе участвовали Жан Нувель, Максимилиан Фуксас, Эрик ван Эгераат, Марио Ботта и Вольф Прикс.

Вероятно, выбор проекта Риккардо Бофилла это решение заказчиков, которые также участвовали в работе жюри – считает Евгений Асс: «…во время открытого обсуждения жюри среди профессиональных архитекторов никто не высказывал особенной симпатии проекту Бофилла, но он вполне мог приглянуться заказчикам по причине своей «дворцовой» помпезности, которой не наблюдалось у других проектов».

Голосование было закрытым, поэтому никто не может знать, кто и как голосовал, однако итоговой выбор может показаться несколько странным не только «изнутри», но и со стороны. Проект Риккардо Бофилла похож на гигантский стеклянный парник, украшенный редкостоящими подобиями столь же крупных дорических колонн. Колонны расставлены широко, между ними большие стеклянные плоскости, наверху – стеклянный же фронтон, приземистый и распластанный, как впрочем и все сооружение. Как будто бы внутри небольшого дорического храма произошел катаклизм и он начал расти и расползаться вширь, заполняя промежутки по-современному – стеклом. Это, вероятно, есть пример изысканной архитектурной иронии, предоставленной непосредственно одним из гуру постмодернизма – тут сложно судить. Но кажется очевидным, что, хотя этот проект, скорее всего, был единственным примером «историзма» на конкурсе, его сложно принять за контекстуальный, то есть щадящий историческое окружение, объект.

Второй, российский конкурс, как уже говорилось, оказался в большей степени открыт для публики и его оценить легче. С первого взгляда (если смотреть на то, что доступно для обозрения) кажется, что в буквальном смысле двойственный открыто-закрытый российско-иностранный конкурс на конгресс-центр в Стрельне представляет нам интересный пример того, как наши и иностранцы поменялись ролями. Среди «западных звезд» победил Бофилл, источник и составная часть российского постмодернизма. Он же, за неимением открытой выставки оказывается в глазах изумленных зрителей основным представителем этой (как ни крути, самой солидной) части конкурса.

А вот российские архитекторы – хотя им ничего не обещали, даже последующего участия в проектировании – принесли на конкурс очень современные проекты. Так и хочется сказать, что «наши ребята за ту же зарплату уже пятикратно выходят вперед».

Победителем открытого конкурса стала очень молодая, совсем недавно созданная мастерская Александра Купцова и Сергея Гикало. Конгресс-центр деликатно спрятан под травяным покровом искусственного холма высотой около 25 метров с небольшим водоемом в центре. В панораме стрельнинского ансамбля его почти что не видно – современная постройка сделана по принципам парковых павильонов XVIII века и в этом смысле очень логична в дворцовом парке.
zooming
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова (Москва) – 1 премия © архитекторы Александр Купцов, Сергей Гикало, Михаил Тюленев, Ольга Шапурова

Это было бы исключительно тонкое и красивое решение, если бы правительственный конгресс-центр оказался именно таким. Во-первых, он практически не портит исторического ансамбля, а во-вторых – и экологическая и культурная идеология этого проекта не просто соответствует современным европейским веяниям, а даже как будто немного обгоняет их, во всяком случае, строительство официального здания по подобному замыслу, вероятно, могло бы очень позитивно повлиять на имидж страны. Это полная противоположность небоскребу-кукурузе, обруганному в российской и зарубежной прессе.
И уж без сомнения этот проект и тоньше и современнее, чем обошедший его по параллельной трассе проект Бофилла.

Два вторых места достались: московской мастерской Дмитрия Александрова, чей проект тоже очень природный – все кровли покрыты травой, поверхность участка активно осмыслена и используется для различных сооружений и ландшафтных форм, и питерскому коллективу (Николай Бодров, Максим Бойко, Владимир Меркушов) чей проект тоже очень зеленый и природный и состоит из ломаных прямых линий, уложенных в приближающиеся к кривым траектории.
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков (Москва) – 2 премия © архитекторы Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков (Москва) – 2 премия © архитекторы Дмитрий Александров, Андрей Иванов, Кристина Каубрите, Петр Холковский, Евгений Раков
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов (С.-Петербург) – 2 премия © архитекторы Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов (С.-Петербург) – 2 премия © архитекторы Николай Бодров, Максим Бойко,Владимир Меркушов

Среди пяти поощрительных премий – проект мастерской Михаила Хазанова, опять же парковый и зеленый, с эксплуатируемыми кровлями, но с более определенным – спирально-круглым объемом собственно конгресс-центра.
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен (Москва) © архитекторы Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен
zooming
Конкурсный проект конгресс-центра в Стрельне. Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен (Москва) © архитекторы Михаил Хазанов, Антон Нагавицын, Ольга Рачковская, Александр Маркин, Виктория Классен

Приоритеты открытого российского конкурса, таким образом, достаточно очевидны – среди победителей оказались проекты, так или иначе касающиеся природной парковой темы. Их как будто бы подбирали по принципу нарастания природной парковости – чем ландшафтнее, тем выше награда. Итак, тема российских проектов – парк, и они подчинены историческому дворцовому ансамблю.

Не то – проект Риккардо Бофилла, он скорее наводит на мысли о том, что здесь хотят построить второй стрельнинский дворец, хотя на неискушенный взгляд любителя архитектуры все же ему будет сложно конкурировать с Микетти. Таким образом два конкурса отличаются не только разными правилами проведения, разной степенью открытости для прессы, но и результатами – диаметрально.

Интересно, что где-то во время объявления результатов устроители заявили о своем желании теперь объединить усилия победителей иностранного и российского конкурсов. Каким образом это произойдет – объявят отдельно, но уже сейчас очевидно, что сделать это будет очень и очень непросто.

09 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Пресса: Вещь недели: Городу повезло
Конгресс-центр, похожий на перевернутый стеклянный ящик, появится через четыре года в Стрельне неподалеку от Константиновского дворца
Пресса: Константиновский творец. Президентский конгресс-центр...
В Санкт-Петербурге вчера был дан старт очередному масштабному кремлевскому проекту "Звездный путь", в рамках которого управление делами президента при участии крупных российских инвесторов намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне конгресс-центр "Константиновский" стоимостью ?350 млн. Он будет построен по проекту испанского постмодерниста Рикардо Бофилла, победившего в закрытом международном конкурсе. Архитектурный подарок был заочно преподнесен Владимиру Путину к его 55-летию. Вместе с политическим и культурным бомондом его отметила в Константиновском дворце АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Пресса: Константиновский дворец оттеснят на периферию конгресс-центра
В понедельник в Санкт-Петербурге будет объявлен открытый конкурс на архитектурную идею конгресс-центра "Константиновский", который управление делами президента РФ намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне. Не имеющий международного статуса конкурс, вероятнее всего, окажется подготовкой к процедуре выбора проектировщика для очередного масштабного кремлевского проекта, финансировать который будут крупнейшие российские инвесторы. Рассказывает АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Пресса: Вещь недели: Городу повезло
Конгресс-центр, похожий на перевернутый стеклянный ящик, появится через четыре года в Стрельне неподалеку от Константиновского дворца
Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие
В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе
Пресса: Константиновский творец. Президентский конгресс-центр...
В Санкт-Петербурге вчера был дан старт очередному масштабному кремлевскому проекту "Звездный путь", в рамках которого управление делами президента при участии крупных российских инвесторов намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне конгресс-центр "Константиновский" стоимостью ?350 млн. Он будет построен по проекту испанского постмодерниста Рикардо Бофилла, победившего в закрытом международном конкурсе. Архитектурный подарок был заочно преподнесен Владимиру Путину к его 55-летию. Вместе с политическим и культурным бомондом его отметила в Константиновском дворце АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необхомости вернуть понятие эксизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии, использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.