Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие

В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе

mainImg

Недавно завершившийся конкурс на конгресс-центр в Стрельне – наверное, самый солидный из всех международных конкурсов последних лет, проводившихся в Петербурге. Его уровень очень высок, заказчиком выступает Управление делами президента, поэтому неудивительно, что для участия в этом важном конкурсе пригласили иностранных «звезд» первой величины, каждый из которых представил по-своему замечательный, выполненный на европейском уровне вариант архитектурного решения конгресс-центра.

zooming
Рикардо Бофилл, победитель конкурса
zooming
Coop Himmelb(l)au

Уровень – именно европейский, на что указывает подбор приглашенных архитекторов. Все – первой величины, все европейцы: австриец, швейцарец, голландец, итальянец, француз и испанец. Нет англичан и американцев. Также нет и россиян – но эту тему мы уже затрагивали.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Кроме того интересно, что все проекты, состоят как будто бы из нескольких частей – а именно, различаются не только формами, но и идеями, которые авторы считают первостепенными. Идеи и позиции архитекторов очень разные, и столь же разнообразна авторская риторика объяснения проектов.

Австрийская мастерская «Кооп Химмельб(л)ау» (сейчас изменившая название на Coop Himmelb(l)au, Prix, Dreibholz & Partner) сосредоточилась на профессиональной мотивации, не прибегая к дополнительным аргументам. Они серьезнее всех отнеслись к главному содержимому конгресс-центра – залу заседаний. Он может трансформироваться, превращаясь из конференц-зала с подобие ресторана для торжественных приемов и в сцену для театральных представлений. Сами по себе такие трансформации уже привычны для больших общественных зданий, однако очарование проекта Прикса – в сюжете, связанном с освещением.
Объем зала выше остального здания, а его округлый (почти овальный) потолок прорезан окнами разных обтекаемых конфигураций, близких к треугольнику – для того, чтобы обеспечить естественный свет. Тогда, когда он не нужен, окна закрываются акустическими панелями похожих форм, похожими на крупные чешуйки, вырезанные из потолка и временами возвращаемыми «на место». Эти же панели могут опускаться ниже и по ночам превращаться в светильники – все это складывается во что-то среднее между облаками и управляемым листопадом.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Снаружи здание Прикса должно напоминать о Венеции, оно окружено водой, а сильно наклоненные стеклянные фасады отражают ее же. Все вместе плавно, обтекаемо и деликатно, хотя общий абрис здания немного напоминает новую работу Прикса для Китая. Может быть, проекты рождались параллельно.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Проект швейцарца Марио Ботта представляет собой характерную для архитектора композицию из простых геометрических форм. Правда, их стены состоят из довольно-таки эфемерной, хотя скучноватой полупрозрачной сетки – благодаря чему внутренние пространства комплекса наполнены солнечным светом. Строгие параллелепипеды сложены в шесть одинаковых крупных гармошек и выстроены в строгую симметричную композицию, расположенную в окружении большого пруда сложной криволинейной формы и решенную в виде искусственных полуостровов на тонких перешейках. Воду Ботта активно использует – но не пытается поймать ее отражение, как Прикс, а наоборот, отражает свое здание в ее зеркале. Подходы на первый взгляд похожие, на самом деле – противоположные. 
Риторику, с помощью которой Ботта подает свой проект, надо признать наиболее, если так можно выразиться, гуманистически-либеральной. Дворец конгрессов для него – место встреч между людьми, сделанное для того, чтобы больше не было войн, там  царит мир и общение.

zooming
Марио Ботта

Голландский архитектор Эрик ван Эгераат постарался подчеркнуть тот факт, что он уже давно работает в России, правда, больше в Сибири (хотя теперь еще и в Казани). Он предлагает возвести близ Константиновского дворца сооружение органических форм, похожее на раскрывшуюся устрицу: его стеклянные стены покрыты сетью тонких вертикальных опор и завершены белым дископодобным перекрытием. Вокруг здания архитектор планирует устроить площадь: общественное пространство для гостей конгресс-центра. Проект Эгераата контрастен – белый и утонченно-биологический снаружи, он имеет внутри одну «изюминку» -  перегруженный пластикой кроваво-бордовый интерьер малого конференц-зала, больше всего напоминающий желудок сказочного кита. Однако архитектор считает его навеянным классическими прототипами – богатыми барочными интерьерами классического итальянского театра. Заметим, что, ссылаясь на барокко, архитектор контекстуальною прав – стоящий по соседству памятник, Константиновский дворец, построен именно в этом стиле.

Марио Ботта

Этой же барочной темой воспользовался Массимилиано Фуксас, один из самых заслуженных архитекторов современной Италии, который, вероятно подстраховавшись, представил на конкурс сразу два варианта проекта. Один из них представляет из себя прямоугольный чехол – «крытую площадь», внутри которой расставлены разные изогнутые «барочные» объемы, каждый со своей функцией. Другой проект использует близкую сердцу итальянца, попавшего в Петербург (Фуксас все время вспоминает своих сородичей XVIII века) тему ужасного холода, сковавшего все вокруг льдом. Искусственный водоем (он также встречается у Прикса и Ботта) здесь изображается ледяным, а здание похоже на вмерзшего в лед кита. Внутри заключены бетонные органические формы отдельных залов конгресс-центра; в целом, это решение напоминает проект Фуксаса для конференц-центра римского района EUR.

Марио Ботта

Французская «звезда» мировой архитектуры, Жан Нувель сосредоточился на теме регулярного парка – национальной гордости французских архитекторов. Это не просто красивый ход, он прекрасно обоснован средой, даже лучше, чем все «барочные» намеки других участников – потому что рядом находится Нижний парк Константиновского дворца, настоящий (восстановленный) французский парк XVIII века.

zooming
Эрик ван Эгераат

Нувель достаточно радикален – продолжая тему парижского музея Востока, он предложил превратить конгресс-центр в своего рода сад скульптур, собранных под одной крышей. Вместо классических статуй в выделенной под строительство зоне ансамбля будут расставлены оригинальные пластические объемы главного и малого конференц-залов, бизнес-клуба и пресс-центра – очень ярких цветов и причудливых конфигураций. Вместе их объединит застекленный прямоугольный блок собственно конгресс-центра – он будет напоминать выставочный павильон или ангар, и играть роль фойе – пространства для отдыха и общения, при этом не теряя свою прямую связь с парком. На крыше должен был расположиться «висячий сад» - но интереснее всего Нувель обошелся с водой – по наружным стенам с крыши-террасы должны были ниспадать струи воды, искусственные водопады. Красивый замысел Жана Нувеля в общих чертах похож на первое из описанных предложений М. Фуксаса (хотя нувелевский вариант идейно сложнее и ярче) – уж не это ли сходство заставило итальянского архитектора сделать второй вариант?

zooming
Эрик ван Эгераат

Гибрид парника с периптером, предложенный Риккардо Бофиллом и победивший в конкурсе, все уже видели. Заметим, что в 1970-е Бофилл, обставлявший парижские пригороды подобиями колонн, прославился как едва ли не «главный постмодернист» и имел много последователей и поклонников. Однако в последние годы его имя не так уж часто фигурирует в международных новостях. И еще – то, что сейчас проектирует мастерская Риккардо Бофилла, вовсе не так «классично», как постмодернистские опыты 30-летней давности. Самый новый из его крупных проектов, международный аэропорт в Барселоне, хотя и симметричен, может похвастаться вполне себе обтекаемыми формами. Значит, известный испанский архитектор хотя и не отдался целиком новейшим дигитальным тенденциям, но все же позволил себе испытать некоторое влияние, может, искренне, а может, чтобы остаться в русле новых веяний, что тоже актуально, но факт остается фактом – Бофилл 2007 года уже совсем иной. В Испании.

zooming
Эрик ван Эгераат

Однако для конкурса на конгресс-центр в Стрельне архитектор решил вспомнить период расцвета любимого течения. Теперь, правда, автор называет его архитектуру «классической», о постмодернизме и речи нет. Хотя если посмотреть, то это, безусловно, он.
Перед нами еще одна бофилловская вариация на тему гигантского ордера, в данном случае – это большие дорические колонны, оформляющие  фасады распластанного по земле стеклянного блока. Блок совершенно квадратный в плане; его венчает крестообразный объем то ли мансарды, то ли чердака с треугольными фронтонами, а снаружи – очерчивает совершенный же круг окружающей вымостки; кроме всего, здание, прямо как дом Пятачка, находится в самой середине участка. Обычно столь простая геометрия сочетается с идеализированными пропорциями, а здесь – как будто бы ампирный особнячок ударили сверху молотком и его расплющило, а после этого он сильно вырос в ширину.

zooming
Эрик ван Эгераат

Но дело даже не в пропорциях, а в том, что в барселонском аэропорту Бофилл не стал использовать колонны, а для Стрельны выступил крайне постмодернистски; то есть перед нами воспоминания давно минувших дней. Почему? Можно предложить минимум две версии.
В XVI веке в Россию приезжали архитекторы итальянского Возрождения: они были прекрасно знакомы с новейшими на тот момент тенденциями европейской архитектуры, но в то же время имели представление о средневековой архитектуре. И видя здесь, в России, средневековье, они строили романику и готику вместо «чистого» Ренессанса, стараясь угодить заказчикам. А потом, уже в XVII веке, сюда приехали английские мастера тех же готических форм, у которых на родине как раз в этот момент начало развиваться строгое палладианство – предполагают, что они стали невостребованы и перебрались в Москву. Так и хочется предположить, что теперь именитый испанец, в свою очередь счел Россию самым правильным местом для «второго рождения» ушедшего в прошлое любимого стиля.

zooming
Эрик ван Эгераат

Еще интереснее риторика, которую Бофилл использовал для описания проекта. По его словам, «классическая архитектура нового дворца выражает собой силу, мощь и демократичность Российского государства». Получилось несколько двойственно, по-американски как-то – сразу мощь и демократичность. Но главное очевидно – Бофилл сделал ставку на государственную тему. И выиграл.

zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 1.
zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 1.
zooming
Массимилиано Фуксас
zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 2.
zooming
Жан Нувель
zooming
Жан Нувель
zooming
Жан Нувель
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
zooming
Рикардо Бофилл
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов


12 Октября 2007

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Конгресс-центр в Стрельне

Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие
В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе
Их везут на другом корабле
Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.