Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие

В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе

12 Октября 2007
mainImg
Архитектор:
Рикардо Бофилл
Марио Ботта
Жан Нувель
Массимилиано Фуксас
Эрик ван Эгераат
Проект:
Дворец Конгрессов
Россия, Санкт-Петербург

2007

Недавно завершившийся конкурс на конгресс-центр в Стрельне – наверное, самый солидный из всех международных конкурсов последних лет, проводившихся в Петербурге. Его уровень очень высок, заказчиком выступает Управление делами президента, поэтому неудивительно, что для участия в этом важном конкурсе пригласили иностранных «звезд» первой величины, каждый из которых представил по-своему замечательный, выполненный на европейском уровне вариант архитектурного решения конгресс-центра.

zooming
Рикардо Бофилл, победитель конкурса
zooming
Coop Himmelb(l)au

Уровень – именно европейский, на что указывает подбор приглашенных архитекторов. Все – первой величины, все европейцы: австриец, швейцарец, голландец, итальянец, француз и испанец. Нет англичан и американцев. Также нет и россиян – но эту тему мы уже затрагивали.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Кроме того интересно, что все проекты, состоят как будто бы из нескольких частей – а именно, различаются не только формами, но и идеями, которые авторы считают первостепенными. Идеи и позиции архитекторов очень разные, и столь же разнообразна авторская риторика объяснения проектов.

Австрийская мастерская «Кооп Химмельб(л)ау» (сейчас изменившая название на Coop Himmelb(l)au, Prix, Dreibholz & Partner) сосредоточилась на профессиональной мотивации, не прибегая к дополнительным аргументам. Они серьезнее всех отнеслись к главному содержимому конгресс-центра – залу заседаний. Он может трансформироваться, превращаясь из конференц-зала с подобие ресторана для торжественных приемов и в сцену для театральных представлений. Сами по себе такие трансформации уже привычны для больших общественных зданий, однако очарование проекта Прикса – в сюжете, связанном с освещением.
Объем зала выше остального здания, а его округлый (почти овальный) потолок прорезан окнами разных обтекаемых конфигураций, близких к треугольнику – для того, чтобы обеспечить естественный свет. Тогда, когда он не нужен, окна закрываются акустическими панелями похожих форм, похожими на крупные чешуйки, вырезанные из потолка и временами возвращаемыми «на место». Эти же панели могут опускаться ниже и по ночам превращаться в светильники – все это складывается во что-то среднее между облаками и управляемым листопадом.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Снаружи здание Прикса должно напоминать о Венеции, оно окружено водой, а сильно наклоненные стеклянные фасады отражают ее же. Все вместе плавно, обтекаемо и деликатно, хотя общий абрис здания немного напоминает новую работу Прикса для Китая. Может быть, проекты рождались параллельно.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Проект швейцарца Марио Ботта представляет собой характерную для архитектора композицию из простых геометрических форм. Правда, их стены состоят из довольно-таки эфемерной, хотя скучноватой полупрозрачной сетки – благодаря чему внутренние пространства комплекса наполнены солнечным светом. Строгие параллелепипеды сложены в шесть одинаковых крупных гармошек и выстроены в строгую симметричную композицию, расположенную в окружении большого пруда сложной криволинейной формы и решенную в виде искусственных полуостровов на тонких перешейках. Воду Ботта активно использует – но не пытается поймать ее отражение, как Прикс, а наоборот, отражает свое здание в ее зеркале. Подходы на первый взгляд похожие, на самом деле – противоположные. 
Риторику, с помощью которой Ботта подает свой проект, надо признать наиболее, если так можно выразиться, гуманистически-либеральной. Дворец конгрессов для него – место встреч между людьми, сделанное для того, чтобы больше не было войн, там  царит мир и общение.

zooming
Марио Ботта

Голландский архитектор Эрик ван Эгераат постарался подчеркнуть тот факт, что он уже давно работает в России, правда, больше в Сибири (хотя теперь еще и в Казани). Он предлагает возвести близ Константиновского дворца сооружение органических форм, похожее на раскрывшуюся устрицу: его стеклянные стены покрыты сетью тонких вертикальных опор и завершены белым дископодобным перекрытием. Вокруг здания архитектор планирует устроить площадь: общественное пространство для гостей конгресс-центра. Проект Эгераата контрастен – белый и утонченно-биологический снаружи, он имеет внутри одну «изюминку» -  перегруженный пластикой кроваво-бордовый интерьер малого конференц-зала, больше всего напоминающий желудок сказочного кита. Однако архитектор считает его навеянным классическими прототипами – богатыми барочными интерьерами классического итальянского театра. Заметим, что, ссылаясь на барокко, архитектор контекстуальною прав – стоящий по соседству памятник, Константиновский дворец, построен именно в этом стиле.

Марио Ботта

Этой же барочной темой воспользовался Массимилиано Фуксас, один из самых заслуженных архитекторов современной Италии, который, вероятно подстраховавшись, представил на конкурс сразу два варианта проекта. Один из них представляет из себя прямоугольный чехол – «крытую площадь», внутри которой расставлены разные изогнутые «барочные» объемы, каждый со своей функцией. Другой проект использует близкую сердцу итальянца, попавшего в Петербург (Фуксас все время вспоминает своих сородичей XVIII века) тему ужасного холода, сковавшего все вокруг льдом. Искусственный водоем (он также встречается у Прикса и Ботта) здесь изображается ледяным, а здание похоже на вмерзшего в лед кита. Внутри заключены бетонные органические формы отдельных залов конгресс-центра; в целом, это решение напоминает проект Фуксаса для конференц-центра римского района EUR.

Марио Ботта

Французская «звезда» мировой архитектуры, Жан Нувель сосредоточился на теме регулярного парка – национальной гордости французских архитекторов. Это не просто красивый ход, он прекрасно обоснован средой, даже лучше, чем все «барочные» намеки других участников – потому что рядом находится Нижний парк Константиновского дворца, настоящий (восстановленный) французский парк XVIII века.

zooming
Эрик ван Эгераат

Нувель достаточно радикален – продолжая тему парижского музея Востока, он предложил превратить конгресс-центр в своего рода сад скульптур, собранных под одной крышей. Вместо классических статуй в выделенной под строительство зоне ансамбля будут расставлены оригинальные пластические объемы главного и малого конференц-залов, бизнес-клуба и пресс-центра – очень ярких цветов и причудливых конфигураций. Вместе их объединит застекленный прямоугольный блок собственно конгресс-центра – он будет напоминать выставочный павильон или ангар, и играть роль фойе – пространства для отдыха и общения, при этом не теряя свою прямую связь с парком. На крыше должен был расположиться «висячий сад» - но интереснее всего Нувель обошелся с водой – по наружным стенам с крыши-террасы должны были ниспадать струи воды, искусственные водопады. Красивый замысел Жана Нувеля в общих чертах похож на первое из описанных предложений М. Фуксаса (хотя нувелевский вариант идейно сложнее и ярче) – уж не это ли сходство заставило итальянского архитектора сделать второй вариант?

zooming
Эрик ван Эгераат

Гибрид парника с периптером, предложенный Риккардо Бофиллом и победивший в конкурсе, все уже видели. Заметим, что в 1970-е Бофилл, обставлявший парижские пригороды подобиями колонн, прославился как едва ли не «главный постмодернист» и имел много последователей и поклонников. Однако в последние годы его имя не так уж часто фигурирует в международных новостях. И еще – то, что сейчас проектирует мастерская Риккардо Бофилла, вовсе не так «классично», как постмодернистские опыты 30-летней давности. Самый новый из его крупных проектов, международный аэропорт в Барселоне, хотя и симметричен, может похвастаться вполне себе обтекаемыми формами. Значит, известный испанский архитектор хотя и не отдался целиком новейшим дигитальным тенденциям, но все же позволил себе испытать некоторое влияние, может, искренне, а может, чтобы остаться в русле новых веяний, что тоже актуально, но факт остается фактом – Бофилл 2007 года уже совсем иной. В Испании.

zooming
Эрик ван Эгераат

Однако для конкурса на конгресс-центр в Стрельне архитектор решил вспомнить период расцвета любимого течения. Теперь, правда, автор называет его архитектуру «классической», о постмодернизме и речи нет. Хотя если посмотреть, то это, безусловно, он.
Перед нами еще одна бофилловская вариация на тему гигантского ордера, в данном случае – это большие дорические колонны, оформляющие  фасады распластанного по земле стеклянного блока. Блок совершенно квадратный в плане; его венчает крестообразный объем то ли мансарды, то ли чердака с треугольными фронтонами, а снаружи – очерчивает совершенный же круг окружающей вымостки; кроме всего, здание, прямо как дом Пятачка, находится в самой середине участка. Обычно столь простая геометрия сочетается с идеализированными пропорциями, а здесь – как будто бы ампирный особнячок ударили сверху молотком и его расплющило, а после этого он сильно вырос в ширину.

zooming
Эрик ван Эгераат

Но дело даже не в пропорциях, а в том, что в барселонском аэропорту Бофилл не стал использовать колонны, а для Стрельны выступил крайне постмодернистски; то есть перед нами воспоминания давно минувших дней. Почему? Можно предложить минимум две версии.
В XVI веке в Россию приезжали архитекторы итальянского Возрождения: они были прекрасно знакомы с новейшими на тот момент тенденциями европейской архитектуры, но в то же время имели представление о средневековой архитектуре. И видя здесь, в России, средневековье, они строили романику и готику вместо «чистого» Ренессанса, стараясь угодить заказчикам. А потом, уже в XVII веке, сюда приехали английские мастера тех же готических форм, у которых на родине как раз в этот момент начало развиваться строгое палладианство – предполагают, что они стали невостребованы и перебрались в Москву. Так и хочется предположить, что теперь именитый испанец, в свою очередь счел Россию самым правильным местом для «второго рождения» ушедшего в прошлое любимого стиля.

zooming
Эрик ван Эгераат

Еще интереснее риторика, которую Бофилл использовал для описания проекта. По его словам, «классическая архитектура нового дворца выражает собой силу, мощь и демократичность Российского государства». Получилось несколько двойственно, по-американски как-то – сразу мощь и демократичность. Но главное очевидно – Бофилл сделал ставку на государственную тему. И выиграл.

zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 1.
zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 1.
zooming
Массимилиано Фуксас
zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 2.
zooming
Жан Нувель
zooming
Жан Нувель
zooming
Жан Нувель
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
zooming
Рикардо Бофилл
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
Архитектор:
Рикардо Бофилл
Марио Ботта
Жан Нувель
Массимилиано Фуксас
Эрик ван Эгераат
Проект:
Дворец Конгрессов
Россия, Санкт-Петербург

2007

12 Октября 2007

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments
Пресса: Вещь недели: Городу повезло
Конгресс-центр, похожий на перевернутый стеклянный ящик, появится через четыре года в Стрельне неподалеку от Константиновского дворца
Их везут на другом корабле
Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов
Пресса: Константиновский творец. Президентский конгресс-центр...
В Санкт-Петербурге вчера был дан старт очередному масштабному кремлевскому проекту "Звездный путь", в рамках которого управление делами президента при участии крупных российских инвесторов намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне конгресс-центр "Константиновский" стоимостью ?350 млн. Он будет построен по проекту испанского постмодерниста Рикардо Бофилла, победившего в закрытом международном конкурсе. Архитектурный подарок был заочно преподнесен Владимиру Путину к его 55-летию. Вместе с политическим и культурным бомондом его отметила в Константиновском дворце АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.