Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие

В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе

12 Октября 2007
mainImg
Архитектор:
Рикардо Бофилл
Марио Ботта
Жан Нувель
Массимилиано Фуксас
Эрик ван Эгераат
Проект:
Дворец Конгрессов
Россия, Санкт-Петербург

2007

Недавно завершившийся конкурс на конгресс-центр в Стрельне – наверное, самый солидный из всех международных конкурсов последних лет, проводившихся в Петербурге. Его уровень очень высок, заказчиком выступает Управление делами президента, поэтому неудивительно, что для участия в этом важном конкурсе пригласили иностранных «звезд» первой величины, каждый из которых представил по-своему замечательный, выполненный на европейском уровне вариант архитектурного решения конгресс-центра.

zooming
Рикардо Бофилл, победитель конкурса
zooming
Coop Himmelb(l)au

Уровень – именно европейский, на что указывает подбор приглашенных архитекторов. Все – первой величины, все европейцы: австриец, швейцарец, голландец, итальянец, француз и испанец. Нет англичан и американцев. Также нет и россиян – но эту тему мы уже затрагивали.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Кроме того интересно, что все проекты, состоят как будто бы из нескольких частей – а именно, различаются не только формами, но и идеями, которые авторы считают первостепенными. Идеи и позиции архитекторов очень разные, и столь же разнообразна авторская риторика объяснения проектов.

Австрийская мастерская «Кооп Химмельб(л)ау» (сейчас изменившая название на Coop Himmelb(l)au, Prix, Dreibholz & Partner) сосредоточилась на профессиональной мотивации, не прибегая к дополнительным аргументам. Они серьезнее всех отнеслись к главному содержимому конгресс-центра – залу заседаний. Он может трансформироваться, превращаясь из конференц-зала с подобие ресторана для торжественных приемов и в сцену для театральных представлений. Сами по себе такие трансформации уже привычны для больших общественных зданий, однако очарование проекта Прикса – в сюжете, связанном с освещением.
Объем зала выше остального здания, а его округлый (почти овальный) потолок прорезан окнами разных обтекаемых конфигураций, близких к треугольнику – для того, чтобы обеспечить естественный свет. Тогда, когда он не нужен, окна закрываются акустическими панелями похожих форм, похожими на крупные чешуйки, вырезанные из потолка и временами возвращаемыми «на место». Эти же панели могут опускаться ниже и по ночам превращаться в светильники – все это складывается во что-то среднее между облаками и управляемым листопадом.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Снаружи здание Прикса должно напоминать о Венеции, оно окружено водой, а сильно наклоненные стеклянные фасады отражают ее же. Все вместе плавно, обтекаемо и деликатно, хотя общий абрис здания немного напоминает новую работу Прикса для Китая. Может быть, проекты рождались параллельно.

zooming
Coop Himmelb(l)au

Проект швейцарца Марио Ботта представляет собой характерную для архитектора композицию из простых геометрических форм. Правда, их стены состоят из довольно-таки эфемерной, хотя скучноватой полупрозрачной сетки – благодаря чему внутренние пространства комплекса наполнены солнечным светом. Строгие параллелепипеды сложены в шесть одинаковых крупных гармошек и выстроены в строгую симметричную композицию, расположенную в окружении большого пруда сложной криволинейной формы и решенную в виде искусственных полуостровов на тонких перешейках. Воду Ботта активно использует – но не пытается поймать ее отражение, как Прикс, а наоборот, отражает свое здание в ее зеркале. Подходы на первый взгляд похожие, на самом деле – противоположные. 
Риторику, с помощью которой Ботта подает свой проект, надо признать наиболее, если так можно выразиться, гуманистически-либеральной. Дворец конгрессов для него – место встреч между людьми, сделанное для того, чтобы больше не было войн, там  царит мир и общение.

zooming
Марио Ботта

Голландский архитектор Эрик ван Эгераат постарался подчеркнуть тот факт, что он уже давно работает в России, правда, больше в Сибири (хотя теперь еще и в Казани). Он предлагает возвести близ Константиновского дворца сооружение органических форм, похожее на раскрывшуюся устрицу: его стеклянные стены покрыты сетью тонких вертикальных опор и завершены белым дископодобным перекрытием. Вокруг здания архитектор планирует устроить площадь: общественное пространство для гостей конгресс-центра. Проект Эгераата контрастен – белый и утонченно-биологический снаружи, он имеет внутри одну «изюминку» -  перегруженный пластикой кроваво-бордовый интерьер малого конференц-зала, больше всего напоминающий желудок сказочного кита. Однако архитектор считает его навеянным классическими прототипами – богатыми барочными интерьерами классического итальянского театра. Заметим, что, ссылаясь на барокко, архитектор контекстуальною прав – стоящий по соседству памятник, Константиновский дворец, построен именно в этом стиле.

Марио Ботта

Этой же барочной темой воспользовался Массимилиано Фуксас, один из самых заслуженных архитекторов современной Италии, который, вероятно подстраховавшись, представил на конкурс сразу два варианта проекта. Один из них представляет из себя прямоугольный чехол – «крытую площадь», внутри которой расставлены разные изогнутые «барочные» объемы, каждый со своей функцией. Другой проект использует близкую сердцу итальянца, попавшего в Петербург (Фуксас все время вспоминает своих сородичей XVIII века) тему ужасного холода, сковавшего все вокруг льдом. Искусственный водоем (он также встречается у Прикса и Ботта) здесь изображается ледяным, а здание похоже на вмерзшего в лед кита. Внутри заключены бетонные органические формы отдельных залов конгресс-центра; в целом, это решение напоминает проект Фуксаса для конференц-центра римского района EUR.

Марио Ботта

Французская «звезда» мировой архитектуры, Жан Нувель сосредоточился на теме регулярного парка – национальной гордости французских архитекторов. Это не просто красивый ход, он прекрасно обоснован средой, даже лучше, чем все «барочные» намеки других участников – потому что рядом находится Нижний парк Константиновского дворца, настоящий (восстановленный) французский парк XVIII века.

zooming
Эрик ван Эгераат

Нувель достаточно радикален – продолжая тему парижского музея Востока, он предложил превратить конгресс-центр в своего рода сад скульптур, собранных под одной крышей. Вместо классических статуй в выделенной под строительство зоне ансамбля будут расставлены оригинальные пластические объемы главного и малого конференц-залов, бизнес-клуба и пресс-центра – очень ярких цветов и причудливых конфигураций. Вместе их объединит застекленный прямоугольный блок собственно конгресс-центра – он будет напоминать выставочный павильон или ангар, и играть роль фойе – пространства для отдыха и общения, при этом не теряя свою прямую связь с парком. На крыше должен был расположиться «висячий сад» - но интереснее всего Нувель обошелся с водой – по наружным стенам с крыши-террасы должны были ниспадать струи воды, искусственные водопады. Красивый замысел Жана Нувеля в общих чертах похож на первое из описанных предложений М. Фуксаса (хотя нувелевский вариант идейно сложнее и ярче) – уж не это ли сходство заставило итальянского архитектора сделать второй вариант?

zooming
Эрик ван Эгераат

Гибрид парника с периптером, предложенный Риккардо Бофиллом и победивший в конкурсе, все уже видели. Заметим, что в 1970-е Бофилл, обставлявший парижские пригороды подобиями колонн, прославился как едва ли не «главный постмодернист» и имел много последователей и поклонников. Однако в последние годы его имя не так уж часто фигурирует в международных новостях. И еще – то, что сейчас проектирует мастерская Риккардо Бофилла, вовсе не так «классично», как постмодернистские опыты 30-летней давности. Самый новый из его крупных проектов, международный аэропорт в Барселоне, хотя и симметричен, может похвастаться вполне себе обтекаемыми формами. Значит, известный испанский архитектор хотя и не отдался целиком новейшим дигитальным тенденциям, но все же позволил себе испытать некоторое влияние, может, искренне, а может, чтобы остаться в русле новых веяний, что тоже актуально, но факт остается фактом – Бофилл 2007 года уже совсем иной. В Испании.

zooming
Эрик ван Эгераат

Однако для конкурса на конгресс-центр в Стрельне архитектор решил вспомнить период расцвета любимого течения. Теперь, правда, автор называет его архитектуру «классической», о постмодернизме и речи нет. Хотя если посмотреть, то это, безусловно, он.
Перед нами еще одна бофилловская вариация на тему гигантского ордера, в данном случае – это большие дорические колонны, оформляющие  фасады распластанного по земле стеклянного блока. Блок совершенно квадратный в плане; его венчает крестообразный объем то ли мансарды, то ли чердака с треугольными фронтонами, а снаружи – очерчивает совершенный же круг окружающей вымостки; кроме всего, здание, прямо как дом Пятачка, находится в самой середине участка. Обычно столь простая геометрия сочетается с идеализированными пропорциями, а здесь – как будто бы ампирный особнячок ударили сверху молотком и его расплющило, а после этого он сильно вырос в ширину.

zooming
Эрик ван Эгераат

Но дело даже не в пропорциях, а в том, что в барселонском аэропорту Бофилл не стал использовать колонны, а для Стрельны выступил крайне постмодернистски; то есть перед нами воспоминания давно минувших дней. Почему? Можно предложить минимум две версии.
В XVI веке в Россию приезжали архитекторы итальянского Возрождения: они были прекрасно знакомы с новейшими на тот момент тенденциями европейской архитектуры, но в то же время имели представление о средневековой архитектуре. И видя здесь, в России, средневековье, они строили романику и готику вместо «чистого» Ренессанса, стараясь угодить заказчикам. А потом, уже в XVII веке, сюда приехали английские мастера тех же готических форм, у которых на родине как раз в этот момент начало развиваться строгое палладианство – предполагают, что они стали невостребованы и перебрались в Москву. Так и хочется предположить, что теперь именитый испанец, в свою очередь счел Россию самым правильным местом для «второго рождения» ушедшего в прошлое любимого стиля.

zooming
Эрик ван Эгераат

Еще интереснее риторика, которую Бофилл использовал для описания проекта. По его словам, «классическая архитектура нового дворца выражает собой силу, мощь и демократичность Российского государства». Получилось несколько двойственно, по-американски как-то – сразу мощь и демократичность. Но главное очевидно – Бофилл сделал ставку на государственную тему. И выиграл.

zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 1.
zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 1.
zooming
Массимилиано Фуксас
zooming
Массимилиано Фуксас. Вариант 2.
zooming
Жан Нувель
zooming
Жан Нувель
zooming
Жан Нувель
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
zooming
Рикардо Бофилл
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов
zooming
Рикардо Бофилл. Дворец конгрессов


Архитектор:
Рикардо Бофилл
Марио Ботта
Жан Нувель
Массимилиано Фуксас
Эрик ван Эгераат
Проект:
Дворец Конгрессов
Россия, Санкт-Петербург

2007

12 Октября 2007

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments
Пресса: Вещь недели: Городу повезло
Конгресс-центр, похожий на перевернутый стеклянный ящик, появится через четыре года в Стрельне неподалеку от Константиновского дворца
Их везут на другом корабле
Конкурс на архитектурную идею здания конгресс-центра в Стрельне проводился параллельно среди западных и российских архитекторов. Член жюри обоих конкурсов Евгений Асс считает это грубым нарушением правил проведения архитектурных конкурсов и нарушением прав российских архитекторов
Пресса: Константиновский творец. Президентский конгресс-центр...
В Санкт-Петербурге вчера был дан старт очередному масштабному кремлевскому проекту "Звездный путь", в рамках которого управление делами президента при участии крупных российских инвесторов намерено возвести рядом с морской резиденцией президента "Дворец конгрессов" в Стрельне конгресс-центр "Константиновский" стоимостью ?350 млн. Он будет построен по проекту испанского постмодерниста Рикардо Бофилла, победившего в закрытом международном конкурсе. Архитектурный подарок был заочно преподнесен Владимиру Путину к его 55-летию. Вместе с политическим и культурным бомондом его отметила в Константиновском дворце АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».