English version

Связанные одной кладкой

Закрытый архитектурный конкурс на проект жилого комплекса на Болотной набережной в начале этого года объявила компания «ГУТА-Девелопмент». Одним из его участников стала мастерская «Сергей Скуратов Architects».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

14 Марта 2011
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной
Россия, Москва, Болотная набережная, вл.16, 17

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: С.Скуратов. Главный архитектор проекта: В.Обвинцев. Архитекторы: А.Барклянский, Н.Асадов, К.Харитонова, Е.Шалимова

2011
Предметом конкурсного проектирования стали участки 16 E и 17 F, расположенные на месте бывшего холодильного цеха «Красного октября». Это последнее перед Патриаршим мостом здание, ориентированное вдоль набережной. По замыслу девелоперов, на его месте должны появиться жилые дома, объединенные внутренним двором и общей инфраструктурой. При этом градостроительная концепция развития всей территории фабрики (разработана в начале 2000-х годов «Моспроектом-2») предусматривает превращение Болотной набережной в полностью пешеходную зону: для подъезда к будущему жилому комплексу параллельно ей пробивается новый проезд. Жесткие ограничения проектируемые здания также имеют по высоте, форме кровель и материалу.

«Ситуацию, в которой оказались участники конкурса, простой не назовешь, – говорит архитектор Сергей Скуратов. – Работу над проектом затрудняли не столько имеющиеся ограничения, которые как раз естественны и ожидаемы в историческом центре, сколько абсолютная неясность с тем, что будет построено на соседних участках. Как известно, многие из них уже закреплены за известными иностранными и российскими архитекторами, однако ни одного утвержденного проекта пока не существует, поэтому фактически мы работали «вслепую». Лично для меня в этой ситуации самым естественным стало решение отталкиваться от стилистики и образа самой фабрики».

В плане жилой комплекс имеет форму трапеции, узкий «створ» которой обращен к Патриаршему мосту. Перед ним Болотная набережная из проезжей части превращается в пешеходную, поэтому заезд в новый комплекс Сергей Скуратов предложил организовать именно с этой стороны. В подземную парковку ведет двухпутная рампа, а сам въезд оформлен ярко-алым порталом. «Попа макаки», – в шутку называет его архитектор, но тут же спохватывается и дает менее метафоричное, но куда более корректное определение: «красный въезд в чрево «Красного октября». И поясняет: под воздействием мощного автомобильного потока узкий фасад не может не деформироваться – в архитектуре здания это отражено в виде символической вмятины во всю высоту дома.

На -1 этаже Сергей Скуратов проектирует кладовые для всех квартир, а также подземную улицу с двусторонним движением, предназначенную для загрузки комплекса. На -2 и -3 этажах расположены парковки, которые в перспективе предполагается объединить с подземными паркингами соседних жилых комплексов. Под землю архитектор также предложил спрятать трансформаторную подстанцию и мусорокамеру, поскольку размеры участка не позволяют разместить их рядом с проектируемыми зданиями.

Как уже говорилось, жилой комплекс состоит из двух корпусов, разделенных сквером. Тот, что расположен ближе к Патриаршему мосту, то есть в узкой части трапеции, вытянулся вдоль набережной на 60 с лишним метров, второй фиксирует собой угол Болотной и Берсеневского переулка и в плане имеет почти квадратную форму. Помимо общей подземной части, корпуса соединены пешеходной галереей – со стороны Проектируемого проезда, к которому обращены входные группы обоих зданий, она подчеркнута узкой горизонтальной прорезью в глухом кирпичном заборе.

Кирпич, любимый материал архитектора Скуратова, – еще одно связующее звено для двух этих зданий. И, конечно, для их облицовки автор выбрал кирпич темно-красного цвета, который исконно воспринимается синонимом «Красного октября». Лишь для двух боковых фасадов, обращенных во внутренний двор, сделано исключение: торец длинного корпуса облицован зеркальным стеклом, а его визави – стеклом обычным, но за прозрачной ширмой спрятано дерево янтарного оттенка. Использование зеркала не только визуально раздвигает границы сквера, но и позволяет обеспечить его дополнительным солнечным светом, так как отражающая поверхность обращена на юг.

Одним из пунктов технического задания была разная форма кровель жилых корпусов. Длинный надлежало накрыть кровлей скатной, а квадратный – плоской, однако Скуратов не был бы собой, если бы не использовал это требование для создания сложной и насыщенной пластики, придающей архитектуре комплекса яркий и узнаваемый характер. «Съехавшая» в сторону Проектируемого проезда скатная кровля длинного корпуса роднит это здание со знаменитым жилым домом в Тессинском переулке. Но если там архитектор на этом и останавливался, то здесь сдвиг крыши одного корпуса влечет за собой кардинальное переосмысление формы крыши второго. Прежде всего, он сохраняет заданный длинным домом уклон кровли, но поскольку второй корпус имеет более жесткие ограничения по высоте, она подрезается под совсем другим углом: скат идет вниз, но неожиданно заворачивает и движение вниз продолжает уже обратным ходом. На архитектуре этот динамичный «загиб» сказался самым непосредственным образом: к пересечению набережной и Берсеневского переулка комплекс обращен скругленным наклонным фасадом – эдакий нос корабля, роль палуб которого играют возникшие за счет наклона стены дополнительные балконы.

С одной стороны, таким образом соблюдены формальные требования: с Якиманской набережной «короткий» корпус кажется накрытым плоской кровлей, а с другой, Скуратов не просто визуально объединяет два здания, но трактует их как части целого, искусственно разъединенные. «Рваная» кладка торцов недвусмысленно намекает на имевший место разрыв, а взаимное притяжение «половин» подчеркивает сложный ритм пилонов, которые разбегаются от центра композиции и выстраиваются подчеркнуто регулярно по мере приближения к боковым фасадам. При этом низкий первый этаж, где размещены входные вестибюли, кафе и детский сад, решен как практически крепостная стена с редкими окнами, а пять жилых этажей имеют нарочито укрупненный масштаб. Сергей Скуратов объясняет: дробить плоскость фасада горизонтальными членениями он не стал для того, чтобы комплекс соответствовал масштабу исконной застройки «Красного октября».

«Сегодня фабрика выглядит как квартал, застроенный крупными жилыми объемами. Это и натолкнуло меня на мысль о том, что современные дома, которые будут построены на месте выведенного производства, наоборот, должны внешне напоминать промышленные объекты, обладать ярко выраженной эстетикой лофтов», – говорит архитектор. Архитектура жилого комплекса действительно лишена мелких деталей и декоративных элементов – его образ создан пластикой и фактурой самих объемов, а также виртуозной работой с материалом, в которой Сергею Скуратову нет равных.
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Ситуационный план © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Перспективный вид с Якиманской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Перспективный вид с Якиманской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Внутренний двор комплекса © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Внутренний двор комплекса © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Фасады по Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
zooming
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Боковые фасады © Сергей Скуратов ARCHITECTS
zooming
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. Фасады по Проектируемому проезду © Сергей Скуратов ARCHITECTS
zooming
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. План -1 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. План 1 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной. План кровли © Сергей Скуратов ARCHITECTS


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
«Красный Октябрь». Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной
Россия, Москва, Болотная набережная, вл.16, 17

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: С.Скуратов. Главный архитектор проекта: В.Обвинцев. Архитекторы: А.Барклянский, Н.Асадов, К.Харитонова, Е.Шалимова

2011

14 Марта 2011

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».