English version

Дома на набережной. Часть первая: форт

В этом году, почти одновременно, Сергей Скуратов закончил строительство двух офисных зданий, расположенных на набережных: Пречистенской и Новоданиловской. У них много общего – в частности то, что их архитектура реагирует на соседство реки, хотя автор и не выстраивает никаких «реальных» мостов в ее сторону.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Августа 2009
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной вл. 8. «Даниловский форт»
Россия, Москва, Новоданиловская набережная, 8

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Скуратов С. А. Романов А. С. Кузнецова Е. И. При участии: Демидов Н.А. Карповский П.А. Лебедева О.А. Макеева А.С. Платонов А.А. Сорокин И.С. Шалимов П.В. Шопеньска А.А Яковенко А.А.

2005 — 2005 / 2006 — 2008

Заказчик: ООО “Бизнес Строй"

Состоявшийся недавно конкурс «Москва-река в Москве» вновь продемонстрировал – требуется еще немало усилий для того, чтобы полюбить эту реку. В Москве ее любят не очень – обходят, объезжают, не замечают. И архитектура, которой довелось быть рядом с водой, относится также – возвышается, отгораживается, игнорирует. Что у нас на реке? Первая электростанция; а также иофановский «Дом на набережной», который только по названию на набережной, а по архитектуре это мало чувствуется – он мог бы быть ровно таким же, даже и не стой он на реке – ни на воду, ни на набережную, он никак не реагирует. Были, конечно, попытки как-то отрефлексировать московскую воду – одна из самых известных это здание ЦДХ, наш местный «дворец Дожей»… Но ведь не похож. Мало кто глядя на него подумает о сходстве с Венецией, если специально об этом не знать. Так что приречной архитектуры в Москве как будто бы и нет, хотя река – есть.
Впрочем, рефлексировать на тему воды в наших условиях непросто: во-первых, большую часть года здесь холодно, что не располагает к водным прогулкам, а во-вторых, Москва-река почти повсеместно отрезана от города напряженной автотрассой, которую и перейти-то не везде легко. Кроме того, вдоль речных берегов тянутся промзоны – заводы и фабрики.

В последние годы, однако, стала намечаться обратная динамика. Многие европейские города сейчас открывают свои улицы – к реке или к морю. В Москве пока нет последовательной градостроительной программы на этот счет, но о реке начинают говорить, а кое-что даже делается в рамках той же – популярной в наше время – идеи. Береговые промзоны постепенно превращают в лофты, их застраивают офисами и  жильем – и новая архитектура, возникающая у реки, уже не столь индифферентна к ней. Среди первых «ласточек» этого процесса – два офисных здания Сергея Скуратова. Оба закончены в этом году и оба – по случайному совпадению, конечно – расположены на набережных. Напрашивается сравнение.

Оба здания офисные, оба отделены от реки автомобильными дорогами, которые проходят у нас вдоль реки почти повсеместно и напрочь отделяют ее от города. Но несмотря на эти сложности, оба новых здания выстраивают отношения с водой – не впрямую, потому что не возводят никаких мостов, а художественно или даже сюжетно. Причина понятна – постройки Сергея Скуратова как правило очень чувствительны к контексту. В данном случае река становится частью ближайших окрестностей, и архитектор реагирует на нее также, как и на другие составляющие окружения.

В зависимости от местоположения и от замысла здания получились разными. Одно названо «Даниловским фортом» и действительно напоминает укрепление – три башни на подходе к городу. Вспоминается определение из старых московских путеводителей «монастыри-сторожи» – как раз в этой части Москвы расположено несколько монастырей (Донской, Данилов, Симонов), про которые известно, что они служили (очень давно) также и крепостями, защищая столицу от напастей с юга. Очень отдаленно – покровом красного кирпича и лаконизмом форм – офисные корпуса Сергея Скуратова напоминают массивы крепостных стен. Только стены вырастали из земли, а «Даниловский форт» по-конструктивистски приподнят на стеклянной плоскости первого этажа и на бетонных ножках.

Крепости – самая отдаленная и абстрактная, историческая часть контекста «форта». Значительно ближе ему старые, тоже кирпичные фабрики XIX века, а особенно – стоящая рядом «Даниловская мануфактура», которую сейчас поступательно превращают в офисный лофт. А ведь заводы и фабрики это самая обширная часть застройки набережных – река служила для них и дорогой, и ресурсом воды – промзон вдоль реки по-прежнему больше всего. Парадоксальным образом две темы, старой фабрики и древней крепости, пересекаются между собой: архитектура заводских корпусов периода историзма нередко обращалась к мотивам средневековых замков. Тут и машикули, и бойницы, и декоративные турели – стоит взглянуть хотя бы на ту же «Даниловскую мануфактуру». «Форт» Сергея Скуратова, правда, средневекового буквализма не наследует, но зато использует тему.

Самое очевидное отражение этой темы – кирпичная фактура фасадов, покрывающая ровной терракотовой рябью все внешние стены. Было задумано больше – Сергей Скуратов предполагал сделать кирпичными плоскости потолков внутри (такой прием он использовал раньше в Бутиковском переулке) и выстилку сквера не кровле первого яруса. Если бы это получилось, кирпич действительно ощущался бы как часть тела здания. Но сложные и непривычные виды облицовки пали жертвой удешевления строительного процесса и от замысла осталась, образно говоря, только «шкура». Впрочем, все равно достаточно впечатляющая сама по себе, покрытая орнаментом, имитирующим естественное разноцветье старого кирпича, обожженного в печи с разной интенсивностью. Это что-то среднее между фактурой и декором, живописная часть здания. Кстати говоря, из-за этого здание сложно фотографировать, его цвет становится неуловимым и камера выдает, например, ярко-алый тогда как глаза видят коричневый.

Другая часть замысла – скульптурная – более очевидна. Парадный фасад обращен к набережной, и с этой стороны стены двух корпусов плавно прогибаются, а из эпицентра углублений вырастают глубокие консоли с конструктивистскими ленточными окнами. Можно подумать, что два корпуса расступились к стороны, салютуя друг другу гигантскими выступами. В консолях – залы для переговоров, а длинные окна обеспечивают панорамный вид на реку. Получается скульптурно, стены корпусов как будто бы слегка примяли, а в ответ на кровле первого яруса вспучилось – появился каменный холм. Как будто бы дом немного живой, то ли вдохнул, то ли выдохнул. Или прогнулся от ветра с реки, или выветрился. К изгибам «стекаются» асимметрично-живописные окна – материя стен здесь таким образом истончается дважды.

Этим здание отличается от форта – его парадный фасад не закрыт, а напротив, расступается, раскрываясь навстречу непривычному для города речному простору. В отличие от двух своих прототипов – фабрики и крепости (которые используют реку, но при этом отгораживаются от нее и индифферентно возвышаются над ней), «Даниловский форт» оказывается более чутким к водному пространству и делает его полноправной третьей составляющей своего контекста. Отсюда возникает еще одна ассоциация, уже немосковская – с башнями венецианского Арсенала, между которыми можно проплыть. «Форт» Сергея Скуратова похож на ворота некоей (никогда не существовавшей) гавани, водного укрепления на подходе к городу; это как будто бы очень обобщенная фантазия на тему древних укреплений.

Продолжение следует.

Даниловская мануфактура в процессе реконструкции под офисный лофт. Фотография Ю. Тарабариной
Фотография: Ю.Пальмин
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008. Фотография © Юрий Пальмин
«Даниловский форт». Сергей Скуратов architects. Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
БЦ «Даниловский форт» Фото © Ю.Пальмин, Сергей Скуратов Architects
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной вл. 8. «Даниловский форт»
Россия, Москва, Новоданиловская набережная, 8

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Скуратов С. А. Романов А. С. Кузнецова Е. И. При участии: Демидов Н.А. Карповский П.А. Лебедева О.А. Макеева А.С. Платонов А.А. Сорокин И.С. Шалимов П.В. Шопеньска А.А Яковенко А.А.

2005 — 2005 / 2006 — 2008

Заказчик: ООО “Бизнес Строй"

12 Августа 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Территория мечты
Картины Валерия Кошлякова и пространство Сергея Скуратова образовали тесный симбиоз в размышлениях об образе России и русской мечте. Получилось светло и многозначно. Мы же попробовали разгадать ребус и понять, в чем смысл «нового образа России» в интерьере Русской гостиной вашингтонского Кеннеди-центра.
Башня над площадью
Проект для самого маленького, но градостроительно важного участка «Садовых кварталов»: пластическое и знаковое завершение замысла.
Ключ к острову
Проект Сергея Скуратова для Софийской набережной тщательно привязывает римские ассоциации и красоту внутренних противоречий современной архитектуры к московскому контексту. Итогом же становится новая городская ось, где вид на кремлевскую башню должен затянуть туриста в перспективу, приведя по пешеходному бульвару к реке.
Берега отвесные, берега пологие
Сергей Скуратов предложил Казани концепцию архитектуры жилого района, не только пронизанного множеством культурных смыслов и щедро обеспеченного общественными функциями, но ещё и рассчитанного на панельное строительство.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.