Дома на набережной. Часть первая: форт

В этом году, почти одновременно, Сергей Скуратов закончил строительство двух офисных зданий, расположенных на набережных: Пречистенской и Новоданиловской. У них много общего – в частности то, что их архитектура реагирует на соседство реки, хотя автор и не выстраивает никаких «реальных» мостов в ее сторону.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Августа 2009
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной вл. 8. «Даниловский форт»
Россия, Москва, Новоданиловская набережная, 8

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Скуратов С. А. Романов А. С. Кузнецова Е. И. При участии: Демидов Н.А. Карповский П.А. Лебедева О.А. Макеева А.С. Платонов А.А. Сорокин И.С. Шалимов П.В. Шопеньска А.А Яковенко А.А.

2005 – 2008

Заказчик: ООО “Бизнес Строй"

Состоявшийся недавно конкурс «Москва-река в Москве» вновь продемонстрировал – требуется еще немало усилий для того, чтобы полюбить эту реку. В Москве ее любят не очень – обходят, объезжают, не замечают. И архитектура, которой довелось быть рядом с водой, относится также – возвышается, отгораживается, игнорирует. Что у нас на реке? Первая электростанция; а также иофановский «Дом на набережной», который только по названию на набережной, а по архитектуре это мало чувствуется – он мог бы быть ровно таким же, даже и не стой он на реке – ни на воду, ни на набережную, он никак не реагирует. Были, конечно, попытки как-то отрефлексировать московскую воду – одна из самых известных это здание ЦДХ, наш местный «дворец Дожей»… Но ведь не похож. Мало кто глядя на него подумает о сходстве с Венецией, если специально об этом не знать. Так что приречной архитектуры в Москве как будто бы и нет, хотя река – есть.
Впрочем, рефлексировать на тему воды в наших условиях непросто: во-первых, большую часть года здесь холодно, что не располагает к водным прогулкам, а во-вторых, Москва-река почти повсеместно отрезана от города напряженной автотрассой, которую и перейти-то не везде легко. Кроме того, вдоль речных берегов тянутся промзоны – заводы и фабрики.

В последние годы, однако, стала намечаться обратная динамика. Многие европейские города сейчас открывают свои улицы – к реке или к морю. В Москве пока нет последовательной градостроительной программы на этот счет, но о реке начинают говорить, а кое-что даже делается в рамках той же – популярной в наше время – идеи. Береговые промзоны постепенно превращают в лофты, их застраивают офисами и  жильем – и новая архитектура, возникающая у реки, уже не столь индифферентна к ней. Среди первых «ласточек» этого процесса – два офисных здания Сергея Скуратова. Оба закончены в этом году и оба – по случайному совпадению, конечно – расположены на набережных. Напрашивается сравнение.

Оба здания офисные, оба отделены от реки автомобильными дорогами, которые проходят у нас вдоль реки почти повсеместно и напрочь отделяют ее от города. Но несмотря на эти сложности, оба новых здания выстраивают отношения с водой – не впрямую, потому что не возводят никаких мостов, а художественно или даже сюжетно. Причина понятна – постройки Сергея Скуратова как правило очень чувствительны к контексту. В данном случае река становится частью ближайших окрестностей, и архитектор реагирует на нее также, как и на другие составляющие окружения.

В зависимости от местоположения и от замысла здания получились разными. Одно названо «Даниловским фортом» и действительно напоминает укрепление – три башни на подходе к городу. Вспоминается определение из старых московских путеводителей «монастыри-сторожи» – как раз в этой части Москвы расположено несколько монастырей (Донской, Данилов, Симонов), про которые известно, что они служили (очень давно) также и крепостями, защищая столицу от напастей с юга. Очень отдаленно – покровом красного кирпича и лаконизмом форм – офисные корпуса Сергея Скуратова напоминают массивы крепостных стен. Только стены вырастали из земли, а «Даниловский форт» по-конструктивистски приподнят на стеклянной плоскости первого этажа и на бетонных ножках.

Крепости – самая отдаленная и абстрактная, историческая часть контекста «форта». Значительно ближе ему старые, тоже кирпичные фабрики XIX века, а особенно – стоящая рядом «Даниловская мануфактура», которую сейчас поступательно превращают в офисный лофт. А ведь заводы и фабрики это самая обширная часть застройки набережных – река служила для них и дорогой, и ресурсом воды – промзон вдоль реки по-прежнему больше всего. Парадоксальным образом две темы, старой фабрики и древней крепости, пересекаются между собой: архитектура заводских корпусов периода историзма нередко обращалась к мотивам средневековых замков. Тут и машикули, и бойницы, и декоративные турели – стоит взглянуть хотя бы на ту же «Даниловскую мануфактуру». «Форт» Сергея Скуратова, правда, средневекового буквализма не наследует, но зато использует тему.

Самое очевидное отражение этой темы – кирпичная фактура фасадов, покрывающая ровной терракотовой рябью все внешние стены. Было задумано больше – Сергей Скуратов предполагал сделать кирпичными плоскости потолков внутри (такой прием он использовал раньше в Бутиковском переулке) и выстилку сквера не кровле первого яруса. Если бы это получилось, кирпич действительно ощущался бы как часть тела здания. Но сложные и непривычные виды облицовки пали жертвой удешевления строительного процесса и от замысла осталась, образно говоря, только «шкура». Впрочем, все равно достаточно впечатляющая сама по себе, покрытая орнаментом, имитирующим естественное разноцветье старого кирпича, обожженного в печи с разной интенсивностью. Это что-то среднее между фактурой и декором, живописная часть здания. Кстати говоря, из-за этого здание сложно фотографировать, его цвет становится неуловимым и камера выдает, например, ярко-алый тогда как глаза видят коричневый.

Другая часть замысла – скульптурная – более очевидна. Парадный фасад обращен к набережной, и с этой стороны стены двух корпусов плавно прогибаются, а из эпицентра углублений вырастают глубокие консоли с конструктивистскими ленточными окнами. Можно подумать, что два корпуса расступились к стороны, салютуя друг другу гигантскими выступами. В консолях – залы для переговоров, а длинные окна обеспечивают панорамный вид на реку. Получается скульптурно, стены корпусов как будто бы слегка примяли, а в ответ на кровле первого яруса вспучилось – появился каменный холм. Как будто бы дом немного живой, то ли вдохнул, то ли выдохнул. Или прогнулся от ветра с реки, или выветрился. К изгибам «стекаются» асимметрично-живописные окна – материя стен здесь таким образом истончается дважды.

Этим здание отличается от форта – его парадный фасад не закрыт, а напротив, расступается, раскрываясь навстречу непривычному для города речному простору. В отличие от двух своих прототипов – фабрики и крепости (которые используют реку, но при этом отгораживаются от нее и индифферентно возвышаются над ней), «Даниловский форт» оказывается более чутким к водному пространству и делает его полноправной третьей составляющей своего контекста. Отсюда возникает еще одна ассоциация, уже немосковская – с башнями венецианского Арсенала, между которыми можно проплыть. «Форт» Сергея Скуратова похож на ворота некоей (никогда не существовавшей) гавани, водного укрепления на подходе к городу; это как будто бы очень обобщенная фантазия на тему древних укреплений.

Продолжение следует.

«Даниловский форт». Сергей Скуратов architects. Фотография: Ю.Пальмин
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008. Фотография © Юрий Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Даниловская мануфактура в процессе реконструкции под офисный лофт. Фотография Ю. Тарабариной
Фотография: Ю.Пальмин
БЦ «Даниловский форт» Фото © Ю.Пальмин, Сергей Скуратов Architects
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной вл. 8. «Даниловский форт»
Россия, Москва, Новоданиловская набережная, 8

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Скуратов С. А. Романов А. С. Кузнецова Е. И. При участии: Демидов Н.А. Карповский П.А. Лебедева О.А. Макеева А.С. Платонов А.А. Сорокин И.С. Шалимов П.В. Шопеньска А.А Яковенко А.А.

2005 – 2008

Заказчик: ООО “Бизнес Строй"

12 Августа 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.