Дома на набережной. Часть первая: форт

В этом году, почти одновременно, Сергей Скуратов закончил строительство двух офисных зданий, расположенных на набережных: Пречистенской и Новоданиловской. У них много общего – в частности то, что их архитектура реагирует на соседство реки, хотя автор и не выстраивает никаких «реальных» мостов в ее сторону.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Августа 2009
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной вл. 8. «Даниловский форт»
Россия, Москва, Новоданиловская набережная, 8

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Скуратов С. А. Романов А. С. Кузнецова Е. И. При участии: Демидов Н.А. Карповский П.А. Лебедева О.А. Макеева А.С. Платонов А.А. Сорокин И.С. Шалимов П.В. Шопеньска А.А Яковенко А.А.

2005 – 2008

Заказчик: ООО “Бизнес Строй"

Состоявшийся недавно конкурс «Москва-река в Москве» вновь продемонстрировал – требуется еще немало усилий для того, чтобы полюбить эту реку. В Москве ее любят не очень – обходят, объезжают, не замечают. И архитектура, которой довелось быть рядом с водой, относится также – возвышается, отгораживается, игнорирует. Что у нас на реке? Первая электростанция; а также иофановский «Дом на набережной», который только по названию на набережной, а по архитектуре это мало чувствуется – он мог бы быть ровно таким же, даже и не стой он на реке – ни на воду, ни на набережную, он никак не реагирует. Были, конечно, попытки как-то отрефлексировать московскую воду – одна из самых известных это здание ЦДХ, наш местный «дворец Дожей»… Но ведь не похож. Мало кто глядя на него подумает о сходстве с Венецией, если специально об этом не знать. Так что приречной архитектуры в Москве как будто бы и нет, хотя река – есть.
Впрочем, рефлексировать на тему воды в наших условиях непросто: во-первых, большую часть года здесь холодно, что не располагает к водным прогулкам, а во-вторых, Москва-река почти повсеместно отрезана от города напряженной автотрассой, которую и перейти-то не везде легко. Кроме того, вдоль речных берегов тянутся промзоны – заводы и фабрики.

В последние годы, однако, стала намечаться обратная динамика. Многие европейские города сейчас открывают свои улицы – к реке или к морю. В Москве пока нет последовательной градостроительной программы на этот счет, но о реке начинают говорить, а кое-что даже делается в рамках той же – популярной в наше время – идеи. Береговые промзоны постепенно превращают в лофты, их застраивают офисами и  жильем – и новая архитектура, возникающая у реки, уже не столь индифферентна к ней. Среди первых «ласточек» этого процесса – два офисных здания Сергея Скуратова. Оба закончены в этом году и оба – по случайному совпадению, конечно – расположены на набережных. Напрашивается сравнение.

Оба здания офисные, оба отделены от реки автомобильными дорогами, которые проходят у нас вдоль реки почти повсеместно и напрочь отделяют ее от города. Но несмотря на эти сложности, оба новых здания выстраивают отношения с водой – не впрямую, потому что не возводят никаких мостов, а художественно или даже сюжетно. Причина понятна – постройки Сергея Скуратова как правило очень чувствительны к контексту. В данном случае река становится частью ближайших окрестностей, и архитектор реагирует на нее также, как и на другие составляющие окружения.

В зависимости от местоположения и от замысла здания получились разными. Одно названо «Даниловским фортом» и действительно напоминает укрепление – три башни на подходе к городу. Вспоминается определение из старых московских путеводителей «монастыри-сторожи» – как раз в этой части Москвы расположено несколько монастырей (Донской, Данилов, Симонов), про которые известно, что они служили (очень давно) также и крепостями, защищая столицу от напастей с юга. Очень отдаленно – покровом красного кирпича и лаконизмом форм – офисные корпуса Сергея Скуратова напоминают массивы крепостных стен. Только стены вырастали из земли, а «Даниловский форт» по-конструктивистски приподнят на стеклянной плоскости первого этажа и на бетонных ножках.

Крепости – самая отдаленная и абстрактная, историческая часть контекста «форта». Значительно ближе ему старые, тоже кирпичные фабрики XIX века, а особенно – стоящая рядом «Даниловская мануфактура», которую сейчас поступательно превращают в офисный лофт. А ведь заводы и фабрики это самая обширная часть застройки набережных – река служила для них и дорогой, и ресурсом воды – промзон вдоль реки по-прежнему больше всего. Парадоксальным образом две темы, старой фабрики и древней крепости, пересекаются между собой: архитектура заводских корпусов периода историзма нередко обращалась к мотивам средневековых замков. Тут и машикули, и бойницы, и декоративные турели – стоит взглянуть хотя бы на ту же «Даниловскую мануфактуру». «Форт» Сергея Скуратова, правда, средневекового буквализма не наследует, но зато использует тему.

Самое очевидное отражение этой темы – кирпичная фактура фасадов, покрывающая ровной терракотовой рябью все внешние стены. Было задумано больше – Сергей Скуратов предполагал сделать кирпичными плоскости потолков внутри (такой прием он использовал раньше в Бутиковском переулке) и выстилку сквера не кровле первого яруса. Если бы это получилось, кирпич действительно ощущался бы как часть тела здания. Но сложные и непривычные виды облицовки пали жертвой удешевления строительного процесса и от замысла осталась, образно говоря, только «шкура». Впрочем, все равно достаточно впечатляющая сама по себе, покрытая орнаментом, имитирующим естественное разноцветье старого кирпича, обожженного в печи с разной интенсивностью. Это что-то среднее между фактурой и декором, живописная часть здания. Кстати говоря, из-за этого здание сложно фотографировать, его цвет становится неуловимым и камера выдает, например, ярко-алый тогда как глаза видят коричневый.

Другая часть замысла – скульптурная – более очевидна. Парадный фасад обращен к набережной, и с этой стороны стены двух корпусов плавно прогибаются, а из эпицентра углублений вырастают глубокие консоли с конструктивистскими ленточными окнами. Можно подумать, что два корпуса расступились к стороны, салютуя друг другу гигантскими выступами. В консолях – залы для переговоров, а длинные окна обеспечивают панорамный вид на реку. Получается скульптурно, стены корпусов как будто бы слегка примяли, а в ответ на кровле первого яруса вспучилось – появился каменный холм. Как будто бы дом немного живой, то ли вдохнул, то ли выдохнул. Или прогнулся от ветра с реки, или выветрился. К изгибам «стекаются» асимметрично-живописные окна – материя стен здесь таким образом истончается дважды.

Этим здание отличается от форта – его парадный фасад не закрыт, а напротив, расступается, раскрываясь навстречу непривычному для города речному простору. В отличие от двух своих прототипов – фабрики и крепости (которые используют реку, но при этом отгораживаются от нее и индифферентно возвышаются над ней), «Даниловский форт» оказывается более чутким к водному пространству и делает его полноправной третьей составляющей своего контекста. Отсюда возникает еще одна ассоциация, уже немосковская – с башнями венецианского Арсенала, между которыми можно проплыть. «Форт» Сергея Скуратова похож на ворота некоей (никогда не существовавшей) гавани, водного укрепления на подходе к городу; это как будто бы очень обобщенная фантазия на тему древних укреплений.

Продолжение следует.

«Даниловский форт». Сергей Скуратов architects. Фотография: Ю.Пальмин
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной, вл. 8. «Даниловский форт». Постройка, 2008. Фотография © Юрий Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Даниловская мануфактура в процессе реконструкции под офисный лофт. Фотография Ю. Тарабариной
Фотография: Ю.Пальмин
БЦ «Даниловский форт» Фото © Ю.Пальмин, Сергей Скуратов Architects
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин
Фотография: Ю.Пальмин


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный офисный центр на Новоданиловской набережной вл. 8. «Даниловский форт»
Россия, Москва, Новоданиловская набережная, 8

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Скуратов С. А. Романов А. С. Кузнецова Е. И. При участии: Демидов Н.А. Карповский П.А. Лебедева О.А. Макеева А.С. Платонов А.А. Сорокин И.С. Шалимов П.В. Шопеньска А.А Яковенко А.А.

2005 – 2008

Заказчик: ООО “Бизнес Строй"

12 Августа 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.