Архитектор об архитектуре и о самом себе

Издательство Strelka Press выпустило русский перевод хрестоматийного труда Альдо Росси «Архитектура города», дополненный его же «Научной автобиографией». Об их относительной актуальности – Анна Вяземцева.

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg


Почти через пятьдесят лет после первого издания «Архитектуры города» (Architettura della città) в Италии, этот основополагающий труд архитектора Альдо Росси (1931–1997) вышел на русском языке. Дополняет его «Научная автобиография», впервые изданная в 1990-м, а в русском переводе снабженная предисловием дочери Росси – президента фонда его имени.

«Архитектура города» дает авторский взгляд на историю мирового градостроительства, рассматривая город как совокупность разновременных строений, а архитектуру – не как оформление городского пространства, а как «конструкцию», или проще – постройку. Книга интерпретирует город в его временном развитии как особый феномен взаимодействия различных социальных, экономических, законодательных и политических факторов. Дискурс разворачивается вокруг понятия fatti urbani, ставшим в русском переводе «фактами городской среды». В подходе Росси можно увидеть влияние марксизма, американской школы социальной экологии, семиотики и прочих новых гуманитарных наук, чей расцвет пришелся на послевоенные годы. Эта работа стала одним из первых голосов в полемике с модернистским градостроительством за возвращение к традиционной структуре города с улицами и площадями.

 
zooming
Альдо Росси. Фото из русского издания «Архитектура города». Фотограф Альдо Балло, 1976
zooming



«Архитектура города» – хрестоматийный текст теории архитектуры ХХ века, написанный одним из идеологов постмодернизма и возврата к «традиционному» пониманию архитектуры Альдо Росси. Такие его постройки, как кладбище Сан-Катальдо в Модене (1971–78) и «Театр Мира» для Венецианской биеннале 1980 года, давно вошли в пантеон образов современной архитектуры и отмечены во всех ее «историях». С момента выхода в свет «Архитектуры города» в 1966, эта книга была переведена на множество языков и вошла в учебники по истории архитектуры и градостроительства. В 2011 году, к 45-летнему юбилею ее первого издания, знаменитый IUAV – Институт архитектуры и градостроительства Венецианского университета – провел специальную конференцию и выставку. Русский перевод ее фрагмента, выполненный искусствоведом Ольгой Назаровой, появился тогда же, в 2011-м, на страницах журнала ПРОЕКТ international по инициативе Анны Броновицкой и профессора миланского Политекнико Алессандро Де Маджистриса, с комментарием последнего.

Перевод 2015 года комментарием не сопровожден, но снабжен всеми авторскими предисловиями из первого американского издания, так что современному отечественному читателю оказываются подробно разъяснены обстоятельства публикации текста в США в начале 1980-х годов, в то время как о причинах его появления сегодня в издательстве престижного института «Стрелка» читатель должен размышлять самостоятельно.

В последние два десятилетия в России вышло множество переводов важнейших трудов по теории искусства и архитектуры. Это «Семь светочей архитектуры» и «Камни Венеции» Джона Рескина, «Ренессанс и барокко» Генриха Вельфлина, «Ренессанс и «ренессансы» в искусстве Запада» Эрвина Панофского и многие другие знаковые произведения. Все они были снабжены комментариями и предисловием современных специалистов, помогающими понять ценность уже ставшего историческим текста. «Архитектура города», написанная всего шесть лет спустя «Ренессанса и «ренессансов», вполне соответствует формату этих произведений, не только повлиявших на искусствознание и архитектуроведение, но и изменивших само восприятие художественного и архитектурного наследия.

Удивительно, почему книга Росси, «памятник» архитектурной теории, не вышла на русском языке значительно раньше. В советское время было переведено немало основополагающих текстов зарубежных архитекторов ХХ века, от Ле Корбюзье до Чарльза Дженкса, причем многие книги выходили на русском вскоре после их первой публикации, как, например, «Строить правильно» Пьера Луиджи Нерви (оригинальное издание – 1955 год, советское издание – 1957 год).

В момент первой публикации «Архитектуры города», да и на протяжении всей 2-й половины ХХ века были сильны культурные связи с Италией, в СССР работали итальянские инженеры, строились итальянские заводы, среди которых – FIAT-ВАЗ, советские архитекторы выставлялись на Миланской триеннале (1968), в Москве проходили выставки Ренато Гуттузо и Джакомо Манцу, а в кинотеатрах шли итальянские фильмы – от шедевров неореализма до легких комедий с полюбившимися советской публике актерами. Сам Альдо Росси, как и многие его коллеги тех лет, питал к Советскому Союзу неподдельный интерес. Он даже посетил Москву в 1954 в составе группы молодых коммунистов в качестве представителя журнала Casabella-Continuità (его редакцию тогда возглавлял Эрнесто Натан Роджерс, один из архитекторов группы BBPR, автор знаменитого лозунга «От ложки к городу»). По возвращении домой юный Росси написал для Casabella восторженное эссе о сталинских высотках, которое, конечно, никто не опубликовал, но вовсе не из-за нелюбви к СССР, как можно подумать, а наоборот. Авангардные итальянские архитектурные журналы еще во времена фашизма резко критиковали сталинский историзм. В послевоенное же время, когда единственной альтернативой фашизму представлялся коммунизм, а единственной надеждой на долгожданную социальную справедливость – архитектура модернизма, передовой журнал не мог иллюстрировать статью о Советском Союзе – «земном рае» – фотографиями таких эклектических «монстров». Таким образом, Росси уже тогда оказался «белой вороной» среди своих современников-соотечественников – Манфредо Тафури, Витторио Греготти, Витторио Де Фео, Карло Аймонино, Джанкарло Ди Карло, которые изучали, анализировали и издавали наследие советского конструктивизма, эксперименты группы НЭР и других градостроителей и архитекторов послевоенного модернизма. Симпатии к «сталинскому» наследию Росси сохранил на всю жизнь: открыто о них не говорил, но иногда делился ими со своими сотрудниками.

Популярность «Архитектуры города» за рубежом намного превосходит труды итальянских коллег Росси, которые так или иначе развивали темы, обсуждаемые в его книге. О необходимости рассматривать территорию как единый проект писал Греготти, об архитектуре в системе капитализма рассуждал Тафури, а «наивный функционализм» критиковала едва ли не хором вся римская школа от Моретти до молодого Портогези, включая и модерниста Марио Фьорентино, автора знаменитого жилого комплекса Корвьяле, который уверял, что вдохновлялся при его проектировании отнюдь не «жилой единицей» Ле Корбюзье, а характерным для исторического Рима совмещением жилья и сферы обслуживания в одной постройке.

Альдо Росси принадлежал к специфическому поколению, «подвешенному» между поколением архитекторов, работавших «на режим», и следующим – революционно настроенным «поколением '68» (режиссер и поэт Пьер Паоло Пазолини писал о его участниках: «У вас лица папенькиных сынков. Ненавижу вас так же, как и ваших отцов» («Итальянскую Коммунистическую Партию – молодым», 1968, перевод цитаты мой), к которому принадлежат большинство сегодняшних итальянских архитектурных мэтров.

Росси и его современникам предстояло развить и реабилитировать многие темы, поднятые во время бурного развития городов при фашизме, среди которых была и тема исторического города. Понятия «среды», бережной реконструкции и градостроительного анализа исторической застройки разрабатывались в Италии внутри полемики о реконструкции городов, которой активно занимался фашистский режим; среди главных героев тех межвоенных лет были и архитекторы-авангардисты, как, например, Джузеппе Терраньи с проектом реконструкции Комо и Луджи Пиччинато – с градостроительным исследованием Рима. После войны тема исторического города открылась с новой стороны: архитекторы столкнулись с проблемой восстановления разрушенных Неаполя, Падуя, Фраскати… Эти и многие другие итальянские художественные центры сильно пострадали от бомбардировок, причем в некоторых из них до сих пор можно найти пустыри и обрушенные стены, как, например, в Палермо. Собственно, все миланские архитекторы 2-й половины ХХ века сформировались как мастера на реконструкции своего разрушенного в 1943 города, как это прекрасно показал Чино Дзукки на последней Венецианской биеннале. Росси вырос в этой атмосфере (о чем он напоминает в «Архитектуре города»), и его труд наследовал сложному и острому интеллектуальному климату Италии периода экономического «бума».

«Архитектура города» вышла в один год с работой Роберта Вентури «Сложность и противоречия в архитектуре» и имела с ней много общих тем. Ее англоязычное издание появилось в США в 1982, в самый расцвет архитектуры постмодернизма, и стало важной вехой в росте международной славы Росси. На следующий год он был назначен Паоло Портогези куратором архитектурного раздела Венецианской биеннале, а в 1990 стал первым итальянским лауреатом Притцкеровской премии.

Публикация «Архитектуры города» на русском языке происходит в момент растущего интереса к послевоенному модернизму, с одной стороны, а с другой – во время дискуссий о регенерации городской среды и квартальной застройке, когда подражающие старым итальянским городам новые жилые районы вызывают восторженные отзывы, и поднимается волна некритического интереса к «сталинскому наследию».

Стоит надеяться, что книга не будет воспринята как «свежее» слово в критике функционализма – уже хотя бы потому, что и Росси, и критикуемый им функционализм уже давно стоят на полках истории, и степень их актуальности все более приближается к актуальности трудов Палладио и Витрувия.

Отдельно хотелось бы отметить работу переводчика Анастасии Голубцовой, которой пришлось работать с невероятно сложным текстом – уже по причине того, что многих терминов, естественных для итальянского градостроительного дискурса, на русском языке не существует. К примеру, ключевое понятие книги – fatti urbani, в английской версии превратившееся в urban artefacts, стало в русском издании «фактами городской среды». Хотя русский эквивалент – «факт» и не передает семантики итальянского понятия fatto (отглагольного существительного от fare – делать), но он достаточно близок к идее, которую вкладывал в это словосочетание Росси. Возможно, однако, при переводе не всегда следовало быть верным фразеологии Росси. Например, неясности смысла словосочетания «индивидуальный элемент архитектурного факта» (с. 40), с которым взаимодействуют «архитектурные типы», можно было бы избежать, если бы перевод стремился не к формальной близости терминологии, принятой в книге, а к тому, чтобы адекватно передать ее смысл, например – «индивидуальный характер сооружения/постройки».

Спорным кажется и перевод urbanistica термином «урбанистика», который в русском языке означает скорее администрирование города, чем непосредственно «градостроительство», связанное, прежде всего, с работой архитектора. И именно ввиду лексической специфики труда Росси и высокой семантической емкости его терминов хотелось бы видеть к нему комментарий о «трудностях перевода» – относительно используемой в нем терминологии, которого, увы, нет.

 
zooming



«Научная автобиография» дополняет публикацию «Архитектуры города». Название Росси заимствовал у «Научной автобиографии» Макса Планка (1946), немецкого физика и философа, имя которого носит крупнейшее объединение научных институтов Германии. В этой книге архитектор описывает свой творческий путь, свой взгляд на архитектуру, иллюстрируя его многочисленными историческими параллелями, а также раскрывает предложенное им самим утверждение: «Архитектура – это один из найденных человечеством способов выживания; это способ выразить свое неизбывное стремление к счастью».

Издательство Strelka Press объяснило отсутствие современного научного комментария к обеим книгам пожеланием наследников. Значимость этих текстов для современной архитектуры, а также изобилие в них имен, многие из которых не столь знакомы читателю сегодня, как 50 лет назад (например, Пьер Лаведан и Марсель Поэт – одни из основателей «истории города»), делают отсутствие такого комментария довольно ощутимым. Остается только догадываться, чем предисловие компетентного исследователя, поясняющего обстоятельства появления книги, ее важность для издательства института «Стрелка», для русскоязычных архитекторов, историков, критиков архитектуры и для современных российских читателей в целом, могло повредить этим значительным произведениям архитектурной мысли.

Стоит надеяться, что публикация станет поводом для появления такого научного анализа этих работ на русском языке, в контексте современной российской градостроительной проблематики.

Автор статьи – историк архитектуры, кандидат искусствоведения, PhD, преподаватель истории архитектуры ХХ века в Римском университете Тор Вергата.

Росси А.
Архитектура города / Пер. с ит. Анастасии Голубцовой
М.: Strelka Press, 2015 – 264 с.
ISBN 978-5-906264-21-3

Росси А.
Научная автобиография / Пер. с ит. Анастасии Голубцовой
М.: Strelka Press, 2015 – 176 с.
ISBN 978-5-906264-20-6

11 Января 2016

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.