Блеск и нищета городов

Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg
Ричард Флорида – один из самых ярких гостей Московского урбанистического форума. В 2002 году он написал эпохальный бестселлер «Креативный класс: люди, которые меняют мир» (переведен на русский в 2007), где пришел к вдохновляющим выводам: экономическое развитие зависит не от ресурсов или технологий, а от талантливых людей. Флорида заметил, что крупные компании переезжали туда, где есть концентрация креативных людей, а не наоборот. А креативные люди, как выяснилось, живут в городах, но не любых. «Креативные люди всегда тяготели к определенным типам сообществ, таким как левый берег Сены в Париже или Гринвич-Вилладж в Нью-Йорке. Подобные сообщества дают творческие стимулы, разнообразие и богатый опыт, составляющие источник креативности. В настоящее время нам все больше требуется именно такая среда». Ее слагаемые – три «Т»: технологии, таланты, толерантность. Между прочим, Флорида заметил, что список популярных в высокотехнологичной индустрии городов соответствует гей-индексу и индексу богемы. Очевидно, что качество жизни связано с наличием питательной среды, большим количеством возможностей и терпимостью к различиям. То, что казалось бичом нашего времени – изменчивость и неопределенность жизни, – у Флориды стало скорее нормой, если не преимуществом.

В первой книжке Флориды нарисован образ высокооплачиваемого «профессионала без галстука», в пирсинге и с дредами (художника, писателя, музыканта, журналиста, айтишника, стартапера) – бальзам на душу русского интеллигента. Такому человеку, чтобы быть продуктивным, нужен свободный график, он «играет на работе и работает дома», потому что ему необходимо время для концентрации, чтобы быть продуктивным. Представитель креативного класса может достаточно часто менять место работы. В предисловии к русскому изданию Флорида оценил количество креативного класса в России в 13 млн. человек (второе абсолютное число после США). Таким людям нужны хорошие города, и во всем мире случился бум урбанизма, который к 2011 году докатился до Москвы, а теперь распространяется по России.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.
Ричард Флорида / предоставлено МУФ
Удивительно, что роль географии вдруг выросла вопреки прогнозам. Например, архитектор, теоретик и философ Питер Айзенман настаивал на том, что в современном цифровом мире правит а-топия, места больше не важны, классических городов больше нет, – и приводил в пример растянутый в пространстве Лос-Анжелес (P.Giorra. Peter Eisenman. Bauten und Projekte. Stuttgart,1995). Флорида же доказал обратное: нам нужны города как среда общения, разнообразия и терпимости к различиям. К тому же горожане оказались одним из главных источников пополнения казны как налогоплательщики. Все это двигало экономику вперед. Но не тут-то было.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.
В книге 2018 года «Новый кризис городов», которую Флорида представит на МУФ, исследователь говорит о разочаровании. Прекрасные урбанистические оазисы с пешеходными общественными пространствами, велосипедными дорожками, парками, наполненные людьми, занимающимися спортом, танцующими и посещающими галереи, оказались источником нового социального и географического неравенства. Социальное неравенство возникает, потому что цены на жилье в таких городах растут, и жилье становится недоступным. В норме жилье должно стоить 2,6 годового дохода. В Нью-Йорке, Лондоне, Париже и в Москве это минимум 8 годовых доходов, а с ипотекой 16 и больше. Аренда жилья также высока и составляет до 65 % месячной зарплаты. В такой ситуации художники и музыканты, а также учителя, медсестры и пожарники, работники ресторанов – люди, без которых город не может функционировать, – вынуждены уезжать в пригороды. А в благоустроенных центрах городов может позволить себе жить, по мнению Флориды, только богатая интеллигенция (!), что для русского уха звучит экзотично – интеллигенция здесь никогда не была особенно богатой.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.
К тому же возникает неравенство между городами: столицы или центры технологических индустрий процветают, а бывшие промышленные города не развиваются и погибают (Флорида называет это «урбанизм по принципу «победитель получает все»). Внутри урбанистических «победителей» районы также развиты неравномерно: исторические центры обладают привлекательной средой и инфраструктурой, а пригороды страдают от недостатка хороших школ и клиник, преступности и плохой экологии (в России ситуация лучше, унаследованное от советских времен смешанное население спальных районов не позволяет им превратиться в гетто, замечает исследователь). Упадок урбанизма Флорида связывает с политическими событиями: приходом к власти Трампа и брекзитом Великобритании. Расцвела идеология консерваторов, видящих в городах рассадники разврата и пороков. Тем не менее экономист считает, что преодолеть новый кризис городов можно с помощью того же урбанизма. Ричард Флорида противопоставляет урбанизму по принципу «победитель получает всё» урбанизм для всех. В конце 10-й главы даны семь принципов «лечения» городов. Это:

1. Заставить кластеризацию работать на нас, а не против нас.
Тут рецепт Флориды очень интересен. Городской земли не хватает там, где она больше всего нужна. Но можно использовать ее эффективнее. Снятие запретов на высотное строительство не решает проблему. «Самыми инновационными в мире являются не кварталы небоскребов, как в Гонконге и Сингапуре, а бывшие промышленные районы Лондона, Амстердама, Берлина и Нью-Йорка, застроенные средневысотными зданиями, улицы которых способствуют смешанному использованию» (у нас это, надо думать, Стрелка, «Красный Октябрь», «Большевик» и прочий редевелопмент промзон). Флорида предлагает налог на землю делать максимальным, если на ней ничего не строится или строится узкая башня, и уменьшать его, если пятно застройки увеличивается. Так можно стимулировать владельцев строить средневысотные кварталы с большой плотностью, подобные историческим.

2. Инвестируйте в инфраструктуру, повышая плотность и численность населения.

3. Стройте больше доступного жилья для аренды.
Здесь любопытно, что в Великобритании собираются строить по 200 000 домов в год, чтобы снизить рост цен на жилье и выйти из кризиса. Россия с ее планами строить 100 млн м2 в год, заявленными президентом, не одинока.

4. Превратите низко оплачиваемую работу в сфере услуг в работу на уровне среднего класса.

5. Инвестируя в людей и городские районы, можно покончить с бедностью.

6. Стройте процветающие города во всем мире.

7. Дайте больше власти городам и сообществам.


Не буду комментировать каждый принцип. Книга «Новый кризис городов» написана легким и ярким языком. Иногда даже кажется, что это речь будущего мэра перед избирателями, но подкрепленная многочисленными исследованиями, таблицами, подсчетами индексов и диаграммами, сосредоточенными в обширном приложении.

Книгу можно купить и подписать у автора на презентации 18 июля в 17:00 в зале «Щусев».
Регистрация здесь.

 
Отрывок из книги Ричарда Флориды
«Новый кризис городов»

Глава 10: Урбанизация для всех

«Задайте себе вопрос: когда в последний раз вам доводилось слышать о том, чтобы государственный лидер – не мэр, а премьер-министр или президент – действительно понимал, о чем говорит, если
речь идет о городах и урбанизации? Или больше того: когда он занимался ими? Краткий ответ – никогда. В первую очередь это касается Америки, где Дональд Трамп рассматривает города только как
рассадники преступлений и патологий. Но не менее остро этот вопрос стоит в Великобритании и по всей Европе.

Противоречие между жизненно важной экономической ролью городов и полным пренебрежением к ним со стороны государственной власти болезненно и крайне тревожно. Как показала эта книга, наша способность к инновациям и экономическому росту зависит от кластеризации талантов, компаний и других экономических активов в городах. Города и городские агломерации – это наши основные платформы для технологических инноваций, обеспечения богатства и социального прогресса, для поддержки новых, прогрессивных ценностей и политических свобод. Именно здесь разрабатываются и проверяются новые стратегии поощрения инноваций, создания высокооплачиваемых рабочих мест и повышения уровня жизни.

Но эта книга показала также, что наши города и агломерации сталкиваются с весьма серьезными проблемами, ставящими под угрозу весь наш образ жизни. Та самая кластеризация, которая порождает
экономический и социальный прогресс, все больше разделяет нас в демографическом, культурном и политическом планах. Урбанизация по принципу «победитель получает все» означает, что немногочислен-
ные города-победители захватывают непропорциональную высокую долю прибыли от инноваций и экономического роста, в то время как остальные по-прежнему переживают застой или вовсе отстают в развитии. По мере того как из таких агломераций исчезает все больше и больше районов проживания представителей среднего класса, они, их пригороды и даже целые страны превращаются в пеструю смесь
концентрированных преимуществ и недостатков.

Новый кризис городов – это не существующий сам по себе кризис супергородов и технологических центров, а централизованный кризис современного урбанистического когнитивного капитализма.
Последствия этого кризиса ощущаются во всем мире: от Лондона, Парижа и Нью-Йорка и ведущих центров знаний, таких как Сан-Франциско и Тель-Авив, до регионов, пребывающих в процессе деиндустриализации и областей развивающихся стран, находящихся в стадии быстрого подъема <…>

С одной стороны, кризис наиболее остро ощущается именно там, где мы ожидали, – в крупнейших городах и ведущих технологических центрах Америки: Лос-Анджелес лидирует среди крупных агло-
мераций, Нью-Йорк занимает второе место, Сан-Франциско – третье. Технологические центры Сан-Диего, Бостона и Остина также входят в первую десятку наиболее серьезно затронутых кризисом круп-
ных агломераций. (Мой более широкий статистический анализ подтверждает эту основную схему.) Индекс нового городского кризиса, несомненно, в значительной степени соотносится с размером город-
ских агломераций и плотностью размещения в них, с концентрацией высокотехнологичных промышленных объектов, долями творческих работников и выпускников колледжей, объемами производства, уровнями доходов и оплаты труда. Он также тесно связан с политическим разделением Америки – находится в прямой зависимости от доли голосов, отданных за Клинтон в 2016 г., и в обратной – от от данных за Трампа. И снова мы видим, что новый городской кризис является фундаментальной чертой более крупных, плотных, богатых, либеральных, образованных, высокотехнологичных и в большей степени ориентированных на представителей креативного класса городских агломераций.

С другой стороны, кризис ощущается и во многих других местах по всей Америке: в Чикаго, Майами и Мемфисе, входящих в первую десятку индекса нового городского кризиса, в агломерациях «Солнечного пояса» – Далласе, Хьюстоне, Шарлотте, Атланте, Фениксе, Орландо и Нэшвилле, рейтинг которых чуть ниже; в агломерациях «Ржавого пояса», таких как Кливленд, Милуоки и Детройт, также имеющих высокий рейтинг, и во множестве небольших университетских городков. Агломерация Бриджпорт–Стэмфорд–Норволк, расположенная недалеко от Нью-Йорка, занимает верхнюю позицию по значению индекса нового городского кризиса среди всех агломераций Соединенных Штатов.

Масштабность нового кризиса городов позволяет понять, почему так растет озабоченность современным состоянием экономики. В Великобритании, Европе и Соединенных Штатах средний класс выпотрошен крахом модели развития пригородной инфраструктуры, которую когда-то считали дорогой к лучшей жизни. Уровень жизни бедных и обездоленных падает все ниже и ниже на фоне всего остального общества. Но даже благополучная в экономическом плане часть общества уже не ощущает себя столь же процветающей, как раньше, – теперь ее представители живут в отнюдь не дешевых городах вроде Лондона или Нью-Йорка, где обеспечивать благополучное будущее детей становится все дороже и сложнее.

Новый кризис городов – одна из главных причин того, что экономика развитых стран не может полностью восстановиться после экономического провала и погружается в так называемый «секулярный
застой». Это понятие первоначально использовалось для описания трудностей Великой депрессии, когда экономика не позволяла генерировать инновации, экономический рост и рабочие места, столь необходимые для повышения уровня жизни. Бывший министр финансов США Ларри Саммерс (Larry Summers) полагает, что мы застряли в новой эре стагнации, восстановление экономики происходит медленнее, чем могло бы, и не способно создать количество хорошо оплачиваемых рабочих мест, достаточное для восстановления среднего класса. Саммерс вместе с лауреатом Нобелевской премии экономистом Полом Кругманом (Paul Krugman) и многими другими полагают, что лучший выход из этих трудностей – масштабные затраты на инфраструктуру со стороны правительства. Его идея, очевидно, основана на исторических прецедентах – в XIX в. каналы и железные дороги соединили промышленно развитые страны и расширили сферы их деятельности, способствуя экономическому росту и инновациям.
В конце XIX и начале XX вв. новый импульс развития городам и росту их населения дали трамваи и подземный транспорт. В середине XX в. массовые инвестиции в строительство дорог и щедрые субсидии для домовладельцев привели к стремительному увеличению пригородного населения и продолжительной эпохе развития экономики. Но сегодня большие затраты на строительство дорог и мостов вызовут лишь краткосрочный подъем экономики и не обеспечат ее устойчивого роста. Нам нужен не ворох проектов, готовых к реализации, а стратегические инвестиции в инфраструктуру, которая станет основой целенаправленного развития городских кластеров. Чтобы снова поднять экономику, инфраструктура должна стать частью более широкой стратегии развития городских кластеров.

Но это дорогой вариант – разумеется, по сравнению с предыдущими периодами более простого и дешевого расширения городов. Повышение плотности жилья, необходимое для городской класте-
ризации, создание общественного транспорта и других элементов инфраструктуры развития, перестройка жилых комплексов для увеличения притока населения и обеспечение необходимых объемов доступного жилья обойдутся гораздо дороже, чем просто строительство более широких дорог и возведение домов, рассчитанных на одну семью, в пригороде. По оценкам правительства Великобритании, в течение последующих пяти лет необходимо ежегодно строить порядка 200 тыс. новых домов, чтобы снизить темпы роста цен на жилье с 2,7% до более приемлемых 1,8%, но даже эта цель для нас сегодня недо-
стижима – в правительстве признали, что в течение последних 30 лет «строительство по заказу местных властей фактически прекратилось и не возобновлялось жилищными ассоциациями».

Помимо того что такая реструктуризация городов очень дорого стоит, она противоречит глубоко укоренившимся антиурбанистическим настроениям, распространенным как в Великобритании, так
и в Соединенных Штатах – некая ностальгия по жизни в сельской местности и предвзятость в отношении городского уклада свойственны не только нашему менталитету, но и многим правительственным
структурам. Эти настроения усугубляются прочной убежденностью консерваторов в том, что города по своей природе элитарны, являются рассадниками расточительства, разврата, пороков, распущенности
и преступлений, т.е. неотъемлемой частью нашего социального и экономического распада, – и они нашли отклик у Трампа и его окружения. Мобилизовать политические силы в условиях нового городского кризиса будет непросто, тем более что в эпоху трампизма и Брекзита популизм наращивает мощь в большинстве передовых европейских стран.

Итак, что мы можем сделать, чтобы преодолеть новый кризис городов и вернуть экономику и общество в нужное русло развития? Я далеко не первый, кто пытается найти решение проблем, стоящих перед нашими городами. Но у нас нет полного понимания нового кризиса, поэтому предлагаемые время от времени стратегии и решения носят слишком ограниченный и временный характер, чтобы справиться с глубиной и масштабом проблемы. Многие считают, что необходимо преодолеть косную политику NIMBY или, как я предпочитаю их называть, новых городских луддитов, сдерживающих повышение плотности городов и их кластеризацию, которые нужны для инноваций и экономического прогресса. Разумеется, настало время реформировать слишком строгие нормы строительства и градостроительного зонирования, ограничивающие плотность городов. Мэрам городов, безусловно, требуется больше властных полномочий. Но, сколько бы ни было полномочий, их будет недостаточно. Полное решение всех
проблем нового городского кризиса потребует большего.

Чтобы выйти из глубокого системного кризиса и добиться расцвета экономики, мы должны поставить города и урбанизацию в самый центр нашей повестки. Как я отмечал в начале этой книги, раз уж новый кризис носит городской характер, то таким же должно быть и его разрешение. Если мы хотим вернуться ко всеобщему устойчивому процветанию, мы должны стать полноценно урбанизированным обществом. Масштабы требуемых инвестиций пугают, но такое уже случалось в нашей истории. Радует то, что мы можем добиться значительных успехов, используя ресурсы, которые у нас уже есть. При этом новая стратегия обеспечения более продуктивной и всеобщей урбанизации должна формироваться на базе семи основополагающих принципов. Ниже я расскажу о каждом из них».

Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать / Ричард Флорида: Пер. с англ. – М.: Издательская группа «Точка», 2018. – 368 с.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.


09 Июля 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.