Блеск и нищета городов

Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg
Ричард Флорида – один из самых ярких гостей Московского урбанистического форума. В 2002 году он написал эпохальный бестселлер «Креативный класс: люди, которые меняют мир» (переведен на русский в 2007), где пришел к вдохновляющим выводам: экономическое развитие зависит не от ресурсов или технологий, а от талантливых людей. Флорида заметил, что крупные компании переезжали туда, где есть концентрация креативных людей, а не наоборот. А креативные люди, как выяснилось, живут в городах, но не любых. «Креативные люди всегда тяготели к определенным типам сообществ, таким как левый берег Сены в Париже или Гринвич-Вилладж в Нью-Йорке. Подобные сообщества дают творческие стимулы, разнообразие и богатый опыт, составляющие источник креативности. В настоящее время нам все больше требуется именно такая среда». Ее слагаемые – три «Т»: технологии, таланты, толерантность. Между прочим, Флорида заметил, что список популярных в высокотехнологичной индустрии городов соответствует гей-индексу и индексу богемы. Очевидно, что качество жизни связано с наличием питательной среды, большим количеством возможностей и терпимостью к различиям. То, что казалось бичом нашего времени – изменчивость и неопределенность жизни, – у Флориды стало скорее нормой, если не преимуществом.

В первой книжке Флориды нарисован образ высокооплачиваемого «профессионала без галстука», в пирсинге и с дредами (художника, писателя, музыканта, журналиста, айтишника, стартапера) – бальзам на душу русского интеллигента. Такому человеку, чтобы быть продуктивным, нужен свободный график, он «играет на работе и работает дома», потому что ему необходимо время для концентрации, чтобы быть продуктивным. Представитель креативного класса может достаточно часто менять место работы. В предисловии к русскому изданию Флорида оценил количество креативного класса в России в 13 млн. человек (второе абсолютное число после США). Таким людям нужны хорошие города, и во всем мире случился бум урбанизма, который к 2011 году докатился до Москвы, а теперь распространяется по России.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.
Ричард Флорида / предоставлено МУФ

Удивительно, что роль географии вдруг выросла вопреки прогнозам. Например, архитектор, теоретик и философ Питер Айзенман настаивал на том, что в современном цифровом мире правит а-топия, места больше не важны, классических городов больше нет, – и приводил в пример растянутый в пространстве Лос-Анжелес (P.Giorra. Peter Eisenman. Bauten und Projekte. Stuttgart,1995). Флорида же доказал обратное: нам нужны города как среда общения, разнообразия и терпимости к различиям. К тому же горожане оказались одним из главных источников пополнения казны как налогоплательщики. Все это двигало экономику вперед. Но не тут-то было.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.

В книге 2018 года «Новый кризис городов», которую Флорида представит на МУФ, исследователь говорит о разочаровании. Прекрасные урбанистические оазисы с пешеходными общественными пространствами, велосипедными дорожками, парками, наполненные людьми, занимающимися спортом, танцующими и посещающими галереи, оказались источником нового социального и географического неравенства. Социальное неравенство возникает, потому что цены на жилье в таких городах растут, и жилье становится недоступным. В норме жилье должно стоить 2,6 годового дохода. В Нью-Йорке, Лондоне, Париже и в Москве это минимум 8 годовых доходов, а с ипотекой 16 и больше. Аренда жилья также высока и составляет до 65 % месячной зарплаты. В такой ситуации художники и музыканты, а также учителя, медсестры и пожарники, работники ресторанов – люди, без которых город не может функционировать, – вынуждены уезжать в пригороды. А в благоустроенных центрах городов может позволить себе жить, по мнению Флориды, только богатая интеллигенция (!), что для русского уха звучит экзотично – интеллигенция здесь никогда не была особенно богатой.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.

К тому же возникает неравенство между городами: столицы или центры технологических индустрий процветают, а бывшие промышленные города не развиваются и погибают (Флорида называет это «урбанизм по принципу «победитель получает все»). Внутри урбанистических «победителей» районы также развиты неравномерно: исторические центры обладают привлекательной средой и инфраструктурой, а пригороды страдают от недостатка хороших школ и клиник, преступности и плохой экологии (в России ситуация лучше, унаследованное от советских времен смешанное население спальных районов не позволяет им превратиться в гетто, замечает исследователь). Упадок урбанизма Флорида связывает с политическими событиями: приходом к власти Трампа и брекзитом Великобритании. Расцвела идеология консерваторов, видящих в городах рассадники разврата и пороков. Тем не менее экономист считает, что преодолеть новый кризис городов можно с помощью того же урбанизма. Ричард Флорида противопоставляет урбанизму по принципу «победитель получает всё» урбанизм для всех. В конце 10-й главы даны семь принципов «лечения» городов. Это:

1. Заставить кластеризацию работать на нас, а не против нас.
Тут рецепт Флориды очень интересен. Городской земли не хватает там, где она больше всего нужна. Но можно использовать ее эффективнее. Снятие запретов на высотное строительство не решает проблему. «Самыми инновационными в мире являются не кварталы небоскребов, как в Гонконге и Сингапуре, а бывшие промышленные районы Лондона, Амстердама, Берлина и Нью-Йорка, застроенные средневысотными зданиями, улицы которых способствуют смешанному использованию» (у нас это, надо думать, Стрелка, «Красный Октябрь», «Большевик» и прочий редевелопмент промзон). Флорида предлагает налог на землю делать максимальным, если на ней ничего не строится или строится узкая башня, и уменьшать его, если пятно застройки увеличивается. Так можно стимулировать владельцев строить средневысотные кварталы с большой плотностью, подобные историческим.

2. Инвестируйте в инфраструктуру, повышая плотность и численность населения.

3. Стройте больше доступного жилья для аренды.
Здесь любопытно, что в Великобритании собираются строить по 200 000 домов в год, чтобы снизить рост цен на жилье и выйти из кризиса. Россия с ее планами строить 100 млн м2 в год, заявленными президентом, не одинока.

4. Превратите низко оплачиваемую работу в сфере услуг в работу на уровне среднего класса.

5. Инвестируя в людей и городские районы, можно покончить с бедностью.

6. Стройте процветающие города во всем мире.

7. Дайте больше власти городам и сообществам.


Не буду комментировать каждый принцип. Книга «Новый кризис городов» написана легким и ярким языком. Иногда даже кажется, что это речь будущего мэра перед избирателями, но подкрепленная многочисленными исследованиями, таблицами, подсчетами индексов и диаграммами, сосредоточенными в обширном приложении.

Книгу можно купить и подписать у автора на презентации 18 июля в 17:00 в зале «Щусев».
Регистрация здесь.

 
Отрывок из книги Ричарда Флориды
«Новый кризис городов»

Глава 10: Урбанизация для всех

«Задайте себе вопрос: когда в последний раз вам доводилось слышать о том, чтобы государственный лидер – не мэр, а премьер-министр или президент – действительно понимал, о чем говорит, если
речь идет о городах и урбанизации? Или больше того: когда он занимался ими? Краткий ответ – никогда. В первую очередь это касается Америки, где Дональд Трамп рассматривает города только как
рассадники преступлений и патологий. Но не менее остро этот вопрос стоит в Великобритании и по всей Европе.

Противоречие между жизненно важной экономической ролью городов и полным пренебрежением к ним со стороны государственной власти болезненно и крайне тревожно. Как показала эта книга, наша способность к инновациям и экономическому росту зависит от кластеризации талантов, компаний и других экономических активов в городах. Города и городские агломерации – это наши основные платформы для технологических инноваций, обеспечения богатства и социального прогресса, для поддержки новых, прогрессивных ценностей и политических свобод. Именно здесь разрабатываются и проверяются новые стратегии поощрения инноваций, создания высокооплачиваемых рабочих мест и повышения уровня жизни.

Но эта книга показала также, что наши города и агломерации сталкиваются с весьма серьезными проблемами, ставящими под угрозу весь наш образ жизни. Та самая кластеризация, которая порождает
экономический и социальный прогресс, все больше разделяет нас в демографическом, культурном и политическом планах. Урбанизация по принципу «победитель получает все» означает, что немногочислен-
ные города-победители захватывают непропорциональную высокую долю прибыли от инноваций и экономического роста, в то время как остальные по-прежнему переживают застой или вовсе отстают в развитии. По мере того как из таких агломераций исчезает все больше и больше районов проживания представителей среднего класса, они, их пригороды и даже целые страны превращаются в пеструю смесь
концентрированных преимуществ и недостатков.

Новый кризис городов – это не существующий сам по себе кризис супергородов и технологических центров, а централизованный кризис современного урбанистического когнитивного капитализма.
Последствия этого кризиса ощущаются во всем мире: от Лондона, Парижа и Нью-Йорка и ведущих центров знаний, таких как Сан-Франциско и Тель-Авив, до регионов, пребывающих в процессе деиндустриализации и областей развивающихся стран, находящихся в стадии быстрого подъема <…>

С одной стороны, кризис наиболее остро ощущается именно там, где мы ожидали, – в крупнейших городах и ведущих технологических центрах Америки: Лос-Анджелес лидирует среди крупных агло-
мераций, Нью-Йорк занимает второе место, Сан-Франциско – третье. Технологические центры Сан-Диего, Бостона и Остина также входят в первую десятку наиболее серьезно затронутых кризисом круп-
ных агломераций. (Мой более широкий статистический анализ подтверждает эту основную схему.) Индекс нового городского кризиса, несомненно, в значительной степени соотносится с размером город-
ских агломераций и плотностью размещения в них, с концентрацией высокотехнологичных промышленных объектов, долями творческих работников и выпускников колледжей, объемами производства, уровнями доходов и оплаты труда. Он также тесно связан с политическим разделением Америки – находится в прямой зависимости от доли голосов, отданных за Клинтон в 2016 г., и в обратной – от от данных за Трампа. И снова мы видим, что новый городской кризис является фундаментальной чертой более крупных, плотных, богатых, либеральных, образованных, высокотехнологичных и в большей степени ориентированных на представителей креативного класса городских агломераций.

С другой стороны, кризис ощущается и во многих других местах по всей Америке: в Чикаго, Майами и Мемфисе, входящих в первую десятку индекса нового городского кризиса, в агломерациях «Солнечного пояса» – Далласе, Хьюстоне, Шарлотте, Атланте, Фениксе, Орландо и Нэшвилле, рейтинг которых чуть ниже; в агломерациях «Ржавого пояса», таких как Кливленд, Милуоки и Детройт, также имеющих высокий рейтинг, и во множестве небольших университетских городков. Агломерация Бриджпорт–Стэмфорд–Норволк, расположенная недалеко от Нью-Йорка, занимает верхнюю позицию по значению индекса нового городского кризиса среди всех агломераций Соединенных Штатов.

Масштабность нового кризиса городов позволяет понять, почему так растет озабоченность современным состоянием экономики. В Великобритании, Европе и Соединенных Штатах средний класс выпотрошен крахом модели развития пригородной инфраструктуры, которую когда-то считали дорогой к лучшей жизни. Уровень жизни бедных и обездоленных падает все ниже и ниже на фоне всего остального общества. Но даже благополучная в экономическом плане часть общества уже не ощущает себя столь же процветающей, как раньше, – теперь ее представители живут в отнюдь не дешевых городах вроде Лондона или Нью-Йорка, где обеспечивать благополучное будущее детей становится все дороже и сложнее.

Новый кризис городов – одна из главных причин того, что экономика развитых стран не может полностью восстановиться после экономического провала и погружается в так называемый «секулярный
застой». Это понятие первоначально использовалось для описания трудностей Великой депрессии, когда экономика не позволяла генерировать инновации, экономический рост и рабочие места, столь необходимые для повышения уровня жизни. Бывший министр финансов США Ларри Саммерс (Larry Summers) полагает, что мы застряли в новой эре стагнации, восстановление экономики происходит медленнее, чем могло бы, и не способно создать количество хорошо оплачиваемых рабочих мест, достаточное для восстановления среднего класса. Саммерс вместе с лауреатом Нобелевской премии экономистом Полом Кругманом (Paul Krugman) и многими другими полагают, что лучший выход из этих трудностей – масштабные затраты на инфраструктуру со стороны правительства. Его идея, очевидно, основана на исторических прецедентах – в XIX в. каналы и железные дороги соединили промышленно развитые страны и расширили сферы их деятельности, способствуя экономическому росту и инновациям.
В конце XIX и начале XX вв. новый импульс развития городам и росту их населения дали трамваи и подземный транспорт. В середине XX в. массовые инвестиции в строительство дорог и щедрые субсидии для домовладельцев привели к стремительному увеличению пригородного населения и продолжительной эпохе развития экономики. Но сегодня большие затраты на строительство дорог и мостов вызовут лишь краткосрочный подъем экономики и не обеспечат ее устойчивого роста. Нам нужен не ворох проектов, готовых к реализации, а стратегические инвестиции в инфраструктуру, которая станет основой целенаправленного развития городских кластеров. Чтобы снова поднять экономику, инфраструктура должна стать частью более широкой стратегии развития городских кластеров.

Но это дорогой вариант – разумеется, по сравнению с предыдущими периодами более простого и дешевого расширения городов. Повышение плотности жилья, необходимое для городской класте-
ризации, создание общественного транспорта и других элементов инфраструктуры развития, перестройка жилых комплексов для увеличения притока населения и обеспечение необходимых объемов доступного жилья обойдутся гораздо дороже, чем просто строительство более широких дорог и возведение домов, рассчитанных на одну семью, в пригороде. По оценкам правительства Великобритании, в течение последующих пяти лет необходимо ежегодно строить порядка 200 тыс. новых домов, чтобы снизить темпы роста цен на жилье с 2,7% до более приемлемых 1,8%, но даже эта цель для нас сегодня недо-
стижима – в правительстве признали, что в течение последних 30 лет «строительство по заказу местных властей фактически прекратилось и не возобновлялось жилищными ассоциациями».

Помимо того что такая реструктуризация городов очень дорого стоит, она противоречит глубоко укоренившимся антиурбанистическим настроениям, распространенным как в Великобритании, так
и в Соединенных Штатах – некая ностальгия по жизни в сельской местности и предвзятость в отношении городского уклада свойственны не только нашему менталитету, но и многим правительственным
структурам. Эти настроения усугубляются прочной убежденностью консерваторов в том, что города по своей природе элитарны, являются рассадниками расточительства, разврата, пороков, распущенности
и преступлений, т.е. неотъемлемой частью нашего социального и экономического распада, – и они нашли отклик у Трампа и его окружения. Мобилизовать политические силы в условиях нового городского кризиса будет непросто, тем более что в эпоху трампизма и Брекзита популизм наращивает мощь в большинстве передовых европейских стран.

Итак, что мы можем сделать, чтобы преодолеть новый кризис городов и вернуть экономику и общество в нужное русло развития? Я далеко не первый, кто пытается найти решение проблем, стоящих перед нашими городами. Но у нас нет полного понимания нового кризиса, поэтому предлагаемые время от времени стратегии и решения носят слишком ограниченный и временный характер, чтобы справиться с глубиной и масштабом проблемы. Многие считают, что необходимо преодолеть косную политику NIMBY или, как я предпочитаю их называть, новых городских луддитов, сдерживающих повышение плотности городов и их кластеризацию, которые нужны для инноваций и экономического прогресса. Разумеется, настало время реформировать слишком строгие нормы строительства и градостроительного зонирования, ограничивающие плотность городов. Мэрам городов, безусловно, требуется больше властных полномочий. Но, сколько бы ни было полномочий, их будет недостаточно. Полное решение всех
проблем нового городского кризиса потребует большего.

Чтобы выйти из глубокого системного кризиса и добиться расцвета экономики, мы должны поставить города и урбанизацию в самый центр нашей повестки. Как я отмечал в начале этой книги, раз уж новый кризис носит городской характер, то таким же должно быть и его разрешение. Если мы хотим вернуться ко всеобщему устойчивому процветанию, мы должны стать полноценно урбанизированным обществом. Масштабы требуемых инвестиций пугают, но такое уже случалось в нашей истории. Радует то, что мы можем добиться значительных успехов, используя ресурсы, которые у нас уже есть. При этом новая стратегия обеспечения более продуктивной и всеобщей урбанизации должна формироваться на базе семи основополагающих принципов. Ниже я расскажу о каждом из них».

Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать / Ричард Флорида: Пер. с англ. – М.: Издательская группа «Точка», 2018. – 368 с.
Флорида Р. Новый кризис городов: Джентрификация, дорогая недвижимость, растущее неравенство и что нам с этим делать. М., Издательская группа «Точка», 2018.


09 Июля 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.