Владимир Белоголовский: «Консенсус не приводит к открытиям»

В Мехико сегодня завершается выставка проекта «Голоса и видения архитекторов», основанная на беседах ее куратора Владимира Белоголовского с ведущими архитекторами мира. Мы поговорили с ним о цели и особенностях этого проекта.

mainImg


– В чем основная идея выставочного проекта «Голоса и видения архитекторов» (Architects' Voices & Visions)?

– Идея – в генерировании новых идей. Архитектура как искусство постоянно нуждается в подпитке новыми идеями, теориями и видениями. Без этого не может быть движения вперед. Мне интересна именно такая архитектура, которая задается новыми вопросами и непрерывно находится в поиске новых решений. Вопрос «что такое архитектура?» не имеет абсолютного или универсального ответа. Тем не менее, этим вопросом обязан задаваться каждый архитектор и отвечать на него по-своему. Любой ответ – это лишь попытка определить свою позицию на данный момент. Важно понимать, что архитектура не создается на века: она встраивается в свое время и место и затем меняется вместе со своим окружением, как бы мы ни пытались ее законсервировать.

Моя задача как куратора и дизайнера – придумать стимулирующую среду и спровоцировать некую трансформацию в сознании, раскрыть глаза на то, какой может быть архитектура в идеале. Я не хочу никого наставлять, как создавать современную архитектуру. Я этого не знаю, и мне это совсем не интересно знать. Мне интересно следить за творческим процессом лидеров профессии, представлять их проекты и реализации, и озвучивать их собственные объяснения. Вполне возможно, что они все мне просто лгут и выдают желаемое за действительное. Но мне не важно, что у них происходит на самом деле. Мне важно то, о чем они мечтают и к чему стремятся. Нельзя судить лишь по результату; нужно судить по стремлениям.

Главная цель моего проекта – спровоцировать новые вопросы, которыми архитекторы бы задавались в своем творчестве. Оказавшись на моей выставке, вы входите в некий поток идей. Все они вырваны из контекста и переплетены друг с другом. Идея не в том, чтобы запомнить хлесткую фразу Айзенмана или Сизы, а в том, чтобы прийти к своему собственному ответу, задать свой собственный вопрос. И я вовсе не стремлюсь найти некий консенсус. Согласие не приводит к открытиям. Не стоит идти на выставку за ответами. Любая фраза – это лишь начало разговора. Некоторые фразы людей озадачивают, некоторые помогают что-то осознать. Эти цитаты выходят за рамки дисциплины. К примеру, Том Мейн на мой вопрос о том, что им движет ответил: «Мной двигало не эго, а страх остаться никем.»

Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Владимир Белоголовский и посетители выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским



– Что дают аудио- и видео-интервью своей аудитории по сравнению с привычной публикацией расшифровки беседы?

– На выставке представлено и то и другое. И если вы сравните их, то натолкнетесь на несовпадение звука и записей. Многие беседы невозможно перенести на бумагу в принципе. Я вынужден конструировать многие фразы сам, после чего я всегда согласовываю их с «авторами». Поэтому любое интервью – это работа с двух сторон. Залог удачного интервью – это когда тот, кто спрашивает, прекрасно владеет темой, а тот, кто отвечает – понятия не имеет о том, о чем его будут спрашивать. Я никогда не записываю свои интервью на видео. Даже привыкший к камере человек никогда не скажет в видеоинтервью то, на что он осмелится в обычной беседе. Все мои интервью – это обычные беседы, хотя и довольно напряженные: я не отпускаю своего собеседника пока он не ответит на вопрос. Мне никто не верит, но у меня были беседы по 4–6 часов с ведущими архитекторами мира. В январе этого года Алваро Сиза выкурил передо мной не меньше 30 сигарет! Он высказал такой афоризм: «Рациональности не достаточно; я стремлюсь не решить проблему, а обойти ее.» И еще: «То, что по-настоящему красиво, функционально.»

Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским



– Проект уже экспонировался три раза, впереди – новые показы. Выставка проходит с одним и тем же дизайном, с одним и тем же названием и т.д., или они меняется? Изменяется ли состав героев проекта?

– Меняется все – название, дизайн, состав героев. Всего состоялось три выставки – в Сиднее, Чикаго и Мехико. Следующая выставка пройдет в Буэнос-Айресе в октябре, и планируется еще одна выставка в манхэттенском Челси в ноябре. Все начинается с яркой фразы, которая прозвучала в одном из около 250 интервью, которые я беру с 2002 года. К примеру, фраза Something other than a narrative, вынесенная в название выставки в Мехико – это цитата из моего интервью с Питером Айзенманом. Он говорил о том, что его архитектура всегда уходит от репрезентации, и она не несет конкретной смысловой нагрузки. Поэтому ее можно читать по-разному. Один из проектов Айзенмана, Мемориал погибшим евреям в Берлине послужил прототипом дизайна выставки, где я использовал 16 стел – по числу участников. Половина участников – ведущие архитекторы Мехико, остальные – известные архитекторы мира. Обычно я включаю от дюжины до 16 героев.
 
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским



– Обычно архитектурные выставки довольно статичны: фото, чертежи, тексты. Как реагируют зрители на интерактивность Architects' Voices & Visions? Дают ли они какую-либо «обратную связь»? И как относятся герои интервью к «медийному» формату интервью? Не смущает ли их невозможность обычной для журнальных публикаций правки и т.д.?

– Я информирую своих героев о выставках, и многие относятся к ним с пониманием. Кроме того, я предупреждаю их о том, что их ответы вырваны из контекста и могут быть поняты совершенно иначе. Это нормально. Ведь даже если бы я вернул свои вопросы и их ответы в оригинальный контекст, то их сегодняшние ответы все равно были бы другими. Мне интересно само рассуждение моего героя в тот момент, когда ему задавался вопрос. Это уместно сравнить с фильмом – не все ли равно, что думает актер о своей роли в сыгранном им фильме 15-летней давности. Мы обсуждаем фильм. А актер или даже режиссер, может, имели совсем другие намерения. Что же касается правки… Вы правы – все выходит с первой попытки. Слово, как говорится, не воробей… Но в этом и прелесть живых голосов. Формат выставки позволяет представить разговор либо полностью, как это было в Сиднее, либо по 15 минут, как это было в Мехико. Транскрипции тоже намного длиннее тех, которые можно опубликовать в прессе. Но главное – это подача: все сказанное и записанное намеренно вырывается из контекста и смешивается. А у посетителя есть выбор – либо фланировать от одного разговора к другому, либо следовать одному выбранному разговору – каждый архитектор представлен своим цветом и каждый разговор читается слева направо, перешагивая через множество параллельных бесед.

В Мехико я оставил журнал отзывов, чтобы посетители записывали туда свои вопросы и ответы. Я предлагаю тоже самое сделать читателям Архи.ру.
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским


0

14 Сентября 2017

author pht author pht

Беседовали:

Владимир Белоголовский, Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.