Владимир Белоголовский: «Консенсус не приводит к открытиям»

В Мехико сегодня завершается выставка проекта «Голоса и видения архитекторов», основанная на беседах ее куратора Владимира Белоголовского с ведущими архитекторами мира. Мы поговорили с ним о цели и особенностях этого проекта.

mainImg


– В чем основная идея выставочного проекта «Голоса и видения архитекторов» (Architects' Voices & Visions)?

– Идея – в генерировании новых идей. Архитектура как искусство постоянно нуждается в подпитке новыми идеями, теориями и видениями. Без этого не может быть движения вперед. Мне интересна именно такая архитектура, которая задается новыми вопросами и непрерывно находится в поиске новых решений. Вопрос «что такое архитектура?» не имеет абсолютного или универсального ответа. Тем не менее, этим вопросом обязан задаваться каждый архитектор и отвечать на него по-своему. Любой ответ – это лишь попытка определить свою позицию на данный момент. Важно понимать, что архитектура не создается на века: она встраивается в свое время и место и затем меняется вместе со своим окружением, как бы мы ни пытались ее законсервировать.

Моя задача как куратора и дизайнера – придумать стимулирующую среду и спровоцировать некую трансформацию в сознании, раскрыть глаза на то, какой может быть архитектура в идеале. Я не хочу никого наставлять, как создавать современную архитектуру. Я этого не знаю, и мне это совсем не интересно знать. Мне интересно следить за творческим процессом лидеров профессии, представлять их проекты и реализации, и озвучивать их собственные объяснения. Вполне возможно, что они все мне просто лгут и выдают желаемое за действительное. Но мне не важно, что у них происходит на самом деле. Мне важно то, о чем они мечтают и к чему стремятся. Нельзя судить лишь по результату; нужно судить по стремлениям.

Главная цель моего проекта – спровоцировать новые вопросы, которыми архитекторы бы задавались в своем творчестве. Оказавшись на моей выставке, вы входите в некий поток идей. Все они вырваны из контекста и переплетены друг с другом. Идея не в том, чтобы запомнить хлесткую фразу Айзенмана или Сизы, а в том, чтобы прийти к своему собственному ответу, задать свой собственный вопрос. И я вовсе не стремлюсь найти некий консенсус. Согласие не приводит к открытиям. Не стоит идти на выставку за ответами. Любая фраза – это лишь начало разговора. Некоторые фразы людей озадачивают, некоторые помогают что-то осознать. Эти цитаты выходят за рамки дисциплины. К примеру, Том Мейн на мой вопрос о том, что им движет ответил: «Мной двигало не эго, а страх остаться никем.»

Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Владимир Белоголовский и посетители выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским



– Что дают аудио- и видео-интервью своей аудитории по сравнению с привычной публикацией расшифровки беседы?

– На выставке представлено и то и другое. И если вы сравните их, то натолкнетесь на несовпадение звука и записей. Многие беседы невозможно перенести на бумагу в принципе. Я вынужден конструировать многие фразы сам, после чего я всегда согласовываю их с «авторами». Поэтому любое интервью – это работа с двух сторон. Залог удачного интервью – это когда тот, кто спрашивает, прекрасно владеет темой, а тот, кто отвечает – понятия не имеет о том, о чем его будут спрашивать. Я никогда не записываю свои интервью на видео. Даже привыкший к камере человек никогда не скажет в видеоинтервью то, на что он осмелится в обычной беседе. Все мои интервью – это обычные беседы, хотя и довольно напряженные: я не отпускаю своего собеседника пока он не ответит на вопрос. Мне никто не верит, но у меня были беседы по 4–6 часов с ведущими архитекторами мира. В январе этого года Алваро Сиза выкурил передо мной не меньше 30 сигарет! Он высказал такой афоризм: «Рациональности не достаточно; я стремлюсь не решить проблему, а обойти ее.» И еще: «То, что по-настоящему красиво, функционально.»

Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским



– Проект уже экспонировался три раза, впереди – новые показы. Выставка проходит с одним и тем же дизайном, с одним и тем же названием и т.д., или они меняется? Изменяется ли состав героев проекта?

– Меняется все – название, дизайн, состав героев. Всего состоялось три выставки – в Сиднее, Чикаго и Мехико. Следующая выставка пройдет в Буэнос-Айресе в октябре, и планируется еще одна выставка в манхэттенском Челси в ноябре. Все начинается с яркой фразы, которая прозвучала в одном из около 250 интервью, которые я беру с 2002 года. К примеру, фраза Something other than a narrative, вынесенная в название выставки в Мехико – это цитата из моего интервью с Питером Айзенманом. Он говорил о том, что его архитектура всегда уходит от репрезентации, и она не несет конкретной смысловой нагрузки. Поэтому ее можно читать по-разному. Один из проектов Айзенмана, Мемориал погибшим евреям в Берлине послужил прототипом дизайна выставки, где я использовал 16 стел – по числу участников. Половина участников – ведущие архитекторы Мехико, остальные – известные архитекторы мира. Обычно я включаю от дюжины до 16 героев.
 
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским



– Обычно архитектурные выставки довольно статичны: фото, чертежи, тексты. Как реагируют зрители на интерактивность Architects' Voices & Visions? Дают ли они какую-либо «обратную связь»? И как относятся герои интервью к «медийному» формату интервью? Не смущает ли их невозможность обычной для журнальных публикаций правки и т.д.?

– Я информирую своих героев о выставках, и многие относятся к ним с пониманием. Кроме того, я предупреждаю их о том, что их ответы вырваны из контекста и могут быть поняты совершенно иначе. Это нормально. Ведь даже если бы я вернул свои вопросы и их ответы в оригинальный контекст, то их сегодняшние ответы все равно были бы другими. Мне интересно само рассуждение моего героя в тот момент, когда ему задавался вопрос. Это уместно сравнить с фильмом – не все ли равно, что думает актер о своей роли в сыгранном им фильме 15-летней давности. Мы обсуждаем фильм. А актер или даже режиссер, может, имели совсем другие намерения. Что же касается правки… Вы правы – все выходит с первой попытки. Слово, как говорится, не воробей… Но в этом и прелесть живых голосов. Формат выставки позволяет представить разговор либо полностью, как это было в Сиднее, либо по 15 минут, как это было в Мехико. Транскрипции тоже намного длиннее тех, которые можно опубликовать в прессе. Но главное – это подача: все сказанное и записанное намеренно вырывается из контекста и смешивается. А у посетителя есть выбор – либо фланировать от одного разговора к другому, либо следовать одному выбранному разговору – каждый архитектор представлен своим цветом и каждый разговор читается слева направо, перешагивая через множество параллельных бесед.

В Мехико я оставил журнал отзывов, чтобы посетители записывали туда свои вопросы и ответы. Я предлагаю тоже самое сделать читателям Архи.ру.
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским


14 Сентября 2017

author pht author pht

Беседовали:

Владимир Белоголовский, Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.