Владимир Белоголовский: «Консенсус не приводит к открытиям»

В Мехико сегодня завершается выставка проекта «Голоса и видения архитекторов», основанная на беседах ее куратора Владимира Белоголовского с ведущими архитекторами мира. Мы поговорили с ним о цели и особенностях этого проекта.

mainImg


– В чем основная идея выставочного проекта «Голоса и видения архитекторов» (Architects' Voices & Visions)?

– Идея – в генерировании новых идей. Архитектура как искусство постоянно нуждается в подпитке новыми идеями, теориями и видениями. Без этого не может быть движения вперед. Мне интересна именно такая архитектура, которая задается новыми вопросами и непрерывно находится в поиске новых решений. Вопрос «что такое архитектура?» не имеет абсолютного или универсального ответа. Тем не менее, этим вопросом обязан задаваться каждый архитектор и отвечать на него по-своему. Любой ответ – это лишь попытка определить свою позицию на данный момент. Важно понимать, что архитектура не создается на века: она встраивается в свое время и место и затем меняется вместе со своим окружением, как бы мы ни пытались ее законсервировать.

Моя задача как куратора и дизайнера – придумать стимулирующую среду и спровоцировать некую трансформацию в сознании, раскрыть глаза на то, какой может быть архитектура в идеале. Я не хочу никого наставлять, как создавать современную архитектуру. Я этого не знаю, и мне это совсем не интересно знать. Мне интересно следить за творческим процессом лидеров профессии, представлять их проекты и реализации, и озвучивать их собственные объяснения. Вполне возможно, что они все мне просто лгут и выдают желаемое за действительное. Но мне не важно, что у них происходит на самом деле. Мне важно то, о чем они мечтают и к чему стремятся. Нельзя судить лишь по результату; нужно судить по стремлениям.

Главная цель моего проекта – спровоцировать новые вопросы, которыми архитекторы бы задавались в своем творчестве. Оказавшись на моей выставке, вы входите в некий поток идей. Все они вырваны из контекста и переплетены друг с другом. Идея не в том, чтобы запомнить хлесткую фразу Айзенмана или Сизы, а в том, чтобы прийти к своему собственному ответу, задать свой собственный вопрос. И я вовсе не стремлюсь найти некий консенсус. Согласие не приводит к открытиям. Не стоит идти на выставку за ответами. Любая фраза – это лишь начало разговора. Некоторые фразы людей озадачивают, некоторые помогают что-то осознать. Эти цитаты выходят за рамки дисциплины. К примеру, Том Мейн на мой вопрос о том, что им движет ответил: «Мной двигало не эго, а страх остаться никем.»

Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Владимир Белоголовский и посетители выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским


– Что дают аудио- и видео-интервью своей аудитории по сравнению с привычной публикацией расшифровки беседы?

– На выставке представлено и то и другое. И если вы сравните их, то натолкнетесь на несовпадение звука и записей. Многие беседы невозможно перенести на бумагу в принципе. Я вынужден конструировать многие фразы сам, после чего я всегда согласовываю их с «авторами». Поэтому любое интервью – это работа с двух сторон. Залог удачного интервью – это когда тот, кто спрашивает, прекрасно владеет темой, а тот, кто отвечает – понятия не имеет о том, о чем его будут спрашивать. Я никогда не записываю свои интервью на видео. Даже привыкший к камере человек никогда не скажет в видеоинтервью то, на что он осмелится в обычной беседе. Все мои интервью – это обычные беседы, хотя и довольно напряженные: я не отпускаю своего собеседника пока он не ответит на вопрос. Мне никто не верит, но у меня были беседы по 4–6 часов с ведущими архитекторами мира. В январе этого года Алваро Сиза выкурил передо мной не меньше 30 сигарет! Он высказал такой афоризм: «Рациональности не достаточно; я стремлюсь не решить проблему, а обойти ее.» И еще: «То, что по-настоящему красиво, функционально.»

Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским


– Проект уже экспонировался три раза, впереди – новые показы. Выставка проходит с одним и тем же дизайном, с одним и тем же названием и т.д., или они меняется? Изменяется ли состав героев проекта?

– Меняется все – название, дизайн, состав героев. Всего состоялось три выставки – в Сиднее, Чикаго и Мехико. Следующая выставка пройдет в Буэнос-Айресе в октябре, и планируется еще одна выставка в манхэттенском Челси в ноябре. Все начинается с яркой фразы, которая прозвучала в одном из около 250 интервью, которые я беру с 2002 года. К примеру, фраза Something other than a narrative, вынесенная в название выставки в Мехико – это цитата из моего интервью с Питером Айзенманом. Он говорил о том, что его архитектура всегда уходит от репрезентации, и она не несет конкретной смысловой нагрузки. Поэтому ее можно читать по-разному. Один из проектов Айзенмана, Мемориал погибшим евреям в Берлине послужил прототипом дизайна выставки, где я использовал 16 стел – по числу участников. Половина участников – ведущие архитекторы Мехико, остальные – известные архитекторы мира. Обычно я включаю от дюжины до 16 героев.
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским


– Обычно архитектурные выставки довольно статичны: фото, чертежи, тексты. Как реагируют зрители на интерактивность Architects' Voices & Visions? Дают ли они какую-либо «обратную связь»? И как относятся герои интервью к «медийному» формату интервью? Не смущает ли их невозможность обычной для журнальных публикаций правки и т.д.?

– Я информирую своих героев о выставках, и многие относятся к ним с пониманием. Кроме того, я предупреждаю их о том, что их ответы вырваны из контекста и могут быть поняты совершенно иначе. Это нормально. Ведь даже если бы я вернул свои вопросы и их ответы в оригинальный контекст, то их сегодняшние ответы все равно были бы другими. Мне интересно само рассуждение моего героя в тот момент, когда ему задавался вопрос. Это уместно сравнить с фильмом – не все ли равно, что думает актер о своей роли в сыгранном им фильме 15-летней давности. Мы обсуждаем фильм. А актер или даже режиссер, может, имели совсем другие намерения. Что же касается правки… Вы правы – все выходит с первой попытки. Слово, как говорится, не воробей… Но в этом и прелесть живых голосов. Формат выставки позволяет представить разговор либо полностью, как это было в Сиднее, либо по 15 минут, как это было в Мехико. Транскрипции тоже намного длиннее тех, которые можно опубликовать в прессе. Но главное – это подача: все сказанное и записанное намеренно вырывается из контекста и смешивается. А у посетителя есть выбор – либо фланировать от одного разговора к другому, либо следовать одному выбранному разговору – каждый архитектор представлен своим цветом и каждый разговор читается слева направо, перешагивая через множество параллельных бесед.

В Мехико я оставил журнал отзывов, чтобы посетители записывали туда свои вопросы и ответы. Я предлагаю тоже самое сделать читателям Архи.ру.
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским
Вид выставки Something other than a narrative: Architects′ voices & visions в Мехико. Фото: Luis Gordoa. Предоставлено Владимиром Белоголовским


14 Сентября 2017

author pht author pht

Беседовали:

Владимир Белоголовский, Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.