«Пром» и ремесленные традиции

По следам завершившейся миланской Недели дизайна: рассказываем об одной из ее главных площадок, районе Тортона, где историческая промзона стала инкубатором для индустрии моды и дизайна.

Автор текста:
Милица Алемпич

mainImg
Милан, город, который до конца 70-х годов прошлого века был символом итальянской промышленности, сумел адаптировать свою экономику к современным тенденциям без существенных кризисных моментов. Меняясь подобно североевропейским индустриальным центрам, Милан успешнее, чем другие итальянские города, динамично реагирует на новые вызовы процесса глобализации. В результате экономических, социальных и культурных перемен, мегаполис за последние тридцать лет превратился из промышленного центра в город культуры, искусства, моды и дизайна.

Незадолго до начала нового тысячелетия в Милане была введена система «город-архипелаг», которая упрощает реконструкцию отдельных районов, гибка и может адаптироваться к требованиям текущего момента. Эти планы перемен и недавно приобретенная самостоятельность частных инвесторов привели к тому, что различные международные корпорации, банки и страховые компании стали самыми важными действующими лицами при трансформации города. Крупные проекты, финансируемые из частных средств (Бикока, Порта-Нуова, CityLife, Портелло, Санта-Джулия) произвели эффект домино по всему Милану, где возникли здания, занявшие видное место в мировой архитектурной практике.
Тортона. Фото © Milica Alempic

Наряду с крупными проектами городских преобразований, используется менее агрессивный метод соединения местных и глобальных тенденций, связанный с актуальной темой повторного использования индустриального наследия. Примеры этой новой формы реконструкции – районы Вентура, Изола и, главное, Тортона. Огромные фабричные и складские помещения с их «машинным» шармом стали магнитом для творческих людей – художников, стилистов, дизайнеров и архитекторов. «Соборы» индустриальной эпохи бесспорного эстетического качества получают сначала временные, а затем и постоянные новые функции. Заброшенный завод становится лабораторией, выставочным залом, новым пространством для творчества. Спонтанность развития Тортоны ставит ее в один ряд с районами Сохо в Лондоне или Челси в Нью-Йорке, где идентичность территории определяет именно ее незапланированное и неоднородное развитие.
Тортона. Фото © Milica Alempic
Тортона. Местные лавки. Фото © Milica Alempic

Тортона находится на юге миланского центра, в непосредственной близости от самого старого из работающих сейчас вокзалов Порта-Дженова, в прошлом – генератора развития этой территории. С закрытием и выводом из Тортоны предприятий она стала одним из самых ярких зон ревитализации как в Милане, так и в мире; вокзал при этом послужил физическим барьером, отделяющим район от остального мегаполиса, позволяя ему развивать собственную идентичность. Историческая городская ткань Тортоны – это не только промышленные объекты и жилье для рабочих, но и связанные с ними традиции ремесел и коммерческой деятельности местного масштаба. Новая творческая индустрия вполне допускает их присутствие. Сосуществование городских функций из разных периодов, как и контраст – не только формальный, но и функциональный – создают особый характер Тортоны. В результате всех изменений не редкость встретить одновременно в местном кафе художников, моделей, автомехаников и бизнесменов.
Тортона. Местный любительский театр. Фото © Milica Alempic
Тортона. Фото © Milica Alempic
Тортона. Фото © Milica Alempic

Инициаторами преобразования заброшенных промышленных сооружений в Тортоне были журналы мод и всемирно признанные фотографы моды Флавио Луккини и Фабрицио Ферри. Закрытый завод General Electric превратился в первую фотостудию. Superstudio, как его назвали, расширял свои площади и функциональную программу и на сегодняшний день занимает весь квартал и из фотостудии стал «гибридной единицей», где расположены студии графики, сценографии, производства, школы фотографов, стилистов, дизайнеров и режиссеров, модельные агентства. Разнородную природу сегодняшнего Superstudio определяли различные архитекторы, а окончательную форму ему придал Антонио Читтерио. Проект реконструкции не затронул оригинальный характер здания. Исторические стальные конструкции, фонари, серые бетонные полы – основа, которая дополнена новейшими технологическими решениями.
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic

То, что мода была одной из движущих сил трансформации Тортоны, подтверждается расположением там штаб-квартиры одного из известнейших модельеров – Джорджо Армани. Понимая потенциал района, он устроил в бывшей фабрике Nestlè пространство для выставок, административные и складские помещения, тем самым создав на улице Бергоньоне «оазис Армани». Проект Театра Армани, предназначенного для дефиле, модельер доверил Тадао Андо, обогатив Тортону еще одним громким именем. Затем, к Экспо-2015 был завершен комплекс Armani Silos, отметивший 40-летие основания Giorgio Armani S.P.A.: следуя логике предшествующих проектов, внешний вид бункера сохранили, изменив только его внутреннюю структуру.
Штаб-квартира Armani. Фото © Milica Alempic
Театр Армани по проекту Тадао Андо. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic

Творческим центром всей Тортоны можно считать бывшую фабрику Ansaldo. Под названием «Город культуры» этот комплекс стал в 1999 предметом международного конкурса с целью создания нового музейного квартала – по образцу Берлина и других европейских городов. По проекту Дэвида Чипперфильда фабрика сохранила свою структуру, и было построено два новых здания – Музей культур (MUDEC) и Музей театра кукол; весь ансамбль объединен новыми горизонтальными и вертикальными связями. Путем сохранения существующих объектов и внедрения новых архитектурных форм и материалов Чипперфильд обрисовывает характер Тортоны как контраст современности и истории.
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic

Сам Музей культур продолжает ту же логику, от «Агоры», центрального монументального пространства свободной геометрии – к непрозрачными, регулярными выставочными залами. Огромный комплекс ex Ansaldo позволил разместить в своих цехах, помимо прочего, лаборатории и мастерские театра Ла-Скала и инновационный проект Base: более 2000 м2, посвященных культуре и творчеству, где в одно и то же время учатся, работают и развлекаются.
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic

Комплекс бывшего почтового отделения, реконструированный по проекту Марио Кучинеллы, контрастирует своими современными формами с промышленным окружением. Развитие Тортоны способствует появлению современных жилых проектов, к примеру, Tortona 37 бюро Маттео Туна (кроме квартир там есть и офисы) предлагает новый стандарт жилья. Существующий «микс» функций дополняется расположенными там же школой дизайна Domus Academy, Фондом Арнальдо Помодоро, фабриками Giardini и Tod's, Школой комиксов, Свободным театром... В непосредственной близости от основных центров активности молодые художники и профессионалы творческого профиля осваивают опустевшие промышленные сооружения, создавая там собственные студии и давая тому или иному заброшенному двору определенную тему. В дни Салона мебели или Недели моды в соответствии с уже сложившейся практикой творческие люди организуют в Тортоне свои выставки и мероприятия параллельной программы. Причем еще не реконструированные объекты иногда представляют больший интерес, чем обновленные, создавая контрастную «декорацию» из промышленного прошлого и современных дизайна и моды.
Комплекс бывшего почтового отделения. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшего почтового отделения. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшего почтового отделения. Фото © Milica Alempic

Индивидуальный подход к индустриальному наследию порой приводит в Милане к его сносу и новому строительству (Портелло, Порта-Нуова, Бикока), когда все следы прошлого удаляются в соответствии с требованиями глобализованного общества. В других случаях реконструированные промышленные сооружения превращаются в учреждения культуры (Fondazione Prada, HangarBicocca, Frigoriferi Milanesi, Fabbrica del Vapore) или жилье. Тортона отличается от всего остального, потому что это полностью автохтонный образец виртуозной трансформации городского масштаба, где сохранилась гармония со индустриальным прошлым. Успешная ревитализация Тортоны способствует подобным переменам в других районах, например, в Ламбрате и Изоле, переживающих сейчас процесс трансформации.
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic

11 Апреля 2017

Автор текста:

Милица Алемпич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.