«Пром» и ремесленные традиции

По следам завершившейся миланской Недели дизайна: рассказываем об одной из ее главных площадок, районе Тортона, где историческая промзона стала инкубатором для индустрии моды и дизайна.

Автор текста:
Милица Алемпич

mainImg
Милан, город, который до конца 70-х годов прошлого века был символом итальянской промышленности, сумел адаптировать свою экономику к современным тенденциям без существенных кризисных моментов. Меняясь подобно североевропейским индустриальным центрам, Милан успешнее, чем другие итальянские города, динамично реагирует на новые вызовы процесса глобализации. В результате экономических, социальных и культурных перемен, мегаполис за последние тридцать лет превратился из промышленного центра в город культуры, искусства, моды и дизайна.

Незадолго до начала нового тысячелетия в Милане была введена система «город-архипелаг», которая упрощает реконструкцию отдельных районов, гибка и может адаптироваться к требованиям текущего момента. Эти планы перемен и недавно приобретенная самостоятельность частных инвесторов привели к тому, что различные международные корпорации, банки и страховые компании стали самыми важными действующими лицами при трансформации города. Крупные проекты, финансируемые из частных средств (Бикока, Порта-Нуова, CityLife, Портелло, Санта-Джулия) произвели эффект домино по всему Милану, где возникли здания, занявшие видное место в мировой архитектурной практике.
Тортона. Фото © Milica Alempic

Наряду с крупными проектами городских преобразований, используется менее агрессивный метод соединения местных и глобальных тенденций, связанный с актуальной темой повторного использования индустриального наследия. Примеры этой новой формы реконструкции – районы Вентура, Изола и, главное, Тортона. Огромные фабричные и складские помещения с их «машинным» шармом стали магнитом для творческих людей – художников, стилистов, дизайнеров и архитекторов. «Соборы» индустриальной эпохи бесспорного эстетического качества получают сначала временные, а затем и постоянные новые функции. Заброшенный завод становится лабораторией, выставочным залом, новым пространством для творчества. Спонтанность развития Тортоны ставит ее в один ряд с районами Сохо в Лондоне или Челси в Нью-Йорке, где идентичность территории определяет именно ее незапланированное и неоднородное развитие.
Тортона. Фото © Milica Alempic
Тортона. Местные лавки. Фото © Milica Alempic

Тортона находится на юге миланского центра, в непосредственной близости от самого старого из работающих сейчас вокзалов Порта-Дженова, в прошлом – генератора развития этой территории. С закрытием и выводом из Тортоны предприятий она стала одним из самых ярких зон ревитализации как в Милане, так и в мире; вокзал при этом послужил физическим барьером, отделяющим район от остального мегаполиса, позволяя ему развивать собственную идентичность. Историческая городская ткань Тортоны – это не только промышленные объекты и жилье для рабочих, но и связанные с ними традиции ремесел и коммерческой деятельности местного масштаба. Новая творческая индустрия вполне допускает их присутствие. Сосуществование городских функций из разных периодов, как и контраст – не только формальный, но и функциональный – создают особый характер Тортоны. В результате всех изменений не редкость встретить одновременно в местном кафе художников, моделей, автомехаников и бизнесменов.
Тортона. Местный любительский театр. Фото © Milica Alempic
Тортона. Фото © Milica Alempic
Тортона. Фото © Milica Alempic

Инициаторами преобразования заброшенных промышленных сооружений в Тортоне были журналы мод и всемирно признанные фотографы моды Флавио Луккини и Фабрицио Ферри. Закрытый завод General Electric превратился в первую фотостудию. Superstudio, как его назвали, расширял свои площади и функциональную программу и на сегодняшний день занимает весь квартал и из фотостудии стал «гибридной единицей», где расположены студии графики, сценографии, производства, школы фотографов, стилистов, дизайнеров и режиссеров, модельные агентства. Разнородную природу сегодняшнего Superstudio определяли различные архитекторы, а окончательную форму ему придал Антонио Читтерио. Проект реконструкции не затронул оригинальный характер здания. Исторические стальные конструкции, фонари, серые бетонные полы – основа, которая дополнена новейшими технологическими решениями.
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic
Superstudio. Фото © Milica Alempic

То, что мода была одной из движущих сил трансформации Тортоны, подтверждается расположением там штаб-квартиры одного из известнейших модельеров – Джорджо Армани. Понимая потенциал района, он устроил в бывшей фабрике Nestlè пространство для выставок, административные и складские помещения, тем самым создав на улице Бергоньоне «оазис Армани». Проект Театра Армани, предназначенного для дефиле, модельер доверил Тадао Андо, обогатив Тортону еще одним громким именем. Затем, к Экспо-2015 был завершен комплекс Armani Silos, отметивший 40-летие основания Giorgio Armani S.P.A.: следуя логике предшествующих проектов, внешний вид бункера сохранили, изменив только его внутреннюю структуру.
Штаб-квартира Armani. Фото © Milica Alempic
Театр Армани по проекту Тадао Андо. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic
Armani Silos. Фото © Milica Alempic

Творческим центром всей Тортоны можно считать бывшую фабрику Ansaldo. Под названием «Город культуры» этот комплекс стал в 1999 предметом международного конкурса с целью создания нового музейного квартала – по образцу Берлина и других европейских городов. По проекту Дэвида Чипперфильда фабрика сохранила свою структуру, и было построено два новых здания – Музей культур (MUDEC) и Музей театра кукол; весь ансамбль объединен новыми горизонтальными и вертикальными связями. Путем сохранения существующих объектов и внедрения новых архитектурных форм и материалов Чипперфильд обрисовывает характер Тортоны как контраст современности и истории.
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Музей культур Дэвида Чипперфильда. Фото © Milica Alempic

Сам Музей культур продолжает ту же логику, от «Агоры», центрального монументального пространства свободной геометрии – к непрозрачными, регулярными выставочными залами. Огромный комплекс ex Ansaldo позволил разместить в своих цехах, помимо прочего, лаборатории и мастерские театра Ла-Скала и инновационный проект Base: более 2000 м2, посвященных культуре и творчеству, где в одно и то же время учатся, работают и развлекаются.
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшей фабрики Ansaldo. Фото © Milica Alempic

Комплекс бывшего почтового отделения, реконструированный по проекту Марио Кучинеллы, контрастирует своими современными формами с промышленным окружением. Развитие Тортоны способствует появлению современных жилых проектов, к примеру, Tortona 37 бюро Маттео Туна (кроме квартир там есть и офисы) предлагает новый стандарт жилья. Существующий «микс» функций дополняется расположенными там же школой дизайна Domus Academy, Фондом Арнальдо Помодоро, фабриками Giardini и Tod's, Школой комиксов, Свободным театром... В непосредственной близости от основных центров активности молодые художники и профессионалы творческого профиля осваивают опустевшие промышленные сооружения, создавая там собственные студии и давая тому или иному заброшенному двору определенную тему. В дни Салона мебели или Недели моды в соответствии с уже сложившейся практикой творческие люди организуют в Тортоне свои выставки и мероприятия параллельной программы. Причем еще не реконструированные объекты иногда представляют больший интерес, чем обновленные, создавая контрастную «декорацию» из промышленного прошлого и современных дизайна и моды.
Комплекс бывшего почтового отделения. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшего почтового отделения. Фото © Milica Alempic
Комплекс бывшего почтового отделения. Фото © Milica Alempic

Индивидуальный подход к индустриальному наследию порой приводит в Милане к его сносу и новому строительству (Портелло, Порта-Нуова, Бикока), когда все следы прошлого удаляются в соответствии с требованиями глобализованного общества. В других случаях реконструированные промышленные сооружения превращаются в учреждения культуры (Fondazione Prada, HangarBicocca, Frigoriferi Milanesi, Fabbrica del Vapore) или жилье. Тортона отличается от всего остального, потому что это полностью автохтонный образец виртуозной трансформации городского масштаба, где сохранилась гармония со индустриальным прошлым. Успешная ревитализация Тортоны способствует подобным переменам в других районах, например, в Ламбрате и Изоле, переживающих сейчас процесс трансформации.
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic
Дворы района Тортона. Фото © Milica Alempic

11 Апреля 2017

Автор текста:

Милица Алемпич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.