Краткая история «Острова Хомбройх»

О музейном ансамбле близ Дюссельдорфа, где собраны постройки Тадао Андо, Алваро Сиза и Раймунда Абрахама.

Автор текста:
Елизавета Клепанова

27 Декабря 2016
mainImg
Примерно в сорока минутах езды на автомобиле от Дюссельдорфа в направлении города Нойс находится музей «Остров Хомбройх». Известное сначала преимущественно в пределах Германии, всемирную популярность это место получило после того, как американский журнал «Art News» включил его в 2004 году в свой список «10 супермузеев, о которых вы ничего не слышали».
Begiari V. Эдуардо Чиллида © Елизавета Клепанова
«Вход / Выход». Хайнц Баумюллер © Елизавета Клепанова



Музей был основан в 1987 немецким коммерсантом Карлом-Генрихом Мюллером (1936 – 2007). Его личность окружена слухами и даже легендами; о нем написано несколько книг. СМИ при его жизни часто обсуждали то, что у него только один костюм и никакого интереса к роскошной жизни, и что все немалые средства, заработанные торговлей недвижимостью, он вкладывает в Хомбройх и покупку новых произведений искусства. Мюллер, действительно, с маниакальной увлеченностью занимался развитием своего детища: в какой-то момент он даже закрыл свой основной бизнес и стал отдавать сто процентов своего времени и финансов острову.

Все началось в конце XX века, когда господин Мюллер приобрел на окраине Нойса небольшую усадьбу и объявил ее островом. Островом это место в пойме реки Эрфт можно назвать лишь метафорически, ведь водная преграда, отделяющая усадьбу от окружающей территории, преодолевается буквально одним прыжком. Но Мюллер все же настаивал на том, что Хомбройх – это остров (причем в немецком языке это слово – женского рода, и в своих стихотворных посвящениях музею автор обращается к нему, как к женщине), замечая, «что здесь все происходит не так, как в обыденной жизни».
«Тиляпия». Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова
«Тиляпия». Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова
«Тиляпия». Кацухито Нисикава. Мешки с овощами для резидентов – литераторов и художников © Елизавета Клепанова



Превращением бывших сельхозугодий в музей с искусственными прудами, садами и цветниками занимался друг Мюллера, ландшафтный архитектор Бернхард Корте. Вообще, «команда Хомбройха» полностью состояла из друзей и единомышленников коллекционера, и, по их собственным отзывам, отношения между ними можно было назвать семейными. Другой друг и соратник Мюллера, скульптор Эрвин Хеерих, создал выставочные павильоны для масштабного художественного собрания, созданного коллекционером за многие годы. Нужно отметить одну деталь, к которой мы вернемся чуть позже: большая часть сооружений «острова» выстроена им из старого темного голландского кирпича с «историей» – от разобранных ранее построек.

На «Острове Хомбройх» нет никаких подписей к произведениям искусства, а сами они соседствуют друг с другом, не подчиняясь хронологии или принципу направлений и стилей. Оттого этот музей искусствоведы причисляют к гедонистическим: здесь не имеет большого значения авторство работы или ее принадлежность к определенному времени, важно лишь наслаждение, которое получает от нее зритель. В эпоху музеев, носящих либо просветительский, либо смешанный, просветительско-гедонистический, характер (таких большинство) проект Мюллера выделяется на общем фоне. Помимо выставочных павильонов, на «Острове Хомбройх» есть кафе, несколько домов, где работают и живут художники, пространство для выставок и концертов, а также Дом творчества, в качестве которого используется «Розовый дом» – первоначальное здание усадьбы.
Въезд на Ракетную базу Хомбройх © Елизавета Клепанова

В 1995 Карл-Генрих Мюллер купил и присоединил к музею территорию бывшей ракетной базы НАТО (она прекратила свою работу в 1989). Во все буклеты и каталоги по «Острову Хомбройх» вошел плакат с ее КПП, гласящий: «Внимание! Охраняемая военная зона!» и подробно описывающий запрещенные действия, включая фотосъемку. Когда Мюллер впервые посетил купленный им участок и увидел этот перечень, то принял решение разрешить здесь абсолютно все и открыть эту новую часть музея для бесплатного посещения 24 часа в сутки. Военное прошлое территории никак не отрицается, к примеру, адрес фонда «Остров Хомбройх» – Raketenstation Hombroich, 4, а постройки базы не снесли, а переделали: к примеру, под резиденции, где живут литераторы, архитекторы, художники, получающие от фонда гранты. Этот фонд был основан после того, как у Мюллера закончились средства на содержание музея, и он подарил его земле Северный Рейн – Вестфалия, городу и округу Нойс. Коллекционер же был бессменным председателем попечительского совета фонда до самой своей смерти. На «Ракетной базе Хомбройх» можно увидеть и новые здания – по проектам Тадао Андо, Алваро Сиза, Раймонда Абрахама и других видных мастеров, но обо всем – по порядку.
Бывшая смотровая вышка ракетной базы НАТО © Елизавета Клепанова
Бывший ангар ракетной базы НАТО © Елизавета Клепанова

Тадао Андо был приглашен посетить ракетную базу Мюллером и настолько вдохновился идеей коллекционера, что начал делать эскизы возможных проектов для этой территории. Некоторые наброски понравились семье Ланген, которая решила заказать архитектору здание музея для их коллекции произведений искусства «классического» модернизма, Японии и других стран Азии, Магриба, доколумбовой Америки. Впоследствии Марианне Ланген замечала, что постройка Андо «была самым дорогим и масштабным произведением, приобретенным ею в свою коллекцию».
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова

То, что Фонд Ланген спроектирован именно Тадао Андо, считывается моментально: сценографическая организация пространства вокруг музея с вишневыми деревьями, полукруглой четырехметровой стеной с прорезанным в ней порталом, неглубоким бассейном с прозрачной водой, само здание из стекла, стали и бетонных панелей размером с татами ясно отражают почерк архитектора. На первом этаже, кроме совсем крошечной зоны портье и кафе, расположена длинная и узкая галерея, задуманная Андо как «пространство спокойствия» специально для экспозиции азиатского искусства. Под землей находятся залы модернизма и временных выставок. Фонд Ланген – это, безусловно, красивое, продуманное и в хорошем смысле театральное здание, но искусство там бледнеет на фоне архитектуры. Здание обладает гораздо большей мощью и энергетикой и совсем не служит обрамлением для экспонатов: наоборот, они теряются на его фоне. Интересный факт: большинство посетителей приходят в Фонд Ланген ради его здания, а не художественной коллекции. Экспозиция здесь, кстати, совершенно не подчиняется гедонистической концепции «Острова Хомбройх» и скрупулезно подписана и рассортирована по эпохам, стилям и прочим характеристикам.
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова

Следующий архитектурный объект Ракетной базы, на котором хотелось бы остановиться – это здание музея архитектуры – архива работ Эрвина Хеериха по проекту Алваро Сиза. Чуть выше мы упоминали, что большая часть зданий «Острова Хомбройх» была возведена Хеерихом из вторичного использованного голландского кирпича. Сиза также использует этот материал в своем павильоне, делая метафорический реверанс в сторону этого скульптора. Направляясь к этому зданию, нужно пройти через заросший яблоневый сад с плодами крайне странного цвета и размера, а также «пигментными пятнами» на кожуре. Эти фрукты довольно страшного вида, висящие на уровне глаз или валяющиеся под ногами, создают не самую комфортную атмосферу, и в том числе из-за них в павильон влюбляешься не с первого взгляда. Однако это чувство постепенно приходит, когда обходишь его несколько раз и внимательно рассматриваешь детали, которым здесь уделено большое внимание.
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова

В отличие от Фонда Ланген, архитектура архива Хеериха не подавляет, а мимикрирует. Несмотря на декларируемую открытость Хомбройха, двери большинства павильонов Ракетной базы все же заперты, и, чтобы заглянуть в постройку Сиза, нужно исхитриться – найти верный угол зрения и избежать бликов и рефлексов. Тогда становится ясно, что внутри здание отделано древесиной, а комнаты, читающиеся уже по внешнему объему – светлые, просторные и обращенные к природе.
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова

Еще один знаковый проект Ракетной базы Хомбройх, о котором нельзя не сказать отдельно – это последняя работа Раймунда Абрахама, американского архитектора австрийского происхождения, по его собственному определению – «убежденного формалиста». Абрахам ушел из жизни в 2010 и так и не увидел свой проект «Дома музыки» полностью реализованным. Его завершением руководила дочь архитектора, Уна. Здание рассчитано на проживание и репетиции четырех музыкантов, поэтому иногда его еще называют «Дом-квартет». Здесь есть четыре двухэтажные репетиционные комнаты, студия, четыре жилых помещения, библиотека, внутренний двор и небольшой подземный концертный зал со вторым светом. В центре наклонной круглой крыши диаметром 33 метра вырезан треугольник с длиной каждой из сторон в 17 метров. Одна из вершин треугольника указывает на смотровую башню, оставшуюся от базы НАТО. На данный момент проект Абрахама не используется по назначению и закрыт для посещения. Проект Абрахама для Ракетной базы относят к его лучшим работам, которые также включают здание Австрийского культурного форума в Нью-Йорке.
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова

«Ракетная база Хомбройх» сегодня кажется не по-немецки неухоженным местом. Часть павильонов выглядят почти заброшенными, подходы к ним заросли, а когда-то привлекательный Hortus conclusus – «монастырский сад» – и вовсе переживает не лучшие свои времена. Атмосфера «Острова Хомбройх», в целом, далека от гармоничной: музей пугает своей безлюдностью и звенящей тишиной, хотя в резиденциях по-прежнему живут литераторы и художники.
«Монастырский сад» Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова
«Монастырский сад» Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова

Формально самостоятельный, Фонд Ланген взимает плату за вход, также платить придется и за билеты в часть павильонов Хомбройха – вопреки изначальному замыслу Мюллера о безвозмездном наслаждении искусством для всех. Фонд «Остров Хомбройх» периодически жалуется на недостаток средств на содержание своих владений, но гранты творческим людям выдаются по-прежнему, а у «Дома музыки» Абрахама ведутся строительные работы. Кажется, дело тут вовсе не в деньгах, а в том, что Хомбройх потерял так любившего свое детище хозяина.
«Дом для одного» на Ракетной базе Хомбройх. Оливер Крузе и Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова


27 Декабря 2016

Автор текста:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».