Краткая история «Острова Хомбройх»

О музейном ансамбле близ Дюссельдорфа, где собраны постройки Тадао Андо, Алваро Сиза и Раймунда Абрахама.

Автор текста:
Елизавета Эбнер

27 Декабря 2016
mainImg
0 Примерно в сорока минутах езды на автомобиле от Дюссельдорфа в направлении города Нойс находится музей «Остров Хомбройх». Известное сначала преимущественно в пределах Германии, всемирную популярность это место получило после того, как американский журнал «Art News» включил его в 2004 году в свой список «10 супермузеев, о которых вы ничего не слышали».
Begiari V. Эдуардо Чиллида © Елизавета Клепанова
«Вход / Выход». Хайнц Баумюллер © Елизавета Клепанова



Музей был основан в 1987 немецким коммерсантом Карлом-Генрихом Мюллером (1936 – 2007). Его личность окружена слухами и даже легендами; о нем написано несколько книг. СМИ при его жизни часто обсуждали то, что у него только один костюм и никакого интереса к роскошной жизни, и что все немалые средства, заработанные торговлей недвижимостью, он вкладывает в Хомбройх и покупку новых произведений искусства. Мюллер, действительно, с маниакальной увлеченностью занимался развитием своего детища: в какой-то момент он даже закрыл свой основной бизнес и стал отдавать сто процентов своего времени и финансов острову.

Все началось в конце XX века, когда господин Мюллер приобрел на окраине Нойса небольшую усадьбу и объявил ее островом. Островом это место в пойме реки Эрфт можно назвать лишь метафорически, ведь водная преграда, отделяющая усадьбу от окружающей территории, преодолевается буквально одним прыжком. Но Мюллер все же настаивал на том, что Хомбройх – это остров (причем в немецком языке это слово – женского рода, и в своих стихотворных посвящениях музею автор обращается к нему, как к женщине), замечая, «что здесь все происходит не так, как в обыденной жизни».
«Тиляпия». Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова
«Тиляпия». Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова
«Тиляпия». Кацухито Нисикава. Мешки с овощами для резидентов – литераторов и художников © Елизавета Клепанова



Превращением бывших сельхозугодий в музей с искусственными прудами, садами и цветниками занимался друг Мюллера, ландшафтный архитектор Бернхард Корте. Вообще, «команда Хомбройха» полностью состояла из друзей и единомышленников коллекционера, и, по их собственным отзывам, отношения между ними можно было назвать семейными. Другой друг и соратник Мюллера, скульптор Эрвин Хеерих, создал выставочные павильоны для масштабного художественного собрания, созданного коллекционером за многие годы. Нужно отметить одну деталь, к которой мы вернемся чуть позже: большая часть сооружений «острова» выстроена им из старого темного голландского кирпича с «историей» – от разобранных ранее построек.

На «Острове Хомбройх» нет никаких подписей к произведениям искусства, а сами они соседствуют друг с другом, не подчиняясь хронологии или принципу направлений и стилей. Оттого этот музей искусствоведы причисляют к гедонистическим: здесь не имеет большого значения авторство работы или ее принадлежность к определенному времени, важно лишь наслаждение, которое получает от нее зритель. В эпоху музеев, носящих либо просветительский, либо смешанный, просветительско-гедонистический, характер (таких большинство) проект Мюллера выделяется на общем фоне. Помимо выставочных павильонов, на «Острове Хомбройх» есть кафе, несколько домов, где работают и живут художники, пространство для выставок и концертов, а также Дом творчества, в качестве которого используется «Розовый дом» – первоначальное здание усадьбы.
Въезд на Ракетную базу Хомбройх © Елизавета Клепанова

В 1995 Карл-Генрих Мюллер купил и присоединил к музею территорию бывшей ракетной базы НАТО (она прекратила свою работу в 1989). Во все буклеты и каталоги по «Острову Хомбройх» вошел плакат с ее КПП, гласящий: «Внимание! Охраняемая военная зона!» и подробно описывающий запрещенные действия, включая фотосъемку. Когда Мюллер впервые посетил купленный им участок и увидел этот перечень, то принял решение разрешить здесь абсолютно все и открыть эту новую часть музея для бесплатного посещения 24 часа в сутки. Военное прошлое территории никак не отрицается, к примеру, адрес фонда «Остров Хомбройх» – Raketenstation Hombroich, 4, а постройки базы не снесли, а переделали: к примеру, под резиденции, где живут литераторы, архитекторы, художники, получающие от фонда гранты. Этот фонд был основан после того, как у Мюллера закончились средства на содержание музея, и он подарил его земле Северный Рейн – Вестфалия, городу и округу Нойс. Коллекционер же был бессменным председателем попечительского совета фонда до самой своей смерти. На «Ракетной базе Хомбройх» можно увидеть и новые здания – по проектам Тадао Андо, Алваро Сиза, Раймонда Абрахама и других видных мастеров, но обо всем – по порядку.
Бывшая смотровая вышка ракетной базы НАТО © Елизавета Клепанова
Бывший ангар ракетной базы НАТО © Елизавета Клепанова

Тадао Андо был приглашен посетить ракетную базу Мюллером и настолько вдохновился идеей коллекционера, что начал делать эскизы возможных проектов для этой территории. Некоторые наброски понравились семье Ланген, которая решила заказать архитектору здание музея для их коллекции произведений искусства «классического» модернизма, Японии и других стран Азии, Магриба, доколумбовой Америки. Впоследствии Марианне Ланген замечала, что постройка Андо «была самым дорогим и масштабным произведением, приобретенным ею в свою коллекцию».
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова

То, что Фонд Ланген спроектирован именно Тадао Андо, считывается моментально: сценографическая организация пространства вокруг музея с вишневыми деревьями, полукруглой четырехметровой стеной с прорезанным в ней порталом, неглубоким бассейном с прозрачной водой, само здание из стекла, стали и бетонных панелей размером с татами ясно отражают почерк архитектора. На первом этаже, кроме совсем крошечной зоны портье и кафе, расположена длинная и узкая галерея, задуманная Андо как «пространство спокойствия» специально для экспозиции азиатского искусства. Под землей находятся залы модернизма и временных выставок. Фонд Ланген – это, безусловно, красивое, продуманное и в хорошем смысле театральное здание, но искусство там бледнеет на фоне архитектуры. Здание обладает гораздо большей мощью и энергетикой и совсем не служит обрамлением для экспонатов: наоборот, они теряются на его фоне. Интересный факт: большинство посетителей приходят в Фонд Ланген ради его здания, а не художественной коллекции. Экспозиция здесь, кстати, совершенно не подчиняется гедонистической концепции «Острова Хомбройх» и скрупулезно подписана и рассортирована по эпохам, стилям и прочим характеристикам.
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова
Здание Фонда Ланген. Тадао Андо © Елизавета Клепанова

Следующий архитектурный объект Ракетной базы, на котором хотелось бы остановиться – это здание музея архитектуры – архива работ Эрвина Хеериха по проекту Алваро Сиза. Чуть выше мы упоминали, что большая часть зданий «Острова Хомбройх» была возведена Хеерихом из вторичного использованного голландского кирпича. Сиза также использует этот материал в своем павильоне, делая метафорический реверанс в сторону этого скульптора. Направляясь к этому зданию, нужно пройти через заросший яблоневый сад с плодами крайне странного цвета и размера, а также «пигментными пятнами» на кожуре. Эти фрукты довольно страшного вида, висящие на уровне глаз или валяющиеся под ногами, создают не самую комфортную атмосферу, и в том числе из-за них в павильон влюбляешься не с первого взгляда. Однако это чувство постепенно приходит, когда обходишь его несколько раз и внимательно рассматриваешь детали, которым здесь уделено большое внимание.
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова
Музей архитектуры – архив работ Эрвина Хеериха. Алваро Сиза © Елизавета Клепанова

В отличие от Фонда Ланген, архитектура архива Хеериха не подавляет, а мимикрирует. Несмотря на декларируемую открытость Хомбройха, двери большинства павильонов Ракетной базы все же заперты, и, чтобы заглянуть в постройку Сиза, нужно исхитриться – найти верный угол зрения и избежать бликов и рефлексов. Тогда становится ясно, что внутри здание отделано древесиной, а комнаты, читающиеся уже по внешнему объему – светлые, просторные и обращенные к природе.
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова

Еще один знаковый проект Ракетной базы Хомбройх, о котором нельзя не сказать отдельно – это последняя работа Раймунда Абрахама, американского архитектора австрийского происхождения, по его собственному определению – «убежденного формалиста». Абрахам ушел из жизни в 2010 и так и не увидел свой проект «Дома музыки» полностью реализованным. Его завершением руководила дочь архитектора, Уна. Здание рассчитано на проживание и репетиции четырех музыкантов, поэтому иногда его еще называют «Дом-квартет». Здесь есть четыре двухэтажные репетиционные комнаты, студия, четыре жилых помещения, библиотека, внутренний двор и небольшой подземный концертный зал со вторым светом. В центре наклонной круглой крыши диаметром 33 метра вырезан треугольник с длиной каждой из сторон в 17 метров. Одна из вершин треугольника указывает на смотровую башню, оставшуюся от базы НАТО. На данный момент проект Абрахама не используется по назначению и закрыт для посещения. Проект Абрахама для Ракетной базы относят к его лучшим работам, которые также включают здание Австрийского культурного форума в Нью-Йорке.
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова
«Дом Музыки». Раймунд Абрахам © Елизавета Клепанова

«Ракетная база Хомбройх» сегодня кажется не по-немецки неухоженным местом. Часть павильонов выглядят почти заброшенными, подходы к ним заросли, а когда-то привлекательный Hortus conclusus – «монастырский сад» – и вовсе переживает не лучшие свои времена. Атмосфера «Острова Хомбройх», в целом, далека от гармоничной: музей пугает своей безлюдностью и звенящей тишиной, хотя в резиденциях по-прежнему живут литераторы и художники.
«Монастырский сад» Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова
«Монастырский сад» Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова

Формально самостоятельный, Фонд Ланген взимает плату за вход, также платить придется и за билеты в часть павильонов Хомбройха – вопреки изначальному замыслу Мюллера о безвозмездном наслаждении искусством для всех. Фонд «Остров Хомбройх» периодически жалуется на недостаток средств на содержание своих владений, но гранты творческим людям выдаются по-прежнему, а у «Дома музыки» Абрахама ведутся строительные работы. Кажется, дело тут вовсе не в деньгах, а в том, что Хомбройх потерял так любившего свое детище хозяина.
«Дом для одного» на Ракетной базе Хомбройх. Оливер Крузе и Кацухито Нисикава © Елизавета Клепанова

27 Декабря 2016

Автор текста:

Елизавета Эбнер
Похожие статьи
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.