English version

Территория мечты

Картины Валерия Кошлякова и пространство Сергея Скуратова образовали тесный симбиоз в размышлениях об образе России и русской мечте. Получилось светло и многозначно. Мы же попробовали разгадать ребус и понять, в чем смысл «нового образа России» в интерьере Русской гостиной вашингтонского Кеннеди-центра.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

17 Марта 2016
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Русская гостиная в Кеннеди-центре
США, Вашингтон, Центр Исполнительского Искусства им. Джона Кеннеди, округ Колумбия

Авторский коллектив:
Куратор проекта: Н. Золотова
Главный архитектор проекта: С. Скуратов
Архитекторы: И. Ильин, Н. Асадов
Художник: В. Кошляков

2013 — 2013 / 2014 — 2014

Заказчик: ЗАО Холдинговая компания «Интеррос», Благотворительный Фонд Владимира Потанина

 
Интерьер Русской гостиной Кеннеди-центра, или Центра исполнительских искусств в Вашингтоне, был завершен и торжественно открыт в 2014 году. Радикальная трансформация двух помещений центра в пространство, символизирующее собой присутствие России в этом, принципиально мультикультурном учреждении, призванном развивать межнациональные дружеские связи, стала возможной на средства благотворительного взноса, который Владимир Потанин сделал к сорокалетнему юбилею Кеннеди-Центра в 2011 году. Куратором проекта стала искусствовед Наталья Золотова, ещё десятью годами раньше курировавшая для Фонда Потанина большой юбилейный проект в Париже по случаю трёхсотлетия Петербурга, в рамках которого в Соборе Дома Инвалидов провела успешную выставку «Москва-Санкт-Петербург. 1800-1830. Когда Россия говорила по-французски». Тогда в Париже Наталье Золотовой удалось получить для выставки необычное и грандиозное пространство знаменитого собора, теперь она предложила для Русской гостиной амбициозную идею: полностью трансформировать старое пространство гостиной, попытаться не просто переоформить сложившийся интерьер, а создать новый цельный современный художественный образ, предложив эту задачу известным российским архитекторам и художникам. Идея получила поддержку организаторов обеих сторон – руководства Кеннеди-центра и фонда Потанина. Кураторское условие отказа от интерьерного оформительства, от расхожей туристической или моноэтнической символики («поскольку Россия, как мы все знаем, страна современная и многонациональная», – комментирует это решение Наталья Золотова) получило одобрение заказчиков. Более того, как пояснял Владимир Потанин в 2011 году, у посетителей гостиной должно сложиться «новое представление о России, стильное, красивое и современное».

Для реализации этой задачи Золотова предложила заказчикам и провела небольшой закрытый конкурс, в который ей удалось привлечь замечательных участников; в конкурсе участвовали: Александр Бродский, Владимир Дубосарский, группа AES+F, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин, Иван Лубенников, Георгий Франгулян, Илья Уткин, Валерий Кошляков, Георгий Острецов, Сергей Скуратов – все они представили яркие и ожидаемо разные проекты. Выбор участников куратор объяснила не только их заслуженной известностью, но и тем, что все приглашенные давно работали с темой актуальной российской самоидентификации.

В результате работы двустороннего российско-американского жюри победил совместный проект Сергея Скуратова и Валерия Кошлякова, где первый предложил довольно радикальную трансформацию интерьера, а второй – написал две очень смелые, завораживающие, и при этом почти вросшие в пространство интерьера картины.

«До начала работы я не был лично знаком с Валерием, хотя знал его как прекрасного художника. Но мы отлично сработались. – рассказывает Сергей Скуратов. – Поначалу я предложил два варианта: один полностью мой, и второй ориентированный на картины Кошлякова, в той же тональности. Этот последний вариант понравился представителям обеих сторон и был воплощен с большой точностью».

Надо сказать, что американский Кеннеди-центр – это такой популярный в США культурный и политический символ дружбы народов. «Сюда постоянно водят школьные экскурсии», – рассказывает Сергей Скуратов. Центр создал президент Эйзенхауэр в 1958 году; после убийства Кеннеди в ноябре 1963 Сенат выделил деньги для того, чтобы ускорить строительство, и здание, ставшее таким образом «живым памятником» Кеннеди, открылось через год, в декабре 1964. Оно находится в мемориальной части Вашингтона, на берегу Потамака, напротив острова Рузвельта и рядом с памятником Линкольну. До Белого дома – 20 минут пешком. Среди антикизирующих портиков, призванных символизировать веру отцов-основателей в ценности античной демократии, Кеннеди-центр выделяется шестидесятнической легкостью и скромностью: невысокий, окруженный широкими террасами с навесами на редких и тонких опорах, распластанный по земле, почти скрытый за деревьями. В центре – три зрительных зала, разделенных двухсветными галереями: Государств и Наций, похожих как близнецы. Интерьер центра постсоветскому человеку напомнит о брежневской архитектуре – он похож на музей Ленина в Горках: мраморные стены, бронзовые детали, красные ковры, высокие витражи, цепочки хрустальных люстр.

Так выглядит вестибюль Кеннеди-центра (интерактивная Гугл-панорама):


Кеннеди-центр, согласно принятому в США подходу к такого рода организациям, а также бумагам, подписанным Эйзенхауэром, существует на ежегодные взносы частных благотворителей, которые в ответ получают, помимо упоминания имён в почётных списках, возможность фотографироваться со звездами, приоритетно резервировать места в зрительных залах и в антрактах отдыхать в специальных гостиных с угощением – такой сервис у нас принято называть VIP. Гостиных четыре, и интерьеры трех из них к 2011 году уже были оформлены как: Израильская – с ярким плафоном в духе Климта; африканская с наклонными стенами и вязаными циновками; и сумрачная и роскошная китайская, где деревянные панели стен украшены орнаментальными и иероглифическими картинами. Оставалась самая большая, состоящая из двух помещений общей площадью 330 м2 – Golden Circle Lounge, чье название происходит от так называемого «круга» корпоративных жертвователей: самый маленький из взносов составляет $5000 в год и называется Corporate Golden Circle. Иными словами «золотой», самый широкий круг спонсоров собирался в этой гостиной. Впрочем её посещает и американский президент, и другие высокопоставленные гости.

«Это был серьёзный вызов, – комментирует Наталья Золотова. – Создать новое пространство, формирующее атмосферу российского культурного присутствия, в двух небольших комнатах с низким потолком и без окон – это с первой минуты не казалось легкой задачей. И не где-нибудь, а в Центре Кеннеди, где уже более сорока лет, на семи сценах, в сотнях ежегодных спектаклей строят новые декорации, ежедневно преображают пространство, создают волшебные миры. Здесь трудно удивить избалованного впечатлениями зрителя».

До реконструкции гостиная Золотого круга была покрыта красным ковром, обставлена разномастной мебелью, а её главной достопримечательностью была большая хрустальная люстра – подарок Ирландии, которая помещалась в круглой позолоченной нише на потолке, своеобразном куполе – «золотом круге», символически отражавшем название.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
zooming
Golden Circle Lounge Кеннеди-центра до превращения в Русскую гостиную. Предоставлено Сергеем Скуратовым
zooming
Golden Circle Lounge Кеннеди-центра до превращения в Русскую гостиную. Предоставлено Сергеем Скуратовым

Ирландскую люстру и её развешанных по стенам меньших «сестёр» центр попросил сохранить, остальное же изменять дозволялось. И Сергей Скуратов не был бы собой, если бы ограничился предоставленным ему невыразительным и банальным объемом. Рассмотрев на разрезе, что за невысоким потолком скрывается немалое пространство, почти половина всей высоты помещения, он запросил у центра подробные чертежи, получил по почте старые синьки, и, дотошно изучив все возможности, предложил неожиданное и радикальное решение, местами подняв потолок почти на три метра и изменив систему вентиляции.

Архитектор предлагал устроить в гостиной настоящие окна, прорезав ими южную стену, которая соприкасается с галереей Наций, – оттуда проникало бы совсем немного, но солнечного света, и открывался бы впечатляющий вид сверху на флаги в двусветной галерее. Но на это руководство центра пойти не смогло. Впрочем Сергей Скуратов, совершенно не разочаровавшись, раздвинул, или даже прорезал пространство гостиной не только физически, но и образно – с помощью перспективных и световых приемов, восходящих к архитектуре барокко; выглядят они, впрочем, вполне современно, балансируя на грани культурных традиций.

«На неожиданно распахнувшееся вверх и вширь пространство гостиной бегали смотреть все сотрудники Центра – от руководства до грузчиков, – рассказывает Наталья Золотова. – Это действительно было похоже на чудо и напомнило мне слова Гамлета «Заключите меня в скорлупу ореха, и я буду чувствовать себя повелителем бесконечности». Шекспир так удачно выразил сделанное Скуратовым, что мы с американцами решили поставить эту цитату на буклет, изданный Кеннеди-центром к открытию Русской гостиной».

В повышенном потолке архитектор устроил глубокие колодцы с широкими перспективными откосами, поместив в них люстры, разобранные и собранные заново с минимумом золотых элементов и преобладанием серебра в каркасе. Будучи почти полностью изъяты из пространства, люстры не затесняют его, а ниши из-за ярко освещенных откосов похожи на фонари верхнего дневного света. Это – первая иллюзия, поскольку свет – белый, но искусственный; кажется же, что хрустальные конструкции подвешены едва ли не к небесам.

Далее: Сергей Скуратов разделил два помещения гостиной: залу побольше и комнату поменьше, расположенную за ней справа, белым «лезвием» протяжённого пространства барной стойки. Стойка – из кориана, стена за ней и пол под ней облицованы белым мрамором с серыми прожилками, всё подсвечено матовым, но ярким светом. В северном торце белого пространства-«балки» архитектору удалось, также с разрешения руководства Кеннеди центра, шагнуть немного вовне, увеличив его длину где-то на два метра: раньше в коридоре существовал никак не используемый уступ-карман, Сергей Скуратов занял его стеклянным выступом. Архитектор также немного, сантиметров на тридцать, выдвинул в сторону коридора всю входную южную стену, этим также увеличив внутреннее пространство. «Россия издавна, ещё со времен Ивана Грозного, стремится расширить свои границы, вот и мы здесь немного преуспели», – комментирует это, вполне функциональное, решение Сергей Скуратов.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. План © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. План © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Внутри, справа от барной стойки, образовался закуток-апендикс на два столика, с совершенно белым интерьером, в частности – благодаря тому, что две внешние стены этого полускрытого от глаз и почти чудесным образом выкроенного помещения – стеклянные, на две трети высоты покрытые белым градиентом матовой шелкографии. Так же решены все двери гостиной: и входная, и сдвижная дверь, ведущая в малый зал. Покрытое матовой белизной стекло – образ одновременно бесконечной заснеженной равнины и оттепели: «стекло как будто бы частично оттаяло, но полностью никак оттаять не может, не может стать полностью прозрачным, – говорит архитектор. – Так и мы в России: то радуемся оттепели, то опять замерзаем, балансируем между прозрачностью-непрозрачностью». И надо признать, что тема поймана точно, как-то щемяще даже.

Первоначально планировалось сделать белый градиент несколько ниже, примерно на половину высоты; но потом по просьбе его приподняли на высоту человеческого роста. Так ведь и оттепель с тех пор подморозилась, что тут можно сказать.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Но главное в другом: прямоугольник другого, южного торца архитектор занял зеркалом, которое почти идеально отражает, визуально удваивая, линии пространства бара, а так как от входа взгляд получается немного под углом, то себя вошедший не видит и иллюзия уходящей вглубь анфилады, разорванный стены, оказывается вполне достоверной. Противоположная, стеклянная стена также слегка отражает линии световой разметки, отчего череда отражений становится почти бесконечной.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Это – метафора порыва в зазеркалье, световой стрелы, абстрактного и безжалостного стремления: паровоза современности, броневика, тачанки, птицы-тройки, продолжение следует. Его же можно понять как некую ось Вселенной, фрагмент исполинской сверхъестественной конструкции, индифферентно пронизывающей пространство человеческого бытия. Мы знаем, что Россия нередко претендует на обладание некоей скрытой для других истиной, так вот, здесь мы, возможно, видим эту – подчеркну, что иллюзорно, но воплощенную ось абстрактного добра или света. То и другое: стремление и к прорыву, и к свету истины, легко вписывается в ряд пресловутых особенностей русской души; небезынтересно также, и прямо скажем, внутренне иронично, что ось света совпала с барной стойкой. «Вышел, чтоб идти к началу начал, но выпил и упал, вот и весь сказ»©. Словом, тема решена легко и оставляет простор для рассуждений, если не сказать – теоретических спекуляций, что и требуется от любого образа чего-либо, претендующего не глубину. Если же мы вспомним про «полуоттаявшее» стекло, то получается, что движение светлой стрелы происходит от одной оттепели – к другой, будущей, в зазеркалье. Что же, так ведь оно и есть, если вдуматься.

С другой стороны, лезвие чистого света – ещё и своего рода граница, Стикс-Рубикон, поскольку оно разрезает гостиную на две части, чей вполне метафизичный смысл проявляют картины Кошлякова. В первом, ощутимо большем зале – «Идеальный ландшафт», где в тумане красочных потёков проступают узнаваемые контуры Дворца советов и вавилонская башня III Интернационала, символизирующие идеалы стремления к дальнему, а может быть и реальность их бесконечного, безнадёжного построения в отдельно взятой стране.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Панорама большого (первого) зала на Гугл-картах. Мы смотрим на картину «Идеальный ландшафт», барная стойка – справа:


Вторая часть – разместившаяся за границей «луча света» комната вчетверо меньшего размера – украшена картиной «Пастораль» с отчётливо видимыми путти и парковым вазоном. Это парафраз другого рода идиллии, мечты не менее хрустальной, но частной, от маниловского, хотя впрочем, столь же и борисово-мусатовского, усадебного парадиза – до, да простят мне эти слова, мещанских слоников и канареек, столь опасных по Маяковскому. И если перспективный прорыв барной стойки коррелирует с башнями «Идеального ландшафта», он даже по-своему – горизонтальный небоскрёб, то в малом пасторальном зале архитектор устраивает другого рода зеркало в пандан картине с путти: в небольшой нише с перспективной белой раме на зеркальном фоне подвешено хрустальное бра. И получается замечательно: во-первых, бра – довольно обычная деталь интерьера, удваивается, и за ним образуется другое зазеркалье мечты. В противовес перспективно устремленной анфиладе здесь оно маленькое, хрустально-дворцовое, и за ним нет стрел линейной перспективы, а только дымка отражённой стены и блеск свечей.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Панорама малой комнаты на Гугл-картах. Мы смотрим на зеркало-бра, картина «Пастораль» – слева:


И ещё надо сказать, что и картины Кошлякова, и перекликающиеся с ними зеркальные сюжеты Скуратова – это иллюзорные окна, ведь известно, что картина это окно и иной мир, и зеркало тоже. Они и раздвигают пространство, и наполняют его смыслом.

А смысл можно прочитать так. Здесь две мечты: одна о великом полёте в надчеловеческую бесконечность, по горизонтали ли – за горизонт, или же по вертикали – как дерзкая лестница в небо. Она, так или иначе, имперская, так как обусловлена движением, а значит, подчинением, человеческих масс. Вторая мечта о жизни частного человека, здесь в зазеркалье не полёт, а милые хрустальные подвески. Два противоположных стремления русского человека: к большому и малому, дальнему и ближнему, коммунизму и канарейке, условно говоря.

В русской жизни эти мечты – враги, и сосуществуют как правило так: вечно конфликтуют и мешают, не дают друг другу осуществиться. Обе нереальны потому, что одна уничтожает другую. Сергей Скуратов и Валерий Кошляков создали примиряющую мизансцену: архитектор разделил антагонистов, развел их по две стороны воображаемой границы, мещан справа, а жизнестроителей, которым неустроенность заменяет уют – слева. Так, надо думать, Господь Бог разделил бы их в раю. Поэтому надо согласиться со словами архитектора о том, что «это образ России, какой она могла бы быть, или какой она хочет быть <…> когда все проблемы исчезли, когда вокруг царят благоденствие, красота и гармония». Да, если развести воюющие стороны и дать им желаемое, одним лестницу в небо, другим белые окна в сад – наступит, возможно, гармония.

Всё остальное – пол, ребристый ковёр которого похож на борозды вспаханного поля, увиденного с вертолётной высоты, и серовато-коричневые с блестками стены, составленные из гипсовых панелей, сделанных вручную на месте – Сергей Скуратов отдельно подчеркивает их рукотворность – составляют землистый, слегка мерцающий и вибрирующий фон, который отлично попадает в тон картин Кошлякова, и в то же время символизирует пустую, незаполненную землю, простор вообще, но не устремлённый, а пребывающий, инертно-клубящийся, материальный фон, своего рода сон змея Хаоса.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Материи «земли» и стен довольно много, но она не становится ни тяжёлой, ни объёмной. Напротив, остроугольные пересечения разного рода, от подчеркнуто-материальных до вполне иллюзорных, не только облегчают пространство и наделяют его сюжет дополнительной интригой, но и придают ему качество некоторой «бумажности» или «виртуальности». Оно особенно ощутимо, если рассматривать главный «узел» – место перехода в малый зал, где серые плоскости «материи» встречаются с зеркальными и белыми. Из-за того, в частности, что зеркало очень качественное, пространственная ориентация сбивается и эффект взаимопроникновения поверхностей звучит особенно остро и в то же время как-то непринужденно, как будто бы проваливаться в зазеркалье – вполне естественное состояние данного места. Похожий эффект бывает в компьютерной игре, когда поверхность нарисованной стены внезапно прерывается, обнажая пустоту, в данном случае – сияющую. Или в сценических декорациях, когда поворачивается круг. Надо ли говорить, что подчёркнутая условность на руку главной идее: пространство мечты не должно быть слишком материальным, оно должно быть – как сон.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Фотография © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Образ России дело ответственное, тем более – с тем объёмом ограничений на банальности, который был заложен в данном заказе. Художник, впрочем, сам для себя ставит ограничения на банальности и слишком ясно читаемые смыслы. Насколько удалось ограничить – настолько же и артистичен результат. В данном случае абстракция не полная, здесь много зацепок и намёков, но вся эта, едва проявленная, конкретика, всё изобразительное не выступает вперёд, а отступает от зрителя – в глубину картин, в пространство зеркал или даже прячется в известковых замесах стен, в рисунке ковра – как будто боится быть слишком заметным, навязать себя. Здесь даже мебель ведёт себя подчеркнуто скромно: кресла круглые – способ занять минимум места, а прозрачные столешницы попросту стремятся к незаметности. .

В некотором смысле образ России, который здесь получился, настолько ненавязчив, что как будто бы помещён в пространство отстранения. Понять что-либо можно, только вглядываясь – не то чтобы вовсе не умом, но приложив усилия и вжившись; в этом, кстати, счастливое сходство картин Кошлякова и интерьера Скуратова. Другой, менее вдумчивый зритель – может попросту насладиться изящной легкостью решения, пространством и светом, предоставив «сфинкса» на время самому себе. Ну а рассуждать о том, что Россия это не только матрёшки, балалайки и даже не только Эрмитаж здесь было бы попросту неуместно.
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Визуализация © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Реновация «Golden Circle Lounge» под «Русскую Гостиную» в Центре Исполнительского Искусства им. Джона Кэннеди. Разрезы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Русская гостиная в Кеннеди-центре
США, Вашингтон, Центр Исполнительского Искусства им. Джона Кеннеди, округ Колумбия

Авторский коллектив:
Куратор проекта: Н. Золотова
Главный архитектор проекта: С. Скуратов
Архитекторы: И. Ильин, Н. Асадов
Художник: В. Кошляков

2013 — 2013 / 2014 — 2014

Заказчик: ЗАО Холдинговая компания «Интеррос», Благотворительный Фонд Владимира Потанина

 

17 Марта 2016

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Похожие статьи
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Штаб-квартира будущего
Проект ПИ «АРЕНА», победивший в открытом конкурсе идей для новой штаб-квартиры итальянской компании FITT, совмещает футуристичную форму, красивую комбинаторику функций, энергоэффективность и тонкие отсылки к архетипам итальянской культуры. Особенно хорош «сплошной фонтан» в первом этаже. Рассказываем о трех победителях конкурса.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.