Реконструкция Старого порта Марселя: «другой модернизм»

Подобно многим городам Европы и Азии, пострадавшим в годы войны и подвергшимся реконструкции, восстановление Старого порта Марселя отразило господствующие доктрины в архитектуре и градостроительстве своей страны.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

mainImg


Марсель, послевоенные годы – сочетание этих слов ассоциируется с «Жилой единицей», программным произведением Ле Корбюзье. Однако восстановление Старого порта, явившееся одним из крупнейших проектов конца 1940-х начала 1950-х годов во Франции, происходило без участия швейцарского модерниста, несмотря на его готовность и активные усилия.

Нельзя сказать, чтобы Марсель сильно пострадал во Вторую мировую войну – в отличие от Гавра, Варшавы, Сталинграда, Ковентри, Роттердама или Берлина здесь не было ни разрушительных бомбежек, ни серьезных уличных боев. Однако городу была нанесена весьма глубокая травма: в самом начале 1943 года по личному приказу Гитлера была уничтожена значительная часть Старого порта, который на протяжении многих веков был и по сей день остается фактическим и символическим центром Марселя.

История самого древнего города Франции насчитывает 2600 лет, это практически ровесник Рима. Марсель знал взлеты и падения, подвергался многократным разрушениям (часто до основания), однако никогда не прекращал своего существования, восстанавливая себя заново. Здесь не сохранилось античных театров, готических соборов или барочных дворцов, но есть остро ощутимый, неповторимый дух, который не выветрить никаким мистралем.
zooming
Панорама Старого порта © Василий Бабуров
zooming
Старый порт в античность © Василий Бабуров
Главным носителем исторической памяти Марселя всегда был его Старый порт в бухте Лакидон, обнаруженной греческими мореплавателями из малоазийской Фокеи в далеком VI веке до н.э. На горе, возвышающейся над гаванью (на месте нынешнего района Панье), греки основали свою колонию, которую назвали Массалия, и уже ко времени походов Александра Македонского город был крупным торговым, культурным и научным центром, отправлявшим экспедиции к берегам Гренландии, Сенегала и Балтии. Со временем застройка охватила бухту со всех сторон суши, и сегодня Старый порт является географическим, композиционным и символическим центром миллионного города, где сходятся все главные дороги.
zooming
Старый порт в средние века © Василий Бабуров
До войны подгорная часть Старого города представляла собой целостный, очень живописный ансамбль средневековой по духу застройки, в который были вкраплены отдельные «жемчужины» – ренессансные и барочные дома и мэрия, построенная при Людовике XIV. Эффектным дополнением служил ажурный мост с подвесной гондолой характерной «эйфелевской» архитектуры, перекинутый над «горловиной» бухты.
zooming
Старый порт и мост-паром до войны. Изображение: http://www.marseilleforum.com/forum/31485_120-question-sur-marseille-1942-1944-le-regard-de-l-occupant-d-temmem.htm
zooming
Старый порт и мост-паром до войны. Изображение: http://tourisme-marseille.com/pont-transbordeur-de-marseille.html
zooming
Средневековая планировка Старого города. Фото 1927 г.
zooming
Старый город. Фото 1920-1930-х гг. © Musée d'Histoire de Marseille - cote MHM1995_10_0612_C
zooming
Набережная Старого порта. Фото нач. ХХ в. Изображение: http://desinroc.free.fr/vieux_quartier/image/Seq35006.jpg
Впрочем, в середине ХХ века ценность Старого города осознавалась далеко не всеми. Государство воспринимало его застройку как трущобы, которые следовало снести по методу барона Османа, создав представительный «имперский» фасад наподобие набережных в Бордо. Исходя из этих представлений, в 1942 году архитектором Эженом Бодуэном [Eugène Beaudouin] (впоследствии он построит в Париже башню Монпарнас) был составлен план реконструкции центра Марселя, который предполагал пробивку проспектов через историческую ткань и был принят к действию правительством Виши. Таким образом, выселение 25 тысяч коренных жителей и снос 15 гектаров застройки Старого города, осуществленные оккупантами и коллаборационистами по приказу фюрера, в общем, соответствовали утвержденным ранее планам. Пощадили лишь здания, представлявшие неоспоримую ценность – мэрию XVII века и еще несколько домов.
zooming
Церковь Сен-Лоран в окружении средневековой застройки © Федеральный архив ФРГ
zooming
Проект реконструкции центра Марселя. 1942 г. Арх. Э.Бодуэн
zooming
Старый порт – Tabula Rasa. Мост-паром уже демонтирован. Фото 1946-47 гг. Изображение: http://visle-en-terrasse.blogspot.ru/2012/01/dessus-des-villes-marseille.html
zooming
Отель Кабр (XVI в.), один из немногих сохранённых от разрушения. В процессе реконструкции его передвинут. Фото 1943 г. Изображение: https://tempsdesirenes.wordpress.com/2013/03/24/memoires-des-bidonvilles/
zooming
Мэрия XVII в. © Василий Бабуров
zooming
Бриллиантовый дом XVI в. – один из немногих сохранённых старинных зданий © Василий Бабуров


Освобождение Франции и приход к власти левых сил, естественно, заставили серьезно пересмотреть подходы к реконструкции. Во главу угла была поставлена задача строительства жилья, причем максимально дешево и быстро. Речь о точном или имитационном восстановлении прежней застройки (как, например, в Сен-Мало) не шла – Старый порт должен был получить однозначно новый облик.

Впрочем, политическая нестабильность послевоенных лет привела к чехарде проектировщиков и помешала выработке единого проекта с самого начала. В 1946 году главным архитектором реконструкции Старого порта был назначен Роже-Анри Экспер [Roger-Henri Expert], один из наиболее ярких мастеров ар деко. Среди его работ можно упомянуть павильоны Колониальной выставки 1931 года, Всемирной выставки в Нью-Йорке, а также участие в оформлении интерьеров легендарного океанского лайнера «Нормандия». В Марселе Экспер предложил застроить территорию 14-этажными П-образными в плане башнями, соединенными секционными корпусами меньшей этажности. Эта концепция вызвала неприятие нового мэра, который счел ее слишком радикальной, взламывающей исторический силуэт Старого города. Экспера пришлось заменить на его партнера Гастона Кастеля [Gaston Castel], дав, впрочем, достроить две из башен, хотя и меньшей этажности.

Тогда же, осенью 1947 года, когда началось строительство «Марсельского блока», свои услуги попытался предложить и Ле Корбюзье. Однако успеха он не снискал, так что дело ограничилось парой-тройкой карандашных набросков. Судя по эскизам, Корбюзье предлагал для Марселя примерно то же, что и для Сен-Дье – свободную композицию из немногочисленных крупных объемов, включая небоскреб в районе Биржи. В то время постулаты Афинской Хартии разделяли во Франции очень немногие, и чтобы протолкнуть основанное на них решение, нужно было иметь достаточный вес в профессиональном цехе, которого у швейцарского зодчего в тот момент не было.
zooming
Старый город Марселя, каким его видел Ле Корбюзье. 1947 г.
Руководителем команды, в которую также вошли Фернан Пуйон [Fernand Pouillon], Андре Леконт [André Leconte] и Андре Девен [André Devin], пригласили Огюста Перре, который в те годы был, пожалуй, наиболее авторитетным зодчим Франции. Но Перре был всецело поглощен реконструкцией Гавра, пострадавшего не в пример серьезнее Марселя, и поэтому ограничился лишь определением основных принципов. Этим воспользовался самый молодой член команды – энергичный Пуйон, который, оттеснив Кастеля, взял бразды правления в свои руки.
zooming
Старый город в 1927, 1943 и в настоящее время © Google Earth
zooming
Фернан Пуйон и Огюст Перре. Фото 1952 г. © Pierre Dalloz, © Fonds Perret, Auguste et Perret frères. CNAM/SIAF/CAPa/Archives d'architecture du XXe siècle/Auguste Perret/UFSE/SAIF/2014. 535 AP 663
Сочетая в себе проектировщика и подрядчика (а в будущем и романиста), он успел построить несколько зданий в Марселе и окрестностях. Пуйон считал себя учеником Перре, который несомненно повлиял на его творческую манеру, а после смерти мэтра возглавил знаменитую мастерскую на улице Рейнуар в Париже. Именно он и стал главным героем восстановления Старого порта, реализовав сразу несколько проектов: карантинную станцию возле кафедрального собора Ла-Мажор (совместно с Андре Шампольоном [André Champollion] и Рене Эгжером [René Egger]), жилой комплекс Ла-Туретт (в соавторстве с Эгжером), ставший одной из доминант исторического центра, и, конечно, застройку набережной. Реализация этих объектов превратила молодого провинциала в одного из влиятельнейших зодчих Франции эпохи Славного Тридцатилетия.
zooming
Карантинная станция (в настоящее время Музей «Regards de Provence»). Строительство – 1947-1948 гг., реконструкция – 2013 г. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер, А.Шампольон. © Василий Бабуров
zooming
Карантинная станция (в настоящее время Музей «Regards de Provence»). Строительство – 1947-1948 гг., реконструкция – 2013 г. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер, А.Шампольон. © Василий Бабуров
zooming
Карантинная станция (в настоящее время Музей «Regards de Provence»). Строительство – 1947-1948 гг., реконструкция – 2013 г. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер, А.Шампольон. © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette «в компании» MUCEM Р. Риччотти и форта Сен-Жан © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette в панораме Старого города © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette в панораме Старого города © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette, церковь Сен-Лоран XII в. и карантинный лазарет XVIII в. © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
Реконструкция Старого порта, осуществленная к 1956 году, была основана на гораздо более консервативных – по сравнению с Афинской Хартией – принципах, которые исповедовал Перре и его единомышленники. Довоенная сетка улиц не была полностью восстановлена – скорее можно говорить о ее творческом переосмыслении. Планировочный модуль был значительно (примерно в 3-4 раза) укрупнен – на место дробной средневековой застройки встали жилые секционные и одноподъездные дома. Ревизии подверглась и система связей: продольные улицы, идущие параллельно набережной, были дополнены более редкими (по сравнению с довоенной ситуацией) поперечными транспортными и пешеходными «просветами», а также небольшими частично или полностью открытыми общественными пространствами – гибридами дворов и площадей. Таким образом, новые здания формируют полупериметральные кварталы, в которых дифференциация уличного и дворового пространств размыта. Помещения в первых этажах, ориентированные на основные улицы, отданы под общественные функции – преимущественно торговлю и кафе. Подобная планировка позволяет современным исследователям говорить о т.н. «другом», «альтернативном», модернизме («autre modernité»), принципиально отличающемся от идей Ле Корбюзье. Участие Перре хорошо заметно в застройке набережной, составленной из однотипных секционных домов с аркадами в цокольном этаже и лоджией по всей длине аттика. Единственное отступление от принципов престарелого мастера, допущенное Пуйоном, – облицовка фасадов камнем взамен голого бетона, «певцом» которого был Перре.
zooming
Окончательный план реконструкции. Изображение: http://www.bdonline.co.uk/adam-khans-inspiration-la-tourette-and-vieux-port-marseille-by-fernand-pouillon/5039231.article
zooming
Территория Старого порта после реконструкции 1940-50-х гг. © Google Earth
zooming
Дома на набережной. Развёртка. Изображение: http://www.maison.com/architecture/portraits/fernand-pouillon-architecte-urbain-visionnaire-7045/
zooming
Реконструкция Старого порта в процессе. На переднем плане сохранённые здания, за ними – дома Р.-А.Экспера и Г.Кастеля, на заднем плане завершается строительство Ла-Турретт. Фото нач. 1950-х гг. © Musée d'Histoire de Marseille
zooming
Дома на набережной. Фото сер. 1950-х гг.
zooming
Дома на набережной. Современное состояние © ProvenceHerald
zooming
Вид на акваторию Старого порта – неизменный последние 60 лет © Василий Бабуров
zooming
К 2013 году, когда Марсель был «культурной столицей Европы», набережная Старого порта была реконструирована © Василий Бабуров
zooming
Высота домов на набережной была ограничена, чтобы не загораживать вид на исторические доминанты © Василий Бабуров
zooming
Высота домов на набережной соответствует высоте мэрии © Василий Бабуров
zooming
Интерьер квартиры в доме на набережной. Изображение: http://www.homemarseille.com/location-appartement-marseille/ap008-fernand-pouillon/
zooming
Площадь Villeneuve de Bargemont - незастроенное пространство между сохраненными зданиями XV-XVIII вв. и новыми домами. В подземном уровне площади расположены служебные помещения мэрии, оборудованные по проекту Франка Аммутена в 1999-2006 гг. © Василий Бабуров
zooming
Северные фасады домов на набережной, ориентированные на ее дублер. © Василий Бабуров
zooming
Галерея дома на набережной. Арх. А.Перре, Ф.Пуйон, А.Леконт, А.Девен. © Василий Бабуров
zooming
Дом Р.-А.Экспера и Г.Кастеля. Вид с набережной © Василий Бабуров
zooming
Дом Р.-А.Экспера и Г.Кастеля. Вид с набережной © Василий Бабуров
zooming
Арка дома Р.-А.Экспера и Г.Кастеля © Василий Бабуров
zooming
Вид на северный фасад домов на набережной © Василий Бабуров
Несмотря на большое число участников (уместно также упомянуть Андре Дюнуайе де Сегонзака [André Dunoyer de Segonzac], Жана Крозе [Jean Crozet], Жана Розана [Jean Rozan] и Эжена Ширье [Eugène Chirié], построившим отдельные здания), архитекторам удалось создать целостный ансамбль, сформировав известный нам образ Марселя и его Старого порта.
zooming
Старый порт © Василий Бабуров
zooming
Панорама центра Марселя и его Старого порта © Василий Бабуров


16 Июня 2015

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.