Реконструкция Старого порта Марселя: «другой модернизм»

Подобно многим городам Европы и Азии, пострадавшим в годы войны и подвергшимся реконструкции, восстановление Старого порта Марселя отразило господствующие доктрины в архитектуре и градостроительстве своей страны.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

mainImg


Марсель, послевоенные годы – сочетание этих слов ассоциируется с «Жилой единицей», программным произведением Ле Корбюзье. Однако восстановление Старого порта, явившееся одним из крупнейших проектов конца 1940-х начала 1950-х годов во Франции, происходило без участия швейцарского модерниста, несмотря на его готовность и активные усилия.

Нельзя сказать, чтобы Марсель сильно пострадал во Вторую мировую войну – в отличие от Гавра, Варшавы, Сталинграда, Ковентри, Роттердама или Берлина здесь не было ни разрушительных бомбежек, ни серьезных уличных боев. Однако городу была нанесена весьма глубокая травма: в самом начале 1943 года по личному приказу Гитлера была уничтожена значительная часть Старого порта, который на протяжении многих веков был и по сей день остается фактическим и символическим центром Марселя.

История самого древнего города Франции насчитывает 2600 лет, это практически ровесник Рима. Марсель знал взлеты и падения, подвергался многократным разрушениям (часто до основания), однако никогда не прекращал своего существования, восстанавливая себя заново. Здесь не сохранилось античных театров, готических соборов или барочных дворцов, но есть остро ощутимый, неповторимый дух, который не выветрить никаким мистралем.
 
zooming
Панорама Старого порта © Василий Бабуров
zooming
Старый порт в античность © Василий Бабуров

Главным носителем исторической памяти Марселя всегда был его Старый порт в бухте Лакидон, обнаруженной греческими мореплавателями из малоазийской Фокеи в далеком VI веке до н.э. На горе, возвышающейся над гаванью (на месте нынешнего района Панье), греки основали свою колонию, которую назвали Массалия, и уже ко времени походов Александра Македонского город был крупным торговым, культурным и научным центром, отправлявшим экспедиции к берегам Гренландии, Сенегала и Балтии. Со временем застройка охватила бухту со всех сторон суши, и сегодня Старый порт является географическим, композиционным и символическим центром миллионного города, где сходятся все главные дороги.
zooming
Старый порт в средние века © Василий Бабуров

До войны подгорная часть Старого города представляла собой целостный, очень живописный ансамбль средневековой по духу застройки, в который были вкраплены отдельные «жемчужины» – ренессансные и барочные дома и мэрия, построенная при Людовике XIV. Эффектным дополнением служил ажурный мост с подвесной гондолой характерной «эйфелевской» архитектуры, перекинутый над «горловиной» бухты.
 
zooming
Старый порт и мост-паром до войны. Изображение: http://www.marseilleforum.com/forum/31485_120-question-sur-marseille-1942-1944-le-regard-de-l-occupant-d-temmem.htm
zooming
Старый порт и мост-паром до войны. Изображение: http://tourisme-marseille.com/pont-transbordeur-de-marseille.html
zooming
Средневековая планировка Старого города. Фото 1927 г.
zooming
Старый город. Фото 1920-1930-х гг. © Musée d'Histoire de Marseille - cote MHM1995_10_0612_C
zooming
Набережная Старого порта. Фото нач. ХХ в. Изображение: http://desinroc.free.fr/vieux_quartier/image/Seq35006.jpg

Впрочем, в середине ХХ века ценность Старого города осознавалась далеко не всеми. Государство воспринимало его застройку как трущобы, которые следовало снести по методу барона Османа, создав представительный «имперский» фасад наподобие набережных в Бордо. Исходя из этих представлений, в 1942 году архитектором Эженом Бодуэном [Eugène Beaudouin] (впоследствии он построит в Париже башню Монпарнас) был составлен план реконструкции центра Марселя, который предполагал пробивку проспектов через историческую ткань и был принят к действию правительством Виши. Таким образом, выселение 25 тысяч коренных жителей и снос 15 гектаров застройки Старого города, осуществленные оккупантами и коллаборационистами по приказу фюрера, в общем, соответствовали утвержденным ранее планам. Пощадили лишь здания, представлявшие неоспоримую ценность – мэрию XVII века и еще несколько домов.
zooming
Церковь Сен-Лоран в окружении средневековой застройки © Федеральный архив ФРГ
zooming
Проект реконструкции центра Марселя. 1942 г. Арх. Э.Бодуэн
zooming
Старый порт – Tabula Rasa. Мост-паром уже демонтирован. Фото 1946-47 гг. Изображение: http://visle-en-terrasse.blogspot.ru/2012/01/dessus-des-villes-marseille.html
zooming
Отель Кабр (XVI в.), один из немногих сохранённых от разрушения. В процессе реконструкции его передвинут. Фото 1943 г. Изображение: https://tempsdesirenes.wordpress.com/2013/03/24/memoires-des-bidonvilles/
zooming
Мэрия XVII в. © Василий Бабуров
zooming
Бриллиантовый дом XVI в. – один из немногих сохранённых старинных зданий © Василий Бабуров



Освобождение Франции и приход к власти левых сил, естественно, заставили серьезно пересмотреть подходы к реконструкции. Во главу угла была поставлена задача строительства жилья, причем максимально дешево и быстро. Речь о точном или имитационном восстановлении прежней застройки (как, например, в Сен-Мало) не шла – Старый порт должен был получить однозначно новый облик.

Впрочем, политическая нестабильность послевоенных лет привела к чехарде проектировщиков и помешала выработке единого проекта с самого начала. В 1946 году главным архитектором реконструкции Старого порта был назначен Роже-Анри Экспер [Roger-Henri Expert], один из наиболее ярких мастеров ар деко. Среди его работ можно упомянуть павильоны Колониальной выставки 1931 года, Всемирной выставки в Нью-Йорке, а также участие в оформлении интерьеров легендарного океанского лайнера «Нормандия». В Марселе Экспер предложил застроить территорию 14-этажными П-образными в плане башнями, соединенными секционными корпусами меньшей этажности. Эта концепция вызвала неприятие нового мэра, который счел ее слишком радикальной, взламывающей исторический силуэт Старого города. Экспера пришлось заменить на его партнера Гастона Кастеля [Gaston Castel], дав, впрочем, достроить две из башен, хотя и меньшей этажности.

Тогда же, осенью 1947 года, когда началось строительство «Марсельского блока», свои услуги попытался предложить и Ле Корбюзье. Однако успеха он не снискал, так что дело ограничилось парой-тройкой карандашных набросков. Судя по эскизам, Корбюзье предлагал для Марселя примерно то же, что и для Сен-Дье – свободную композицию из немногочисленных крупных объемов, включая небоскреб в районе Биржи. В то время постулаты Афинской Хартии разделяли во Франции очень немногие, и чтобы протолкнуть основанное на них решение, нужно было иметь достаточный вес в профессиональном цехе, которого у швейцарского зодчего в тот момент не было.
zooming
Старый город Марселя, каким его видел Ле Корбюзье. 1947 г.

Руководителем команды, в которую также вошли Фернан Пуйон [Fernand Pouillon], Андре Леконт [André Leconte] и Андре Девен [André Devin], пригласили Огюста Перре, который в те годы был, пожалуй, наиболее авторитетным зодчим Франции. Но Перре был всецело поглощен реконструкцией Гавра, пострадавшего не в пример серьезнее Марселя, и поэтому ограничился лишь определением основных принципов. Этим воспользовался самый молодой член команды – энергичный Пуйон, который, оттеснив Кастеля, взял бразды правления в свои руки.
zooming
Старый город в 1927, 1943 и в настоящее время © Google Earth
zooming
Фернан Пуйон и Огюст Перре. Фото 1952 г. © Pierre Dalloz, © Fonds Perret, Auguste et Perret frères. CNAM/SIAF/CAPa/Archives d'architecture du XXe siècle/Auguste Perret/UFSE/SAIF/2014. 535 AP 663

Сочетая в себе проектировщика и подрядчика (а в будущем и романиста), он успел построить несколько зданий в Марселе и окрестностях. Пуйон считал себя учеником Перре, который несомненно повлиял на его творческую манеру, а после смерти мэтра возглавил знаменитую мастерскую на улице Рейнуар в Париже. Именно он и стал главным героем восстановления Старого порта, реализовав сразу несколько проектов: карантинную станцию возле кафедрального собора Ла-Мажор (совместно с Андре Шампольоном [André Champollion] и Рене Эгжером [René Egger]), жилой комплекс Ла-Туретт (в соавторстве с Эгжером), ставший одной из доминант исторического центра, и, конечно, застройку набережной. Реализация этих объектов превратила молодого провинциала в одного из влиятельнейших зодчих Франции эпохи Славного Тридцатилетия.
zooming
Карантинная станция (в настоящее время Музей «Regards de Provence»). Строительство – 1947-1948 гг., реконструкция – 2013 г. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер, А.Шампольон. © Василий Бабуров
zooming
Карантинная станция (в настоящее время Музей «Regards de Provence»). Строительство – 1947-1948 гг., реконструкция – 2013 г. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер, А.Шампольон. © Василий Бабуров
zooming
Карантинная станция (в настоящее время Музей «Regards de Provence»). Строительство – 1947-1948 гг., реконструкция – 2013 г. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер, А.Шампольон. © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette «в компании» MUCEM Р. Риччотти и форта Сен-Жан © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette в панораме Старого города © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette в панораме Старого города © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette, церковь Сен-Лоран XII в. и карантинный лазарет XVIII в. © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров
zooming
Жилой комплекс La Tourette. 1948-1953 гг. Арх. Ф.Пуйон, Р.Эгжер © Василий Бабуров

Реконструкция Старого порта, осуществленная к 1956 году, была основана на гораздо более консервативных – по сравнению с Афинской Хартией – принципах, которые исповедовал Перре и его единомышленники. Довоенная сетка улиц не была полностью восстановлена – скорее можно говорить о ее творческом переосмыслении. Планировочный модуль был значительно (примерно в 3-4 раза) укрупнен – на место дробной средневековой застройки встали жилые секционные и одноподъездные дома. Ревизии подверглась и система связей: продольные улицы, идущие параллельно набережной, были дополнены более редкими (по сравнению с довоенной ситуацией) поперечными транспортными и пешеходными «просветами», а также небольшими частично или полностью открытыми общественными пространствами – гибридами дворов и площадей. Таким образом, новые здания формируют полупериметральные кварталы, в которых дифференциация уличного и дворового пространств размыта. Помещения в первых этажах, ориентированные на основные улицы, отданы под общественные функции – преимущественно торговлю и кафе. Подобная планировка позволяет современным исследователям говорить о т.н. «другом», «альтернативном», модернизме («autre modernité»), принципиально отличающемся от идей Ле Корбюзье. Участие Перре хорошо заметно в застройке набережной, составленной из однотипных секционных домов с аркадами в цокольном этаже и лоджией по всей длине аттика. Единственное отступление от принципов престарелого мастера, допущенное Пуйоном, – облицовка фасадов камнем взамен голого бетона, «певцом» которого был Перре.
zooming
Окончательный план реконструкции. Изображение: http://www.bdonline.co.uk/adam-khans-inspiration-la-tourette-and-vieux-port-marseille-by-fernand-pouillon/5039231.article
zooming
Территория Старого порта после реконструкции 1940-50-х гг. © Google Earth
zooming
Дома на набережной. Развёртка. Изображение: http://www.maison.com/architecture/portraits/fernand-pouillon-architecte-urbain-visionnaire-7045/
zooming
Реконструкция Старого порта в процессе. На переднем плане сохранённые здания, за ними – дома Р.-А.Экспера и Г.Кастеля, на заднем плане завершается строительство Ла-Турретт. Фото нач. 1950-х гг. © Musée d'Histoire de Marseille
zooming
Дома на набережной. Фото сер. 1950-х гг.
zooming
Дома на набережной. Современное состояние © ProvenceHerald
zooming
Вид на акваторию Старого порта – неизменный последние 60 лет © Василий Бабуров
zooming
К 2013 году, когда Марсель был «культурной столицей Европы», набережная Старого порта была реконструирована © Василий Бабуров
zooming
Высота домов на набережной была ограничена, чтобы не загораживать вид на исторические доминанты © Василий Бабуров
zooming
Высота домов на набережной соответствует высоте мэрии © Василий Бабуров
zooming
Интерьер квартиры в доме на набережной. Изображение: http://www.homemarseille.com/location-appartement-marseille/ap008-fernand-pouillon/
zooming
Площадь Villeneuve de Bargemont - незастроенное пространство между сохраненными зданиями XV-XVIII вв. и новыми домами. В подземном уровне площади расположены служебные помещения мэрии, оборудованные по проекту Франка Аммутена в 1999-2006 гг. © Василий Бабуров
zooming
Северные фасады домов на набережной, ориентированные на ее дублер. © Василий Бабуров
zooming
Галерея дома на набережной. Арх. А.Перре, Ф.Пуйон, А.Леконт, А.Девен. © Василий Бабуров
zooming
Дом Р.-А.Экспера и Г.Кастеля. Вид с набережной © Василий Бабуров
zooming
Дом Р.-А.Экспера и Г.Кастеля. Вид с набережной © Василий Бабуров
zooming
Арка дома Р.-А.Экспера и Г.Кастеля © Василий Бабуров
zooming
Вид на северный фасад домов на набережной © Василий Бабуров

Несмотря на большое число участников (уместно также упомянуть Андре Дюнуайе де Сегонзака [André Dunoyer de Segonzac], Жана Крозе [Jean Crozet], Жана Розана [Jean Rozan] и Эжена Ширье [Eugène Chirié], построившим отдельные здания), архитекторам удалось создать целостный ансамбль, сформировав известный нам образ Марселя и его Старого порта.
zooming
Старый порт © Василий Бабуров
zooming
Панорама центра Марселя и его Старого порта © Василий Бабуров


0

16 Июня 2015

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.