English version

Взлетающий

На открывшейся в Милане всемирной выставке Россию представляет павильон, спроектированный Сергеем Чобаном.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Мая 2015
mainImg
Архитектор:
Сергей Чобан
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Павильон России на всемирной выставке ЭКСПО 2015
Италия, Милан

Авторский коллектив:
SPEECH (Сергей Чобан, Алексей Ильин, Марина Кузнецкая, Андрей Перлич)

2014 — 2014 / 1.2015 — 4.2015

Заказчик: правительство Российской Федерации
Генподрядчик: RT Expo
Автор выставочной концепции: Юрий Аввакумов
Реализация выставочной концепции: Simpateka RUS

Павильон, представляющий Россию на Экспо 2015 года, расположился в восточной части полуторакилометровой оси всемирной выставки, которую организаторы назвали в античном духе декуманусом. Это довольно далеко, где-то в получасе ходьбы от главного входа, за главной площадью выставки. Впрочем, поблизости находятся павильоны Японии, Турции и США, а распределение мест на территории, по-видимому, происходило методом лотереи – в их взаимном расположении не прочитывается никакой логики, кроме случайной. Участки национальных павильонов плотно собраны вдоль главной оси и нарезаны тремя разными способами. Площадки среднего размера – узкие полоски; участки покрупнее похожи в плане на букву Р: узкая ножка выходит на декуманус, а широкий удобный прямоугольник отнесен в глубину; угол, вырезанный со стороны главной улицы, формирует еще один, маленький участок для соседнего павильона. Площадка павильона России принадлежит к числу крупных, с Р-образным планом. Проект Сергея Чобана, Алексея Ильина и Марины Кузнецкой был выбран на закрытом отборочном этапе, который в феврале 2014 года провел оргкомитет российской секции. По словам Сергея Чобана, этот результат продиктован, в том числе, и правильным выбором высотного акцента в условиях затесненной застройки, ограниченных углов видимости и строгого высотного регламента. Впрочем, не менее важно для победы оказалось и то, что SPEECH смогли предложить яркий, узнаваемый объем, развивающий традиции советских и российских построек на всемирных выставках прошлых лет и, что также важно, реализуемый в сжатые сроки с ограниченным бюджетом.
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Генплан ЭКСПО 2015: участок павильона России отмечен красным. Предоставлен SPEECH

Итак, плотно нарезанный генплан выставки поставил перед архитекторами непростую задачу: как сделать вход заметным, если он обращен к главной улице лишь узким носом? Экспо пестрит разнообразными ответами на этот вопрос: пандусы, аттракционы, сады-лабиринты… Вариант, предложенный Сергеем Чобаном, – один из самых архитектурных, его павильон подчинён отточенному пластическому жесту: длинному, почти предельных пропорций козырьку, чей острый нос со слегка выгнутой зеркальной подкладкой легко взлетает над замощённой деревом узкой площадью, притягивая посетителей цельностью формы и ясностью образа, особенно привлекательной на фоне преобладающих вокруг запутанных решений. Многие другие павильоны почему-то предпочли спрятать вход, расположив его в каком-нибудь необычном месте: сбоку, сзади, или даже «защитив» лабиринтом, что превратило выставку в непростой квест с длинными пробегами, которые далеко не всегда развлекают посетителя. Павильон России – одно из исключений, здесь вход не просто очевиден, но и превращен в главный архитектурный аттракцион. Авторы особо подчеркивают: в зеркале удобно делать селфи, – и действительно, уже в день открытия, несмотря на противный мелкий дождик мало кто проходил мимо, все с интересом заходили на деревянный помост, запрокидывали голову, и да – фотографировались в гигантском зеркале.
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий

 
Надо сказать, что зеркальные поверхности – одна из любимых тем Сергея Чобана и архитекторов SPEECH вообще. Достаточно вспомнить отель NHow в Берлине, или павильон России на венецианской биеннале 2012 года, где купол, похожий на пантеоновский, отражал сам себя, помещая зрителя в центр воображаемой сферы. Сейчас в ренессансных двориках миланского университета проходит выставка журнала Interni, где инсталляция Сергея Чобана, Сергея Кузнецова и Агнии Стерлиговой Living line занимает там центральное место – она тоже совершенно зеркальная, настолько, что временами прямо-таки растворяется в окружении. 

Основание летящего, плавно изогнутого козырька поддержано четырьмя круглыми зеркальными колоннами внутри прозрачного стеклянного тамбура: тонкие стыки стеклянных пластин делают входную часть павильона прекрасно просматриваемой насквозь. Консоль кажется лежащей на стекле. Картину довершает штриховка деревянных ламелей, зрительно продолжающих линию козырька там, где его уже фактически нет – на фасадах объема основной экспозиционной части, которые выполнены, в противовес прозрачному тамбуру, из черного стекла. Козырёк визуально вырастает из объема и от этого кажется совсем уж длинным – лучше всего замысел раскрывается при взгляде с юго-запада: точка обзора, которую Сергей Чобан называет главной, расположена на пути основного потока посетителей и большинство зрителей так или иначе не минует этого ракурса.
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. SPEECH. Фотография © Алексей Народицкий

Черный объем, в котором разместилась собственно экспозиция, возведен в глубине участка и вслед за его контурами расширяется к востоку. Его верхняя часть со всех сторон отделана деревянными ламелями, что, по замыслу Сергея Чобана, должно восприниматься как отсыл к традиционному русскому строительному материалу. Похожими ребрами отделана овальная стойка ресепшена внутри стеклянного вестибюля. Дерева, впрочем, не так уж много и оно лишь слегка маскирует стеклянно-металлические объемы.
 
Бюро SPEECH разработало архитектуру павильона и стойку ресепшна в тамбуре. Экспозицию под названием «Растим во благо мира. Возделываем во имя будущего» делала другая команда. Сразу за входом, в вестибюле, посетителей встречает картина Виноградова-Дубосарского «Рожь», далее, за прозрачным вестибюлем, темно. Стены в первом зале покрыты изображениями растений из коллекции семян культурных растений, созданной Вавиловым, а во втором зале таблицей Менделеева, перемежающейся рассказами о ценных для питания элементах. Концепция выставки отталкивалась от идеи каталога рецептов, предложенной Юрием Авакумовым, но впоследствии трансформировалась. Книга рецептов, впрочем, была издана специально для Экспо. В первом зале посетителей встречает светящаяся модель перегонного куба, но угощают безалкогольными напитками; во втором проводят дегустации еды; в глубине расположен ресторан. Залы первого этажа по периметру обходят расположенные в центральной части технические помещения и все вместе получается похоже на стилизованную букву Р. На втором этаже, расположены конференц-зал и VIP-лоджия, крыша же, решенная в виде плавно поднимающегося пандуса, озеленена и, по словам архитекторов, в ближайшее время будет открыта для посетителей. 
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
zooming
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. План озеленения на кровле
© SPEECH

Возвращаясь к козырьку: его зеркальная поверхность консоли отражает не только людей, фотографирующих себя на площади перед павильоном, но и стеклянный тамбур, а издали даже вводит в заблуждение: кажется, что вестибюль вместе с написанными над входом крупными буквами «Russia» продолжается вверх, загибаясь, прорастая в поверхность козырька, а людей, входящих внутрь, как будто в два раза больше, у входа образуется подобие воронки – только через пару секунд иллюзия развеивается, и ты начинаешь понимать, где реальность, а где – отражение. Это тоже часть замысла, причем в отличие от многих других зеркальных аттракционов, чаще спрятанных внутри павильонов Экспо, здесь основной сюжет вынесен наружу. Архитектура стала заметной частью экспозиции, к тому же она по-своему подводит итого многолетнего участия России в прежних всемирных выставках, апеллируя к историческим павильонам и суммируя заложенный в них приём.
zooming
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. Продольный разрез
© SPEECH

Разумеется, прежде всего я спросила Сергея Чобана, почему его проект так похож на Монреальский павильон ЭКСПО’67 Михаила Посохина – сходство очевидно, и там и здесь длинный взлетающий козырёк положен на стеклянный объем, подчеркивающий эффект левитации линии крыши. Архитектор в ответ предложил вспомнить более широкий исторический контекст. По мнению Чобана, Монреальский павильон – всего лишь самый известный представитель общей тенденции, связывающей между собой целый ряд других советских павильонов на всемирных выставках. В частности, Сергей Чобан напомнил о проекте, который Константин Мельников нарисовал в 1962 году для всемирной выставки в Нью-Йорке 1964 года (проект остался на бумаге, СССР не участвовал в выставке). Версии о связи Монреальского павильона с нереализованным проектом Мельникова уже были озвучены (см., напр., здесь).
zooming
Павильон СССР на ЭКСПО 1967 в Монреале. М. В. Посохин, А. А. Мндоянц, Б. Тхор, А.Кондратьев, Р. Кликс. Источник: alamedainfo.com


Проект Константина Мельникова павильона СССР на ЭКСПО в Нью-Йорке. 1962. Источник: flickr / pulkuz; embed

Проект Константина Мельникова павильона СССР на ЭКСПО в Нью-Йорке. 1962. Источник: flickr / pulkuz; embed

Какая складывается последовательность советских павильонов на всемирных выставках, можно узнать из обзора, сделанного недавно сайтом archspeech Часть из них, действительно, подчинена порыву «вперед и вверх», как «Рабочий и колхозница»; другие помпезнее, но тоже куда-то летят, может быть, в космос. Тема полета всемирными выставками не исчерпывается – не менее энергична титановая стрела памятника Покорителям космоса.

Иными словами, проект Сергея Чобана не только продолжает линию, известную по Монреальскому павильону, но и в некоторой степени восстанавливает историческую справедливость, восходя не только к Михаилу Посохину, но и к Константину Мельникову. Любопытно, что Мельников планировал реализовать свой павильон «на пределе возможностей» – и практически теми же словами Сергей Чобан говорит о козырьке, построенном сейчас в Милане. Вынос консоли – тридцать метров, максимально возможный для данной конструкции. Подъем в верхней точке – семнадцать, что на пять метров больше высоты основного здания, подчиненного двенадцати метрам высотных ограничений, заданных мастер-планом выставки. Причем, по словам Сергея Чобана, подъем консоли мог начинаться только вне основного объема, в стеклянном вестибюле.

Возникает ощущение, что архитектор стремится полностью исчерпать тему, развить её до предела технических и эмоциональных возможностей. Миланский павильон камернее монументального монреальского, но его длинная и узкая консоль взлетает энергичнее, а зеркало усиливает эффект, наделяя архитектурное решение театральностью выставочной инсталляции. Впечатление, действительно, ближе к эскизу Мельникова, где консоль устремлена к звездам и визуально, и знаково – на ней даже нарисовано что-то космическое, а описание проекта в лучших традициях шестидесятых говорит о «скрытой силе небесной механики». Напоминая как о первом спутнике, так и об увлечении звездным небом – зодиакальным, астрологическим – архитекторов Ренессанса, и научным, астрономическом – ампира. И здесь мы, возможно, переходим к сути сюжета: зеркальная консоль Сергея Чобана заставляет нас поднять глаза к небу – для того, чтобы увидеть там себя. Есть в этом что-то особенное. Но, с другой стороны, какая разница, почему именно мы – пусть изредка – взглянули на небо? Пусть сейчас это селфи. Уже хорошо, что подняли глаза.
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане
© Алексей Народицкий
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. Генплан на уровне 1 этажа
© SPEECH
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. План 1 этажа
© SPEECH
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. План 2 этажа
© SPEECH
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. Поперечный разрез
© SPEECH
Павильон России на ЭКСПО 2015 в Милане. Деталь
© SPEECH
Архитектор:
Сергей Чобан
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Павильон России на всемирной выставке ЭКСПО 2015
Италия, Милан

Авторский коллектив:
SPEECH (Сергей Чобан, Алексей Ильин, Марина Кузнецкая, Андрей Перлич)

2014 — 2014 / 1.2015 — 4.2015

Заказчик: правительство Российской Федерации
Генподрядчик: RT Expo
Автор выставочной концепции: Юрий Аввакумов
Реализация выставочной концепции: Simpateka RUS

14 Мая 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
СПИЧ: другие проекты
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Сергей Чобан: «Объекты спортивной архитектуры всегда...
По завершении ЧМ, главной ареной которого стала реконструированная Большая спортивная арена в Лужниках, говорим с Сергеем Чобаном об особенностях проекта реконструкции, а также об отношении архитектора к спорту и специфике спортивных объектов.
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
«Архитектура начинается с иррационального пространства»
Публикуем расшифровку беседы теоретика архитектуры Александра Раппапорта и архитектора Сергея Чобана, состоявшейся в Латвии осенью этого года. Поводом для встречи и разговора послужила вышедшая в издательстве НЛО книга «30:70. Архитектура как баланс сил», написанная Сергеем Чобаном и Владимиром Седовым.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Панорамные перспективы
Проект архитекторов SPEECH для конкурса «Филикровли» сосредоточен на том, чтобы дать будущим квартирам максимум лучших видов на реку и город.
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Похожие статьи
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.