Всемирная выставка как смешение прошлого и будущего

Рассказ о миланской Экспо-2015: от невоплощенных благих намерений до лучших павильонов – экспериментов с экспозицией и зрителями.

Автор текста:
Анна Броновицкая

05 Августа 2015
mainImg
Всемирные выставки, по большому счету, давно превратились в анахронизм. Когда-то они были важной площадкой обмена товарами и технологиями, инструментом продвижения стилей и идеологий, сыграв свою роль в становлении глобализма. Все эти процессы давно переместились в другие пространства и пользуются иными механизмами, а смысл Экспо редуцировался до туристического аттракциона и ярмарки тщеславия государств. Миланская Экспо 2015 года задумывалась как попытка переосмысления обветшавшего формата. Тема «Накормить планету – Энергия для жизни» была многообещающей: еду онлайн не попробуешь, а проблемы борьбы с голодом в бедных регионах, здорового и разнообразного питания населения благополучных стран, бережного обращения с ресурсами действительно нужно обсуждать в глобальном масштабе. Разработавшие изначальную концепцию Экспо-2015 Стефано Боэри, Рикки Бердетт, Жак Херцог исходили из того, что абсурдно тратить на саморекламу стран и корпораций средства, которые можно направить на реальное решение насущных проблем. Они предложили разбить на окраине Милана «всемирный ботанический сад» или, точнее, «планетарный огород»: там каждая страна получила бы участок, где показывала бы, как выращиваются характерные для нее продукты питания. Крытые помещения, предназначенные в первую очередь для ресторанов национальной кухни, должны были быть максимально простыми, дешевыми и экологичными.


Представленный в 2011 году мастерплан (к Боэри, Бердетту и бюро Herzog & de Meuron присоединились специалисты по энергосберегающему строительству Уильям Макдонах и Марк Риландер) предусматривал превращение выделенного для выставки продолговатого участка в окруженный водой остров, расчерченный прямоугольной сеткой. В память о традиционной планировке римского лагеря его пересекли две прямые широкие дороги, кардо и декуманум, перекресток которых образует форум. По сторонам от продольной оси декуманума к водной преграде тянулись узкие делянки, предназначенные для экспозиций стран. Часть этих делянок предполагалось накрыть стеклянными колпаками с регулируемым климатом, часть оставить открытой, а часть защитить от солнца тентами, как и главный проход для посетителей – декуманум. Однако такая концепция не встретила понимания у стран-участниц, и организаторы, на которых, вероятно, повлиял пример прошедшей в 2010 году Всемирной выставки в Шанхае (Архи.ру рассказывал о ней тут и тут), предпочли традиционную модель с национальными павильонами.

Все авторы концепции отказались участвовать в дальнейшей разработке проекта, хотя в 2014 году Herzog & de Meuron смягчились и спроектировали на дальней оконечности участка павильон «Медленной еды», по которому можно составить представление о том, как они первоначально представляли себе архитектуру выставки. Жак Херцог дал журналу Uncube интервью, в котором выразил свое глубокое разочарование провалом первоначального замысла. Оно широко разошлось по сети и во многом окрасило восприятие Экспо в профессиональном сообществе. Возмущение архитекторов, в особенности миланских, усугубляется тем, что на общественные деньги была создана инфраструктура для территории, которая после окончания Экспо останется в частных руках. О выставке говорят как о скандальной афере и возмущаются ее банальностью.
 
Искусственный канал при входе на Экспо. Фотография © Юлия Тарабарина, 05.2015
Остаток первоначальной концепции: павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron, в перспективе декуманума. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron: согласно авторскому плану, павильоны – модульные, и могут быть разделены на меньшие части, а также могут быть использованы после выставки. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron. Деталь: прозрачная конструкция из клееной древесины укреплена металлическими стяжками. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron: между тремя павильонами расположены несколько огородов, на которых растет экологически чистая еда. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильоны Slow food («Медленной еды»), Herzog & de Meuron. Фотография © Юлия Тарабарина
Перед открытием Экспо город и вход на выставку был оклеен листовками протестующих. Фотография © Юлия Тарабарина, 05.2015
В день открытия Экспо в Милане прошли демонстрации протеста против выставки с разбиванием витрин, в особенности – банка Интеза, и писанием на стенах. Фотография © Юлия Тарабарина, 05.2015

Однако, если отвлечься от этих печальных обстоятельств и на правах обычного туриста посетить миланскую Экспо, там найдется, на что посмотреть. Организаторы сохранили основу планировки, просто сделали участки шире, чтобы на них могли разместиться павильоны – национальные, тематические и чисто гастрономические. Предложенные Herzog & de Meuron тенты остались только над протянувшимся на полтора километра декуманумом. Свою роль защиты от солнца и дождя они выполняют, но одновременно перекрывают вид на фасады выстроившихся по сторонам павильонов. Плохо склеенные «старую» и «новую» концепции выдает и контраст между ландшафтными участками, оформленными, как сейчас принято, дикорастущими растениями, и расставленными по центральной оси невероятно архаичными и китчевыми гигантскими прилавками с итальянскими продуктами – сырами, плодами, мясными деликатесами. Фокус и символ выставки – замыкающее 350-метровую кардо «Древо жизни» (дизайнер Марко Балик) – было бы этически и эстетически неуместно на «планетарном огороде», но хорошо выполняет свою роль эффектного ориентира. Поставленные перпендикулярно к декумануму и равномерно распределенные по его длине павильоны, представляющие традиционную кухню областей Италии получили очень красивые торцевые фасады (по серовато-коричневым стенам непрерывно тонким слоем течет вода) и нейтральные боковые, а внутри простота иногда доходит до убожества: видимо, в интерьеры должны были вкладываться правительства областей либо сами рестораторы. В архитектуре многих павильонов заметны следы размышлений о теме планетарного огорода: нередко встречаются стены, составленные из ящиков с разнообразными растениями, а одна из стен павильона Израиля представляет собой поставленное практически вертикально, но хорошо возделанное поле.
Фрагмент конструкций декумануса над прудом у торца общественного павильона. Фотография © Юлия Тарабарина
Главная ось – декуманум – Экспо. Фотография © Юлия Тарабарина
Главная ось – декуманум – Экспо. Фотография © Юлия Тарабарина
Главная ось – декуманум – Экспо. Фотография © Юлия Тарабарина
Главная площадь, пересечение кардо и декуманума. Фотография © Юлия Тарабарина
Вид на «Древо жизни» с кровли павильона Германии. Справа – павильон китайской компании Vanke, построенный по проекту Даниэля Либескинда. Фотография © Юлия Тарабарина
«Древо жизни» расположено в торце северного крыла кардо; даже в плохую погоду вокруг него бьют фонтаны, а само «древо» играет музыку и выпускает мыльные пузыри. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Израиля. Слева – растительность на экране, справа – настоящие растения. Фотография © Анна Броновицкая
Общий вид Экспо. В перспективе вижны соперничающие «носы» павильонов России и Эстонии. Фотография © Елизавета Клепанова

Среди национальных павильонов есть весьма любопытные. Вроде бы ушедшая в прошлое эпоха архитектурных аттракционов задержалась в тех уголках Земного шара, где вкус к броским зрелищам соединяется с готовностью расходовать на них значительные средства. Неудивительно, что одним из самых эффектных на нынешней Экспо оказался павильон Арабских Эмиратов, спроектированный непревзойденным мастером «иконических» зданий Норманом Фостером. Входная часть имеет вид извилистого ущелья среди скал красного песчаника: на поверхность облицовывающего стены высокотехнологичного материала нанесены бороздки, сосканированные с камней настоящей пустыни, изгибы же их просчитаны таким образом, чтобы наилучшим образом защитить посетителей от солнца и одновременно обеспечить циркуляцию воздуха. Хитроумные способы регулирования климата встречаются во многих павильонах, но в данном случае приобретают особое значение – в дальнейшем павильон перевезут в Эмираты. Пройдя сквозь ущелье, где с помощью интерактивных голограмм демонстрируются важнейшие технологии аккумуляции и бережного расходования ресурсов, посетители попадают в облицованный золотистой плиткой барабан панорамного кинотеатра, а затем – в зал, где идет масштабное 3D-представление. Интерьерам, как и выходящей к задней стороне участка части объема, архитектор внимания не уделил – незачем.
 
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Вид на «ущелье» входа сверху, с кровли павильона Азербайджана. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Центральная часть – кинозал – снаружи решена в виде чуть припухлого золотого цилиндра. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Золотой объем и терракотовая стена-бархан. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон ОАЭ. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон ОАЭ. Фотография © Юлия Тарабарина

В той же традиции середины 2000-х выдержан и соседствующий с Эмиратами павильон Азербайджана. Эта страна, впервые самостоятельно участвующая во Всемирной выставке, доверила свою архитектурную репрезентацию молодым итальянским бюро Simmetrico Network, Arassociati Architecture и ландшафтникам AG&P. Архитектурный образ задается диагонально расчерченной стеклянной сферой оранжереи, выступающей из немного волнистого, но в основе прямоугольного объема. Горизонтальные деревянные ламели отдают дань теме энергосбережения.
 
Павильон Азербайджана. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Азербайджана. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Азербайджана. Инсталляция-крыло, подвешена в центральной части и тихо шевелится под музыку. Фотография © Юлия Тарабарина

Панковскую трактовку темы архитектурного аттракциона являет собой павильон Белоруссии, спроектированный молодым коллективом с говорящим названием Kolya Shizza (Igor Kozioulkov, Dzmitry Beliakovich, Aliaksandr Shypilau). Покрытый зеленой травкой холм яйцеобразной формы разрезан пополам, и в проем вставлено гигантское колесо, кажущееся вращающимся благодаря переливам светодиодов на ободе. Для пущей брутальности перед входом установлены мельничный жернов и трактор «Беларус». Пройти мимо невозможно, но экспозиция, увы, разочаровывает.
Павильон Белоруссии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Белоруссии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Белоруссии. Фотография © Юлия Тарабарина, 05.2015
Павильон Белоруссии: озеленение искусственного «холма». Фотография © Юлия Тарабарина, 05.2015
Павильон Белоруссии. Фотография © Анна Броновицкая

В большей степени отвечает современным тенденциям павильон Германии, спроектированный мюнхенской фирмой SCHMIDHUBER: деревянные рампы соединяют террасы, частично накрытые округлыми тентами, в ткань которых интегрированы фотоэлементы, снабжающие энергией экспозицию. Изгибы тентов собирают из атмосферы влагу, используемую для полива выставленных растений. Под всем этим скрыт двухъярусный объем, вмещающий очень информативную и остроумно поданную экспозицию, созданную штутгартской компанией Milla & Partner.
Павильон Германии ночью. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Германии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Германии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Германии. Чабрец в саду на кровле. Фотография © Юлия Тарабарина, 05.2015
Павильон Германии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Германии. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Германии. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Германии ночью. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Германии. Фотография © Анна Броновицкая

Соединенное Королевство продолжает ту же линию, что так успешно представил в 2010 году в Шанхае «еж» Томаса Хезервика. Для Милана художник Волфганг Баттресс придумал инсталляцию, посвященную пчелам. Посетители проходят через ряд плодовых деревьев, затем сквозь лабиринт среди медоносных «лугов» и оказываются перед «ульем» – ажурной конструкцией, воспроизводящей структуру гнезда диких пчел. «Улей» построен из металлических деталей, подсвеченных меняющими цвет светодиодами и снабжен многочисленными динамиками, издающими тихие «пчелиные» звуки. Выглядит все это совершенно завораживающее. В полной мере оценить эффект можно, поднявшись по лестнице и войдя внутрь «улья»: благодаря стеклянному полу ты видишь, как соты расходятся во все стороны. Прийти в себя можно в баре на примыкающей деревянной террасе, где подают британские напитки и непритязательную еду типа fish & chips.
 
Павильон Великобритании. Фотография © Анна Броновицкая, 07.2015
Павильон Великобритании. Так выглядели полевые цветы перед павильоном в мае. Фотография © Юлия Тарабарина, 05. 2015
Павильон Великобритании. Фотография © Елизавета Клепанова
Павильон Великобритании. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Великобритании. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Великобритании. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Великобритании. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Великобритании. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Великобритании. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Великобритании. Одна из лапочек, образующих «улей». Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Великобритании. Скамейки. Фотография © Юлия Тарабарина

Не столь эстетское, но не менее захватывающее переживание предлагает посетителям павильон Бразилии. В вытянутом в длину огромном контейнере с деревянными стенами представлены растения (не только съедобные) из разных климатических зон страны. Но фокус в том, что посетителям предлагается с ними знакомиться, проходя по тропе из натянутой в воздухе сетке. В результате, телесные ощущения сильно окрашивают поступающую информацию.
 
Павильон Бразилии. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Бразилии. Сетка. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Бразилии. Сетка. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Бразилии. Экспозиция, вид сверху. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Бразилии. Экспозиция, ананас. Фотография © Юлия Тарабарина

Мой же личный фаворит – павильон Австрии. Нельзя сказать, чтобы он был совершенно революционным: в чем-то он следует традиции Hortus conclusus, воскрешенной Петером Цумтором в 2011 году в летнем павильоне лондонской галереи Серпентайн. Но все же междисциплинарная команда под предводительством профессора Клауса Ленхарта создала нечто неожиданное. За высокими деревянными стенами скрывается настоящий лес. Пригорки и низины, высокие мощные деревья и подлесок, мох и папоротник – все на месте. Все растения живые, но искусственность ландшафта не скрывается. Кое-где сквозь траву проглядывает держащая грунт сетка, между ветвями возвышаются вентиляторы и иные приборы, назначение которых не всегда понятно без объяснений, а вдоль ведущей вглубь тропинки расставлены белые буквы. От входа они складываются в слоган павильона, BREATH AUSTRIA («дышите Австрией»), а по мере продвижения тают, пока в поле зрения не остаются только три: EAT («ешь»). В этот момент вы оказываетесь перед баром, где, действительно, можно перекусить. Однако, воздух здесь – все-таки главное. Как сообщают надписи и диаграммы, как будто нанесенные мелом на дощатые стены галереи второго яруса, кислород – главное питательное вещество, необходимое нашему организму. Растения австрийского павильона вырабатывают столько кислорода, что его содержание в воздухе внутри стен в два раза выше, чем снаружи, а температура – примерно на пять градусов ниже, что немаловажно в жару.
 
Павильон Австрии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Австрии. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Австрии. Фотография © Елизавета Клепанова
Павильон Австрии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Австрии. Фотография © Елизавета Клепанова
Павильон Австрии. Фотография © Елизавета Клепанова
Павильон Австрии. Фотография © Анна Броновицкая
Павильон Австрии. Фотография © Елизавета Клепанова

Безусловно, на миланской Экспо есть и другие заслуживающие внимания павильоны. Архитектурные критики хвалят павильон Кореи, публика стремится в экспозиции Китая, Японии и, конечно, Италии. За пределами этой заметки они остались по простой причине: обойти выставку за один день совершенно нереально. Это обстоятельство возвращает нас к вопросу об уместности такого рода мероприятий в наше время. Все больше людей рассматривает Всемирные выставки, как и Олимпийские игры, как совершенно излишние затеи, служащие главным образом для демонстрации амбиций государств. Они требуют больших затрат, а, в итоге, ведут лишь к обогащению коррупционеров и наиболее ловких подрядчиков, нередко оборачиваясь большими убытками для принимающих их городов и стран. Жак Херцог с ехидцей отмечает, что следующие экспо под патронажем Бюро международных выставок пройдут в местах, где демократическим ценностям не придают большого значения: в Анталье, Астане и Дубае.
Павильон Кореи ночью. Фотография © Юлия Тарабарина
Павильон Кореи. Изображение отходов; часть экспозиции внешней части цокольного этажа. Фотография © Юлия Тарабарина

05 Августа 2015

Автор текста:

Анна Броновицкая
comments powered by HyperComments
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.