English version

Изнутри наружу: павильоны вечности

Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

11 Августа 2022
mainImg
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Россия, Нижний Новгород, ул. Стрелка, д. 21, лит. Ж, И

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Игорь Членов, Алексей Шубкин
ГАП: Анастасия Логинова, Анастасия Богодухова

2019 — 2020 / 2021 — 2022

Заказчик: Администрация г. Нижний Новгород
0
[см. рассказ о пакгаузах
в Архиблоге Анны Мартовицкой]

История спасения конструкций «пакгаузов», а на самом деле павильонов всероссийской выставки 1882 года, обнаруженных в 2015 году на нижегородской Стрелке – одновременно эталонная по интенсивности и эффективности общественного движения – и новаторская по смелости и тонкости решения, предложенного Сергеем Чобаном для их приспособления к новой функции выставочного и концертного залов.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Сам архитектор признается в некоторой «рискованности» своего проекта «в отношении старого и нового»: вместо того, чтобы накрыть металлические каркасы неким чехлом снаружи, их оставили открытыми, встроив внутрь простые объемы со скатными кровлями и фасадами из зеркальной полированной стали.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода. Вид с юго-востока. Вдали видна арена, построенная к ЧМ-18
Справа две башни Петра Виноградова, современные металлические скульптуры на тему опор ЛЭП Владимира Шухова, дополнившие ансамбль пакгаузов. Слева кирпичное здание водозабора Нижегородской ярмарки, ок. 1900-х гг.
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Сразу подчеркнем: архитекторов СПИЧ пригласили к работе с территорией Стрелки в 2019 году, уже после того, как стены и кровли пакгаузов были разобраны в конце 2017 года в пылу подготовки к футбольному мундиалю. Конструкции сохранились, стены – нет, впрочем стены были поздними, 1960-х годов, они принадлежали к четвертому этапу сложной жизни фрагмента здания XIX века [см. справку]. В составе портовых строений пакгаузы выглядели снаружи крайне неказисто – одним из первых впечатлений экскурсантов, обнаруживших структуры XIX века на Стрелке, стало удивление от того, какая красота скрывается в банальном на первый взгляд промышленном ангаре советского времени. И наоборот, много восхищения красотой ажурных структур было высказано после разборки стен, когда конструкции оказались полностью открыты и проницаемы.
  • zooming
    1 / 5
    Пакгаузы на нижегородской Стрелке. Фото © Roberto Conte www.robertoconte.net
  • zooming
    2 / 5
    Пакгаузы на нижегородской Стрелке.
    Фото © Roberto Conte / www.robertoconte.net
  • zooming
    3 / 5
    Пакгаузы на нижегородской Стрелке. Фото © Roberto Conte www.robertoconte.net
    Фото © Roberto Conte / www.robertoconte.net
  • zooming
    4 / 5
    Пакгаузы на нижегородской Стрелке. Фото © Roberto Conte www.robertoconte.net
    Фото © Roberto Conte / www.robertoconte.net
  • zooming
    5 / 5
    Пакгаузы на нижегородской Стрелке после демонтажа стен в декабре 2017. Фото © Зоя Рюрикова

Тогда, в 2016–2019 годах, был предложен целый ряд проектов консервации и адаптации, как очень концептуальных, так и вполне реальных, причем среди них встречались как предложения оставить металлические структуры совершенно открытыми, встроив внутрь некие аттракционы, так и проекты, в которых «металлическое кружево» помещали в теплый контур внешних стен и кровель.
 
Оба варианта, как потом выяснилось, отказались неподходящими: во-первых, в пакгаузах, ради развития Стрелки в целом, требовалось разместить функцию более интересную и содержательную, чем, к примеру, катальная горка. Во-вторых, предсказуемая версия с внешним контуром, которую поначалу считали едва ли не единственной разумной, при ближайшем рассмотрении оказалась небесспорной.
«В самом первом варианте 2019 года мы накрывали конструкции однослойным стеклом, помещая внутрь объемы, обшитые деревом. Но это решение показалось неудачным по целому ряду причин. Во-первых, мы таким образом прячем конструкции – даже если внешняя оболочка будет стеклянной, стекло далеко не всегда по-настоящему прозрачно, чаще оно скрывает то, что внутри. Во-вторых, в этом случае возникал риск создания неприятного парникового эффекта: зимой – «точка росы», а летом внутри было бы слишком жарко. Кроме того, снаружи здания стали бы достаточно массивными, однако внутри не добавилось бы полезной площади для функционального наполнения.
 
И наконец, конструкции в их современном состоянии не были способны нести новую оболочку. Удивительно, но когда мы начали работать с проектом, нам говорили, что они не могут оставаться открытыми; когда же мы сделали первое предложение по полученному ТЗ, оказалось, что конструкции и закрытыми быть не могут, поскольку не могут ничего нести на себе. Почему не могут нести? Хотя бы потому, что изменились нормативы, сейчас другие допуски по нагрузкам, так что теперь конструкции не имеют права принять на себя даже тот вес, который они несли раньше. Следовательно, их потребовалось бы укрепить, исказить, утяжелить. Любое усиление такой конструкции – это изменение ее характера.
 
Я достаточно долго думал над задачей и где-то весной 2020 года пришел к тому, что оставить структуры XIX века открытыми – единственное приемлемое решение, наиболее демократичное и элегантное. Эта идея позволила нам простейшим образом сохранить наружную конструкцию, не утяжелив ее визуально. Конструкции фактически стали самонесущими, держат сами себя и могут простоять очень долго. В сущности, сейчас они – памятник самим себе. Такими мы их приняли, в этом качестве сохранили и экспонируем».

Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Итак, главное в этом проекте – идея. Решение смелое, элегантное и парадоксальное. Изнанка исторического здания оказалась снаружи, но зеркальные фасады отражают конструкции, удваивают их в себе, усиливают впечатление и дают эффект сродни кружевному плетению, которое всех так восхищало после разборки стен в 2017 году. Не точно такой, конечно же, но подобный: ощущение металлического скелета, суперграфики в пространстве, руинированной и устойчивой, гигантской и хрупкой – сохранено и пересказано новым языком, родственным современному искусству и сценографии, – то и другая любят многослойность и подвижность смены впечатлений.
  • zooming
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Впечатления меняются постоянно: зеркала усиливают зависимость от погоды и состояния атмосферы как будто усиливается. Иногда, в некоторых ракурсах, иллюзия отсутствия объемов становится совершенной. Их как будто и впрямь нет, они не привлекают к себе внимания; так памятник предстает во всей красе.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Иногда зеркало оказывается более светлым, чем фон, и образует выгодную яркую подложку для суперграфики конструкций, высвечивая темные тяги. Это тоже одно из идеальных впечатлений, срежиссированных и театральных. 
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

В хмурую погоду зеркала тоже могут высветиться на фоне темных туч – а могут налиться свинцовой темнотой, и тогда особенно заметно, что внутри что-то есть – в этом один из аргументов критиков проекта. Заметим однако, что в ту же пасмурную погоду здания, решенные в иной парадигме, с фасадами по внешнему контуру, выглядели бы еще более объемными, но не обладали бы привлекательностью парадокса «вывернутости наизнанку», который, так или иначе, дают открытые каркасы.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

В этом еще одна особенность решения – сейчас конструкции широко экспонируются, показывают себя всему городу – мы всё бродили по Нижнему и выискивали места, откуда их можно увидеть: из Кремля, с набережной Федоровского, с Волги… Если бы они были забраны во внешний чехол, рассмотреть каркасы могли бы только посетители, входящие внутрь – сейчас же они стали фактом городского пространства, мега-арт-объектом. Их дополняют две металлические башни – объекты Петра Виноградова, своего рода «памятник» опорам ЛЭП Владимира Шухова. Вместе два пакгауза и башни образуют симметричный ансамбль, объединенный темой металлической ажурности, размышлениями на темы исторического и современного металла: темный металл пакгаузов конца XIX века отражается в светлом современном металле.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

И наконец, согласно заданию в пакгаузах требовалось разместить две культурные функции: выставочный и концертный залы с фойе. Думаю, не ошибусь, если скажу, что их было бы сложно «упаковать» в отведенном пространстве более деликатно, поскольку зеркало – один из самых эффективных способов растворить одну реальность в другой, «спрятать», особенно не пряча, «отвести глаза» зрителю. Залы есть – и вроде бы их и нет. Это эффект, до некоторой степени обратный презентации культурного пространства в классическом искусстве, когда мы входим в торжественный портик и попадаем в некую драгоценную пещеру. Граница из металлического скелета и зеркала не репрезентативна, а напротив, максимально иллюзорна – самая простая аналогия говорит о входе в зазеркалье.
  • zooming
    Вход в концертный зал. Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    Пространство между зеркальными фасадами и конструкциями – 1,8 м. Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Внутри мы обнаруживаем три вида пространств.
 
Первые – фойе, которые одинаковы в обоих павильонах. При входе – гардероб и кафе с витражным окном, прорезающим зеркало фасадов, дальше коридор, который разделяет техпомещения и основную функцию: выставочный зал в севером объеме, концертный в южном. Планировка следует логике сохранившегося каркаса – павильоны 1882 года были трехнефными, но в их бытность портовыми складами одно малое крыло у каждого отрезали, осталось два контура. Соответственно, в большем теперь разместилась функция, в малом – все подсобное. Два нефа конструкций, опираются на один ряд продольных опор; между тем новых, встроенных внутрь, зеркальных «домиков»-павильонов, отчетливо два, и они соединены между собой коридором со стеклянной кровлей. Мы входим в коридор и идем по прямой к основным залам, оставляя фойе по правую и левую руку. 

Интерьеры совершенно и полностью белые – в духе «Отроков во вселенной»; на потолках матовые и линейные светильники белого же света.
  • zooming
    1 / 3
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    2 / 3
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    3 / 3
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Коридор – вероятно, правильнее назвать его галереей – представляет отдельный интерес. Он выстроен вдоль ряда опор металлических конструкций, общего для большого и малого объемов. Каждая опора заключена в стеклянный кожух, через открытый верх в него попадает дождевая вода, для которой предусмотрен отвод внизу. В стеклянных ограждениях предусмотрены «форточки» для починки и очистки – они также отлично помогают проветривать помещение. Потолки коридоров не белые, а стеклянные, с балками из полированного металла: два зеркальных корпуса протягивают друг другу зеркальные «нити». Внутрь в изобилии попадает солнечный свет, прошедший через две металлические сетки: XIX и XXI века.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Коридор с колоннами – удачное дополнение для фасадов с их отражениями. Попав в «зазеркалье», мы получаем не только стерильность нездешней белизны, но и вполне реальные впечатления: экспонирование конструкций 1882 года здесь продолжается в ином ракурсе, более камерном. Двигаясь от входа к залам, мы не можем не пройти мимо колонн близко, и если на улице не обратили пристального внимания на мельтешение линий в отражениях, то теперь нам преподносят конструкции, с одной стороны, как экспонат – в витрине, что провоцирует разглядывание; а с другой стороны – как подобие чего-то живого, внешнего, заключенного в созданную человеком оболочку. Впечатление вполне сравнимо с деревьями, вокруг которых нередко были выстроены произведения архитектуры XX века. Здесь, конечно, не дерево, а металл, но он настолько стар и имеет настолько длинную историю, что уже может быть сравним с узловатым черным стволом повидавшего виды растения – тем более что «растет» на свободе, из земли.
  • zooming
    1 / 6
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    2 / 6
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    3 / 6
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    4 / 6
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    5 / 6
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    6 / 6
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Два основных зала, расположенные в соседних корпусах, сопоставимы по размерам, но создаваемые впечатления противоположны. Выставочный зал – белый, его двускатный потолок повторяет форму кровли, вторящую контурам конструкций; он максимально прост как white box, закрыт от солнечного света, – все это следует современным правилам создания идеального выставочного пространства: просторного, цельного и совершенно нейтрального. В начале июня в честь открытия обновленных пакгаузов в нем была устроена выставка, посвященная истории «пересборок» конструкций XIX века, а также их обнаружения и изучения; экспозиция работала до начала июля (куратор Ксения Ануфриева, сокуратор Марина Игнатушко). Зал позволил разместить несколько небольших внутренних павильонов, один павильон с обзорной площадкой и мультимедиа-проекцию на одной из протяженных стен.
  • zooming
    1 / 3
    Выставка «Точка сборки», 3.06–3.07.2022. Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    2 / 3
    Выставка «Точка сборки», 3.06–3.07.2022. Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    3 / 3
    Выставка «Точка сборки», 3.06–3.07.2022. Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Но безусловно главным и наиболее сложным из внутренних пространств стал концертный зал в южном павильоне. Сейчас это основная функция ансамбля пакгаузов. На открытии много вспоминали о концерте, который прошел до реконструкции, на открытом воздухе, но под проливным дождем. Само открытие зала 1 июня было отмечено концертом оркестра MusicAeterna под управлением знаменитого греко-русского дирижера Теодора Курентзиса, известного реконструкциями исторической музыки, а еще тем, что он дирижирует без палочки. Курентзис работал в Новосибирске, Германии и Перми, а директор его оркестра Алексей Трифонов с этого года руководит Нижегородским государственным академическим театром оперы и балета имени А.С. Пушкина. Зал создавался под наблюдением Трифонова и при участии специалиста по акустическим решениям Анатолия Лившица, основателя и президента Акустик Групп.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

По словам Лившица, современные концертные залы подразделяются на традиционные «коробки» и новаторские «виноградники», в первых пространство прямоугольное, а сцена расположена впереди, во вторых зрительские места расположены вокруг сцены – и для качества звучания первое, классическое решение предпочтительнее. Так вот, концертный зал в пакгаузах – типичная «коробка», не слишком большая, даже камерная, то есть с точки зрения Анатолия Лившица это должно быть правильным традиционным решением. Зал отделан акустическими панелями из палисандрового шпона темно-бордового оттенка, их уступчатый рельеф достаточно прост, зал уютный, поскольку, по контрасту с белым фойе, почти полностью подчинен фактуре дерева. Сергей Чобан называет его «шкатулкой для слушания музыки», и эта метафора кажется адекватной как из-за темного теплого оттенка, так и из-за сравнительно малого размера; он рассчитан на 430 зрителей.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Акустические свойства зала мне как непрофессионалу судить сложно – музыку было слышно хорошо, а нюансы, вероятно, оценят профессионалы. Но вот окно за сценой, практически во всю ее ширину, открывающее вид на Волгу, устье Оки и высокий берег Кремлевской стороны в рамке ажурных опор XIX века – очень впечатляющее, очевидно, что оно – один из главных аттракторов зала. Оркестр играл при открытом окне, хотя конструкция сцены предусматривает возможность закрыть его специальной заслонкой, как было сказано на открытии, в тех случаях, когда сюжет представления или концерта не предполагает любования городским пейзажем.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Окно делает павильон открытым: при том что мы находимся в закрытом помещении с рассчитанными акустическими свойствами и надежно защищены от ветра и дождя, возможность любоваться панорамой города, одно из достоинств Стрелки, сохраняется и здесь. С другой стороны, между открытыми конструкциями снаружи и открытой сценой внутри возникает некая логическая связь: нас впустили в пространство «за зеркалом», чтобы провести сквозь него и привести обратно – к городу, в этом есть некий связный сюжет.
Концертный зал хорошо просматривается снаружи через витражное окно, особенно вечером. Пакгаузы Нижнего Новгорода. Южный фасад
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ

Здесь надо вспомнить, что перед началом проектирования пакгаузов, в конце 2019 года, Сергей Чобан также работал с пространственным видением – своего рода предварительным мастер-планом развития всей территории Стрелки в целом. Вдоль Оки планировались гостиницы и офисы, в центре территории экспозиционные помещения. На мысу предполагалось здание филармонии, а к северу от пакгаузов – выставочный центр. В Нижнем, надо сказать, все довольно быстро и часто меняется, и мастер-план, судя по всему, уже не актуален. Но несложно заметить, что реализованные павильоны пакгаузов «впитали» две функции своих несостоявшихся более крупных соседей: концертную и выставочную.
  • zooming
    Игорь Членов, партнер АБ СПИЧ, на территории Пакгаузов в день открытия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Алексей Шубкин, ГАП проекта, и Игорь Членов, партнер АБ СПИЧ, на территории Пакгаузов в день открытия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Реализация проекта, достаточно быстрая, учитывая, что работу начали в 2020 году и вели в период пандемии, оказалась не простой, но в целом архитекторы довольны результатом.
«Проект очень интересный и очень непростой. Было достаточно много изменений, жарких дебатов. В процессе проектирования реализации изменилась площадь концертного зала, немного изменилась планировка. Мы стремились сделать все, насколько это было возможно, так, как было нарисовано с самого начала. Многое пришлось корректировать вплоть до самых последних моментов.
 
Тем не менее проект реализован, и идея полностью нашла отражение в этой реализации. Объемы – лаконичные, изящные, практически не заметные как за счет того, что они повторяют основную геометрию, так и за счет минимализма их решения, и, конечно, благодаря зеркальности материала фасадов. Отражения подчеркивают и дополняют ажурность конструкции, открытой, не спрятанной под фасадом и кровлей – сам объем существует теперь внутри конструкции, в сущности, мы вдохнули жизнь внутрь этого конструктива. Раньше он был закрыт оболочкой, теперь же он стал фасадом».

Зеркальные объемы облицованы фасадными сендвич-кассетами с покрытием из полированной нержавеющей стали: шириной чуть больше метра, толщиной 4 см, высотой до 13 м в центральной части торцевых фасадов. Кровли тоже покрыты полированной нержавейкой, но их кассеты несколько короче и в них уделено больше внимания гидроизоляции. Вертикальные фасады отступают от конструкций на 1.8 метра, оставляя место свободного передвижения для починки, чистки и формируя, в то же время, правильное расстояние для отражения – чтобы «кружево» реального металла и отражения не сплелось слишком тесно. В кровлях отступ между историческими каркасами и новыми поверхностями составляет 50 см для больших объемов и 20 см для малых.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

В объемы встроена подсветка в виде матовых полос белых LEDов, она обведена вокруг дверей и витражных окон кафе и концертного зала, и также обходит по контуру все ребра, подчеркивая в вечернее время лаконичную форму внутренних объемов: светлые линии, прорастающие внутри темной и довольно запутанной паутины конструкций и их отражений, в темноте производят любопытный эффект «прошивания» старого – новым.
  • zooming
    1 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    2 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    3 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    4 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    5 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    6 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    7 / 7
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Имеет смысл сказать несколько слов о собственно исторических конструкциях. Они сохранены на том месте, куда их перенесли в 1960-е годы при реконструкции порта, развернув под углом 90 градусов, и опираются на бетонные базы того же времени; сейчас базы заключили в новые аккуратные бетонные кожухи. Металл XIX века покрыли тонким слоем антикоррозионного состава черного цвета; состав разработан нижегородскими специалистами. Поскольку все конструкции открыты и, как было сказано выше, экспонируются под открытым небом, их легко разглядывать, тем более что, помимо естественного освещения, зеркала дают дополнительную подсветку с тыльной стороны. Нам создали все условия для того, чтобы любоваться структурами 1882 года. При обходе видно, что они состоят в основном из металлических полос и треугольников, здесь нет более грубых двутавров, характерных для более позднего времени, что подчеркивала еще в 2015 году историк Татьяна Виноградова. Местами среди круглых клепочных головок видны болты – вероятно, следы послевоенной пересборки.
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Здесь хочется сказать еще две вещи. Металлический каркас, безусловно, впечатляет и масштабом – он довольно крупный, и ажурностью переплетения в пространстве. Однако при ближайшем рассмотрении вскоре замечаешь, что конструкции – не такие уж тонкие и кружевные, как казалось в начале. XIX век производил намного более интересные чугунные структуры в интерьерах – прежде всего, лучше проработанные в деталях, с арками, петлями, капителями и базами. Достаточно взглянуть на Хрустальный дворец Пакстона, чтобы понять – нижегородские, а на самом деле московские конструкции всероссийской выставки, конечно, хороши, но достаточно просты, если не сказать брутальны, особенно если судить по меркам 140-летней давности, и разрабатывались скорее как временные. Вряд ли в 1882 году кто-то мог предположить, что их будут выставлять как памятник.
 
  • zooming
    Пакгаузы Нижнего Новгорода. Детали
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    Пакгаузы Нижнего Новгорода. Детали
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

В этом тоже заключается парадокс получившихся павильонов. Сама запутанная история бытования, пересборки, обнаружения, изучения придала им интерес, дополнивший чисто эстетическую ценность. Поэтому, конечно, важно было сопроводить открытие исторической выставкой. С другой стороны, за прошедшие полтора века мы стали больше ценить брутальные произведения, но в то же время видели их столько, что прагматические структуры XIX века представляются более изящными, чем они могли бы показаться своим современникам. И наконец, сам выбранный способ экспонирования – открытый, «вывернутый наизнанку», поддержанный отражениями в стальных зеркалах, столь любимых совриском, – делает многое для презентации конструкций именно в качестве памятника, предмета любования, то есть выполняет роль, аналогичную раме картины Нового времени.
  • zooming
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ
  • zooming
    Пакгаузы Нижнего Новгорода
    Фотография © Илья Иванов / предоставлена АБ СПИЧ

Иными словами, идея, предложенная Сергеем Чобаном, будучи противоположна, в целом, всей практике сохранения подобных сооружений, и, следовательно, свежа и нова [хотя какие-то подобные примеры в современной архитектуре, вообще склонной к восхищению каркасами, найти можно, к примеру, в лондонских газгольдерах, хотя они совсем не похожи] – эта идея, повторимся, в истории с нижегородскими пакгаузами – главное, на что следует обратить внимание, – и именно она стала средством их репрезентации как ценности, несмотря на временное выставочно-павильонное происхождение. Так возникает интересное напряжение между вечным и временным: нечто, подлежавшее разборке, перевозу, разделению на части промышленных складов, пережив ряд трансформаций, оказывается обнаруженным, вызывает восхищение, и наконец оказывается «поднятым на пьедестал», подсвеченным, зеркалированным. Это очень современный подход, его корни в музейном и реставрационном деле XIX века, а суть в относительности красоты, в том, что она зависит от взгляда. Он провоцирует зрителя задуматься о времени как течении, способном что-то поглощать, а что-то, по своей прихоти, поднимать, освещать, «выносить на берег». И о том, что вечное и временное в почти любой момент могут поменяться местами. Недаром на открытии играл оркестр под названием «Вечная музыка» / MusicAeterna. Что может быть более временным, чем музыка? Однако же и она подлежит сохранению и восстановлению.
 
Этот подход противоположен идее строительства на мысу Стрелки очень большой соборной колокольни, о которой в Нижнем то и дело вспоминают: можно сколько угодно пытаться законсервировать время и даже повернуть его вспять, но у времени своя стратегия и оно умудряется ускользать, попутно показывая нам, что вечность лежит в несколько иной плоскости, чем та, где ее традиционно принято искать. 
 

Справка  |  вернуться к началу  /|\
Металлические конструкции, произведенные Петербургским металлическим заводом, были составной частью главного павильона двух Всероссийских выставок, XV и XVI, 1882 и 1896 годов. Считается, что первая подвела итоги развития страны при Александре II, вторая – Александра III. Павильон с кольцевидным планом 300 м в диаметре и восемью включенными в кольцо трехнефными объемами-лучами спроектировал архитектор А.Г. Резанов, конструкторы Г.Е. Паукер и И.А. Вышнеградский. На Ходынке «главный павильон» простоял до 1895 года, приютив поочередно несколько других выставок. Затем его разобрали и перевезли в Нижний Новгород для следующей Всероссийской выставки, которая разместилась в Канавинской слободе, в нынешнем парке 1 мая, в 3 км к юго-западу от Стрелки. На выставке павильон выступал целиком, но затем его продали по частям – так 4 трехнефных объема стали складами Сибирского порта Нижегородской ярмарки; затем их унаследовал советский порт на Стрелке. К 1943 году от четырех павильонов осталось два, а в 1960-е их развернули на 90 градусов и поставили несколько восточнее параллельно Волге. Тогда же каждый павильон «потерял» свой третий неф: сохранившиеся конструкции состоят из одного крупного и одного меньшего объема, а стены заложили кирпичом. Снаружи они были в этом виде очень похожи на обычные промышленные склады. Конструкции обнаружили сначала мельком: Ксавье Жюйо и его студенты-архитекторы, проводившие на Стрелке свои опыты с ветром в 2011–2013 годах, а затем – после вывода порта и открытия его территории для подготовки к чемпионату 2018 – участники экскурсии 2015 года. С этого момента началась защита и изучение: Денис Плеханов, сопоставив планы и контуры зданий, доказывает, что сохранившиеся склады – часть именно главного павильона выставок 1882/1896 годов. Затем было несколько попыток снести-перенести конструкции, особенно перед ЧМ 2018 года по футболу, для которого здесь же, на Стрелке, но несколько западнее, построен стадион.  
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Пакгаузы Нижнего Новгорода
Россия, Нижний Новгород, ул. Стрелка, д. 21, лит. Ж, И

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Игорь Членов, Алексей Шубкин
ГАП: Анастасия Логинова, Анастасия Богодухова

2019 — 2020 / 2021 — 2022

Заказчик: Администрация г. Нижний Новгород

11 Августа 2022

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
СПИЧ: другие проекты
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Сергей Чобан: «Объекты спортивной архитектуры всегда...
По завершении ЧМ, главной ареной которого стала реконструированная Большая спортивная арена в Лужниках, говорим с Сергеем Чобаном об особенностях проекта реконструкции, а также об отношении архитектора к спорту и специфике спортивных объектов.
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
Похожие статьи
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Церемониальный вок
Свадебная часовня «Парящий занавес» по проекту say architects эксплуатирует форму приподнятых полукруглых ручек вока, характерную для традиционной жилой архитектуры Китая.
На стыке двух миров
Небольшое здание муниципального бассейна в чешском Лоуни бюро dkarchitekti представило как «живую рекламную витрину» водных видов спорта и отдыха.
Три в одном
Дом на Тележной улице, построенный по проекту мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» всего в паре шагов от Невского проспекта, визуально делится на три самостоятельных объекта. Так архитекторы сохраняют масштаб исторической улицы и преодолевают недостатки вытянутого участка.
Эстетика гусиного пуха
В объемном рисунке фасадов новой штаб-квартиры компании BSH в Шаосине архитекторы бюро Greater Dog Architects визуально отразили специфику деятельности заказчика — производство подушек и одеял из гусиного пуха.
Коридор над водой
Деревянный мост, спроектированный бюро LUO studio, соединил две части водного курорта «Береговая линия Гулоу». Его защищенное металлическими пластинами внутреннее пространство носит торжественный, почти сакральный характер.
Рыжие арки
Проект виллы в индийском штате Раджастан по проекту Sanjay Puri Architects учитывает крайне жаркий и сухой местный климат.
Коллекция домиков
Вилла в штате Мичиган продолжает местную традицию «многосоставных» сельских домов. Авторы проекта – Iannuzzi Studio.
Игра с восприятием
Детский сад на западе Индии по проекту Shanmugam Associates кажется крупнее благодаря продуманно расположенным «карнизам», которые также помогают затенять фасад.
Лес энергоэффективности
Сегодня, 22 августа, в Берлине официально открывается новая штаб-квартира энергетической компании Vattenfall, офисный комплекс EDGE. Один из двух его корпусов – самое большое деревогибридное здание в Германии. Это означает, что его несущий каркас – выполнен из клееного бруса, но в нужных местах дерево сотрудничает с металлом, железобетоном и стеклофибробетоном. Рассказываем, как устроено это не только экологически прогрессивное, но и эффектное строение.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.