Тойо Ито, модернист эпохи застоя

Тойо Ито рассказал Архи.ру об архитекторах-метаболистах, своей работе для жертв стихийных бедствий и о разрушении стереотипов.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
Лауреат Притцкера-2013, японский архитектор Тойо Ито приехал в Москву, чтобы прочесть лекцию в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Ваше первое архитектурное бюро назвалось Urban Robot. Почему? Скрывается ли за этим названием некий диалог с группой метаболистов?


Тойо Ито: Конец 1960-х – начало 1970-х годов – переломный момент в истории японского общества. 60-е годы – эпоха экономического роста, когда стремительно увеличивались города, у всех была мечта, а метаболисты были архитекторами, которые стремилась к осуществлению этой мечты. А в 1970-е начался застой как в экономике, так и в политике. И в этот момент, в 1971 году, я начал заниматься архитектурной практикой. Когда мы были студентами, мы восхищались метаболистами, собственно, отчасти поэтому мы и пришли в архитектуру. Потом начались студенческие волнения, закончился экономический рост, и мечты не сбылись. Выяснилось, что в конечном итоге люди стали роботами – в этом названии заключен некий сарказм, разочарование обманутых. И первый посыл нашей архитектуры был «повернись спиной к городу и лицом к природе». Да и сами метаболисты сильно изменились после 1970 года – эпоха мечтаний для них подошла к концу.
Тойо Ито © Strelka Institute
zooming
Библиотека Университета искусств Тама © Iwan Baan

Архи.ру: В 70-е вы выступали против перегруженности архитектуры символизмом. Что вы думаете о символизме в архитектуре сейчас?


Тойо Ито: Я выступал против определенного направления: в 70-е был очень популярен Кадзу Синохара, и я протестовал против символизма в его зданиях. Все это происходило в довольно ограниченном кругу.
Вообще, современная архитектура в значительной мере оформилась за счет отрицания символизма. Однако в настоящее время города стали настолько стандартизированными, что сложно сказать, насколько понятие символа вообще может быть к ним применимо. Символ – это нечто общее для людей, то, что служит опорой для человеческой души.

Архи.ру: Метаболисты были модернистами, вы рассматриваете себя как модерниста или как постмодерниста?

Тойо Ито: Я считаю, что термин постмодернизм нужно использовать с осторожностью, потому что мы продолжаем жить в эпохе модернизма, это время еще не закончилось. Система, которая могла бы сменить модернизм, в обществе пока не найдена. С этой точки зрения я – человек общества эпохи модернизма, которому приходится заниматься архитектурой в системе этого общества. Удовлетворен ли я этой системой? Никоим образом, наоборот, у меня впечатление, что это общество, в котором проблемы только усугубляются. И здесь возникает вопрос – что с этими проблемами может сделать архитектор? Конечно, я думаю об этом, но ни в коем случае не стал бы называть себя постмодернистом.
Тойо Ито читает лекцию на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Ваша архитектура локальна или глобальна?

Тойо Ито: Поскольку я рассматриваю свой стиль как часть модернизма, с этой точки зрения, думаю, что моей архитектуре присуща глобальность. Однако в последнее время я все больше и больше обращаю внимание на здания, обладающие местным или историческим колоритом, и пытаюсь осмыслить, как этот колорит вплести в архитектурную канву.

Архи.ру: Что вы думаете о современном архитектурном образовании?

Тойо Ито: Архитектор не существует без идеи, без концепции. Но когда смотришь на современное архитектурное образование, то видно, как все зашорены, как невелик кругозор. Архитекторы создают какой-то абстрактный образ общества, сугубо архитектурный, и главная проблема – ограниченность этого видения. Необходимо напрямую говорить с людьми, а не действовать в рамках сложившегося образа.  
Магазин TOD’S Omotesando в Токио. 2004. Фото Nacasa & Partners Inc.

Архи.ру: Изменился ли ваш подход к архитектуре в процессе проектирования для пострадавших от цунами 2011 года?

Тойо Ито: Я долго занимался архитектурой, у меня были какие-то идеи. И вдруг это страшная катастрофа – люди потеряли дома, были уничтожены целые города. Здесь встает вопрос – как с ними общаться, как говорить о моих идеях людям, оказавшимся в такой ситуации? Вот я других критикую, а на самом деле, мой подход к архитектуре в значительной степени был довольно абстрактным до этого момента. Поэтому я решил забыть о том, что я архитектор, и с нуля начать диалог с жителями пострадавших районов, объединиться с ними и вместе подумать о том, какой должна быть архитектура. Например, энагава – открытая галерея, огибающая традиционный японский дом, – является переходом от внешнего пространства к внутреннему. Современные японские архитекторы не делают такого перехода. Или комната с земляным полом в старых домах. Мы общаемся с жителями, и если возникают какие-то идеи или просьбы, мы их учитываем. Таким образом, мы отступаем от некоего сложившегося архитектурного идеала, и мы считаем, что именно в этом кроются возможности для создания архитектуры новой эпохи.  
Лекция Тойо Ито на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Как люди используют эти здания?

Тойо Ито: Люди, которые лишились крова, живут во временных сооружениях – довольно тесных и не слишком комфортных. Мы собираем пожертвования по всему миру и создаем «Дома для всех», где люди могут собраться, провести время, пропустить по кружечке, поговорить – такие места встреч. Эти постройки пользуются большой популярностью у жителей – в рамках этого проекта уже реализовано шесть домов и до конца года предполагается строительство еще пяти-шести.
zooming
«Дом для всех» в Рикудзэнтаката. Фото © Iwan Baan

Архи.ру: Как архитектура может улучшить жизнь людей?

Тойо Ито: Я считаю, что человек счастлив, когда он живет на природе. Ведь когда мы оказываемся внутри каких-то архитектурных конструкций, мы часто становимся консерваторами. Поэтому встает вопрос – как освободить человека от этого консерватизма. Например, если архитектор что-то придумал, а люди обнаруживают это и восклицают: «А ведь правда это было, а мы и не обращали внимания!». Существуют стереотипы, в рамках которых мы живем – библиотека должна  быть такой, жилище должно выглядеть именно так, и никак иначе. И если архитектор способен каким-то образом разрушить эти стереотипы, то тем самым он в определенной мере выполнил свою миссию.
Центр исполнительских искусств в Мацумото. 2004. Фото Toyo-Ito & Associates, Architects


09 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.