Тойо Ито, модернист эпохи застоя

Тойо Ито рассказал Архи.ру об архитекторах-метаболистах, своей работе для жертв стихийных бедствий и о разрушении стереотипов.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
Лауреат Притцкера-2013, японский архитектор Тойо Ито приехал в Москву, чтобы прочесть лекцию в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Ваше первое архитектурное бюро назвалось Urban Robot. Почему? Скрывается ли за этим названием некий диалог с группой метаболистов?


Тойо Ито: Конец 1960-х – начало 1970-х годов – переломный момент в истории японского общества. 60-е годы – эпоха экономического роста, когда стремительно увеличивались города, у всех была мечта, а метаболисты были архитекторами, которые стремилась к осуществлению этой мечты. А в 1970-е начался застой как в экономике, так и в политике. И в этот момент, в 1971 году, я начал заниматься архитектурной практикой. Когда мы были студентами, мы восхищались метаболистами, собственно, отчасти поэтому мы и пришли в архитектуру. Потом начались студенческие волнения, закончился экономический рост, и мечты не сбылись. Выяснилось, что в конечном итоге люди стали роботами – в этом названии заключен некий сарказм, разочарование обманутых. И первый посыл нашей архитектуры был «повернись спиной к городу и лицом к природе». Да и сами метаболисты сильно изменились после 1970 года – эпоха мечтаний для них подошла к концу.
Тойо Ито © Strelka Institute
zooming
Библиотека Университета искусств Тама © Iwan Baan

Архи.ру: В 70-е вы выступали против перегруженности архитектуры символизмом. Что вы думаете о символизме в архитектуре сейчас?


Тойо Ито: Я выступал против определенного направления: в 70-е был очень популярен Кадзу Синохара, и я протестовал против символизма в его зданиях. Все это происходило в довольно ограниченном кругу.
Вообще, современная архитектура в значительной мере оформилась за счет отрицания символизма. Однако в настоящее время города стали настолько стандартизированными, что сложно сказать, насколько понятие символа вообще может быть к ним применимо. Символ – это нечто общее для людей, то, что служит опорой для человеческой души.

Архи.ру: Метаболисты были модернистами, вы рассматриваете себя как модерниста или как постмодерниста?

Тойо Ито: Я считаю, что термин постмодернизм нужно использовать с осторожностью, потому что мы продолжаем жить в эпохе модернизма, это время еще не закончилось. Система, которая могла бы сменить модернизм, в обществе пока не найдена. С этой точки зрения я – человек общества эпохи модернизма, которому приходится заниматься архитектурой в системе этого общества. Удовлетворен ли я этой системой? Никоим образом, наоборот, у меня впечатление, что это общество, в котором проблемы только усугубляются. И здесь возникает вопрос – что с этими проблемами может сделать архитектор? Конечно, я думаю об этом, но ни в коем случае не стал бы называть себя постмодернистом.
Тойо Ито читает лекцию на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Ваша архитектура локальна или глобальна?

Тойо Ито: Поскольку я рассматриваю свой стиль как часть модернизма, с этой точки зрения, думаю, что моей архитектуре присуща глобальность. Однако в последнее время я все больше и больше обращаю внимание на здания, обладающие местным или историческим колоритом, и пытаюсь осмыслить, как этот колорит вплести в архитектурную канву.

Архи.ру: Что вы думаете о современном архитектурном образовании?

Тойо Ито: Архитектор не существует без идеи, без концепции. Но когда смотришь на современное архитектурное образование, то видно, как все зашорены, как невелик кругозор. Архитекторы создают какой-то абстрактный образ общества, сугубо архитектурный, и главная проблема – ограниченность этого видения. Необходимо напрямую говорить с людьми, а не действовать в рамках сложившегося образа.  
Магазин TOD’S Omotesando в Токио. 2004. Фото Nacasa & Partners Inc.

Архи.ру: Изменился ли ваш подход к архитектуре в процессе проектирования для пострадавших от цунами 2011 года?

Тойо Ито: Я долго занимался архитектурой, у меня были какие-то идеи. И вдруг это страшная катастрофа – люди потеряли дома, были уничтожены целые города. Здесь встает вопрос – как с ними общаться, как говорить о моих идеях людям, оказавшимся в такой ситуации? Вот я других критикую, а на самом деле, мой подход к архитектуре в значительной степени был довольно абстрактным до этого момента. Поэтому я решил забыть о том, что я архитектор, и с нуля начать диалог с жителями пострадавших районов, объединиться с ними и вместе подумать о том, какой должна быть архитектура. Например, энагава – открытая галерея, огибающая традиционный японский дом, – является переходом от внешнего пространства к внутреннему. Современные японские архитекторы не делают такого перехода. Или комната с земляным полом в старых домах. Мы общаемся с жителями, и если возникают какие-то идеи или просьбы, мы их учитываем. Таким образом, мы отступаем от некоего сложившегося архитектурного идеала, и мы считаем, что именно в этом кроются возможности для создания архитектуры новой эпохи.  
Лекция Тойо Ито на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Как люди используют эти здания?

Тойо Ито: Люди, которые лишились крова, живут во временных сооружениях – довольно тесных и не слишком комфортных. Мы собираем пожертвования по всему миру и создаем «Дома для всех», где люди могут собраться, провести время, пропустить по кружечке, поговорить – такие места встреч. Эти постройки пользуются большой популярностью у жителей – в рамках этого проекта уже реализовано шесть домов и до конца года предполагается строительство еще пяти-шести.
zooming
«Дом для всех» в Рикудзэнтаката. Фото © Iwan Baan

Архи.ру: Как архитектура может улучшить жизнь людей?

Тойо Ито: Я считаю, что человек счастлив, когда он живет на природе. Ведь когда мы оказываемся внутри каких-то архитектурных конструкций, мы часто становимся консерваторами. Поэтому встает вопрос – как освободить человека от этого консерватизма. Например, если архитектор что-то придумал, а люди обнаруживают это и восклицают: «А ведь правда это было, а мы и не обращали внимания!». Существуют стереотипы, в рамках которых мы живем – библиотека должна  быть такой, жилище должно выглядеть именно так, и никак иначе. И если архитектор способен каким-то образом разрушить эти стереотипы, то тем самым он в определенной мере выполнил свою миссию.
Центр исполнительских искусств в Мацумото. 2004. Фото Toyo-Ito & Associates, Architects


09 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.