Тойо Ито, модернист эпохи застоя

Тойо Ито рассказал Архи.ру об архитекторах-метаболистах, своей работе для жертв стихийных бедствий и о разрушении стереотипов.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
Лауреат Притцкера-2013, японский архитектор Тойо Ито приехал в Москву, чтобы прочесть лекцию в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Ваше первое архитектурное бюро назвалось Urban Robot. Почему? Скрывается ли за этим названием некий диалог с группой метаболистов?


Тойо Ито: Конец 1960-х – начало 1970-х годов – переломный момент в истории японского общества. 60-е годы – эпоха экономического роста, когда стремительно увеличивались города, у всех была мечта, а метаболисты были архитекторами, которые стремилась к осуществлению этой мечты. А в 1970-е начался застой как в экономике, так и в политике. И в этот момент, в 1971 году, я начал заниматься архитектурной практикой. Когда мы были студентами, мы восхищались метаболистами, собственно, отчасти поэтому мы и пришли в архитектуру. Потом начались студенческие волнения, закончился экономический рост, и мечты не сбылись. Выяснилось, что в конечном итоге люди стали роботами – в этом названии заключен некий сарказм, разочарование обманутых. И первый посыл нашей архитектуры был «повернись спиной к городу и лицом к природе». Да и сами метаболисты сильно изменились после 1970 года – эпоха мечтаний для них подошла к концу.
Тойо Ито © Strelka Institute
zooming
Библиотека Университета искусств Тама © Iwan Baan

Архи.ру: В 70-е вы выступали против перегруженности архитектуры символизмом. Что вы думаете о символизме в архитектуре сейчас?


Тойо Ито: Я выступал против определенного направления: в 70-е был очень популярен Кадзу Синохара, и я протестовал против символизма в его зданиях. Все это происходило в довольно ограниченном кругу.
Вообще, современная архитектура в значительной мере оформилась за счет отрицания символизма. Однако в настоящее время города стали настолько стандартизированными, что сложно сказать, насколько понятие символа вообще может быть к ним применимо. Символ – это нечто общее для людей, то, что служит опорой для человеческой души.

Архи.ру: Метаболисты были модернистами, вы рассматриваете себя как модерниста или как постмодерниста?

Тойо Ито: Я считаю, что термин постмодернизм нужно использовать с осторожностью, потому что мы продолжаем жить в эпохе модернизма, это время еще не закончилось. Система, которая могла бы сменить модернизм, в обществе пока не найдена. С этой точки зрения я – человек общества эпохи модернизма, которому приходится заниматься архитектурой в системе этого общества. Удовлетворен ли я этой системой? Никоим образом, наоборот, у меня впечатление, что это общество, в котором проблемы только усугубляются. И здесь возникает вопрос – что с этими проблемами может сделать архитектор? Конечно, я думаю об этом, но ни в коем случае не стал бы называть себя постмодернистом.
Тойо Ито читает лекцию на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Ваша архитектура локальна или глобальна?

Тойо Ито: Поскольку я рассматриваю свой стиль как часть модернизма, с этой точки зрения, думаю, что моей архитектуре присуща глобальность. Однако в последнее время я все больше и больше обращаю внимание на здания, обладающие местным или историческим колоритом, и пытаюсь осмыслить, как этот колорит вплести в архитектурную канву.

Архи.ру: Что вы думаете о современном архитектурном образовании?

Тойо Ито: Архитектор не существует без идеи, без концепции. Но когда смотришь на современное архитектурное образование, то видно, как все зашорены, как невелик кругозор. Архитекторы создают какой-то абстрактный образ общества, сугубо архитектурный, и главная проблема – ограниченность этого видения. Необходимо напрямую говорить с людьми, а не действовать в рамках сложившегося образа.  
Магазин TOD’S Omotesando в Токио. 2004. Фото Nacasa & Partners Inc.

Архи.ру: Изменился ли ваш подход к архитектуре в процессе проектирования для пострадавших от цунами 2011 года?

Тойо Ито: Я долго занимался архитектурой, у меня были какие-то идеи. И вдруг это страшная катастрофа – люди потеряли дома, были уничтожены целые города. Здесь встает вопрос – как с ними общаться, как говорить о моих идеях людям, оказавшимся в такой ситуации? Вот я других критикую, а на самом деле, мой подход к архитектуре в значительной степени был довольно абстрактным до этого момента. Поэтому я решил забыть о том, что я архитектор, и с нуля начать диалог с жителями пострадавших районов, объединиться с ними и вместе подумать о том, какой должна быть архитектура. Например, энагава – открытая галерея, огибающая традиционный японский дом, – является переходом от внешнего пространства к внутреннему. Современные японские архитекторы не делают такого перехода. Или комната с земляным полом в старых домах. Мы общаемся с жителями, и если возникают какие-то идеи или просьбы, мы их учитываем. Таким образом, мы отступаем от некоего сложившегося архитектурного идеала, и мы считаем, что именно в этом кроются возможности для создания архитектуры новой эпохи.  
Лекция Тойо Ито на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Как люди используют эти здания?

Тойо Ито: Люди, которые лишились крова, живут во временных сооружениях – довольно тесных и не слишком комфортных. Мы собираем пожертвования по всему миру и создаем «Дома для всех», где люди могут собраться, провести время, пропустить по кружечке, поговорить – такие места встреч. Эти постройки пользуются большой популярностью у жителей – в рамках этого проекта уже реализовано шесть домов и до конца года предполагается строительство еще пяти-шести.
zooming
«Дом для всех» в Рикудзэнтаката. Фото © Iwan Baan

Архи.ру: Как архитектура может улучшить жизнь людей?

Тойо Ито: Я считаю, что человек счастлив, когда он живет на природе. Ведь когда мы оказываемся внутри каких-то архитектурных конструкций, мы часто становимся консерваторами. Поэтому встает вопрос – как освободить человека от этого консерватизма. Например, если архитектор что-то придумал, а люди обнаруживают это и восклицают: «А ведь правда это было, а мы и не обращали внимания!». Существуют стереотипы, в рамках которых мы живем – библиотека должна  быть такой, жилище должно выглядеть именно так, и никак иначе. И если архитектор способен каким-то образом разрушить эти стереотипы, то тем самым он в определенной мере выполнил свою миссию.
Центр исполнительских искусств в Мацумото. 2004. Фото Toyo-Ito & Associates, Architects

09 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Пресса: "В городах никто не чувствует себя дома"
В Москве выступил с лекцией архитектор Тое Ито. Он хотел помочь тем, кто лишился жилья после землетрясения в Японии, а в результате помог миллионам одиноких людей по всему миру.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.