Тойо Ито, модернист эпохи застоя

Тойо Ито рассказал Архи.ру об архитекторах-метаболистах, своей работе для жертв стихийных бедствий и о разрушении стереотипов.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg
Лауреат Притцкера-2013, японский архитектор Тойо Ито приехал в Москву, чтобы прочесть лекцию в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Ваше первое архитектурное бюро назвалось Urban Robot. Почему? Скрывается ли за этим названием некий диалог с группой метаболистов?


Тойо Ито: Конец 1960-х – начало 1970-х годов – переломный момент в истории японского общества. 60-е годы – эпоха экономического роста, когда стремительно увеличивались города, у всех была мечта, а метаболисты были архитекторами, которые стремилась к осуществлению этой мечты. А в 1970-е начался застой как в экономике, так и в политике. И в этот момент, в 1971 году, я начал заниматься архитектурной практикой. Когда мы были студентами, мы восхищались метаболистами, собственно, отчасти поэтому мы и пришли в архитектуру. Потом начались студенческие волнения, закончился экономический рост, и мечты не сбылись. Выяснилось, что в конечном итоге люди стали роботами – в этом названии заключен некий сарказм, разочарование обманутых. И первый посыл нашей архитектуры был «повернись спиной к городу и лицом к природе». Да и сами метаболисты сильно изменились после 1970 года – эпоха мечтаний для них подошла к концу.
Тойо Ито © Strelka Institute
zooming
Библиотека Университета искусств Тама © Iwan Baan

Архи.ру: В 70-е вы выступали против перегруженности архитектуры символизмом. Что вы думаете о символизме в архитектуре сейчас?


Тойо Ито: Я выступал против определенного направления: в 70-е был очень популярен Кадзу Синохара, и я протестовал против символизма в его зданиях. Все это происходило в довольно ограниченном кругу.
Вообще, современная архитектура в значительной мере оформилась за счет отрицания символизма. Однако в настоящее время города стали настолько стандартизированными, что сложно сказать, насколько понятие символа вообще может быть к ним применимо. Символ – это нечто общее для людей, то, что служит опорой для человеческой души.

Архи.ру: Метаболисты были модернистами, вы рассматриваете себя как модерниста или как постмодерниста?

Тойо Ито: Я считаю, что термин постмодернизм нужно использовать с осторожностью, потому что мы продолжаем жить в эпохе модернизма, это время еще не закончилось. Система, которая могла бы сменить модернизм, в обществе пока не найдена. С этой точки зрения я – человек общества эпохи модернизма, которому приходится заниматься архитектурой в системе этого общества. Удовлетворен ли я этой системой? Никоим образом, наоборот, у меня впечатление, что это общество, в котором проблемы только усугубляются. И здесь возникает вопрос – что с этими проблемами может сделать архитектор? Конечно, я думаю об этом, но ни в коем случае не стал бы называть себя постмодернистом.
Тойо Ито читает лекцию на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Ваша архитектура локальна или глобальна?

Тойо Ито: Поскольку я рассматриваю свой стиль как часть модернизма, с этой точки зрения, думаю, что моей архитектуре присуща глобальность. Однако в последнее время я все больше и больше обращаю внимание на здания, обладающие местным или историческим колоритом, и пытаюсь осмыслить, как этот колорит вплести в архитектурную канву.

Архи.ру: Что вы думаете о современном архитектурном образовании?

Тойо Ито: Архитектор не существует без идеи, без концепции. Но когда смотришь на современное архитектурное образование, то видно, как все зашорены, как невелик кругозор. Архитекторы создают какой-то абстрактный образ общества, сугубо архитектурный, и главная проблема – ограниченность этого видения. Необходимо напрямую говорить с людьми, а не действовать в рамках сложившегося образа.  
Магазин TOD’S Omotesando в Токио. 2004. Фото Nacasa & Partners Inc.

Архи.ру: Изменился ли ваш подход к архитектуре в процессе проектирования для пострадавших от цунами 2011 года?

Тойо Ито: Я долго занимался архитектурой, у меня были какие-то идеи. И вдруг это страшная катастрофа – люди потеряли дома, были уничтожены целые города. Здесь встает вопрос – как с ними общаться, как говорить о моих идеях людям, оказавшимся в такой ситуации? Вот я других критикую, а на самом деле, мой подход к архитектуре в значительной степени был довольно абстрактным до этого момента. Поэтому я решил забыть о том, что я архитектор, и с нуля начать диалог с жителями пострадавших районов, объединиться с ними и вместе подумать о том, какой должна быть архитектура. Например, энагава – открытая галерея, огибающая традиционный японский дом, – является переходом от внешнего пространства к внутреннему. Современные японские архитекторы не делают такого перехода. Или комната с земляным полом в старых домах. Мы общаемся с жителями, и если возникают какие-то идеи или просьбы, мы их учитываем. Таким образом, мы отступаем от некоего сложившегося архитектурного идеала, и мы считаем, что именно в этом кроются возможности для создания архитектуры новой эпохи.  
Лекция Тойо Ито на «Стрелке» © Strelka Institute

Архи.ру: Как люди используют эти здания?

Тойо Ито: Люди, которые лишились крова, живут во временных сооружениях – довольно тесных и не слишком комфортных. Мы собираем пожертвования по всему миру и создаем «Дома для всех», где люди могут собраться, провести время, пропустить по кружечке, поговорить – такие места встреч. Эти постройки пользуются большой популярностью у жителей – в рамках этого проекта уже реализовано шесть домов и до конца года предполагается строительство еще пяти-шести.
zooming
«Дом для всех» в Рикудзэнтаката. Фото © Iwan Baan

Архи.ру: Как архитектура может улучшить жизнь людей?

Тойо Ито: Я считаю, что человек счастлив, когда он живет на природе. Ведь когда мы оказываемся внутри каких-то архитектурных конструкций, мы часто становимся консерваторами. Поэтому встает вопрос – как освободить человека от этого консерватизма. Например, если архитектор что-то придумал, а люди обнаруживают это и восклицают: «А ведь правда это было, а мы и не обращали внимания!». Существуют стереотипы, в рамках которых мы живем – библиотека должна  быть такой, жилище должно выглядеть именно так, и никак иначе. И если архитектор способен каким-то образом разрушить эти стереотипы, то тем самым он в определенной мере выполнил свою миссию.
Центр исполнительских искусств в Мацумото. 2004. Фото Toyo-Ito & Associates, Architects


09 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.