От ЗИМа до -изма

В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Ирина Калугина
Анна Калугина
Виталий Стадников
Константин Африкантов
Валентин Пастушенко
Виталий Самогоров
Мастерская:
Центральные научно-реставрационные проектные мастерские (ЦНРПМ)
Robot architects / АБ «Дом»
АБ Пастушенко и Самогорова / PSAB
Проект:
Фабрика-кухня в Самаре. Реставрация
Россия, Самара

Авторский коллектив:
Программа приспособления: Стадников В., Миндлин М., Исаков А., Савченко М.

Проект реставрации, ЦНРПМ. Научный руководитель, ГАП Калугина И.; ГАП: Калугина А., Рудик Т.; РПГ Ившина Д., архитектор Савин А.; главные конструкторы: Макаров С., Дундук М., Арутюнян Л.; ГИП Разуваев А., инженер Дворянов К.

Проект приспособления, «Robot Architects» (АБ Дом); PSAB. ГАП: Стадников В., Африкантов К. РПГ Самогоров В., Пастушенко В., архитекторы Исаков А., Рыбачева О., Сластенин П.; ГИП Африкантов К., Исаков С.

Проект благоустройства: «Robot Architects» (АБ Дом). ГАП Стадников В., ГАП ГИП Африкантов К., архитекторы Скороход М., Козлова О., Иваева А., Федоров О., Герасимова А., Филатов А. Ландшафт: «Сад-парад», Руссу Е.

Авторский надзор: Африкантов К., Стадников В., Иваева А. 

2015 / 2021

Заказчик: Минкульт РФ, Государственная Третьяковская галерея
Подрядичики: Вектор XXI век, ФАРБШТАЙН. ГАП Иваева А.
0 Здание фабрики-кухни завода имени Масленникова реставрируется для филиала ГТГ с 2019 года; на прошедшей неделе его торжественно презентовали общественности директор Третьяковки Зельфира Трегулова, автор проекта приспособления здания для выставочного комплекса ГТГ Виталий Стадников, руководитель команды реставраторов  ЦНРПМ Ирина Калугина, бывший министр культуры Владимир Мединский и депутат Госдумы РФ Александр Хинштейн.
Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

Презентация факта реставрации здания сопровождалась перформансом хореографа Анны Абалихиной, художника Ксении Перетрухиной и композитора Алексея Сысоева под названием «Утопия на ужин», организованного при спонсорской поддержке Сбербанка и самарской компании по производству сельскохозяйственной техники Пегас Агро.
Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру
Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

Перформанс, который на данный момент стал главным событием в жизни нового филиала ГТГ – первого из филиалов, открытых вне Москвы, – был посвящен прежней функции здания. В первой части люди в белых халатах торжественно, с индустриальной регулярностью, раздавали зрителям тарелки с лозунгами авангарда, во второй части люди в черных халатах те же тарелки били об пол. Перформанс показывали зрителям всю неделю, до 17 сентября.  
  • zooming
    1 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 9
    Перформанс на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

Теперь реставрационные работы планируется продолжить, поскольку они еще не завершены – зрителям показывали интерьеры части здания, вестибюль, два выставочных зала, зал арт-резиденции и эксплуатируемую кровлю среднего сектора, с которой открывается вид на двор и навесные переходы на тонких бетонных опорах и откуда можно оценить объемную композицию фабрики-кухни.

Здание смотрит отреставрированными фасадами на перекресток Ново-Садовой улицы и проспекта Масленникова, на границе центральной части города и бывших промышленных территорий. Благоустройство завершено со стороны улицы, к юго-западу от памятника авангарда открыт Сад Баланса, тоже часть нового ландшафта, окружающего фабрику-кухню. Но южная и восточная части здания пока закрыты забором и достаточно очевидно, что работы еще продолжаются – впрочем, есть все основания полагать, что они успешно завершатся в обозримое время, так как сделано уже очень много. 
Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру
Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

По словам директора ГТГ Зельфиры Трегуловой, «...невзирая на то, что реставрация не закончена еще на 100%, те из вас, кто бывал здесь и видел здание раньше, будут удивлены тем, как оно выглядит сейчас», и в целом эта реставрация «при всех недоделках – настоящее чудо».

Директор также отметила, что здание достаточно сложно приспособить к нуждам современной галереи, однако в ГТГ уже очень хорошо знают, как это сделать, и – что «ни в одном из региональных центров России в ближайший год не возникнет музея такого масштаба и настолько «заточенного» на современные [экспозиционные] функции».
Зельфира Трегулова, директор ГТГ, в парке «Сад баланса» рядом с фабрикой-кухней. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

С директором Третьяковки надо согласиться – прежде всего потому, что самарская фабрика-кухня – памятник трудной судьбы, за сохранение подлинного здания боролись больше 10 лет, об истории этой борьбы можно прочесть в интервью 2015 года архитектора Виталия Стадникова – главного энтузиаста всей истории сохранения, вдохновителя проекта приспособления и одного из его ведущих авторов. 
Виталий Стадников, архитектор, один из автор проекта приспособления и, в значительной степени, вдохновитель длительной борьбы за сохранение и реставрацию подлинного здания фабрики-кухни в Самаре (в центре) и краевед Илья Сульдин (справа). Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

В 2014 здание передали для филиала ГЦСИ, и архитекторы совместно с Михаилом Миндлиным разработали программу его приспособления к выставочной функции. Памятником регионального значения оно стало в 2013 году, федерального – в 2016. Позднее ГЦСИ вошел в Росизо, а реставрация так и не началась, в 2017 году фабрика-кухня вновь грозила обрушиться – тогда, после народного голосования, проведенного в городе, Минкультуры в 2019 передал фабрику-кухню Третьяковской галерее для ее филиала. Реставрация началась в конце 2019 года и продвигается достаточно быстро. Первая выставка в здании фабрики-кухни, под названием «На вкус и цвет», посвященная теме еды в изобразительном искусстве, запланирована на октябрь 2022 года. Проект реставрации разработан лучшими, без преувеличения, специалистами страны – ЦНРПМ, группой под руководством Ирины Калугиной. Реализацией проекта реставрации занимается МНРХУ.
Ирина Калугина, ЦНПРМ, глава группы, работавшей над проектом реставрации фабрики-кухни. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

Один из любопытных результатов исследования и реставрации – железобетонный каркас здания, который экспертиза 2009 года оценивала как изношенный на 98%, удалось сохранить и укрепить методом обертывания / обклеивания углеродной тканью, – что можно рассматривать как хороший пример условности ряда экспертиз, опровергаемых практикой в тех случаях, когда желание сохранить здание-памятник действительно есть.

С каркаса сняли небольшой слой внешней поверхности бетона до первых прутьев арматуры, покрыли тканью, которую оштукатурили поверх – таким образом удалось минимизировать утолщение всех конструкций. Столбы каркаса, столбики балюстрад и ребра межэтажных потолков лестничных башен в здании обладали несложной, но достаточно выразительной профилировкой, в частности, углы имели небольшие скосы – все профили реставраторы планируют восстановить поверх укрепительной ткани, сейчас работа еще не закончена, многие формы, которые кажутся простыми, получат впоследствии более сложный профиль. Важнее, что укрепление каркаса завершено в значительной части.
  • zooming
    1 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

Фабрика-кухня реставрирована, в основном, на период создания – 1931 год (фабрика-кухня открылась на 50% мощности в январе 1932). Серый цвет и сдержанная конструктивистская пластика в виде рамок, группирующих крупные окна в горизонтальные композиции (ленточных окон здесь нет, но есть окна протяженных пропорций), восстановлены по фотографиям и найденному фрагменту первоначальной штукатурной «шубы». Очищены, до фактуры терраццо, ступени лестниц, в том числе от керамогранита 1990-х. Деревянные окна заказаны российскому производителю по образцам «столярки», сохранившейся в нескольких окнах двора, и выкрашены в подтвержденный исследованиями серый цвет. 
  • zooming
    1 / 6
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

В 1944 году, в конце войны, здание было реконструировано: с одной стороны, с целью утепления, так как основным действием стало сужение всех оконных проемов и закладка витражей лестничных башен. С другой стороны, после реконструкции оно приобрело сходство с ампирным дворцом, получив полосатую рустовку фасадов 1 этажа, карнизы, и «сталинский» лепной декор внутри – такую реконструкцию, строго говоря, сложно назвать нацеленной только на практические утепление, так как в ее результатах зримо прослеживаются стилевые предпочтения. Фабрика-кухня, дитя утопий авангарда, стала похожа на какой-то конный двор богатой усадьбы первой половины XIX века. 

Разрушения здания между 2013 и 2018 годами (его даже поджигали, не говоря уже о решетчатой протекавшей кровле) привели к утрате почти всех наружных элементов декора 1944 года, зато открыли для обозрения закладки оконных проемов. 
  • zooming
    1 / 5
    Фабрика-кухня в Самаре. Фотография 2013 года
    Предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    2 / 5
    Фабрика-кухня в Самаре. Фотография 2013 года
    Предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    3 / 5
    Фабрика-кухня в Самаре. Фотография 2013 года
    Предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    4 / 5
    Фабрика-кухня в Самаре. Фотография 2013 года
    Предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    5 / 5
    Фабрика-кухня в Самаре. Фотография сделана между 1944 и 1998 годами
    Предоставлено Виталием Стадниковым

Так что в целом неудивительно, что здание решили восстановить на его самый ценный период – 1931/1932 год, максимально проявив авангардные черты и сверяясь с ранними фотографиями.
Северный фасад. Цветовое решение. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
© ЦНРПМ

Во-первых, именно первоначальный замысел делает его ценным, во-вторых, добавления «сталинского» стиля были вторичными наслоениями и не представляют того же веса с точки зрения истории архитектуры. Хотя парадокс легкого превращения авангардной «фабрики» в нечто дворцовое все равно кажется любопытным.

Ценным, однако, представляется решение реставраторов, сохранивших фрагмент арочного портала, со всем его декором, во втором этаже центральной части. Специального решения об уничтожении «сталинского» декора, к счастью, принимать не пришлось, поскольку многое было уничтожено, когда здание в 1990-е служило торговым и офисным центром, было обшито сайдингом и многократно перегорожено внутри; фасады же в значительной степени были уничтожены, когда здание стояло без кровли.

Между тем у сохраненного фрагмента есть не только важное значение с точки зрения современного подхода к реставрации, тяготеющего к сохранению наслоений, но и сильный историко-культурный эффект – внезапная арка с лепниной в лаконичных залах Максимовой приобретает почти метафизическое звучание, как своего рода эмиссар классической Италии – и располагает к размышлениям. Хотя очень хочется просить ГТГ поставить перед ней впоследствии табличку с пояснениями.
  • zooming
    1 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Лепнина в тимпане арки 1944 года. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография © Константин Африкантов

Но что ни говори об итальянизирующей лепнине, а раскрытие стеклянных экреров лестничных башен – несомненное благо. 
  • zooming
    1 / 3
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

Как и возможность взглянуть с эксплуатируемой кровли – пока что центрального сектора – на веерную композицию переходов объемной композиции, которая, как известно, в плане представляет собой серп и молот. В роли первого выступает дугообразный объем раздаточных, теперь выставочных залов, в роли второго протяженный объем кухонь, в будущем мастерских, детских студий и лекториев ГТГ.
  • zooming
    1 / 3
    План 1 этажа. Фабрика-кухня в Самаре, проект реставрации
    © авторов проекта
  • zooming
    2 / 3
    План 2 этажа. Фабрика-кухня в Самаре, проект реставрации
    © авторов проекта
  • zooming
    3 / 3
    План антресольного яруса и эксплуатируемой кровли. Фабрика-кухня в Самаре, проект реставрации
    © авторов проекта

Заметим, что уподобление здания символу – один из любимых приемов авангарда, они появляются большей частью именно на рубеже 1920-х – 1930-х годов – нельзя исключать того, что «идейный» подход помогал авторам не только найти эффектную геометрию, но и взаимодействовать с партийным начальством, для которого здание-символ было, вероятно, предпочтительнее просто здания. Так что здания-символы спокойно переселились в эстетику постконструктивизма, как, к примеру, это произошло в московском театре Советской Армии. 

Кольцевидная структура, однако, не в меньшей степени обоснована эффективностью распределения еды из одной центральной точки в несколько залов столовых. Согласно предположению Виталия Стадникова, идея могла возникнуть под влиянием круглых хлебозаводов инженера Георгия Марсакова. Лучи навесных переходов очень хороши при взгляде сверху.
  • zooming
    1 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

Тонкие пропорции бетонного каркаса здания, предложенные архитектором Екатериной Максимовой, – опять же согласно предположению Виталия Стадникова – восходят к «немецкой» школе работы с железобетоном, которая отличается от чуть более поздних «российско-американских» опытов, связанных прежде всего с военными заводами Альберта Кана, легкостью и изяществом. 

Самые тонкие колонны и самые широкие пролеты перекрытий – до 16 метров, присутствуют в первых этажах и залах юго-западной части, «ручки молота», где согласно проекту планируется разместить ресторан с отдельных входом. В остальных залах толщина колонн варьируется – вероятнее всего, по мнению исследователей фабрики-кухни, в течение двух лет строительные техники менялись, где-то приходилось экономить, где-то конструкции не совпадали, как в зале будущего лектория, «бойка молота», где из-за несовпадения осей колонны во 2 этаже укреплены квадратными постаментами. При строительстве был, помимо железобетона не слишком хорошего качества, использован кирпич с клеймами XIX века: реставраторы связывают его с одним из разобранных в это время в Самаре монастырей, а может быть (но не подтверждено), и со зданием собора.
Кирпич в клеймом XIX века в стенах здания фабрики-кухни
Предоставлено Виталием Стадниковым

Потолки в залах – также разные, в некоторых случаях стены и колонны поддерживают бетон с тонкими балками, в некоторых металл, причем не исключено, что металлические перекрытия поздние. Первоначальные перекрытия были железобетонными, кое-где они сохранились в нижнем ярусе.
  • zooming
    1 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

Все это, однако, совершенно не отменяет изящества круглящегося пространства светлых залов с рядами колонн и прострелами переходов – несмотря на их рассчитанно-прагматическую эффективность, вполне завораживающих. По словам представителей ГТГ, система раздачи еды по кольцу «серпа» неплохо «ложится» на логику движения посетителей в музейном пространстве, где также требуются большие «прогоны» для общения с искусством и, с другой стороны, возможность быстрых «срезающих» переходов. 
  • zooming
    1 / 7
    Центральный сегмент «серпа», 2 ярус. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Центральный сегмент «серпа», 2 ярус. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Центральный сегмент «серпа», 2 ярус. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Западный сегмент «серпа», 2 ярус. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Центральный зал, «боек молота», 2 ярус, будущее пространство лектория. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Центральный зал, «боек молота», 2 ярус, будущее пространство лектория. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Центральный сегмент «серпа», 2 ярус. Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
    Фотография © Константин Африкантов

Параллельно с защитой и реставрацией фабрики-кухни шло ее исследование – студент архитектурного факультета самарского Политеха Александр Исаков под руководством идейного лидера самарского неоконструктивизма архитектора Виталия Самогорова изучил биографию Екатерины Максимовой, нашел ее родственников и ее могилу на Ваганьковском кладбище. Магистерская диссертация Исакова опубликована в виде книги в издательстве Tatlin, изложение основных фактов можно найти в статье самарского краеведа Ильи Сульдина. 
  • zooming
    Александр Исаков, автор исследования биографии Е.Н. Максимовой
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    Так называется книга о Максимовой, вышедшая в издательстве Tatlin. Тарелка из перформанса на открытии фабрики-кухни в Самаре, 09.2021
    Фотография: Архи.ру

Отдельный сюжет – благоустройство территории вокруг фабрики-кухни. Завершены: широкий тротуар-сквер вдоль Ново-Садовой улицы со скамейками-двутаврами, под рабочим названием «Сквер Амазонок авангарда», и парк Сад Баланса к юго-западу от здания и сквер со стелой борцам революции рядом с ним. Готовится к завершению северная часть сквера Амазонок, вдоль проспекта Масленникова. 
  • zooming
    1 / 5
    Сквер Амазонок авангарда. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    2 / 5
    Сквер Амазонок авангарда. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    3 / 5
    Сквер Амазонок авангарда. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    4 / 5
    Сквер с памятником борцам революции. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    5 / 5
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография © Константин Африкантов

Сад Баланса, к югу от сквера Борцов революции, раньше был пустырем, заваленным, в основном, мусором. Согласно первоначальному замыслу авторов [Виталия Стадникова, Михаила Скорохода, Константина Африкантова], в саду должна была течь вода – довольно много воды, если посмотреть на эскизы; но воду пришлось заменить каменным щебнем, который, может быть, весной, будет покрываться водой. 
Фабрика-кухня в Самаре. Эскизы благоустройства прилегающей территории
© авторов / предоставлено Виталием Стадниковым

Две тропинки проложены над воображаемой водой и чуть выше земли, подчеркивая экологичную дистанцированность идущего от природной части сада. В саду уже появились некоторое количество растений, но в основном земля покрыта сосновой корой – планируется, что со временем сад зарастет и будет выглядеть более пышно и «диковато», и рваные, как в Зарядье, края мощения каменных тропинок зарастут травой. Первоначально авторы также рассматривали идею сохранить часть сорняков пустыря, но от нее пришлось отказаться. 
Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
Фотография: Архи.ру, 09.2021

Ключевая затея – на каменном щебне воображаемой «реки» архитекторы разбросали фрагменты зданий разбираемого сейчас завода имени Масленникова, каменные и кирпичные подлинные «части» завода, отчего ландшафт напоминает римский форум и другие археологические музеи, в которых тропинки приподняты не столько для защиты природы от антропогенного фактора, сколько для безопасности экспонатов под открытым небом.

И кульминация – три подлинные буквы ЗИМ, заимствованные с вывески заводской проходной, расставленные под разными углами на отдельностоящих опорах. По словам Стадникова, в разных ракурсах они должны складываться то в ЗИМ, название завода, то в -ИЗМ, известный суффикс для названия направлений искусства XX (и не только) века. 
  • zooming
    1 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    2 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    3 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    4 / 12
    Фрагмент буквы с проходной ЗИМ, использованной с Саду Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    5 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    6 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021
  • zooming
    7 / 12
    Фабрика-кухня в Самаре. Эскизы благоустройства прилегающей территории
    © авторов / предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    8 / 12
    Фабрика-кухня в Самаре. Эскизы благоустройства прилегающей территории
    © авторов / предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    9 / 12
    Фабрика-кухня в Самаре. Эскизы благоустройства прилегающей территории
    © авторов / предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    10 / 12
    Фабрика-кухня в Самаре. Эскизы благоустройства прилегающей территории
    © авторов / предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    11 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография © Константин Африкантов
  • zooming
    12 / 12
    Сад Баланса. Благоустройство территории вокруг фабрики-кухни в Самаре
    Фотография: Архи.ру, 09.2021

И они складываются. Опять же по словам архитекторов, жители города поначалу скептически отнеслись к «распадающимся» в ракурсе буквам названия завода – но впоследствии приняли идею, особенно после того, как в саду появилось озеленение. И даже: «...этот сад в некотором роде противоположен Крымской набережной», – утверждает Виталий Стадников, – «там парк развлечений, а у нас – тихий медитативный сад, отделенный от человека, сад для созерцания, сад Баланса». 

***


И в перформансе, показанном на открытии, и в городском и парковом ландшафте мы так или иначе сталкиваемся с сильной меланхолической нотой, с попытками осмысления смены формации – воспоминанием об исчезнувшем заводе и о неприменимой в наше время первоначальной функции фабрики-кухни. Смена назначения нередко сопровождает сохранение и реставрацию, оставляя за собой едва ощутимый шлейф размышлений о том, насколько «настоящим» будет здание, если будет работать по-другому. Музей подходит к теме деликатно: перформанс на тему кухни, запланированная выставка на тему еды, выставка фрагментов зданий завода под открытым небом...

Так или иначе, завод почти разрушен, но его самый эффектный сосед – фабрика-кухня – восстановлена, исследована и будет служить мощной культурной институции. Так что даже налет меланхолии, связанный с уходящим индустриальным прошлым, воспринимается позитивно – как победа защитников здания, как еще один штучный, но удачный пример реставрации памятника архитектуры авангарда. 
  • zooming
    1 / 12
    Западный фасад. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    2 / 12
    Северный фасад. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    3 / 12
    Южный фасад. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    4 / 12
    Восточный фасад. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    5 / 12
    Разрез 1-1. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    6 / 12
    Разрез 2-2. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    7 / 12
    Разрез 3-3. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    8 / 12
    Разрез 4-4. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    9 / 12
    Разрез 5-5. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    10 / 12
    Разертка по внутреннему двору. Фабрика-кухня им. Масленникова. Архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г. Проект реставрации
    © ЦНРПМ
  • zooming
    11 / 12
    Проект реставрации и приспособления фабрики-кухни в Самаре под Средневолжский филиал ГЦСИ
    © ЦНРПМ Минкультуры РФ / Предоставлено Виталием Стадниковым
  • zooming
    12 / 12
    Проект реставрации и приспособления фабрики-кухни в Самаре под Средневолжский филиал ГЦСИ
    © ЦНРПМ Минкультуры РФ / Предоставлено Виталием Стадниковым
Архитектор:
Ирина Калугина
Анна Калугина
Виталий Стадников
Константин Африкантов
Валентин Пастушенко
Виталий Самогоров
Мастерская:
Центральные научно-реставрационные проектные мастерские (ЦНРПМ)
Robot architects / АБ «Дом»
АБ Пастушенко и Самогорова / PSAB
Проект:
Фабрика-кухня в Самаре. Реставрация
Россия, Самара

Авторский коллектив:
Программа приспособления: Стадников В., Миндлин М., Исаков А., Савченко М.

Проект реставрации, ЦНРПМ. Научный руководитель, ГАП Калугина И.; ГАП: Калугина А., Рудик Т.; РПГ Ившина Д., архитектор Савин А.; главные конструкторы: Макаров С., Дундук М., Арутюнян Л.; ГИП Разуваев А., инженер Дворянов К.

Проект приспособления, «Robot Architects» (АБ Дом); PSAB. ГАП: Стадников В., Африкантов К. РПГ Самогоров В., Пастушенко В., архитекторы Исаков А., Рыбачева О., Сластенин П.; ГИП Африкантов К., Исаков С.

Проект благоустройства: «Robot Architects» (АБ Дом). ГАП Стадников В., ГАП ГИП Африкантов К., архитекторы Скороход М., Козлова О., Иваева А., Федоров О., Герасимова А., Филатов А. Ландшафт: «Сад-парад», Руссу Е.

Авторский надзор: Африкантов К., Стадников В., Иваева А. 

2015 / 2021

Заказчик: Минкульт РФ, Государственная Третьяковская галерея
Подрядичики: Вектор XXI век, ФАРБШТАЙН. ГАП Иваева А.

20 Сентября 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Черно-белая Казань
Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.