Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа

НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 В феврале, на фоне опасений, что Институт теории и истории архитектуры и градостроительства будет закрыт или трансформирован в нечто совсем на себя не похожее, мы проводили опрос докторов наук и руководителей музеев – о том, чем ценен НИИТИАГ и зачем он нужен. Тогда казалось, что институт либо сразу закроют, либо он выстоит. Получилось ни так, ни этак: ученые в течение полугода ведут мирную позиционную войну, переписываясь с Минстроем и головной организацией – ЦНИИПом, не соглашаясь на переезд и закрытие лицевого счета в казначействе и бухгалтерии. Пишут, в том числе, и открытые письма. Подают в суд. 
Работа
Но самое главное – не перестают работать, причем в каких-то ударных темпах. Публикуют статей в 3 раза больше, чем даже полагается по плану, многие из них – в журналах и сборниках с высоким индексом, зарегистрированных в системе Scopus, Web of Science и других. Организуют конференции – недавно прошла ежегодная международная конференция «Вопросы всеобщей истории архитектуры», в сентябре совместно с французским и итальянским партнерами должны провести международный форум, посвященный творчеству архитектора Бориса Иофана, затем – всем известные и тоже ежегодные конференции по современной архитектуре мира, «Архитектурное наследство», а также международную конференцию по фортификации и другие мероприятия – список здесь. По результатам научной работы НИИТИАГ отчитывается перед РААСН (Академией архитектуры и строительных наук), отчет за 2020 год в Академии назвали блестящим и планировали наградить Институт золотой медалью – сам глава РААСН Дмитрий Швидковский лично мне в феврале об этом говорил, когда мы собирали подборку комментариев о НИИТИАГе.

Казалось бы, беречь и лелеять такой институт, а он 18 августа получил очередное предписание о переезде – на этот раз в связи с пожароопасностью здания, причем экстренное, в режиме эвакуации. Любопытно, почему раньше пожарные, регулярно обследовавшие здание, не возмущались вообще ничем, и вот, пожалуйста – эвакуация. Раньше в официальных письмах говорилось об аварийности и неработоспособности здания, что, по словам директора НИИТИАГ Армена Казаряна, неправда, – зданию на Душинской улице, конечно, не помешал бы хороший ремонт, но оно – крепкое «сталинское», с трещинами разве что в штукатурке и несколько подизношенными инженерными коммуникациями. Оно не опасно и не разрушается. Кроме того, денег на ремонт не выделено – следовательно, сложно сказать, что именно планируется делать со зданием, но, видимо, никак не ремонт с целью возвращения затем ученых обратно.
Здание НИИТИАГ на Душинской улице, 9
Фотография: 13.08.2021. Предоставлена НИИТИАГ
Переезд и подчинение
До 2014 года НИИТИАГ относился к ведомству Академии архитектуры РААСН. Тогда Академию подчинили Минстрою, а Институт теории и истории – ЦНИИПу, созданному вместо одного из бывших академических институтов, в состав которого на правах филиалов вошли все другие НИИ архитектурной академии, и который также стал подчиняться вместо Академии архитектуры Министерству строительства и ЖКХ. К 2021 году от бывших академических институтов в составе ЦНИИПа осталось три, среди них – НИИ теории и истории архитектуры, самый крупный и активный, с развитой бухгалтерией, масштабным планом научной работы и отдельным зданием. Сейчас его перемещают в здание ЦНИИП и полностью подчиняют головной организации, которую ученые из НИИТИАГ считают непрофильной, и вот почему – ЦНИИП это Институт Проектирования, он работал над генпланами советских городов, затем, после перехода в Минстрой, был существенно реорганизован, но, главное, он имеет совсем другую, практическую, а не фундаментальную специализацию. Иными словами, фундаментальные исследования истории и теории архитектуры ему не интересны, а вот сопровождение строительства – да. Такой институции НИИТИАГ подчиняется седьмой год; теперь ему предписано передать головному институту все остатки автономии: баланс, бюджет и переехать в его здание из собственного, став, фактически, уже не институтом-филиалом, а небольшим таким отделом по истории при институте, занятом проблемами строительства. При этом в штате головной организации не более 10 научных сотрудников и за ней числятся многомиллионные долги. 

Большинство сотрудников НИИТИАГ в случае переселения в ЦНИИП планирует уволиться – кто в таком случае будет выполнять план научных работ за 2021 год, неизвестно, – рассказывает директор Института теории и истории Армен Казарян. 
План
С планом на 2021 год, однако, тоже не все просто. Если в начале года НИИТАГ сдал перевыполненный научный отчет, то затем руководство ЦНИИП, вопреки сформированному в РААСН плану, пробило через министерство сокращение количества тем, почти целиком за счет своего филиала НИИТИАГ, и затем послал на экспертизу РАН вместо 41 научной темы этого филиала всего 19. А значит, на остальные 21 тему не будет финансирования, – что, по словам директора Института, прямо нарушает положение о формировании ежегодного плана фундаментальных научных работ. Между тем министр строительства не подписал научный план до сих пор. Зарплаты сотрудников уменьшились, под угрозой закрытия оказалось сразу два важных научных отдела.
Гранты
Далее. Как известно, фундаментальная наука живет не только на ежегодное бюджетное финансирование, но и на гранты государственных научных фондов. Сотрудники НИИТИАГа получили несколько грантов РФФИ и один от РНФ. Деньги от РФФИ ЦНИИП попросту не стал переводить на счет НИИТИАГ, а когда руководители грантов пожаловались на эту ситуацию в фонд, он перевел гранты в институты, подчиняющиеся другим министерствам. Гранты предполагали международное участие, и их потеря оказалась очень болезненной для репутации института. По словам директора, на очереди грант РНФ по изучению архитектуры балканских стран – деньги чудом осели именно на счете НИИТИАГа, однако по новому распоряжению ЦНИИП он лишен права владения счетом. Что будет с этим грантом, совершенно не ясно.

За последние месяцы из НИИТИАГ уволилось несколько докторов наук и членкоров РААСН; остальные пока держатся – в институте все еще около 140 сотрудников – но в случае переезда и окончательной потери финансовой независимости, повторимся, также планируют уволиться.
Бюджет
О финансовой независимости: неделю назад, 12 августа, директор ЦНИИП Дмитрий Михеев выпустил новое Положение о НИИТИАГ, – по которому Институт теряет отдельный баланс и счет в казначействе. Это означает полную потерю автономии. Коллектив возразил – новое Положение противоречит Уставу самого ЦНИИПа и его внутренним приказам, а также Закону о некоммерческих организациях; кроме того, формат бухгалтерской отчетности по закону о бухучете следует изменять только в начале года. Но ответа не последовало. 
Закон
«Дирекция решительно настроена отстаивать интересы коллектива и требует решения всех вопросов в правовом поле», – говорит директор НИИТИАГ Армен Казарян. По словам Казаряна, руководство Института теории и истории архитектуры не один раз сообщало директору ЦНИИП о нарушениях федеральных законов в ходе применяемой к Институту «оптимизации». Причем, надо думать, возражения Института имеют юридический вес – иначе его давно бы реорганизовали или вообще закрыли. 

НИИТИАГ же скорее планомерно «выдавливают»: последовательно в течение трех лет сокращают финансирование, как государственное, связанное с планом научной работы, так и фондов; лишают самостоятельного баланса, то есть права распоряжаться имуществом и деньгами – следовательно, деньги Института теории и истории имеют все шансы «утонуть» в бюджете головной организации, что, судя по всему, уже происходит: ЦНИИП пересчитал государственную субсидию в сторону уменьшения финансов НИИТИАГ. Отчеты Института теории и истории архитектуры (те, самые, блестящие, с перевыполнением плана) также в конечном счете «тонут» в отчетах Института проектирования – как будто их и не было. Предписывают освободить здание. 

Все эти предписания – о сдаче баланса и переезде – Институт получает уже с зимы, отвечает на них письмами с указаниями на несоответствие федеральным законам и уставу головной организации. За невыполнение предписаний директор НИИТИАГ Армен Казарян получил от директора ЦНИИП Дмитрия Михеева 2 выговора, которые инспекция труда признала незаконными, и теперь по этому делу ожидается суд. Научный коллектив института пишет письма, в том числе президенту и правительству РФ. Последнее письмо было отправлено 17 августа, оно подписано докторами наук и членами-корреспондентами РААСН. Планируют подать жалобу в прокуратуру.
  
В недавнем письме президенту РФ сотрудники НИИТИАГ предлагают передать Институт из Минстроя в ведение Минобрнауки, и сообщают, что РАН эту идею поддерживает.

Действительно, фундаментальными – а не прикладными – исследованиями лучше заниматься под началом министерства науки, а не строительства и ЖКХ. Тем более что Минстрой считает тематику, которую разрабатывает НИИТИАГ, неактуальной для текущих вопросов строительной отрасли. Институт теории и истории работает по госпрограмме развития фундаментальных научных исследований, рассчитанной до 2030 года – ЦНИИПу же нужны прикладные исследования, а не фундаментальные. 

 

***

Судьба, предлагаемая Институту теории и истории архитектуры, похожа на сокращение с превращением в один из отделов Института Проектирования. Почему мы называем это уничтожением? Потому что с сокращением финансирования, исчезновением грантов, уходом сотрудников и изменением плана (который, напомню, в этом году главой Минстроя не подписан) – неизвестно, чем будет заниматься такой институт и что будет собой представлять. Наследником ЦНИИТИА и НИИТИАГа он будет совершенно формально. В целом в происходящем видится еще один этап подчинения архитектуры как самостоятельного явления со своим «мозгом»: теорией и историей, – строительству. 
Пространственное развитие
Кроме того известно, что в конце 2021 года планируется крупная реорганизация НИИ Минстроя – всех, связанных со строительством и проектированием. В мае 2021 Марат Хуснуллин заявил о планах создания единого института пространственного планирования – Минстроем «совместно с Минэкономразвития России и Росреестром», цель которого – «взаимоувязка стратегий, комплексных программ развития инфраструктуры с документами территориального планирования». В июле принято постановление правительства о том, как правительство будет принимать решение о КРТ – комплексном развитии конкретной территории. В августе появился проект приказа, согласно которому ЦНИИП назначается ответственным за подготовку материалов для КРТ. Отсюда предположение, что вскоре ЦНИИП станет основой для нового Института пространственного развития.
 
Ну то есть эти ваши историки и теоретики – которые не уволятся, – вероятно, будут заниматься подготовкой правил КРТ. Что им совершенно не свойственно. Вообще не их специализация, это, простите меня, как микроскопом гвозди забивать.  

Так, может быть, просто «отпустить» институт, специализация которого Минстрою не нужна и не интересна – лучше, чем уничтожать?

Можно было бы предположить – думаю, кто-то так и сделает, – что мы имеем дело с примером «зачистки» «старого советского института», никому не нужного и прогнившего насквозь, с превращением его в нечто эффективное и полезное стройкомплексу. Но дело-то в том, что, во-первых, Институт теории и истории (см. выше) много работает, проводит конференции, готовит журналы и сборники. Во-вторых, в нем много молодых сотрудников и, что более важно, – зрелых, то есть уже опытных и работоспособных, причем по всей стране, а не только в Москве, за последнее десятилетие НИИТИАГ стал, в сущности, всероссийским центром фундаментальной науки в своей области, чему теперь немало способствует формат зум-конференций. В-третьих, если мы не хотим вновь заниматься «перерисовыванием» и переписыванием из иностранных журналов, а взаимодействовать с всемирной повесткой на равных, нужна какая-то преемственность, которая, в частности, поддерживается работой таких институций, как НИИТИАГ. 

И наконец, как мы себе представляем теорию и историю, полезные стройкомплексу? Да, честно говоря, никак. Рискну предположить, стройкомплексу даже легче станет, если истории и теории не будет вовсе, или как минимум ее будет не слышно – размножением и даже доработкой типовых, или, скажем так, стандартизированных проектов можно спокойно заниматься без теоретиков. Даже полученная в итоге среда может быть в той или иной мере комфортной – если, к примеру, приказать всем благоустраивать-таки скверы и делать в первых этажах магазины и кафе на уровне стандарта, или, скажем, приказать девелоперам и стройкомплексу делать фасады, набирая их из «петрушки» уже известных решений – дело, в общем-то нехитрое.

Но будет ли у такого рода комфортной среды архитектура, то есть, пафосно говоря, душа и форма, собственное развитие и индивидуальность, проблематика, в конце концов – большой вопрос. Как эта среда будет соотноситься с исторической и с памятниками наследия? Как она связана с историей и теорией? Да вот как-то внутренне связана: со всеми этими книжками, сборниками, конференциями. С возможностью высказаться и послушать, продвигать свои теории и анализировать чужие. В противном случае мы рискуем прийти к новому варианту типового строительства, скажем так, более пестрому на вид и с технической точки зрения более качественному, но в конечном счете унылому. Мы такого пространственного развития хотим стране? 

Дорогие архитекторы, за учеными уже пришли, скоро придут за вами. А, впрочем, вы уже там. 
 

***

Материал основан на информации, содержащейся в письмах, составленных коллективом НИТИИАГ в течение последних 6 месяцев и адресованных руководителям и комитетам Государственной Думы и Совета Федерации и президенту РФ. Все письма имеются в распоряжении редакции. 

23 Августа 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.