Москомархитектура: итоги года. Часть II

Еще шесть коротких интервью по итогам года от Москомархитектуры: с Юлием Борисовым, Азатом Ахмадуллиным, Михаилом Бейлиным, Викторией Раубо, Анастасией Клыпутенко и Алиной Черейской.

25 Декабря 2020
Мы уже рассказывали о том, что подводя итоги года, Москомархитектура пригласила архитекторов, девелоперов и урбанистов к участию в опросе, цель которого – оценить взгляд профессионального сообщества на новые проекты, подходы и вызовы, которые появились в Москве и регионах за этот год, выделить болевые точки и наметить пути решения возникших проблем. Итоги опроса были озвучены 17 декабря в рамках конференции «Комфортный город». Главным событием года большинство опрошенных признали реставрацию дома Наркомфина. Также представители профессионального сообщества высказались по поводу всеобщего перехода в онлайн.
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»

Опрос проведен компанией Citymakers по заказу Москомархитектуры.

Ниже представлены некоторые из мнений. Еще шесть интервью – в предыдущей публикации.
zooming
Юлий Борисов, руководитель проектного бюро UNK project
По вашему мнению, что изменилось в рабочих процессах в этом году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Есть ли какие-то сложности с коммуникациями как внутри команды, так и со сторонними партнерами?

За этот год у нас в бюро было два локдауна. В первом мы сначала увидели резкий взлет производительности труда, который продолжался месяц-полтора. Потом была линия спада. Во втором – хуже. Сначала люди с энтузиазмом берутся за проект, работают больше, чем в офисе, не могут остановиться. Потом начинается выгорание. И понятно, что часть информации теряется при видеосвязи, потому что какой-то ее бит передается только с энергетическим полем, особенно в части творческих обсуждений или защиты проектов у заказчика.

Лично же для меня, популяризация видеоконференцсвязи, скорее, положительное явление. Это еще один инструмент в наш ассортимент достижения цели – такой же, как телефон, WhatsApp, чертежная доска, компьютер, файл, чертеж или BIM-модель. Удобно взаимодействовать и с клиентами, и с конечными пользователями. Например, удаленно прошли общественные обсуждения нашего проекта в Южно-Сахалинске. И, конечно, виртуально ты ближе к человеку, потому что твое лицо на экране, его лицо на экране. Общение становится более камерным, интимным. Это интересно.

Мы много работаем с крупными проектами, где только в проектирование вовлечено тысяча человек. У нас бывают совещания по 25 человек. Использование видеоконференцсвязи не снимает совсем все вопросы, но как минимум их упрощает.

Что еще? Наверное, я стал больше общаться с бОльшим количеством сотрудников, чем раньше. Скорость стала выше. Но мне, конечно, не хватает живого общения, обмена энергетикой. Стопроцентно никакая видеоконференцсвязь это не заменит.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Я бы не сказал, что это был сложный год. У меня нет ощущения, что он был сложнее, чем предыдущий. Более того, под конец мне показалось, что он легче, чем 2019-й. За две недели до первого локдауна мы уже видели ситуацию и нормально к ней подготовились. Мы сделали систему удаленного доступа, излишне подстраховались. Мы были готовы и к намного более сложной ситуации. Чуть ли не скафандры закупили, чтобы можно было ездить на стройку. Без шуток.
Если вы задаете личный вопрос, то все мои близкие, родные и сотрудники здоровы. Кто-то переболел, конечно, но каких-то серьезных потрясений не было.

Как вы считаете, что в деятельности бюро было самым важным в этом году?

Мы каждые несколько лет производим инвентаризацию наших инструментариев работы, достижения наших целей. После этого мы ставим себе новые цели и подбираем под них новые ресурсы и инструменты. Самым важным в этом году было осмысление нашего курса движения на следующий год.
zooming
Азат Ахмадуллин, основатель бюро AHMADULLIN ARCHITECTS (Уфа)
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

Рабочий ритм в этом году был как на волнах, аврал периодически сменялся спокойным неспешным проектированием. В начале пандемии мы, как и все, ушли на удаленку – в этот момент как раз эффективность просела. Но потом, когда мы всей командой вернулись в мастерскую, скорость проектирования восстановилась. Периодически члены команды уходили на удаленку, поэтому полноценно всем коллективом в этом году мы собирались не так часто. Работа онлайн не стала для нас неожиданностью так как 70% наших проектов находятся в различных регионах страны и почти всегда рабочие процессы и общение с заказчиками проходили онлайн, за малым исключением, когда в начале работы необходимо было вылетать на место проектирования. Пандемия также повлияла на наших заказчиков. Некоторые из них переболели и это сдвигало графики и сроки сдачи проектов.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Обучение в программе архитекторы.рф позволило обрести большое количество единомышленников по всей России и включиться нетворкинг, который, скажу по своему опыту, очень хорошо работает. Мы постоянно создаем консорциумы, делимся советами, работой, идеями.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Наша сплоченность и заинтересованность каждого участника команды в достижении общей цели. Желание постоянного роста, обучение, стремление узнать и понять что-то новое и сделать пространство вокруг нас лучше, пусть даже не подкрепленное большой экономической составляющей. Но мы понимаем, что молодое бюро должно создать себе имя своими качественными и доведенными до конца работами, что в свою очередь привлечет и финансовую опору.
zooming
Михаил Бейлин, партнер архитектурного бюро CITIZENSTUDIO
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

У нас в бюро очень мало изменилось за этот год. Дело в том, что еще несколько лет назад, основывая бюро, мы с моим партнером Даниилом Никишиным решили, что у нас будет виртуальный офис. Поэтому наша студия оказалась очень хорошо подготовлена к шоковым для многих людей переменам.

Отличие в том, что в онлайн-формате теперь работают все. А значит меньше времени требуется на долгие очные совещания. Все обсуждается в Zoom, и это очень удобно.

Мне кажется, главная новелла 2020 года – то, что мы все стали гораздо меньше времени проводить на необязательных встречах с необязательными людьми. Перевод рабочего общения в онлайн привел к тому, что теперь мы лично встречаемся с теми, с кем действительно хотим встретиться. Я экономлю время, которое всегда было для меня самым большим дефицитом.

Личное присутствие, конечно, необходимо непосредственно на стройке. Но огромное число вопросов не требует очных встреч. Они требуют качественной коммуникации разных участников проекта. Часто это подменяется постоянным выдергиванием на встречи всех подряд. Не можешь выстроить нормальный рабочий процесс – устраивай совещания. Мне кажется, события этого года приводят к тому, что люди сегодня вынуждены настраивать эту коммуникацию.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Так получилось, что в период локдауна у нас было много интересных творческих задач, которые позволили мне относительно спокойно, даже с удовольствием, провести это время.

Тем не менее, я всегда стараюсь придумывать себе занятия на случай, если вдруг работы не будет. Пока этого не случалось, но я понимаю, что может произойти в любой момент. Тем более что и первая, и вторая волна пандемии наносят серьезный экономический вред, а архитектор, конечно, очень зависим от общей экономической картины. Он как бабочка, которая настолько легка, нежна и беззащитна, что любые, даже небольшие изменения температуры могут ее убить.

Поэтому кроме очевидных для всех нас семьи, любимых людей и друзей меня поддерживает наличие работы, знание того, чем я буду занят сегодня и завтра. Что мне интересно.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Видимо, у меня такая особенность: я гораздо ярче переживаю негативные события. Например, в этом году остановился проект, над которым мы работали, который очень любили и которым очень дорожили. Приостановка никак не связана с коронавирусом. Довольно обычная внутренняя история взаимоотношений русского архитектора и русского заказчика, но вот этот случай приходит в голову первым делом.

Но в творческом плане для нас это был хороший год с очень интересными проектами. Я уезжал на дачу в конце марта планируя, что проведу там несколько недель, а в итоге вернулся через пять или шесть месяцев. Я взял с собой бумагу, линеры, думая, что у меня наконец будет время порисовать. Но оказалось, времени не нашлось и за весь локдаун, потому что работы было очень много. Мы сделали пять или шесть проектов за эти несколько месяцев: рынок в Санкт-Петербурге, парк в Белгороде, офисный центр там же, несколько проектов для Москвы, в том числе, экспериментальный проект реновации Метрогородка. Надеюсь, они начнут реализовываться в ближайшее время. Это было бы прекрасным завершением локдауна и 2020-го года.
zooming
Виктория Раубо, директор по развитию Проектного бюро АПЕКС
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

Работа в формате онлайн эффективна, но есть нюансы. В уже сложившейся команде эффективность точно выросла, так как понимание задачи происходит у всех одинаково, коллеги уже прошли через многое, сработались, настроились на одну волну и способны понимать друг друга быстро в любом формате.

В новых командах все немного иначе: первые 1-2 месяца требуется инвестировать в сотрудника свое время. Необходимо много личного общения, прежде чем ты достигнешь уровня эффективности слаженной команды. Все-таки «живая» коммуникация остается важным звеном, именно она формирует доверие, взаимопонимание, создает синергию между людьми – словом, все то, что в дальнейшем становится фундаментом для эффективной совместной деятельности.

Наша компания старается предусмотреть в рабочих процессах новые инструменты, позволяющие ускорить погружение в проекты и задачи:
  • мы создали собственную развлекательно-образовательную платформу APEX Life, где коллеги могут узнавать о процессе создания проектов и в режиме лекции задавать вопросы, общаться, знакомиться, обсуждать неформальные темы;
  • на данный момент мы интегрируем систему отслеживания процессов, что сделает рабочий процесс максимально прозрачным и понятным, как для новичков, так и для слаженных команд;
  • мы создали платформу обмена 3D-моделями объектов с нашими заказчиками, чтобы они всегда в режиме онлайн могли посмотреть на актуальную модель проекта и видеть динамику проектирования;
  • сотрудники компании всегда могут воспользоваться психологической помощью или попросить о проведении тренинга для улучшения каких-либо навыков для оптимизации рабочих процессов.
Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Меня мотивирует двигаться дальше наличие интересных проектов и вдохновленных одной идеей людей вокруг меня. Не скрою, в этом году ввиду моей экстравертности я очень сложно переживаю удаленную работу. Однако, любой кризис ведет к усилению: я стала внимательнее относиться к качеству своего досуга, стараюсь соблюдать баланс 30/30/30 (сон/работа/социализация).

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Я думаю, что очень важным событием для нашего бюро был перевод работы офиса со штатом в 600 человек в онлайн-формат. Руководство компании предприняло все необходимое для того, чтоб обеспечить сотрудникам комфорт и удобство, осуществить безболезненный переход. Сотрудникам помогли организовать рабочие места, оплатили покупку дополнительной техники, руководство компании придумало систему безопасного коворкинга, где через систему бронирования рабочего места можно посетить офис, в котором отслеживается количество присутствующих и соблюдаются санитарные меры и меры социального дистанцирования.
zooming
Анастасия Клыпутенко, руководитель бюро URBAN SCALE
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

Наши рабочие процессы принципиально не изменились, так как в бюро изначально была налажена удаленная работа. Мы не ожидали, что это внезапно станет так актуально, но оказались на 100% готовы.

Я скучаю только по офлайн-совещаниям с заказчиками, так как большая часть переговоров переместилась в Zoom. Нам везёт – нас находят застройщики, которые действительно хотят создать качественную среду. Руководители таких компаний обладают особым видением и общаться с ними очень интересно.

Но нужно отметить, что раньше совещания растягивались на несколько часов, мы печатали материалы на каждую встречу и тратили время на дорогу. Сейчас всё четко и по делу.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Как и всегда помогает то, что мы быстро реагируем на возможности и готовы много работать. В первую волну карантина почти не ощутили изоляцию, так как работали без выходных.

В целом же этот год показал, что компетенции каждого конкретного человека важнее, чем место, где он находится и условия, в которых ему удобнее работать. Стало меньше предрассудков, на первый план вышли гибкость и профессионализм.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Главными итогами года стало то, что перестроили процессы и наладили разработку проектной документации полностью в BIM-среде, нашли новых талантливых людей в команду и разработали масштабную градостроительную концепцию для территории более 40 гектар. В новом году планы не менее амбициозные. Ждём интересного 2021 года!
zooming
Алина Черейская, архитектор и партнер SA lab
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

По опыту SA lab 2020 год подтолкнул всех к онлайн общению. Это позволило во многих вопросах стать более свободными, оперативными и эффективными. Мы часто коллаборируем с архитектурными бюро из Европы, США, Японии, поэтому формат онлайна был не новым, мы были к нему готовы.Из-за общей напряженности и спонтанности событий многим сначала было тяжело адаптироваться к новой реальности. Уверена, если бы переход был более плавным и спланированным, большинство оценило бы преимущество гибких офисов.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Из-за перехода в онлайн многие конференции стали доступными. Появилась возможность познакомиться с архитекторами из разных стран и студий, узнать много нового за короткий отрезок времени. Мы приняли участие в международных мероприятиях: eCAADe 2020 в TU Berlin, DigitalFutures, Digital Cities, Live Academy. А еще придумали и провели вместе с ARCHSLON и Synthesis первый в России архитектурный онлайн фестиваль – 360FEST. Он стал площадкой для общения и объединил людей из 15 стран и 76 городов со всего мира, вопреки закрытым границам и ограничениям физического мира.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

За последние 10 месяцев мы много узнали о своих резервах и возможностях. Самым важным было сохранить команду. За 2 недели до официального старта удаленки мы уже работали из дома. SA lab – молодая компания, которая создает адаптивную архитектуру, легко реагирующую на меняющиеся параметры. Так и мы стали более гибкими. Например, для фестиваля Geek Picnic команда изначально проектировала общественные пространства. Когда мероприятие перешло в онлайн, мы полностью пересмотрели концепцию и придумали виртуальные павильоны, которые в первый день посетили более 5000 человек.

Помимо проектов SA lab ведет образовательную деятельность и канал в telegram. С марта он стал оазисом хороших новостей, в котором мы собирали полезные кейсы.

Прыжок в цифру стал для нас тестовой площадкой для новых идей.

25 Декабря 2020

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.