Москомархитектура: итоги года. Часть II

Еще шесть коротких интервью по итогам года от Москомархитектуры: с Юлием Борисовым, Азатом Ахмадуллиным, Михаилом Бейлиным, Викторией Раубо, Анастасией Клыпутенко и Алиной Черейской.

25 Декабря 2020
Мы уже рассказывали о том, что подводя итоги года, Москомархитектура пригласила архитекторов, девелоперов и урбанистов к участию в опросе, цель которого – оценить взгляд профессионального сообщества на новые проекты, подходы и вызовы, которые появились в Москве и регионах за этот год, выделить болевые точки и наметить пути решения возникших проблем. Итоги опроса были озвучены 17 декабря в рамках конференции «Комфортный город». Главным событием года большинство опрошенных признали реставрацию дома Наркомфина. Также представители профессионального сообщества высказались по поводу всеобщего перехода в онлайн.
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»
Предоставлено пресс-службой конференции «Комфортный город»

Опрос проведен компанией Citymakers по заказу Москомархитектуры.

Ниже представлены некоторые из мнений. Еще шесть интервью – в предыдущей публикации.
zooming
Юлий Борисов, руководитель проектного бюро UNK project
По вашему мнению, что изменилось в рабочих процессах в этом году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Есть ли какие-то сложности с коммуникациями как внутри команды, так и со сторонними партнерами?

За этот год у нас в бюро было два локдауна. В первом мы сначала увидели резкий взлет производительности труда, который продолжался месяц-полтора. Потом была линия спада. Во втором – хуже. Сначала люди с энтузиазмом берутся за проект, работают больше, чем в офисе, не могут остановиться. Потом начинается выгорание. И понятно, что часть информации теряется при видеосвязи, потому что какой-то ее бит передается только с энергетическим полем, особенно в части творческих обсуждений или защиты проектов у заказчика.

Лично же для меня, популяризация видеоконференцсвязи, скорее, положительное явление. Это еще один инструмент в наш ассортимент достижения цели – такой же, как телефон, WhatsApp, чертежная доска, компьютер, файл, чертеж или BIM-модель. Удобно взаимодействовать и с клиентами, и с конечными пользователями. Например, удаленно прошли общественные обсуждения нашего проекта в Южно-Сахалинске. И, конечно, виртуально ты ближе к человеку, потому что твое лицо на экране, его лицо на экране. Общение становится более камерным, интимным. Это интересно.

Мы много работаем с крупными проектами, где только в проектирование вовлечено тысяча человек. У нас бывают совещания по 25 человек. Использование видеоконференцсвязи не снимает совсем все вопросы, но как минимум их упрощает.

Что еще? Наверное, я стал больше общаться с бОльшим количеством сотрудников, чем раньше. Скорость стала выше. Но мне, конечно, не хватает живого общения, обмена энергетикой. Стопроцентно никакая видеоконференцсвязь это не заменит.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Я бы не сказал, что это был сложный год. У меня нет ощущения, что он был сложнее, чем предыдущий. Более того, под конец мне показалось, что он легче, чем 2019-й. За две недели до первого локдауна мы уже видели ситуацию и нормально к ней подготовились. Мы сделали систему удаленного доступа, излишне подстраховались. Мы были готовы и к намного более сложной ситуации. Чуть ли не скафандры закупили, чтобы можно было ездить на стройку. Без шуток.
Если вы задаете личный вопрос, то все мои близкие, родные и сотрудники здоровы. Кто-то переболел, конечно, но каких-то серьезных потрясений не было.

Как вы считаете, что в деятельности бюро было самым важным в этом году?

Мы каждые несколько лет производим инвентаризацию наших инструментариев работы, достижения наших целей. После этого мы ставим себе новые цели и подбираем под них новые ресурсы и инструменты. Самым важным в этом году было осмысление нашего курса движения на следующий год.
zooming
Азат Ахмадуллин, основатель бюро AHMADULLIN ARCHITECTS (Уфа)
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

Рабочий ритм в этом году был как на волнах, аврал периодически сменялся спокойным неспешным проектированием. В начале пандемии мы, как и все, ушли на удаленку – в этот момент как раз эффективность просела. Но потом, когда мы всей командой вернулись в мастерскую, скорость проектирования восстановилась. Периодически члены команды уходили на удаленку, поэтому полноценно всем коллективом в этом году мы собирались не так часто. Работа онлайн не стала для нас неожиданностью так как 70% наших проектов находятся в различных регионах страны и почти всегда рабочие процессы и общение с заказчиками проходили онлайн, за малым исключением, когда в начале работы необходимо было вылетать на место проектирования. Пандемия также повлияла на наших заказчиков. Некоторые из них переболели и это сдвигало графики и сроки сдачи проектов.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Обучение в программе архитекторы.рф позволило обрести большое количество единомышленников по всей России и включиться нетворкинг, который, скажу по своему опыту, очень хорошо работает. Мы постоянно создаем консорциумы, делимся советами, работой, идеями.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Наша сплоченность и заинтересованность каждого участника команды в достижении общей цели. Желание постоянного роста, обучение, стремление узнать и понять что-то новое и сделать пространство вокруг нас лучше, пусть даже не подкрепленное большой экономической составляющей. Но мы понимаем, что молодое бюро должно создать себе имя своими качественными и доведенными до конца работами, что в свою очередь привлечет и финансовую опору.
zooming
Михаил Бейлин, партнер архитектурного бюро CITIZENSTUDIO
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

У нас в бюро очень мало изменилось за этот год. Дело в том, что еще несколько лет назад, основывая бюро, мы с моим партнером Даниилом Никишиным решили, что у нас будет виртуальный офис. Поэтому наша студия оказалась очень хорошо подготовлена к шоковым для многих людей переменам.

Отличие в том, что в онлайн-формате теперь работают все. А значит меньше времени требуется на долгие очные совещания. Все обсуждается в Zoom, и это очень удобно.

Мне кажется, главная новелла 2020 года – то, что мы все стали гораздо меньше времени проводить на необязательных встречах с необязательными людьми. Перевод рабочего общения в онлайн привел к тому, что теперь мы лично встречаемся с теми, с кем действительно хотим встретиться. Я экономлю время, которое всегда было для меня самым большим дефицитом.

Личное присутствие, конечно, необходимо непосредственно на стройке. Но огромное число вопросов не требует очных встреч. Они требуют качественной коммуникации разных участников проекта. Часто это подменяется постоянным выдергиванием на встречи всех подряд. Не можешь выстроить нормальный рабочий процесс – устраивай совещания. Мне кажется, события этого года приводят к тому, что люди сегодня вынуждены настраивать эту коммуникацию.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Так получилось, что в период локдауна у нас было много интересных творческих задач, которые позволили мне относительно спокойно, даже с удовольствием, провести это время.

Тем не менее, я всегда стараюсь придумывать себе занятия на случай, если вдруг работы не будет. Пока этого не случалось, но я понимаю, что может произойти в любой момент. Тем более что и первая, и вторая волна пандемии наносят серьезный экономический вред, а архитектор, конечно, очень зависим от общей экономической картины. Он как бабочка, которая настолько легка, нежна и беззащитна, что любые, даже небольшие изменения температуры могут ее убить.

Поэтому кроме очевидных для всех нас семьи, любимых людей и друзей меня поддерживает наличие работы, знание того, чем я буду занят сегодня и завтра. Что мне интересно.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Видимо, у меня такая особенность: я гораздо ярче переживаю негативные события. Например, в этом году остановился проект, над которым мы работали, который очень любили и которым очень дорожили. Приостановка никак не связана с коронавирусом. Довольно обычная внутренняя история взаимоотношений русского архитектора и русского заказчика, но вот этот случай приходит в голову первым делом.

Но в творческом плане для нас это был хороший год с очень интересными проектами. Я уезжал на дачу в конце марта планируя, что проведу там несколько недель, а в итоге вернулся через пять или шесть месяцев. Я взял с собой бумагу, линеры, думая, что у меня наконец будет время порисовать. Но оказалось, времени не нашлось и за весь локдаун, потому что работы было очень много. Мы сделали пять или шесть проектов за эти несколько месяцев: рынок в Санкт-Петербурге, парк в Белгороде, офисный центр там же, несколько проектов для Москвы, в том числе, экспериментальный проект реновации Метрогородка. Надеюсь, они начнут реализовываться в ближайшее время. Это было бы прекрасным завершением локдауна и 2020-го года.
zooming
Виктория Раубо, директор по развитию Проектного бюро АПЕКС
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

Работа в формате онлайн эффективна, но есть нюансы. В уже сложившейся команде эффективность точно выросла, так как понимание задачи происходит у всех одинаково, коллеги уже прошли через многое, сработались, настроились на одну волну и способны понимать друг друга быстро в любом формате.

В новых командах все немного иначе: первые 1-2 месяца требуется инвестировать в сотрудника свое время. Необходимо много личного общения, прежде чем ты достигнешь уровня эффективности слаженной команды. Все-таки «живая» коммуникация остается важным звеном, именно она формирует доверие, взаимопонимание, создает синергию между людьми – словом, все то, что в дальнейшем становится фундаментом для эффективной совместной деятельности.

Наша компания старается предусмотреть в рабочих процессах новые инструменты, позволяющие ускорить погружение в проекты и задачи:
  • мы создали собственную развлекательно-образовательную платформу APEX Life, где коллеги могут узнавать о процессе создания проектов и в режиме лекции задавать вопросы, общаться, знакомиться, обсуждать неформальные темы;
  • на данный момент мы интегрируем систему отслеживания процессов, что сделает рабочий процесс максимально прозрачным и понятным, как для новичков, так и для слаженных команд;
  • мы создали платформу обмена 3D-моделями объектов с нашими заказчиками, чтобы они всегда в режиме онлайн могли посмотреть на актуальную модель проекта и видеть динамику проектирования;
  • сотрудники компании всегда могут воспользоваться психологической помощью или попросить о проведении тренинга для улучшения каких-либо навыков для оптимизации рабочих процессов.
Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Меня мотивирует двигаться дальше наличие интересных проектов и вдохновленных одной идеей людей вокруг меня. Не скрою, в этом году ввиду моей экстравертности я очень сложно переживаю удаленную работу. Однако, любой кризис ведет к усилению: я стала внимательнее относиться к качеству своего досуга, стараюсь соблюдать баланс 30/30/30 (сон/работа/социализация).

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Я думаю, что очень важным событием для нашего бюро был перевод работы офиса со штатом в 600 человек в онлайн-формат. Руководство компании предприняло все необходимое для того, чтоб обеспечить сотрудникам комфорт и удобство, осуществить безболезненный переход. Сотрудникам помогли организовать рабочие места, оплатили покупку дополнительной техники, руководство компании придумало систему безопасного коворкинга, где через систему бронирования рабочего места можно посетить офис, в котором отслеживается количество присутствующих и соблюдаются санитарные меры и меры социального дистанцирования.
zooming
Анастасия Клыпутенко, руководитель бюро URBAN SCALE
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

Наши рабочие процессы принципиально не изменились, так как в бюро изначально была налажена удаленная работа. Мы не ожидали, что это внезапно станет так актуально, но оказались на 100% готовы.

Я скучаю только по офлайн-совещаниям с заказчиками, так как большая часть переговоров переместилась в Zoom. Нам везёт – нас находят застройщики, которые действительно хотят создать качественную среду. Руководители таких компаний обладают особым видением и общаться с ними очень интересно.

Но нужно отметить, что раньше совещания растягивались на несколько часов, мы печатали материалы на каждую встречу и тратили время на дорогу. Сейчас всё четко и по делу.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Как и всегда помогает то, что мы быстро реагируем на возможности и готовы много работать. В первую волну карантина почти не ощутили изоляцию, так как работали без выходных.

В целом же этот год показал, что компетенции каждого конкретного человека важнее, чем место, где он находится и условия, в которых ему удобнее работать. Стало меньше предрассудков, на первый план вышли гибкость и профессионализм.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

Главными итогами года стало то, что перестроили процессы и наладили разработку проектной документации полностью в BIM-среде, нашли новых талантливых людей в команду и разработали масштабную градостроительную концепцию для территории более 40 гектар. В новом году планы не менее амбициозные. Ждём интересного 2021 года!
zooming
Алина Черейская, архитектор и партнер SA lab
Что, по вашему мнению, изменилось в рабочих процессах в 2020 году? Выросла ли эффективность при работе онлайн? Усложнились ли коммуникации внутри команды и со сторонними партнерами?

По опыту SA lab 2020 год подтолкнул всех к онлайн общению. Это позволило во многих вопросах стать более свободными, оперативными и эффективными. Мы часто коллаборируем с архитектурными бюро из Европы, США, Японии, поэтому формат онлайна был не новым, мы были к нему готовы.Из-за общей напряженности и спонтанности событий многим сначала было тяжело адаптироваться к новой реальности. Уверена, если бы переход был более плавным и спланированным, большинство оценило бы преимущество гибких офисов.

Что в постоянно меняющихся условиях работы позволяет вам сохранить баланс и двигаться дальше? Какие в этом году у вас были точки опоры в профессиональном плане?

Из-за перехода в онлайн многие конференции стали доступными. Появилась возможность познакомиться с архитекторами из разных стран и студий, узнать много нового за короткий отрезок времени. Мы приняли участие в международных мероприятиях: eCAADe 2020 в TU Berlin, DigitalFutures, Digital Cities, Live Academy. А еще придумали и провели вместе с ARCHSLON и Synthesis первый в России архитектурный онлайн фестиваль – 360FEST. Он стал площадкой для общения и объединил людей из 15 стран и 76 городов со всего мира, вопреки закрытым границам и ограничениям физического мира.

Что в деятельности бюро было, на ваш взгляд, самым важным в этом году?

За последние 10 месяцев мы много узнали о своих резервах и возможностях. Самым важным было сохранить команду. За 2 недели до официального старта удаленки мы уже работали из дома. SA lab – молодая компания, которая создает адаптивную архитектуру, легко реагирующую на меняющиеся параметры. Так и мы стали более гибкими. Например, для фестиваля Geek Picnic команда изначально проектировала общественные пространства. Когда мероприятие перешло в онлайн, мы полностью пересмотрели концепцию и придумали виртуальные павильоны, которые в первый день посетили более 5000 человек.

Помимо проектов SA lab ведет образовательную деятельность и канал в telegram. С марта он стал оазисом хороших новостей, в котором мы собирали полезные кейсы.

Прыжок в цифру стал для нас тестовой площадкой для новых идей.

25 Декабря 2020

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.