Пост-комфортный город

С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Декабря 2020
mainImg
Еще в самом начале пандемии некоторые эксперты заговорили о закате моды на урбанизм и смене градостроительной повестки. Прошел год и, как своеобразный итог этих разговоров, состоялась ежегодная конференция Москомархитектуры «Комфортный город», которая была в свое время создана именно для того, чтобы транслировать урбанистическую повестку, в числе прочего, пропагандировать идею создания в городе пространств для прогулок, отдыха и общения.

Все ее дистанционные сессии так или иначе касались ковида – архитекторы рассказывали, как приспособились их бюро, как отреагировала городская среда. Возник даже новый термин – пост-комфортный, то есть нечто из другой реальности, за рамками привычной зоны комфорта, недавних ценностей и представлений, которые мы вкладывали в понятие комфортная среда. Стало очевидно, что ковид запустил, ну или по крайней мере заострил какие-то изменения в глобальных градостроительных трендах. Какие – пытались выяснить участники конференции.
Точка опоры 2020-2021 – ЗОЖ
Не будет большой натяжкой сказать, что почти все тренды, о которых спикеры говорили в связи с ковидом, лежат в плоскости экологии в самом широком смысле этого слова. Зарубежные коллеги любят начинать свои выступления с глобальных вещей – изменения климата, проблем бедности, постепенно сужая тему до ответственности отдельно взятого архитектора. В этом они, безусловно, правы, поскольку устойчивость индивида – города – мира к всевозможным катаклизмам представляет собой целостную систему. В ней одинаково важны экологичное поведение и образ жизни человека, экология городского развития и «зеленый» подход к ресурсам. Стремление к стабильности в условиях нестабильности – наверное, самое важное, что можно уловить в нынешней повестке, которая в очередной раз заостряет тему sustainability.

Роль отдельно взятого архитектора в этих глобальных поисках устойчивости не так уж мала. По мнению Якоба ван Рейса, партнера бюро MVRDV, архитекторы могут внести ощутимый вклад в такие сферы, как климат, ландшафт, миграция, здравоохранение, цифровизация. Они находятся в постоянном поиске способов, как влиять на город, изменять экологию, предоставлять людям больше возможности для здорового образа жизни, используя для этого самые разные инструменты. Как архитекторы могут работать, например, с информацией, Якоб ван Рейс рассказал на примере немецкого художника-акциониста Саймона Векерта: он возит за собой по улицам тележку со смартфонами, обманывая гугл карты и создавая пробки там, где их нет. Так при помощи информации художник дает возможность «отдохнуть» целой улице.
  • zooming
    © MVRDV
  • zooming
    © MVRDV

Сами MVRDV транслируют экологичное сознание на городское пространство буквально за порогом своего офиса в Роттердаме. Вместе они добились сужения проезжей части улицы, установили на ней быстровозводимые конструкции для кафе и озеленения, чтобы люди в пандемию могли больше времени проводить на свежем воздухе.

Вообще ЗОЖ можно было бы назвать главной точкой опоры в кризисные времена. Только хорошо забытое старое теперь обрело статус глобальной идеи и стало заботой не только отрасли здравоохранения, но и градостроителей. Как рассказала Марина Лепешкина, генеральный директор RTDA, по статистике ВОЗ половину успеха по части долголетия людей составляет не генетика, и не уровень загрязнения воздуха, а именно образ жизни – система движения, система питания и система психических реакций человека. И сегодня устойчивое городское развитие подразумевает непосредственное управление этими системами. Говоря о «городской экологии», продвинутые разработчики мастер-планов мыслят не мерками площади озеленения и мощения в проектах благоустройства: скорее это понятие суммирует стремление к созданию условий для ЗОЖ, основанное на анализе ежедневных жизненных циклов людей. Архитекторы и градостроители могут сподвигнуть горожан двигаться больше, а испытывать стресс реже.
  • zooming
    1 / 6
    © RTDA
  • zooming
    2 / 6
    © RTDA
  • zooming
    3 / 6
    © RTDA
  • zooming
    4 / 6
    © RTDA
  • zooming
    5 / 6
    © RTDA
  • zooming
    6 / 6
    © RTDA

Впрочем, бывает так, что под боком стадион и есть кроссовки, но это еще не значит, что человек выйдет и воспользуется инфраструктурой. К счастью, градостроительные тренды идут рука об руку с социальными изменениями, в частности, модой на ЗОЖ среди горожан, уверен главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. По его мнению, это не «заслуга» ковида: все, к чему эволюционируют города в своем развитии, существовало и до кризиса.

author photo

Пандемия породила много идей, связанных с городом будущего. Я считаю, что пока это просто некий вид развлечения. Мне кажется, все, что делалось в последние годы, вызвано цивилизационным развитием и движением людей к общим ценностям. За пеленой этих временных мер и опасений, которые развеются, когда пандемия сойдет на нет, важно вынести лучшее, что укрепляет правильные тренды и разрушает неправильные. Например, такие полезные привычки, как меньше перемещаться по городу без надобности, позволят в будущем быть устойчивее к такого рода кризисам.
Устойчивые города против катастроф
В чем же состоит эта формула sustainability, которая поможет, как сейсмически устойчивой архитектуре, пережить очередное землетрясение в виде нового локдауна? Суммируя выступления участников «Комфортного города», можно выделить четыре таких глобальных тренда: это гибкое использование территорий, правильное программирование, здоровый подход к архитектуре и разумное управление ресурсами.
© RTDA

Гибкость, наверное, наиболее часто встречающееся слово в контексте кризисных явлений. Именно это дает всевозможным системам, от города до отдельно взятого горожанина, жизненно важную способность перестраиваться под новые условия. Мы знаем пример пустующего Нью-Йорка, где в пандемию закрылись кафе и офисы, опустели улицы, но люди разъехались и продолжают работать по домам, как утверждают некоторые эксперты, даже с увеличением производительности труда. По мнению архитектора Николая Лызлова, перед городами стоит глобальная трансформационная задача, рожденная новым экономическим укладом.

author photo

С выносом больших производств в городах почти не осталось и больших трудовых коллективов. Потерялась главная мотивация крупных мегаполисов – необходимость решения больших общественных задач, требующих собираться толпами. Теперь все можно делать иначе. Впрочем, строительный комплекс не может себе позволить маневрировать, а должен идти только вперед. Это сейчас последний редут агломераций как явления. Других причин такого роста городов, наверное, нет…


Что сделает городские территории гибкими? Недостаточно просто образа, нарисованного даже самым талантливым архитектором, уверен основатель Citymakers Петр Кудрявцев. У места должна быть, прежде всего, социокультурная программа, и она должна быть в определенной мере прогностической, ориентированной на пользователей через 5-10 лет, когда появится застройка, а вместе с ней и новые функции. В этом и состоит «экологичное» пользование городскими пространствами, с разумными сценариями, которые и достаточно вариативны, и не пересыщены активностями. Программирование ложится в основу мастер-планов, а в основу самого программирования – междисциплинарные исследования со сбором данных и нанесением на карты структур и слоев городской ткани, которыми занимаются такие компании, как Habidatum.

«Здоровый» подход к архитектуре, о котором рассказал в своем выступлении Андрей Асадов – это еще одно толкование все того же экологичного подхода к среде. Архитектурное бюро Асадова построило множество знаковых медицинских объектов, которые, по словам архитектора, представляют собой «здоровую архитектуру в квадрате». Как все ноу-хау, «терапевтические» принципы среды тестируются в первую очередь в эксклюзивных форматах – больниц и медицинских центров, где само пространство должно «повышать иммунитет и работать на молекулярном уровне». Впрочем, они достаточно универсальны и могут быть масштабированы и на город. Создание дружелюбного, благотворно действующего пространства начинается с облика зданий и «зеленой» конструктивной схемы, и заканчивается островками зелени и комфортной акустикой внутри.
Международный медицинский кластер в Сколково
© Архитектурное бюро Асадова

Наконец, еще одна важнейшая тема – менеджмента ресурсов – в российской повестке звучит куда менее активно, чем, например, в европейской. Маркус Апенцеллер и Якоб ван Рейс уже сегодня говорят о перспективах трансформации всей строительной отрасли. Интересное замечание, со своей стороны, сделал архитектор Сергей Чобан относительно 99 процентов современных зданий. Он напомнил, что «слоеный пирог» оболочки домов всегда имеет уязвимую сердцевину, долговечность которой весьма спорна. Стоит помнить о том, что фасады, рожденные современной технологией, имеют ограниченный срок службы.
© HFF Architects


author photo

Сегодня технологии работают с «бутербродами» фасадов: есть более долговечная несущая часть, есть наименее исследованная с точки зрения долговечности теплоизоляционная часть – весь тот поролон, который находится под облицовкой. Когда современная архитектура пришла к тому, что разбила несущую часть и наружную, между ними стало возникать это слабое, уязвимое место. Но мы можем жить и с тем, чтобы менять фасады каждые 30-40 лет. Главное – сохранить заданное дизайн-кодом разнообразие, чтобы не возвратиться в панельный город одного большого фасада.
Пост архитекторы
Традиционно к конференции Москомархитектура сделала опрос – в этот раз он был, конечно, про ковид, точнее, про то, что позволяло архитекторам поддерживать себя и свое дело на плаву, кто какие положительные тенденции в виде новых форм взаимодействия, распоряжения своим временем и ресурсами для себя в этом году открыл. [Опрос проводила компания Citymakers Петра Кудрявцева, которая также выступила как программная дирекция фестиваля].

Оказалось, несмотря на то, что две трети компаний перешли в онлайн, ценности и принципы работы не изменились: 50 процентов успеха по-прежнему составляет профессионализм, чуть менее – адекватное руководство. Производительность не изменилась, а у некоторых чуть снизилась. Главной точкой опоры большинство российских и зарубежных коллег считает семью и друзей. Ну а самым интригующим пунктом, наверное, стоит считать мнение 60 процентов респондентов об изменениях задач по проектированию в связи с возможной эпохой пандемий. Правда, как именно они будут меняться, не уточнялось.

В заключение – основной тезис конференции можно было бы сформулировать так: только здоровый человек в здоровой среде имеет больший шанс противостоять катаклизмам. Большинство спикеров не склонны верить в значительный отток населения из городов, дезурбанизацию и постапокалипсис. Напротив, если верить прогнозу ООН – население городов будет только увеличиваться, в результате чего вскоре две трети земли будут именно горожанами. Несмотря на издержки агрессивной среды, есть и преимущества: они заключаются в удовлетворении потребности в развитии и реализации, в выборе образа жизни, создание здоровых условий для которого – задача для архитекторов и градостроителей будущего.

30 Декабря 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.