Пост-комфортный город

С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Декабря 2020
mainImg
Еще в самом начале пандемии некоторые эксперты заговорили о закате моды на урбанизм и смене градостроительной повестки. Прошел год и, как своеобразный итог этих разговоров, состоялась ежегодная конференция Москомархитектуры «Комфортный город», которая была в свое время создана именно для того, чтобы транслировать урбанистическую повестку, в числе прочего, пропагандировать идею создания в городе пространств для прогулок, отдыха и общения.

Все ее дистанционные сессии так или иначе касались ковида – архитекторы рассказывали, как приспособились их бюро, как отреагировала городская среда. Возник даже новый термин – пост-комфортный, то есть нечто из другой реальности, за рамками привычной зоны комфорта, недавних ценностей и представлений, которые мы вкладывали в понятие комфортная среда. Стало очевидно, что ковид запустил, ну или по крайней мере заострил какие-то изменения в глобальных градостроительных трендах. Какие – пытались выяснить участники конференции.
Точка опоры 2020-2021 – ЗОЖ
Не будет большой натяжкой сказать, что почти все тренды, о которых спикеры говорили в связи с ковидом, лежат в плоскости экологии в самом широком смысле этого слова. Зарубежные коллеги любят начинать свои выступления с глобальных вещей – изменения климата, проблем бедности, постепенно сужая тему до ответственности отдельно взятого архитектора. В этом они, безусловно, правы, поскольку устойчивость индивида – города – мира к всевозможным катаклизмам представляет собой целостную систему. В ней одинаково важны экологичное поведение и образ жизни человека, экология городского развития и «зеленый» подход к ресурсам. Стремление к стабильности в условиях нестабильности – наверное, самое важное, что можно уловить в нынешней повестке, которая в очередной раз заостряет тему sustainability.

Роль отдельно взятого архитектора в этих глобальных поисках устойчивости не так уж мала. По мнению Якоба ван Рейса, партнера бюро MVRDV, архитекторы могут внести ощутимый вклад в такие сферы, как климат, ландшафт, миграция, здравоохранение, цифровизация. Они находятся в постоянном поиске способов, как влиять на город, изменять экологию, предоставлять людям больше возможности для здорового образа жизни, используя для этого самые разные инструменты. Как архитекторы могут работать, например, с информацией, Якоб ван Рейс рассказал на примере немецкого художника-акциониста Саймона Векерта: он возит за собой по улицам тележку со смартфонами, обманывая гугл карты и создавая пробки там, где их нет. Так при помощи информации художник дает возможность «отдохнуть» целой улице.
  • zooming
    © MVRDV
  • zooming
    © MVRDV

Сами MVRDV транслируют экологичное сознание на городское пространство буквально за порогом своего офиса в Роттердаме. Вместе они добились сужения проезжей части улицы, установили на ней быстровозводимые конструкции для кафе и озеленения, чтобы люди в пандемию могли больше времени проводить на свежем воздухе.

Вообще ЗОЖ можно было бы назвать главной точкой опоры в кризисные времена. Только хорошо забытое старое теперь обрело статус глобальной идеи и стало заботой не только отрасли здравоохранения, но и градостроителей. Как рассказала Марина Лепешкина, генеральный директор RTDA, по статистике ВОЗ половину успеха по части долголетия людей составляет не генетика, и не уровень загрязнения воздуха, а именно образ жизни – система движения, система питания и система психических реакций человека. И сегодня устойчивое городское развитие подразумевает непосредственное управление этими системами. Говоря о «городской экологии», продвинутые разработчики мастер-планов мыслят не мерками площади озеленения и мощения в проектах благоустройства: скорее это понятие суммирует стремление к созданию условий для ЗОЖ, основанное на анализе ежедневных жизненных циклов людей. Архитекторы и градостроители могут сподвигнуть горожан двигаться больше, а испытывать стресс реже.
  • zooming
    1 / 6
    © RTDA
  • zooming
    2 / 6
    © RTDA
  • zooming
    3 / 6
    © RTDA
  • zooming
    4 / 6
    © RTDA
  • zooming
    5 / 6
    © RTDA
  • zooming
    6 / 6
    © RTDA

Впрочем, бывает так, что под боком стадион и есть кроссовки, но это еще не значит, что человек выйдет и воспользуется инфраструктурой. К счастью, градостроительные тренды идут рука об руку с социальными изменениями, в частности, модой на ЗОЖ среди горожан, уверен главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. По его мнению, это не «заслуга» ковида: все, к чему эволюционируют города в своем развитии, существовало и до кризиса.

author photo

Пандемия породила много идей, связанных с городом будущего. Я считаю, что пока это просто некий вид развлечения. Мне кажется, все, что делалось в последние годы, вызвано цивилизационным развитием и движением людей к общим ценностям. За пеленой этих временных мер и опасений, которые развеются, когда пандемия сойдет на нет, важно вынести лучшее, что укрепляет правильные тренды и разрушает неправильные. Например, такие полезные привычки, как меньше перемещаться по городу без надобности, позволят в будущем быть устойчивее к такого рода кризисам.
Устойчивые города против катастроф
В чем же состоит эта формула sustainability, которая поможет, как сейсмически устойчивой архитектуре, пережить очередное землетрясение в виде нового локдауна? Суммируя выступления участников «Комфортного города», можно выделить четыре таких глобальных тренда: это гибкое использование территорий, правильное программирование, здоровый подход к архитектуре и разумное управление ресурсами.
© RTDA

Гибкость, наверное, наиболее часто встречающееся слово в контексте кризисных явлений. Именно это дает всевозможным системам, от города до отдельно взятого горожанина, жизненно важную способность перестраиваться под новые условия. Мы знаем пример пустующего Нью-Йорка, где в пандемию закрылись кафе и офисы, опустели улицы, но люди разъехались и продолжают работать по домам, как утверждают некоторые эксперты, даже с увеличением производительности труда. По мнению архитектора Николая Лызлова, перед городами стоит глобальная трансформационная задача, рожденная новым экономическим укладом.

author photo

С выносом больших производств в городах почти не осталось и больших трудовых коллективов. Потерялась главная мотивация крупных мегаполисов – необходимость решения больших общественных задач, требующих собираться толпами. Теперь все можно делать иначе. Впрочем, строительный комплекс не может себе позволить маневрировать, а должен идти только вперед. Это сейчас последний редут агломераций как явления. Других причин такого роста городов, наверное, нет…


Что сделает городские территории гибкими? Недостаточно просто образа, нарисованного даже самым талантливым архитектором, уверен основатель Citymakers Петр Кудрявцев. У места должна быть, прежде всего, социокультурная программа, и она должна быть в определенной мере прогностической, ориентированной на пользователей через 5-10 лет, когда появится застройка, а вместе с ней и новые функции. В этом и состоит «экологичное» пользование городскими пространствами, с разумными сценариями, которые и достаточно вариативны, и не пересыщены активностями. Программирование ложится в основу мастер-планов, а в основу самого программирования – междисциплинарные исследования со сбором данных и нанесением на карты структур и слоев городской ткани, которыми занимаются такие компании, как Habidatum.

«Здоровый» подход к архитектуре, о котором рассказал в своем выступлении Андрей Асадов – это еще одно толкование все того же экологичного подхода к среде. Архитектурное бюро Асадова построило множество знаковых медицинских объектов, которые, по словам архитектора, представляют собой «здоровую архитектуру в квадрате». Как все ноу-хау, «терапевтические» принципы среды тестируются в первую очередь в эксклюзивных форматах – больниц и медицинских центров, где само пространство должно «повышать иммунитет и работать на молекулярном уровне». Впрочем, они достаточно универсальны и могут быть масштабированы и на город. Создание дружелюбного, благотворно действующего пространства начинается с облика зданий и «зеленой» конструктивной схемы, и заканчивается островками зелени и комфортной акустикой внутри.
Международный медицинский кластер в Сколково
© Архитектурное бюро Асадова

Наконец, еще одна важнейшая тема – менеджмента ресурсов – в российской повестке звучит куда менее активно, чем, например, в европейской. Маркус Апенцеллер и Якоб ван Рейс уже сегодня говорят о перспективах трансформации всей строительной отрасли. Интересное замечание, со своей стороны, сделал архитектор Сергей Чобан относительно 99 процентов современных зданий. Он напомнил, что «слоеный пирог» оболочки домов всегда имеет уязвимую сердцевину, долговечность которой весьма спорна. Стоит помнить о том, что фасады, рожденные современной технологией, имеют ограниченный срок службы.
© HFF Architects


author photo

Сегодня технологии работают с «бутербродами» фасадов: есть более долговечная несущая часть, есть наименее исследованная с точки зрения долговечности теплоизоляционная часть – весь тот поролон, который находится под облицовкой. Когда современная архитектура пришла к тому, что разбила несущую часть и наружную, между ними стало возникать это слабое, уязвимое место. Но мы можем жить и с тем, чтобы менять фасады каждые 30-40 лет. Главное – сохранить заданное дизайн-кодом разнообразие, чтобы не возвратиться в панельный город одного большого фасада.
Пост архитекторы
Традиционно к конференции Москомархитектура сделала опрос – в этот раз он был, конечно, про ковид, точнее, про то, что позволяло архитекторам поддерживать себя и свое дело на плаву, кто какие положительные тенденции в виде новых форм взаимодействия, распоряжения своим временем и ресурсами для себя в этом году открыл. [Опрос проводила компания Citymakers Петра Кудрявцева, которая также выступила как программная дирекция фестиваля].

Оказалось, несмотря на то, что две трети компаний перешли в онлайн, ценности и принципы работы не изменились: 50 процентов успеха по-прежнему составляет профессионализм, чуть менее – адекватное руководство. Производительность не изменилась, а у некоторых чуть снизилась. Главной точкой опоры большинство российских и зарубежных коллег считает семью и друзей. Ну а самым интригующим пунктом, наверное, стоит считать мнение 60 процентов респондентов об изменениях задач по проектированию в связи с возможной эпохой пандемий. Правда, как именно они будут меняться, не уточнялось.

В заключение – основной тезис конференции можно было бы сформулировать так: только здоровый человек в здоровой среде имеет больший шанс противостоять катаклизмам. Большинство спикеров не склонны верить в значительный отток населения из городов, дезурбанизацию и постапокалипсис. Напротив, если верить прогнозу ООН – население городов будет только увеличиваться, в результате чего вскоре две трети земли будут именно горожанами. Несмотря на издержки агрессивной среды, есть и преимущества: они заключаются в удовлетворении потребности в развитии и реализации, в выборе образа жизни, создание здоровых условий для которого – задача для архитекторов и градостроителей будущего.

30 Декабря 2020

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.